+11 °С
Облачно
Все новости
Публицистика
16 Мая , 14:10

№5.2022. Виктор Начаров. Полвека с любимым клубом, или Уфимский феномен московского «Спартака»

В 2022 году еще несколько юбилеев: в январе – 50-летие моего «боления» за «Спартак» хоккейный, в июне столько же лет исполнится моей «привязанности» к «Спартаку» футбольному, а вот в апреле легендарный московский клуб отметит свое 100-летие.

№5.2022. Виктор Начаров. Полвека с любимым клубом, или  Уфимский феномен московского «Спартака»
№5.2022. Виктор Начаров. Полвека с любимым клубом, или Уфимский феномен московского «Спартака»

Виктор Начаров родился в г. Уфе. Окончил БГУ и БАГСУ. Работал на Уфимском агрегатном предприятии «Гидравлика». Последние 30 лет занимается страховым бизнесом.

ПОЛВЕКА С ЛЮБИМЫМ КЛУБОМ,

или

УФИМСКИЙ ФЕНОМЕН МОСКОВСКОГО «СПАРТАКА»

 

100-летию великого клуба посвящается

От автора

 

В 2021 году я отметил сразу несколько юбилеев: сначала в июне свое собственное 60-летие, в сентябре – 50-летие с того дня, как стал болеть за «Салават Юлаев», а в ноябре уже самому хоккейному клубу исполнилось 60 лет. В 2022 году еще несколько юбилеев: в январе – 50-летие моего «боления» за «Спартак» хоккейный, в июне столько же лет исполнится моей «привязанности» к «Спартаку» футбольному, а вот в апреле легендарный московский клуб отметит свое 100-летие.

Кроме того, вследствие возникшей после последнего матча «Спартак» (Москва) – ФК «Уфа» полемики футбольно-хоккейных функционеров (и не только их) относительно своих клубных предпочтений и способов их демонстрации, я задумался и о своем отношении к предмету спора.

В итоге получилась целая история, которая, возможно, и даст кому-то ответы на поставленные вопросы, а кому-то просто покажется интересной и занимательной.

Итак, обо всем по порядку.

Хоккейная прелюдия

 

Хоккеем я начал интересоваться где-то на два года раньше, чем футболом. Впервые увидел хоккей по телевизору весной 1969 года, и это были матчи чемпионата мира, который в очередной раз выиграла сборная СССР. Где проходил тот чемпионат, я не помню, основные его перипетии также не отложились в памяти. Но у меня был набор качественных цветных открыток, выпущенных после того первенства, с фотографиями и даже автографами наших хоккеистов, и многих из них я запомнил не только по фамилиям, но и в лицо. Особо отмечу две фамилии: защитник Валерий Никитин из воскресенского «Химика» и вратарь Виктор Зингер из московского «Спартака». Напомню, что Никитин через несколько лет стал тренером «Салавата Юлаева» и впервые в истории вывел наш клуб в высшую лигу. А вот Виктор Зингер… впрочем, не будем забегать вперед.

Весной 1970 года я уже более внимательно и осмысленно, чем год назад, просмотрел практически все транслировавшиеся матчи чемпионата мира по хоккею, проходившего тогда в Швеции: опять победила наша сборная! Кстати, в это же время мой отец, инженер одного из уфимских заводов, в составе делегации технических специалистов из Башкирии находился в служебной командировке по обмену опытом в этой стране (потом они еще побывали в Дании), и их группа посетила один из матчей того первенства.

А с осени того же 1970 года стал регулярно смотреть телетрансляции матчей первенства страны по хоккею в высшей лиге, но долго, больше года, никак не мог определиться с командой, за которую болел бы. Сначала пытался «болеть» за московское «Динамо», за клуб тогда выступали молодые, но уже знаменитые Александр Мальцев и Валерий Васильев, но так до конца почему-то не прикипел к этой команде.

С сентября 1971 года я стал заниматься хоккеем в юлаевской ДЮСШ, где тренер, изучив мои физические кондиции, предложил мне стать вратарем. Я не возражал, потому что на этой позиции от меня было гораздо больше толку и, более того, вратарям, в отличие от полевых игроков, выдавался полный комплект формы и защитной амуниции, что для мальчишки было немаловажно. Не выдавали только вратарские клюшки – их просто не было, ограничивались в лучшем случае либо сломанными «огрызками» вратарских клюшек, списанными из команды мастеров, либо использовались обычные клюшки.

Одновременно с началом занятий в хоккейной секции я стал посещать домашние матчи «Салавата Юлаева» и, понятное дело, стал болеть за наш клуб. Но уфимская команда выступала тогда в первой лиге, звезд с неба не хватала и была, что называется, крепким середнячком. В этой ситуации мне ничего не оставалось, как найти свою любимую команду и в высшей лиге!

Зимние каникулы в январе 1972 года мы с отцом провели в Минске, где гостили у его старшего брата (подробнее о дяде Володе я расскажу уже в «футбольной» части моего повествования). В Минске отец купил мне хоккейный шлем и… настоящую вратарскую клюшку весом килограмма в три. Возвращались мы домой через Москву и в зале ожидания аэропорта «Внуково» столкнулись с командой московского «Спартака», вылетавшую на матч в Челябинск с местным «Трактором». Я был в полной растерянности: Старшинов, Якушев, Зимин, Шадрин, Паладьев и… вышеупомянутый Виктор Зингер! Увидев у меня вратарскую клюшку, он на полном серьезе, как мне тогда показалось, предложил продать ее ему. Я гордо отказался от этого предложения, сказав, что она нужна мне самому, так как я сам вратарь и занимаюсь в хоккейной секции. Тогда Зингер вытащил из рюкзака свою вратарскую маску и подарил ее мне! У меня была своя маска, они продавались свободно в магазине «Пионер» в Уфе, но эта была фирменная маска черного цвета, да еще от чемпиона мира и Олимпийских игр! Подошли другие игроки «Спартака», и кто-то из них в шутку пожелал: «Надеемся, когда ты подрастешь, ваш «Салават Юлаев» будет уже играть в высшей лиге, ты будешь защищать ворота, мы приедем к вам в Уфу и встретимся с тобой на льду!» Надо ли мне объяснять, что с этого момента я наконец-то нашел «свою» хоккейную команду уже и в высшей лиге и стал болеть за московский «Спартак»!

Тогда разделить свои хоккейные предпочтения уфимскому болельщику было проще простого: «Спартак» выступал в высшей лиге, а «Салават» –  в первой! Команды долго еще не пересекались на льду…

Защищать ворота команды мастеров «Салавата Юлаева» мне, конечно же, не довелось. Через полгода у меня обнаружили сколиоз позвоночника, и хоккей пришлось оставить. Больше года я занимался специальной гимнастикой в лечебно-физкультурном диспансере. Свою вратарскую клюшку я подарил соседу по дому дяде Юре. Тот, работая инструктором по физкультуре и спорту на каком-то заводе, одновременно тренировал хоккейную команду этого завода, выступавшую то ли в первенстве Башкирии, то ли Уфы, и давно выпрашивал у меня эту клюшку.

А «Салават Юлаев» действительно через несколько лет, в 1978 году, вышел впервые в высшую лигу, принимал московский «Спартак» на своем льду и… разгромил его со счетом 9:5.

К тому времени в приоритете у меня уже был футбол, я был увлечен им настолько, что хоккейные дела отошли на второй план. Тем не менее до середины 80-х годов, когда наша команда курсировала между высшей и первой лигами, посещал практически все домашние матчи «Салавата Юлаева». При этом продолжал болеть за обе команды, но, если они встречались между собой, болел за клуб из родного города.

Хоккейные матчи уже давно не посещаю, но продолжаю следить за командами: радовался успехам «Салавата Юлаева» 2008 и 2011 годов и сожалею о том, что «Спартак» затерялся где-то на периферии КХЛ.

На этом о хоккее все, переходим к футболу!

 

Уфа – 1972

 

Я с хронологической точностью помню первые три футбольных матча, которые посмотрел. Самый первый – в декабре 1970 года – дополнительный матч за звание чемпиона СССР между московскими ЦСКА и «Динамо». Второй – прощальный матч знаменитого вратаря Льва Яшина (сборная «Динамо» – сборная звезд мирового футбола), состоявшийся в мае 1971 года.

Если оба этих матча я смотрел по телевизору, то третий матч почтил своим личным присутствием. Правда, это памятное событие произошло только через год, летом 1972 года, но зато в моем родном городе…

К этому времени я еще прочно «сидел» на хоккее, футбол меня как-то пока не цеплял. Нет, я знал названия всех клубов, игравших в высшей лиге, их достижения, турнирное положение, фамилии ведущих игроков, поскольку регулярно читал спортивную прессу, у меня были какие-то футбольные справочники и даже книги. Сам играл во дворе в футбол, но футбольные телетрансляции почему-то не смотрел.

Начались летние каникулы, целыми днями торчал с друзьями во дворе, и в какой-то из этих дней меня подозвал сосед дядя Юра, тот самый, которому я подарил недавно вратарскую клюшку. Видимо, желая меня отблагодарить за ту клюшку, спросил, не хочу ли я сходить с ним на футбол: в городском спорткомитете (располагавшемся, кстати, тогда в соседнем доме) ему дали пригласительный билет на два лица на матч «Строитель» (Уфа) – «Спартак» (Москва) (?!). Конечно, я с радостью согласился.

Однако в день матча, за несколько часов до его начала, вдруг звонок в дверь, открываю – там дядя Юра. Он протягивает пригласительный билет и, стараясь не смотреть мне в глаза, говорит, что идти на футбол не сможет: мол, сходи один или возьми кого-нибудь из друзей! Я вижу в руках у дяди Юры бутылку шампанского, и пока мы с ним разговариваем, замечаю, что в его однушку (мы жили с ним на одной лестничной площадке на четвертом этаже) протискивается женская фигура.

Все понятно! Быстро соображаю: как мне поступить? Во-первых, нужно немедленно уйти из дома, скоро придут с работы родители и далеко не факт, что они меня отпустят на футбол одного, без дяди Юры! Во-вторых, нужно срочно найти мне в попутчики кого-нибудь из пацанов!

Выхожу из подъезда, и первым, кого встречаю во дворе, оказался Сашка Кознов, парнишка на два года младше меня, из дома напротив.

 Предложил идти со мной на футбол, но по его испуганным глазам тут же понимаю, что обратился не адресу. Не дожидаясь Сашкиного ответа и не увидев больше во дворе никого из друзей-знакомых, решаю идти на футбол один и бегу в сторону остановки.

 Дойдя до дома, находящегося напротив остановки «Госцирк», вдруг встречаю выходящего из подъезда Юрку Федорова. Он жил как раз в этом доме, на втором этаже, прямо над кафе «Космос», располагавшемся там тогда. Мы учились в параллельных классах, были знакомы, но почти не общались. Не раздумывая, предложил ему пойти со мной на футбол. Юрка, также не раздумывая, согласился и, более того, как мне показалось, обрадовался. Правда, тут же, помрачнев, сказал, что у него нет денег. Я успокоил его: денег за билет и не нужно, так как у нас бесплатный пригласительный, а на мелкие расходы мне еще накануне дали родители. В общем, и на проезд, и даже на газировку с мороженым или пирожок, если все это там продают, нам хватит.

Кстати, о трафике. Выяснилось: ни я, ни Юрка не знали, как добраться до стадиона, и вообще никто из нас никогда не был в Черниковке. Но, увидев в витрине газетного киоска на остановке карту Уфы, я принялся быстро ее изучать: на ней были отмечены различными цветами маршруты городского транспорта. Юрка же поступил иначе: он просто опрашивал водителей останавливающихся автобусов, доедем ли мы на нем до стадиона «Строитель». Когда водитель третьего или четвертого автобуса ответил утвердительно, мы быстро запрыгнули в него.

Всю дорогу мы с Юркой обменивались, а точнее соревновались своими знаниями на различные футбольные темы. Меня удивило, что Юрка хорошо разбирается в том числе и в зарубежном футболе, знает ведущие клубы, игроков, от него я тогда же впервые услышал настоящее имя Пеле. Меня этот факт несколько уязвил, сам-то я начал интересоваться мировым футболом только года через два после чемпионата мира 1974 года в ФРГ.

...Сам матч почти не помню, посмотреть его толком не удалось. Я впервые был на футбольном матче, атмосфера стадиона была непривычной. Пригласительный билет был у нас без места, помню, мы стояли, прижавшись к бетонному забору на самом верху, сразу за последним рядом боковой трибуны. Народу было много, все постоянно вскакивали со своих мест и закрывали и без того небольшой обзор. Из состава «Спартака» запомнил только Геннадия Логофета, Виктора Папаева и самого именитого тогда спартаковца Галимзяна Хусаинова, заканчивающего уже игровую карьеру. Кого-либо из игроков уфимского «Строителя» я, к своему стыду, тогда не знал вообще. «Спартак» выиграл 3:0, и один мяч (по-моему, последний) в ворота «Строителя» забил как раз Хусаинов.

Я тогда не задавался вопросом, с чего это вдруг ведущая команда высшей лиги приехала в футбольную провинцию на игру с командой второй лиги. Ответ получил относительно недавно из книги воспоминаний основателя и легенды «Спартака» Николая Петровича Старостина. Оказывается, в те годы по решению властей для развития футбола в регионах действовала специальная программа, согласно которой команды высшей лиги обязаны были провести несколько показательных матчей за сезон с местными региональными клубами…

Выйдя со стадиона, говорю Юрке, как было бы здорово, если бы уфимская футбольная команда играла в высшей лиге! «Когда-нибудь так и будет!» – уверенно ответил Юрка… Ждать этого пришлось более сорока лет. Юрка не дождался…

В общем, с того июньского дня «официально» считаю себя болельщиком футбольного «Спартака». При этом не могу сказать, что окончательно тогда увлекся футболом. Тот 1972 год был насыщенным на спортивные события. Помимо Олимпиад – зимней в Саппоро и летней в Мюнхене, в сентябре прошла знаменитая хоккейная суперсерия СССР – Канада. Словом, было на что посмотреть и кроме футбола. Кстати, почти сразу после матча «Спартака» со «Строителем» прошла финальная стадия чемпионата Европы по футболу, где наша сборная дошла до финала, но я почему-то не смотрел эти трансляции. И вообще, в том футбольном сезоне я не посмотрел больше ни одного матча, но продолжал из прессы следить за ходом первенства СССР и результатами «Спартака» особенно пристально. К сожалению, «Спартак» занял тогда в итоге только 11-е место из 16 команд высшей лиги, но при этом защитник Евгений Ловчев (известный ныне футбольный ТВ-эксперт) стал лучшим футболистом СССР.

Но вот со следующего, 1973 года, как только началось первенство страны, я стал смотреть все футбольные телетрансляции. А с тем же Юркой Федоровым мы время от времени стали ездить на уже известный нам стадион «Строитель» на матчи одноименной уфимской команды.

 

Минск – 1973

 

 Футбольное межсезонье 1972–1973 годов я плодотворно использовал как время для повышения своего футбольного самообразования. Регулярно читал спортивные рубрики газет, которые выписывали мои родители, сам начал выписывать журнал «Спортивные игры», где материалы о футболе занимали значительное место. Каждую среду бегал в киоск «Союзпечати» на остановке «Госцирк» за свежим номером еженедельника «Футбол-Хоккей». На это популярнейшее издание невозможно было тогда подписаться.

Кроме того, начал собирать футбольную библиотеку. В газете «Пионерская правда», которую я тогда также выписывал, регулярно давалась информация о новинках спортивной литературы, которую можно было заказать наложенным платежом в московском магазине «Спортивная книга». Родители всегда и в необходимом размере оплачивали мои заказы в этом магазине. Таким образом, у меня появилась футбольная литература, в том числе и несколько книг, связанных со «Спартаком»: о его истории, наиболее выдающихся игроках и т. п. Те первые книги в моей футбольной библиотеке не сохранились: тогда я придерживался принципа – прочел сам, дай почитать своему товарищу. Мой товарищ передавал книгу уже своему товарищу; в итоге мне ничего не возвращалось. Впоследствии тем не менее мне удалось собрать довольно приличную спортивную библиотеку, в основном футбольную и большей частью «спартаковскую». Это не только книги собственно о клубе, но и футбольные мемуары наиболее известных спартаковцев. Библиотека постоянно пополняется…

Будучи хорошо «теоретически» подготовленным болельщиком, с нетерпением ждал начала очередного футбольного первенства, стартовавшего традиционно в апреле. И уже вполне осознанно, как спартаковский болельщик, смотрел все футбольные телетрансляции…

В июне того 1973 года мы с отцом в очередной раз поехали в Минск в гости к его старшему брату дяде Володе, о котором я уже упоминал. Дядя Володя, по рождению уфимец, отслужив на флоте, окончил с отличием Уфимский строительный техникум. Как отличник учебы, получил направление на льготное поступление в Киевский инженерно-строительный институт, окончил его, женился на однокурснице и вместе с ней получил распределение в Минск. Так он и оказался в этом городе и прожил там всю жизнь, часто приезжая в родную Уфу, да и мы иногда гостили у него в Минске. Кстати говоря, дядя Володя был известным архитектором, автором проектов уже построенных к тому времени в столице Белоруссии гостиниц «Интурист» и «Юбилейная». В Уфе тоже есть объекты, к которым дядя Володя приложил руку, учась еще в Уфимском строительном техникуме. Он соавтор проектов входной группы сада имени Аксакова на улице Пушкина и колоннады главного корпуса Башгосуниверситета. Однако вернемся к футболу…

Учась в Киеве, дядя Володя увлекся футболом и стал болеть за киевское «Динамо». Любовь к этой команде он пронес через всю жизнь.

Ко времени описываемых событий минчане уже играли в высшей лиге, но очень нестабильно, всегда были на грани вылета и в том же 1973 году снова вылетели в первую лигу. Звездный час минчан настал только через девять лет, когда белорусская команда впервые (и в единственный раз) стала чемпионом СССР. Помните такие фамилии: Алейников, Гоцманов, Гуринович, Курненин? А их тренера Эдуарда Малофеева? Забегая вперед, скажу, что мне удалось в том чемпионском для минчан сезоне 1982 года посетить один из матчей с их участием. Впрочем, мы заглянули в будущее. Пока же возвращаемся в июнь 1973 года, в город Минск…

Приехав в столицу Белоруссии, я с великой радостью узнаю, что через несколько дней в очередном календарном матче первенства СССР минское «Динамо» принимает (!) московский «Спартак». Эта весть оказалась для меня сюрпризом: я не изучал тогда заранее календарь первенства на несколько туров вперед, следил в лучшем случае за расписанием футбольных матчей из телепрограммы на следующую неделю и, выезжая в Минск, не знал о таком «подарке судьбы». Конечно же, мы договорились с дядей Володей, что сходим с ним на этот матч.

Эти несколько дней длились, как мне казалось, целую вечность. Я с нетерпением ждал матча, и ничего другое меня не интересовало, хотя в Минске было на что посмотреть и куда, помимо футбола, сходить. Я предложил дяде Володе купить заранее билеты, на что он ответил: это не проблема, купим непосредственно перед матчем на стадионе. Я все равно волновался и не находил себе покоя, представляя, как в страшном сне, что мы приходим на стадион, а билетов нет.

Проснувшись утром в день матча, я с ужасом увидел, что за окном разыгрался сильнейший ливень. Дождь с разной интенсивностью шел, не переставая, весь день…

На футбол в итоге мы не пошли. Что творилось тогда со мной, не передать словами. Пишу эти строки и вдруг обнаруживаю, что за прошедшие полвека все мои тогдашние эмоции никуда не делись: они и сейчас сидят во мне! До сих пор обидно от того, что мне случайно, в общем-то, выпала счастливая возможность посетить в самом начале моей только начавшейся карьеры футбольного болельщика матч своей любимой команды, а я ее не использовал.

...Тем не менее через несколько дней, 24 июня 1973 года, в день, когда мне исполнилось 12 лет, состоялось «историческое» для меня событие: я впервые посетил футбольный матч между командами высшей лиги. Минское «Динамо» принимало «Динамо» киевское. Погода полностью реабилитировала себя, воскресный день был очень солнечным.

Я хорошо помню тот матч, а фамилии киевских футболистов были мне уже известны. Рудаков, Матвиенко, Решко, Колотов, Мунтян, Веремеев, Онищенко, Блохин – через два года эти футболисты впервые в клубной истории СССР выиграют сначала Кубок обладателей Кубков, а затем, обыграв в двух матчах знаменитую мюнхенскую «Баварию», и Суперкубок. Евгений Рудаков был тогда основным вратарем сборной СССР. Перед матчем по стадиону объявили, что ему присвоено звание заслуженного мастера спорта. Рудаков «отпраздновал» это событие… своим удалением за пререкания с судьей в конце первого или начале второго тайма. Олег Блохин уже пребывал в статусе лучшего бомбардира первенства страны и потом еще много лет не уступал никому этого титула. Он играл на левом фланге, и в течение первого тайма мне хорошо были видны его действия: часто уходил по бровке в отрыв, и я восхищался его скоростью!

В составе минчан был только один известный футболист, Эдуард Малофеев. Так же, как и киевлянин Рудаков, заслуженный мастер спорта, он заканчивал тогда карьеру игрока. Его звездный час уже как тренера наступил через девять лет, когда минское «Динамо» впервые и в единственный раз в своей истории стало чемпионом страны. В том матче с киевлянами участвовали и другие будущие чемпионы СССР: Михаил Вергеенко и Александр Прокопенко.

Игра в основное время закончилась со счетом 0:0, а по пенальти (в том сезоне в случае ничейного результата победитель определялся в серии послематчевых пенальти) победили киевляне.

Конечно, посещение того матча, да еще в собственный день рождения, было для меня незабываемым событием. Но я до сих пор сожалею, что этим событием не стал для меня матч с участием московского «Спартака»!

Я тогда еще не знал, что до очной встречи (уфимский матч «Спартака» в расчет не беру: я тогда еще не был сформировавшимся болельщиком, да и сам матч был неофициальным) с моим любимым клубом оставалось еще долгих восемь лет…

 

 

Москва – 1981

 

Да, еще целых восемь лет мне пришлось ждать тот день, когда я, наконец, смог посетить матч «Спартака». За это время мой любимый клуб прошел путь, полный драматических коллизий: «серебро» 1974-го – срежиссированный конкурентами вылет из высшей лиги в 76-м – быстрый камбэк – чемпионский триумф 1979 года. Практически полностью обновился состав: ушли Ловчев, Прохоров, Папаев, пришли Дасаев, Романцев, Гаврилов, начали свою карьеру собственные воспитанники – Родионов и Черенков. Место на тренерском мостике занял на долгие годы Константин Бесков. Команда при нем стабильно занимала призовые места в чемпионатах, а в 1987 году снова стала чемпионом СССР.

Само собой разумеется, я пристально следил за командой, даже когда она провела сезон в первой лиге, с интересом наблюдал за ее возрождением, за прогрессирующими от игры к игре клубными новобранцами и окончательно поверил в то, что мой «Спартак» прочно и надолго занял место в футбольной элите страны.

В сентябре 1981 года я в компании еще двух своих университетских сокурсников оказался в Москве. Денег, заработанных каждым из нас за стройотрядовское лето, было достаточно для обширной культурной программы в столице. Мы приобрели десятидневные путевки и жили в гостиничном комплексе «Измайлово», введенном в строй к Олимпиаде-80. Тур включал в себя различные экскурсии, посещение музеев и т. д., и мы осматривали московские достопримечательности организованно, вместе с группой. Но вечерами действовали по индивидуальной программе. Посмотрели пару спектаклей в известных московских театрах и три раза побывали на футбольных матчах. И каких!

У меня сохранились программки этих матчей, поэтому поделюсь воспоминаниями о каждом из них с хронологической точностью.

Шестнадцатого сентября 1981 года я впервые в жизни посетил матч на кубок УЕФА (теперь – Лига Европы) по футболу между командами «Спартак» (Москва) — «Брюгге» (Бельгия), 22 сентября отборочный матч молодежного чемпионата Европы между сборными СССР и Турции, а 23 сентября — отборочный матч чемпионата мира уже между первыми сборными этих стран. Чем не тройной  дебют: в чемпионате страны я, как вы помните, «дебютировал» еще восемь лет назад!

Так вот, в сентябре восемьдесят первого я наконец-то попал на игру своего «Спартака», и судьба, словно в качестве компенсации за долгое ожидание очной встречи с любимой командой, подарила мне опцию присутствия на международном матче.

Игра проходила на главном тогда в стране стадионе в Лужниках, где «Спартак» проводил домашние матчи. Стадион, конечно, произвел на меня впечатление, но прежде всего своими размерами и какой-то помпезностью, а не удобством с точки зрения просмотра игры. В том матче наши места были за воротами, напротив огромного табло, оставшегося с Олимпиады: было как-то неуютно. Но теперь, побывав за эти годы в Лужниках еще несколько раз и посидев на разных ярусах центральных трибун, понимаю, что в первый раз у меня было лучшее, как ни странно, для обзора место. Правда, не знаю, как там сейчас, после реконструкции стадиона к ЧМ 2018 года, когда убрали беговую дорожку.

«Спартак» уверенно выиграл со счетом 3:1, в составе были все ключевые на тот период футболисты. Уже набрало силу фанатское движение «Спартака», пока еще без файеров и постоянного шума, но с кричалками и клубной атрибутикой в виде красно-белых шарфов и спортивных шапочек. В основном это движение представляли тогда молодые люди до 20 лет, и среди них было много школьников. Запомнилось, что у них были демонстративно повязаны красные пионерские галстуки, с воткнутыми в один из концов белыми ленточками, а у некоторых девчонок и косички были заплетены красно-белыми бантами. Кричалки продолжались и после матча на выходе из стадиона по пути к станции метро «Спортивная». А ворвавшись на станцию, фанаты устроили массовое бросание монет вниз по желобам перил эскалатора: таковым, видимо, был послепобедный ритуал. Не успокаивались они, и сев в вагоны метро, при этом нельзя сказать, что вели себя агрессивно, скорее старались привлечь к себе внимание...

Матч между молодежными сборными СССР – Турция проходил уже на стадионе «Динамо». Я впервые, как и «Лужники» накануне, посетил тогда этот старейший стадион Москвы: мне показалось, что он более приспособлен для просмотра футбольных матчей.

Наша сборная выиграла этот матч с минимальным счетом 1:0, но сама игра была какой-то невыразительной, без особой борьбы и по-настоящему острых моментов. Фамилии молодых футболистов, кроме «возрастного» тбилисского динамовца Владимира Гуцаева, призванного в «молодежку» для усиления, и, само собой, спартаковцев: вратаря Алексея Прудникова и нападающего Сергея Родионова, ни о чем мне тогда не говорили. Прудников был дублером Дасаева и несколько лет, пока не перешел в московское «Динамо», стабильно «полировал» скамейку запасных «Спартака», а Родионов также стабильно играл в основном составе команды: несколько дней назад мы его видели в матче с бельгийским «Брюгге».

Словно в подтверждение моего впечатления о «невыразительности» и спокойном течении матча, хорошо отложились в памяти два курьезных момента. Сначала на поле откуда-то выбежала здоровая дворняга и, пока ее не прогнали, успела сделать несколько «дриблингов», облаивая по пути всех встретившихся ей футболистов. А затем в углу штрафной площадки нашей сборной вдруг приземлилась невесть откуда прилетевшая…чайка и, несмотря на усилия Прудникова, не покидала свой «насест» несколько минут до тех пор, пока игра, наконец, ненадолго не переместилась на нашу половину поля.

 На выходе с трибуны, проходя мимо ВИП-ложи стадиона, увидели Льва Яшина и комментатора Николая Озерова. Быстро сообразив, сунул кому-то из них программку матча с ручкой (всегда была при мне: делал пометки по ходу матча) и взял у обоих автографы!

Отдельного и подробного рассказа заслуживает и наше посещение матча сборных СССР и Турции через несколько дней в тех же Лужниках. В тот день мы решили с ребятами прогуляться по центру Москвы и за несколько часов до начала матча, сразу после обеда, выехали из гостиницы. Побывали с экскурсией в Кремле, прогулялись по Красной площади и зашли в ГУМ.

Бегло прошлись по универмагу и в секции кожгалантерии увидели желто-коричневые портфели из крокодиловой кожи с двумя медными замками и несколькими объемными отделениями внутри. С подобным портфелем герой Андрея Мягкова из «Иронии судьбы» отправился сначала в баню (туда уместился даже березовый веник!), а затем в Петербург-Ленинград. В то время у нас, студентов, выходили из моды кейсы-дипломаты (такие черные, из пластика или кожзаменителя мини-чемоданы, помните?), и многие мечтали именно о таких портфелях. Конечно, каждый из нас купил себе портфель. В том же ГУМе приобрели по складному мужскому японскому зонту фирмы «Три слона», которые тогда как раз появились и были нарасхват. В музыкальном отделе увидели только что выпущенный фирмой «Мелодия» посмертный диск-гигант Высоцкого, который тот записал за пару месяцев до своего ухода в телецентре «Останкино». Все это: зонт и диск – каждый погрузил в свой также только что купленный портфель, и, наконец, наша троица покинула главный магазин страны.

Довольные фланируем вверх по московскому «бродвею» — улице Горького. По пути попадается магазин «Российские вина», не сговариваясь, заходим, и…каждый покупает по две бутылки дефицитного венгерского токайского крепленого вина, только что «выброшенного» на прилавок. Складируя вино в свои портфели, договариваемся, что по бутылке на брата оприходуем после футбола в гостинице на ужин и по бутылке каждый привезет к себе домой в качестве подарка близким! Смотрим на часы и понимаем, что вернуться в гостиницу, дабы отвезти портфели со всем их содержимым, уже не успеваем. Спускаемся на «Пушкинской» в метро и едем до «Спортивной» в Лужники.

Я не знаю, пропускали ли тогда на футбол болельщиков с вещами, да еще такими громоздкими, как у нас. Но в нашем случае все произошло до банального просто. На входе в нужный нам сектор старший милицейского наряда, еще издали увидав нашу троицу с пухлыми портфелями, видимо, решил, что мы только что с поезда: специально приехали на футбол. Как только подошли к нему, он вдруг спросил, из каких мы краев. Услышав, что из Уфы, сказал, что мы земляки, поскольку он сам из Туймазов. Досматривать нас не стали, более того, сержант подробно объяснил, как пройти на наши места.

А места были на центральной трибуне, почти в середине, но на довольно высоком ярусе. Наблюдать за игрой было не то что неудобно, но как-то непривычно. При этом ближний от нас край поля практически не просматривался.

Сборную возглавлял тогда спартаковский тренер Бесков, но в основном составе клуб был представлен только двумя футболистами: Ринатом Дасаевым и Юрием Гавриловым. Преимущество нашей команды было неоспоримым, к концу первого тайма счет был уже 3:0. Лучшим игроком в той игре я считаю Юрия Гаврилова. Тот действовал как заправский диспетчер (плеймейкер, по-современному), выводил Олега Блохина и других нападающих на острие атаки, сам брал на себя инициативу. С гордостью отмечал про себя, что он – спартаковец.

К началу второго тайма похолодало, переглянулись с ребятами, и я, так как сидел в середине между ними, первым потянулся к стоящему в ногах портфелю. Стакана не было, в токайском – пробка, нужен штопор, попытался протолкнуть ее пальцем внутрь – никак, квартирным ключом – только раскрошил. Тут кто-то похлопал меня сзади по плечу, поворачиваюсь, вижу мужика лет сорока, сидящего прямо за нами. Мужик без слов, жестом показывает мне: дай, мол, я открою. На свой страх и риск, под неодобрительные взгляды ребят передаю бутылку мужику. Тот тут же, на раз-два, широкой своей ладонью вдарил по днищу бутылки – пробка вылетела наполовину, и ее уже можно было достать рукой! Мужик протирает рукавом своей куртки горлышко бутылки и возвращает ее мне. Да за кого он меня принимает? Давай, друг, начинай первым! Мужик невозмутимо пожимает плечами, прикладывается на несколько секунд к горлышку и отдает бутылку мне. Прикладываюсь я, передаю ребятам: одна бутылка «уговорена»! Достаю следующую, тот мужик снова открывает ее, вдруг у кого-то еще из сидящих вокруг мужиков оказывается картонный стакан то ли из-под мороженого, то ли из-под лимонада, у кого-то шоколадный батон. В общем, все шесть бутылок «Токая» ушли на «ура» при помощи семи-восьми болельщиков сборной СССР, кому повезло тогда находиться на трибуне рядом с нами! Ради победы нашей сборной ничего не жалко! Турки были побеждены со счетом 4:0, и наша команда досрочно вышла из отборочной группы в финал чемпионата мира, который прошел в следующем году в Испании! Страна ждала этого события целых двенадцать лет!

Московские мужики удивлялись тогда, как нам удалось пронести спиртное на стадион, я же в свою очередь недоумевал: а разве это проблема? В Уфе на матчах «Гастелло» на одноименном стадионе, которые мы время от времени посещали с Юркой Федоровым, многие мужики-работяги с УМПО и других черниковских заводов (кому это было, конечно, нужно) всегда приходили «затаренные», при этом никто никогда не напивался и вел себя на трибунах подобающе. Немногочисленные в то время милиционеры все, естественно, видели, но не обращали на это без необходимости особого внимания. А после матча по трибунам ходили откуда-то взявшиеся бабушки и собирали «пушнину» на вполне приличную, думаю, для них сумму. Правда, в дни матчей не отпускалось спиртное в близлежащем магазине на гастелловском трамвайном кольце, но разве это был единственный в городе магазин?

…После матча по выходу из стадиона сразу начался дождь, и нам уже пригодились купленные в тот день японские зонты. Станция метро «Спортивная» была закрыта, долго шли пешком до следующей станции, а дождь лил все время! В общем, пригодились все покупки, приобретенные в тот день, негде было только послушать пластинку Высоцкого!

Кстати, тот зонт, с одной сломанной спицей и без отвалившегося от времени наконечника, где-то валяется до сих пор в доме, на антресолях. А портфель, служивший мне потом еще долго, пылится в гараже: цел и невредим, но уже не в тренде!

 

Москва – 1991

 

После окончания университета я «инженерил» на одном из крупных уфимских заводов и начиная с 1984 года стал ездить в командировки, в основном в Москву. Если была возможность, старался планировать поездки так, чтобы совместить деловую часть с посещением матчей «Спартака». Получалось так далеко не всегда, но за описываемый период мне удалось посетить шесть-семь матчей «Спартака». Впрочем, как минимум по разу побывал и на матчах других московских команд: ЦСКА, «Динамо» и «Торпедо», которое в настоящее время, к моему глубокому сожалению, уже давно и прочно обосновалось в первом российском дивизионе. Довелось даже как-то посетить стадион в Черкизово, где игравший тогда в первой лиге «Локомотив» принимал киевское «Динамо» в кубковом матче.

Скажу честно, ходить на матчи любимой команды – это одно, а вот на футбол ради футбола… Думаю, меня хорошо поймет любой болельщик со стажем, «привязанный» к какому-либо конкретному клубу. И до сих пор, если я и смотрю телетрансляции матчей других команд, то это либо еврокубки, либо топовые матчи первенства страны. Я не футбольный тренер или эксперт, мне не нужно изучать игровую тактику этих клубов, да и в жизни много других, помимо футбола, увлечений, и на все это нужно время! В принципе, я обычный болельщик, и мне достаточно своей футбольной квалификации, чтобы оценивать игру других команд в их очном противостоянии с моим любимым «Спартаком»!

Во второй половине 80-х годов «Спартак» продолжал оставаться одним из ведущих клубов и еще дважды, в 1987 и 1989 годах, становился чемпионом страны.

В начале этого повествования я поведал о первых трех футбольных матчах в моей жизни, которые довелось посмотреть, а сейчас в хронологическом порядке расскажу о трех последних матчах, которые я видел очно с трибун стадионов в Москве и… Уфе в 1991 году, в последний год существования СССР.

...Последний матч «Спартака» в Москве советского периода мне довелось посмотреть пятого июня 1991 года при следующих обстоятельствах. Пишу, как в милицейском протоколе, но происшедшая тогда со мной история, хотя и закончилась, слава богу, благополучно, вполне укладывается если не в детективный, то, по крайней мере, в приключенческий жанр.

Накануне «образовалась» срочная командировка в Москву. Исходя из командировочного задания, решил, что для его выполнения мне будет достаточно одного рабочего дня: первым рейсом вылетаю туда, последним – оттуда. Такую «дорожную карту» я практиковал время от времени, когда задание было относительно несложным: что-то отвезти-привезти, переговорить-согласовать-завизировать и т. п. Меня это вполне устраивало: не нужно было искать гостиницу, да и не любил никогда без необходимости долго пребывать в чужом городе.

В общем, прилетел к началу рабочего дня по московскому времени, выполнил в полном объеме все командировочные дела, пообедал, прогулялся по центру, традиционно купив себе три или четыре бутылки пепси-колы, а жене несколько пакетиков обожаемых ею чипсов московского производства по пятнадцать копеек за пакет. Сел в метро, начал трансфер в аэропорт.

В те годы можно было добраться в нужный аэропорт, используя для транзита аэровокзал, находящийся в центре Москвы, на Ленинградском проспекте. Если позволяло время, так было гораздо удобнее, чем ехать напрямую в любой из четырех аэропортов. На аэровокзале можно было зарегистрироваться на нужный рейс, сдать багаж, пройти досмотр, сесть в «Икарус», следующий через всю Москву (в то время пробок не было даже в Москве!), и доехать на нем прямо до летного поля аэропорта «Домодедово», то есть практически до трапа самолета. Я обычно доезжал на метро до станции «Динамо», садился в маршрутный микроавтобус, остановка которого была прямо у выхода со станции, и за 8–10 минут добирался до аэровокзала. Там проходил все предполетные процедуры и еще успевал поужинать в ресторане. Я и в этот раз так и собирался поступить.

Но выбравшись на станции «Динамо» на поверхность, вдруг в противоположной от автобусной остановки стороне вижу толпу людей, направляющуюся в сторону Петровского парка, где располагается динамовский стадион. Узнаю, в чем дело: оказывается сегодня матч «Динамо» – «Спартак» (!). Удивляюсь, почему я этого не знал заранее: списываю на «незапланированность» командировки и срочные сборы накануне. Смотрю на часы: 18:45, через 15 минут начало матча. Быстро прикидываю, что как минимум первый тайм успею посмотреть, а потом – на аэровокзал, сразу без запланированного ужина в ресторане на регистрацию и в аэропорт. Пока стоял в кассе за билетом и протискивался на свое место, динамовцы уже успели первыми забить гол.

Ворота «Спартака» защищал Станислав Черчесов, играли молодые Валерий Карпин, Александр Мостовой, Игорь Шалимов, и уже третий сезон тренировал команду Олег Романцев. Закончился первый тайм, спартаковцы все время давили, пытались отыграться, гол назревал, и я решил задержаться еще минут на пятнадцать во втором тайме. Едва начался тайм, как спартаковцы тут же сравняли счет. Я посидел еще минут пять, встал и в хорошем настроении покинул стадион.

 Примерно в 20:30 приезжаю на аэровокзал и выясняю, что регистрация на мой рейс уже завершена и автобус с пассажирами этого рейса только-только выехал в аэропорт. Вылет самолета в Уфу по расписанию в 22:30, можно было попытаться, взяв такси, домчаться до «Домодедово», время в пути не более часа, и зарегистрироваться уже в аэропорту. Но у меня оставалось в кармане рублей пятнадцать, часть из которых я резервировал на ужин в аэровокзальном ресторане, а основную часть – на такси в Уфе от аэропорта до дома, поскольку самолет прилетал поздно ночью, и автобусы уже не ходили. Московские же таксисты брали тогда от аэровокзала до аэропорта не менее двадцати пяти рублей, и мне в любом случае не только не хватило бы денег на такси, но и, возможно, уже и времени на регистрацию в аэропорту.

Что в такой ситуации оставалось делать? Сдал там же на аэровокзале авиабилет, мне вернули, насколько помню, рублей десять. Позвонил по междугороднему телефону-автомату жене, в Уфе уже было около одиннадцати вечера, и, не вдаваясь в подробности, объяснил, что задержусь в Москве еще на день. При этом поручил ей назавтра позвонить моему шефу и попросить его продлить мне командировку еще на один день.

Итак, на руках у меня было примерно двадцать пять рублей, «четвертной», как называли тогда эту сумму. Ее было недостаточно для покупки авиабилета на другой, уже утренний рейс в Уфу: как прекрасно помню, стоимость билета составляла тогда сорок рублей. Оставался единственный вариант: добраться до родного города поездом.

Поезд был «нефирменным» и шел до Уфы не сутки, как наш состав «Башкирия», а почти тридцать часов, и прибыл в родной город часов в шесть утра. Договорился с «частником» и на последний трояк с ветерком доехал по пустынному еще городу до дома. Быстро принял душ, переоделся и в восемь утра был как штык на работе! Шефу все объяснил – замечательный человек! Он и командировку продлил мне задним числом еще на один день, и, выслушав мой отчет о командировке, дал отгул – отправил меня отдыхать после таких приключений домой! Была уже, помню, пятница: впереди было еще два выходных дня…

…В очередной раз я находился по служебным делам в Москве в середине августа того же 1991 года. На этот раз командировочная программа оказалась обширной и достаточно сложной, и в итоге я задержался в столице почти на неделю. Не успев завершить все дела до конца рабочей недели, я остался в Москве на выходные дни, чтобы уже в начале следующей недели выполнить всю командировочную программу и вернуться, наконец, домой.

Увидел афишу о предстоящем в субботу, 17 августа, товарищеском матче олимпийской сборной СССР и национальной сборной США в Лужниках, решил сходить. Уже на стадионе зрителей ожидал сюрприз.

Сначала выступил с небольшим концертом знаменитый шансонье Вилли Токарев, только что вернувшийся тогда из эмиграции. Он исполнил попурри из своих песен, стоя при этом в кабриолете, медленно движущемся по кругу по беговой дорожке стадиона.

Затем состоялся показательный матч женских футбольных команд СССР и США. Матч был, слава богу, непродолжительным по времени и произвел на меня удручающее впечатление. Женский футбол тогда еще только начинался (а я и не знал, что он есть вообще, тем более в нашей стране), уровень мастерства был примитивным, как в детском футболе. Скорости невысокие, удары несильные, с минимальной до ворот дистанции, пасы неточные, хотя и на короткие расстояния. Возможно, сейчас женский футбол и вышел на иной качественный уровень, но этот вид спорта, впрочем, как и женские хоккей, бокс, борьба, штанга и далее по списку, – «не про меня».

Не произвел на меня впечатления и «гвоздь» программы. Соединенные Штаты готовились тогда к проведению чемпионата мира 1994 года, европейский футбол практически не культивировался в стране, и сборную США специально, видимо, наигрывали в товарищеских матчах с другими, более сильными командами с тем расчетом, чтобы к мундиалю в родных стенах она выглядела бы более-менее достойно. В том же матче американцы еще выглядели довольно блекло. Несмотря на то, что олимпийская сборная СССР победила тогда с минимальным счетом 2:1, наша команда смотрелась ненамного лучше. Отмечу только спартаковцев, надежно державших оборону в том матче за сборную: вратаря Гинтараса Стауче, защитников Юрия Никифорова и Виктора Онопко.

Не помню, как провел воскресенье, но вот понедельник, 19 августа, отложился в памяти…

Проснулся в гостиничном номере в шесть утра от звука радио, начинавшего, как всегда, свои трансляции в это время. Собственно, я и планировал свой подъем в шесть утра, с тем чтобы успеть собраться, выписаться из гостиницы, завершить командировочные дела и отправиться потом в аэропорт. Прозвучал традиционно в начале радиотрансляции гимн Советского Союза, и затем диктор вдруг объявил о создании некоего Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), зачитав строгим голосом его манифест.

Потрясенный услышанным, я быстро собрался, сдал номер, сел в троллейбус и поехал в сторону метро «ВДНХ». Проезжая по пути телецентр «Останкино», увидел, что площадь перед зданием телецентра вся в металлических ограждениях и оцеплена ОМОНом.

Доехал на метро до Белорусского вокзала, сел в электричку и поехал по служебным делам в отраслевое внешнеторговое объединение, расположенное на одной из станций по белорусской линии в сорока минутах от Москвы. Довольно быстро закончив все дела, отправился в обратный путь до Белорусского вокзала. Прислушался к разговорам в электричке и удивился, не услышав ни одного слова осуждения в адрес путчистов! Наоборот, многие поддерживали создание ГКЧП, а некоторые просто злорадствовали: наконец-то кое-кому «надают по шее», а в стране наведут порядок!

Сразу всплыла в памяти сцена, происшедшая в мой прошлый, июньский, приезд в Москву. В дверях гастронома «Новоарбатский», где купил пепси-колу и чипсы для жены, сталкиваюсь с выходящим из магазина пенсионером. Недовольно оглядев меня и, видимо, решив, что я и есть типичный представитель нового поколения – источника всех бед в стране, старик зло процедил: «Ну что, бл...ь, интеллигенция, дожили до пустых прилавков?», и не дожидаясь ответа, безнадежно махнул в мою сторону рукой и растворился в людской толпе на Новом Арбате. А прилавки и правда были в то время уже полупустые, даже по московским меркам!

 Москва в те годы, в отличие от провинции, была очень политизированным мегаполисом, и я был абсолютно уверен в том, что большинство москвичей поддерживают Ельцина…

На аэровокзале, как обычно, зарегистрировался на рейс, прошел досмотр и сел в «Икарус». Когда автобус уже проехал центр города, увидел на встречном курсе танки и бронетехнику. Непривычное и жуткое зрелище, сразу захотелось побыстрее покинуть столицу и добраться до родного города. Вечером был уже дома, но тот день запомнился мне навсегда…

Эта командировка оказалась последней, в которой я побывал, работая на заводе. Наступали другие времена, страна существовала последние месяцы, а путч только ускорил распад Советского Союза. В последний раз проводился, соответственно, и чемпионат СССР по футболу.

Но в том сезоне мне удалось посетить еще один памятный матч. Это было в Уфе, на стадионе «Строитель», четвертого сентября 1991 года. В 1/16 финала Кубка СССР по футболу встречались «Гастелло» (Уфа) и… «Спартак» (Москва).

Я хорошо помню ту встречу, хотя снова, как и 19 лет назад на первом уфимском матче «Спартака», стоял примерно на том же месте: на самом верху, за последним рядом боковой трибуны, у бетонного ограждения стадиона.

Уфимская команда, выступавшая тогда во второй лиге, конечно же, проиграла в итоге 2:4, но оказала достойное сопротивление одному из титулованных клубов страны. Наши даже первыми открыли счет и не выставляли «автобус», что практикуют сейчас многие команды в матчах перед более сильным соперником. Объективности ради, отмечу, что «Спартак» привез в Уфу практически второй состав: из ведущих и известных на тот момент игроков помню только Карпина, Радченко и, пожалуй, вратаря Стауче, которого я видел две недели назад в Лужниках в составе олимпийской сборной СССР. Олег Романцев также не приехал в Уфу, его место на тренерской скамейке занимал тогда легендарный Николай Петрович Старостин, которому было уже под 90 лет. После матча Старостин охотно раздавал уфимским болельщикам автографы, чем и я воспользовался.

Констатирую, что история советского периода и началась. и закончилась в моем родном городе, на одном и том же стадионе, даже на одном и том месте на «Строителе», и, более того, на матчах моей любимой команды – «Спартак» (Москва)! Весьма символично, не правда ли?

 

Уфа – 1992

 

В сентябре 1991 года я уволился с завода и начал трудиться в одной коммерческой страховой компании. Нужно было с нуля осваивать специфику новой работы, устанавливать новые связи и развивать продажи. Было не до футбола, вернее не совсем до футбола: наступила эпоха рыночной экономики.

С распадом СССР был дан старт и новому турниру: первенству России по футболу. Странно было, наряду с тем же «Спартаком», видеть в числе участников чемпионата клубы, которые еще несколько лет назад выступали чуть ли не в одной зоне второй лиги с уфимскими «Строителем» или «Гастелло».

Несмотря на то, что последним чемпионом СССР стал ЦСКА, именно московский «Спартак» десять раз в течение одиннадцати лет становился победителем (кроме сезона 1995-го) российских первенств.

Меня такая ситуация… не устраивала. Нет, я не оспариваю тогдашнее безоговорочное чемпионство «Спартака», но моя психология болельщика требует, чтобы любимая команда добивалась успеха в условиях острой конкуренции с другими клубами.

Кстати, в свое время одной из причин того, что я практически перестал интересоваться хоккеем, по крайней мере внутренним первенством, стало многолетнее доминирование ЦСКА, который, «призывая в армию» не только перспективных, но уже и состоявшихся хоккеистов из других клубов, безальтернативно становился каждый раз чемпионом страны.

В отличие от хоккейного ЦСКА у «Спартака» футбольного другая история. В конце 80-х годов, уже при Олеге Романцеве в команде появилась и сразу стабильно заиграла плеяда молодых футболистов: как воспитанников футбольной школы клуба, так и приглашенных, но еще не состоявшихся игроков. Именно они до середины 90-х, пока не разъехались по европейским клубам, составили тогда костяк чемпионской команды. К середине же того десятилетия им на смену пришли другие перспективные футболисты, которые в 1996 году вернули еще надолго «Спартаку» чемпионство. Помните «пионеротряд» Георгия Ярцева, возглавившего тогда на один сезон команду?

Конечно, нельзя не упомянуть о тогдашних успехах «Спартака» в еврокубках, когда клуб доходил до полуфиналов!

Я, безусловно, и в девяностые годы наблюдал за своим любимым клубом, но только по телевизору. Продолжая, правда, гораздо реже, чем в заводские времена, ездить в командировки в Москву, посещать футбольные матчи как-то тогда не стремился: слишком сложные и ответственные дела приходилось решать!

 

Москва – 2009

 

В 2002 году «Спартак» на долгие пятнадцать лет уступил безоговорочное чемпионство: сначала «Локомотиву» Юрия Семина, затем ЦСКА Валерия Газзаева и питерскому «Зениту», причем последним двум клубам с интервалом в три года удалось выиграть Лигу Европы.

Олег Романцев сразу же после победы «Спартака» в финале Кубке России в 2003 году покинул клуб и, проработав недолго и неудачно еще в двух командах премьер-лиги, завершил тренерскую карьеру.

В конце первого десятилетия нового века взошла звезда казанского «Рубина», который под руководством Курбана Бердыева дважды подряд выиграл первенство России.

За эти годы существенно повысился в целом уровень российского чемпионата и сформировалась группа ведущих клубов, которые стали постоянно конкурировать между собой. «Спартак» также входил в эту группу, но выше второго места больше не поднимался…

В августе 2009 года жену направили в командировку в Москву, и я за компанию присоединился к ней. В день приезда случайно увидел афишу, извещающую о том, что сегодня на арене в Лужниках состоится матч между московским «Спартаком» и действующим чемпионом России казанским «Рубином». Сразу захотелось посетить этот матч, предложил жене, согласилась. Не из-за футбола, конечно, с которым ее тогда связывало лишь то, что ее муж – болельщик со стажем, а чтобы почувствовать атмосферу стадиона, посмотреть на фанатов. Кстати, последние в разнообразной красно-белой атрибутике попадались нам еще задолго до матча и везде, где бы мы в тот день ни оказывались. Пытался у них узнать, где можно купить билеты на матч, все отвечали одинаково: у «перекупов» около стадиона. Так и поступили.

Таким образом, ровно через восемнадцать лет я оказался снова на главном стадионе страны в Лужниках. А он, как мне показалось, не изменился с тех пор и не произвел на меня, как в первый раз, в 1981 году, особого впечатления. Изменилась, причем кардинально, только атмосфера в чаше стадиона. Ею (атмосферой) заправляли исключительно фанаты. Хотя они располагались на отдельных трибунах, где не было «обычных» болельщиков, именно фанаты создавали фон в виде постоянного гула, речовок и даже взрывающихся время от времени петард. Отдельная трибуна была отведена и для казанских фанатов, которых было также немало, и они тоже вели себя активно. Хотя мы с женой и сидели на противоположной стороне, из-за шума не слышали друг друга.

Для меня атмосфера была непривычной, как-то не создавала она футбольного настроения, радостного предвкушения перед игрой, даже пугала своей непредсказуемостью. Жене же, в отличие от меня, все казалось интересным и само собой разумеющимся, как и должно было быть, в ее понимании, на любом карнавале, хоть и футбольном. Она была просто в восторге!

«Спартак» крупно проиграл в том матче со счетом 0:3 и по итогам того первенства занял ставшее для красно-белых традиционным второе место. А казанский «Рубин» второй год подряд стал чемпионом России.

С тех пор, планируя поездку в Москву, я снова, как в восьмидесятые годы и в начале девяностых, старался совместить ее с посещением матча «Спартака», но уже вместе с женой.

Кроме того, за эти годы нам удалось побывать и на выездных матчах клуба в других городах России, а именно: в Самаре, Нижнем Новгороде и Петербурге. И если в Самаре мы оказались тогда благодаря командировке жены, а в Нижнем гостили у моих родственников, то в мае 2012 года отправились в Питер на принципиальнейший матч с «Зенитом» целенаправленно.

 

Санкт-Петербург – 2012

 

В этом городе мне уже доводилось присутствовать на футбольном матче. В августе 1982 года после окончания четвертого курса университета я побывал в Ленинграде и посетил матч чемпионата СССР между местным «Зенитом» и уже известным мне минским «Динамо». Матч проходил на стадионе имени Кирова, таком же громадном, как и его московский собрат в Лужниках. Правда, мне тогда показалось, что питерский стадион более удобен для зрителя для обзора футбольного поля. Минчане в том году набирали ход к своему первому (и единственному) чемпионству и уверенно обыграли в гостях «Зенит» со счетом 2:0. Отмечу также, что через два года и ленинградский «Зенит» станет в единственный раз в своей истории победителем первенства СССР, и в том составе уже тогда играли будущие чемпионы страны.

Поскольку стадион имени Кирова уже давно находился на реконструкции, которая, как покажет ход истории, завершится только к 2018 году, к началу чемпионата мира по футболу, матч «Зенит» – «Спартак» проходил на небольшом, но вполне уютном стадионе «Петровский».

В том сезоне первенство страны впервые проводилось по схеме «осень-весна», «Зенит» досрочно оформил чемпионство, а «Спартак» при определенном раскладе претендовал на «серебро» и место в Лиге Чемпионов.

Поражало на стадионе обилие фанатов как с одной, так и с другой стороны. Конечно, фанатов «Зенита» было больше, основная их масса занимала все сектора за воротами. Организованная группа спартаковских фанатов располагалась на одной из боковых трибун. Мы с женой находились почти на центральной трибуне, на одной стороне с фанатами «Спартака», и поэтому их не видели и практически не слышали: все перекрывал постоянный шум со стороны фанатов «Зенита», трибуна которых располагалась слева от нас, – были хорошо обозримы.

Удивляло то обстоятельство, что питерские фанаты своими кричалками, речовками и даже плакатами не столько поддерживали свою команду, сколько пытались задеть, унизить и просто оскорбить команду соперников. Особенно они неистовали, когда мяч оказывался у кого-либо из темнокожих легионеров «Спартака». Иногда казалось, что фанаты следят не за самим футбольным действом, а за действиями Валерия Карпина, который в то время тренировал «Спартак». Каждый раз, как только эмоциональный Карпин поднимался с тренерской скамейки и подбегал к бровке, вся зенитовская торсида обрушивалась на него с различными, словно отрепетированными заранее словесными непристойностями!

Такое поведение фанатов вызывало у меня не только неприятие, а порой и просто приводило в бешенство, хотя я по натуре человек малоэмоциональный.

Мы сидели с женой на трибуне среди обычных, не фанатствующих, если можно так выразиться, болельщиков «Зенита», которые вели себя относительно пристойно и спокойно наблюдали за интересным и зрелищным, надо отметить, матчем.

Тем не менее, когда минут за пять до его конца при счете 2:1 в пользу «Зенита» отличились именно темнокожие игроки «Спартака»: сначала нигериец Эменике красивым ударом сравнял счет, а уже на последней минуте бразилец Кариока поставил победную точку в матче, я вскочил и, невзирая на безуспешные попытки испуганной жены призвать меня к спокойствию, пожалуй, впервые в своей жизни футбольного болельщика дал полностью волю всем своим эмоциям! В мой радостный крик вместилось все: от возмущения за поведением питерских фанатов с их оголтелой непримиримостью к сопернику до гордости за свою любимую команду, заслужившую красивую победу в таком принципиальнейшем матче!

Это был момент истины! Высшая футбольная справедливость восторжествовала! Признаюсь, в какой-то момент подступил комок к горлу, чуть было не навернулись слезы на глаза, но я этого уже не стеснялся! Жена долго не могла меня успокоить, опасаясь агрессивной реакции со стороны болельщиков «Зенита», но меня это уже не интересовало: победная эйфория придала мне столько сил, что я был готов дать отпор любому посягательству не только на себя, но и на свой клуб!

А что касается питерских болельщиков… Не нужно плохо думать о людях! Большинство из них просто не обратило на меня никакого внимания! Другие же: кто-то рассмеялся, а кто-то даже по-дружески похлопал меня по плечу!

 

 Уфа – 2020

 

 В 2014 году произошло событие, которого я ждал более сорока лет: уфимский клуб наконец-то появился в высшем российском футбольном дивизионе. Правда, в дебютном для ФК «Уфа» в РПФЛ сезоне у уфимских болельщиков не было возможности посещать матчи с участием сильнейших команд страны. Пока стадион «Нефтяник» проходил процедуру аттестации и лицензирования, уфимский клуб проводил «домашние» матчи в других городах.

Только со следующего сезона ФК «Уфа» стал выступать на своей домашней арене, и я время от времени стал посещать «Нефтяник». При этом матчей с участием московского «Спартака» как-то избегал: словно чувствовал, что это будет непростым для меня испытанием.

По уже заведенной традиции, мы с женой, бывая в Москве, старались посещать домашние игры «Спартака», и этого нам вполне хватало. Но летом 2020 года из-за коронавирусных ограничений нам пришлось отменить запланированную поездку в столицу, и тогда мы решили наконец-то посетить уфимский матч «Спартака».

Я не буду описывать перипетий этого матча, отмечу только, что «Уфа» традиционно настраивается на игру со «Спартаком», и если посмотреть статистику личных встреч между этими клубами за все сезоны в РПЛ, то уфимцы имеют лучшие показатели по числу побед.

В тот день, несмотря на солнечную погоду, дул по-осеннему пронизывающий ветер, и к концу первого тайма при счете 1:1 (матч в итоге и закончился с таким счетом) мы уже прилично замерзли. Но дело было, конечно, не в этом. Я встал с места и жестом показал жене, что мы покидаем стадион. Я ничего ей не объяснял, но супруга, как моя многолетняя спутница по жизни и такая же болельщица, все поняла и без слов.

Избегая доселе посещения уфимских матчей «Спартака», я уже тогда смутно подозревал, а в тот день окончательно и бесповоротно понял, что  я не могу не болеть за «Спартак» и тем более никогда не смогу болеть против него, даже и в матче с командой из моего родного города; я не могу болеть против клуба из моего родного города, и, соответственно, наблюдать воочию за противостоянием этих двух клубов мне физически противопоказано.

Пусть простят меня все уфимцы и поймут настоящие болельщики футбола: «Спартак» во мне уже навсегда! Слишком много времени я привязан к этому клубу, слишком много видимых и невидимых нитей нас связывает! Слишком долго я, как и многие другие уфимские болельщики со стажем, ждал того дня, когда в высшем футбольном дивизионе страны заиграет команда из моего родного города!

 Безусловно, молодое поколение уфимцев и вообще жителей Башкортостана, которые только начинают свою карьеру футбольных болельщиков, должно стремиться болеть за «Уфу». Но и клуб, в свою очередь, должен стремиться к тому, чтобы, не откладывая в долгий ящик, в обозримом будущем войти в число топовых и достойно представлять республику, претендуя на самые высокие места в первенствах страны и выход, соответственно, на европейский уровень.

Я всегда пристально слежу за уфимским клубом и ратую за то, чтобы футбол уровня Премьер-лиги был представлен в Уфе отныне и навсегда!

Таким образом, 19 августа 2020 года я в третий и в последний раз в своей жизни побывал в родном городе на матче московского «Спартака»…

 

 

2021 год, Уфа.

 

 

Об авторе.

 

 Закончил БГУ и БАГСУ.

Работал на Уфимском агрегатном предприятии «Гидравлика».

Последние 30 лет занимается страховым бизнесом.

Автор:
Читайте нас в