+1 °С
Снег
Все новости
Публицистика
28 Октября 2020, 13:47

№10.2020. Розалия Вахитова. По следам поляков в Башкортостане

В нашей республике проживает более 600 лиц польского происхождения – это не так много, но в жизни нашего края поляки сыграли заметную роль. Польская диаспора – одна из самых ярких и активных в Уфе. С 1997 г. в республике работает Центр польской культуры и просвещения РБ. В 1999 г. в Уфе была открыта Польская воскресная школа им. А. Пенькевича. Польский язык также изучается на филологическом факультете Башгосуниверситета и в Институте филологического образования и межкультурных коммуникаций БГПУ им. М. Акмуллы. Ежегодно в республике проводятся Дни польской культуры, а все желающие могут написать «Wielkie Dyktando Polskie» – «Большой польский диктант».

Розалия Азатовна Вахитова родилась 6 мая 1998 года в Уфе. Выпускница филологического факультета Башкирского государственного педагогического университета им. Акмуллы. Публиковалась в журналах «Бельские просторы», «Юность», «Детская роман- газета». Постоянный участник семинаров Совета молодых литераторов СП России (Москва, Уфа, Ульяновск и т. д.). Работает редактором в отделе поэзии и прозы журнала «Бельские просторы».

По следам поляков в Башкортостане
В нашей республике проживает более 600 лиц польского происхождения – это не так много, но в жизни нашего края поляки сыграли заметную роль. Польская диаспора – одна из самых ярких и активных в Уфе. С 1997 г. в республике работает Центр польской культуры и просвещения РБ. В 1999 г. в Уфе была открыта Польская воскресная школа им. А. Пенькевича. Польский язык также изучается на филологическом факультете Башгосуниверситета и в Институте филологического образования и межкультурных коммуникаций БГПУ им. М. Акмуллы. Ежегодно в республике проводятся Дни польской культуры, а все желающие могут написать «Wielkie Dyktando Polskie» – «Большой польский диктант».
Но как появилась польская диаспора в Башкирии и почему даже сейчас у их потомков не угасает интерес к языку и культуре предков?
Как сформировалась польская диаспора в Башкортостане?
Пытаясь найти ответ на этот вопрос, я обратилась к исследованиям кандидата исторических наук, заслуженного работника культуры РБ Валентины Владимировны Латыповой. В своей книге «Поляки на Южном Урале (XVII – начало XX века). Очерки историко-культурного наследия» она подробно описывает этапы формирования польской диаспоры на территории Башкортостана.
В течение второй половины XVIII и всего ХIХ века произошло шесть волн массовой ссылки поляков на Южный Урал. Сначала шляхтичи Речи Посполитой прибывали сюда на службу. В конце XVIII века на Южный Урал были высланы участники польских конфедераций. Наибольший приток поляков произошёл в ХIХ веке. Это были люди, поддержавшие Наполеона, а также участники восстания 1830–31 гг. В Оренбургском отдельном корпусе служило 14000 польских военнопленных. В 1840–50 гг. через этот корпус прошло около двух тысяч поляков. Один их батальонов корпуса размещался в Уфе. В 1860-е годы в Уфимскую губернию было сослано около 500 человек.
В годы Первой мировой войны в Башкирию вместе с военнопленными поляками прибывали беженцы. Последней волной массовой ссылки поляков на Южный Урал стала принудительная депортация населения с территории Западной Белоруссии и Украины в 1939–1941 гг.
Многие из ссыльных поляков остались в России навсегда, но продолжали помнить свои корни. В Башкирию также прибывали добровольные переселенцы: представители интеллигенции, инженерно-технические и хозяйственные кадры. Они внесли значительный вклад в общественную жизнь и государственную службу, развитие образования, медицины, науки, привнесли европейские элементы в культурную жизнь нашего края.
Среди эмигрантов были немногочисленные группы польских крестьян. Они расселялись среди русских, украинцев, белорусов, латышей, но также и основывали небольшие самостоятельные поселения в Уфимском уезде – хутор Польский в Дмитриевской волости и посëлок Вольдзиковский (деревня Вольдзики). Все эти процессы подробно описаны В. В. Латыповой в книге «Поляки на Южном Урале (вторая половина XIX–XX века). Добровольная миграция».
Католицизм и Римско-католический костёл в Уфе
Первыми католиками в башкирском крае были шляхтичи полоцкие и смоленские. Ссыльные польские священники проводили мессы ещё во второй половине XVIII века на частной квартире. В 1863 году в Уфе была открыта первая каплица (домовая католическая церковь) в доме чиновника Осипова.
14 сентября 1890 г. куратор Златоустовского римско-католического прихода И. Жук в честь Воздвижения Креста Господня освятил костёл, построенный на углу Никольской и Почтовой (ныне – улицы Гафури и Пушкина). Первым капелланом костёла стал ксёндз Л. Мацкевич, преподаватель католического вероучения в Уфимской мужской гимназии в 1895–1899 гг. В 1900 г. небольшую католическую каплицу построили и на Ново-Ивановском кладбище.
В 1938 г. Римско-католический костёл был закрыт. В последующие годы в этом здании располагался детский сад, с 1944 года – клуб Общества слепых. В середине 1970-х гг. на месте бывшего костёла появилась типовая девятиэтажка. А каплица на Ново-Ивановском кладбище была снесена при его расформировании – сейчас на этом месте располагается сквер 50-летия Победы.
В 2015 г. усилиями Польского центра РБ по решению Комиссии при Главе Республики Башкортостан по вопросам увековечения памяти и чествования выдающихся деятелей, внесших значительный вклад в развитие Республики Башкортостан, при поддержке Посольства Польши в РФ на жилом доме по адресу: ул. Гафури, 19, установлена мемориальная доска в память о Римско-католическом костёле.
В наше время католическая община в Уфе продолжает жить. Службы проходят в приходе по адресу: ул. Кадырова, 18. Их посещают местные католики и приезжие – студенты из стран Африки и Латинской Америки, и даже католики-вьетнамцы. В ближайшее время в Уфе планируется строительство католического костёла.
Уфимский костёл
Полонистика и полоника: от языка – к культуре
В XX веке в Уфе стал развиваться интерес к изучению польского языка, литературы и культуры. По воспоминаниям профессора БашГУ В. Л. Ибрагимовой, ещё в 1955–56 гг. она, будучи ученицей средней школы № 32, вместе с одноклассниками вела переписку со сверстниками – учащимися одного из гданьских лицеев. Под руководством учителя русского языка и литературы А. В. Туринге школьники из Уфы переводили письма друзей из далекой Польши, разучивали стихи и песни на польском. Любовь к Польше, трепетное отношение к языку и культуре этой страны Венера Латыповна пронесла через всю жизнь. Вот уже более 50 лет она преподает польский язык в БашГУ, с момента основания работает в Польском центре и школе.
С 1959 г. польский язык изучается на филологическом факультете Башкирского государственного университета: сначала в лингвистическом кружке, потом факультативно, а затем и в соответствии с учебным планом специальности «Русский язык и литература». Создателем и хранителем университетской полонистики является заслуженный деятель науки РБ, почëтный академик АН РБ, доктор филологических наук, профессор Л. М. Васильев (1926–2015), воспитавший большинство полонистов нашей республики.
В 1997 году был создан Польский культурно-просветительский центр Республики Башкортостан (ныне – Центр Польской культуры и просвещения РБ). Центр работает по следующим направлениям: 1) изыскательская и научно-исследовательская работа; 2) издательская и просветительская деятельность; 3) культурно-массовая работа.
Центральным проектом являются Дни польской культуры в РБ: в программу мероприятий входят научные конференции и круглые столы, концерты, литературно-музыкальные гостиные, выставки, мастер-классы, встречи официальных делегаций, посещение мест памяти, связанных с жизнью поляков и лиц польского происхождения на территории республики.
С 2018 г. сложилась ещë одна замечательная традиция – проведение в рамках Дней польской культуры семейного праздника «Бигос-фест», в программе которого предусмотрены дегустация бигоса – одного из знаковых блюд польской кухни, мастер-классы по польскому народному искусству; викторина по польской культуре; музыкально-развлекательная программа и выставка национальных костюмов различных регионов Польши.
Центр выпускает сборники стихотворений польских поэтов и их любительских переводов на русский язык: «Прелюдия: с русского – на польский», «Польские звёзды», «Польское слово», «Диалог славянских поэтов», «От слова – к дружбе». Переводы выполняются преподавателями и студентами БашГУ и БГПУ, учителями и учениками школы, членами польской диаспоры и просто любителями польского языка и культуры.
1 марта 1999 г. в Уфе начала работу Польская воскресная школа им. А. Пенькевича. Имя школе было дано в честь первого ректора Третьего педагогического университета в Петрограде, сына ссыльного поляка, уроженца Уфимской губернии Альберта Пенькевича.
У истоков создания школы стояли известные учёные и общественные деятели республики: В. А. Стрижевский, заслуженный работник культуры РФ и РБ и первый председатель Польского культурно-просветительского центра РБ; В. В. Латыпова, первый директор школы; доктора филологических наук, профессора Башкирского государственного университета Л. М. Васильев, Ю. П. Чумакова, В. Л. Ибрагимова, а также Е. К. Карпова, Р. В. Островская, В. Г. Ихсанова, М. В. Круль, Тадеуш Конуры и др.
За годы работы большой вклад в развитие школы внесли О. Ф. Дядиченко, М. О. Садыкова (Лисовская), Е. Ю. Амбарцумова (Гулевич), Ю. Б. Рабчук, И. О. Тюфякова, М. И. Бакиева, Н. В. Красильникова, Р. А. Кашина (Костюкевич), Л. Р. Белиевская, М. Ю. Казакова, Н. Ф. Некрасова, В. П. Платонова, Н. М. Широких, М. Б. Виноградова, Е. А. Слободян, М. В. Кулагина (Передельская), М. Пясна и др.
Школа открыта для всех желающих. В расписании много предметов: польский язык и литература, история, музыка, танцы, пение, фольклор, народно-прикладное искусство. Достигшие успехов посещают международные летние лингво-культурологические лагеря в Польше.
За время работы польской школы сложилось много добрых традиций. Ежегодно совместно с Центром польской культуры и просвещения РБ проводится международная акция «Большой польский диктант», День польского Деда Мороза – Mikołajki, встреча Рождества, Нового года и Пасхи по польским традициям, польские фольклорные праздники (проводы зимы и встреча весны – Zapusty, Marzanna, Gaik Zielony).
Ансамбль польской песни "Zielony Gaj"
Дорогами памяти
В Уфе и республике сохранилось немало мест, связанных с жизнью и деятельностью поляков, а имена некоторых шляхтичей даже запечатлены в топонимике нашего края: село Ляхово, деревня Варшавка (Кармаскалинский район РБ), микрорайон Сипайлово г. Уфы.
С 2011 г. на краеведческой карте Полонии Башкортостана усилиями Польского центра появилось шесть памятных знаков.
В. В. Латыповой был выявлен яркий пример проживания локальной группы поляков на территории нашей республики – деревня Вольдзики, основанная в 1899 г. добровольными переселенцами из Гродненской и Виленской губерний, находилась на современной территории Шемякского сельсовета Уфимского района Республики Башкортостан, недалеко от посёлка Октябрьского.
Изучение истории деревни Вольдзики дало представление об особенностях традиционного хозяйства, поселений и жилищ, о формах материальной и духовной культуры поляков, проживавших в Башкирии. Деревня существовала до 1972 года. Указом Президиума Верховного Совета БАССР от 29 марта 1972 года была исключена из учётных данных по административно-территориальному делению БАССР, жители были переселены в близлежащие населённые пункты.
В 2011 г. в посёлке Октябрьском Шемякского сельсовета Уфимского района РБ при поддержке Администрации района и сельсовета было открыто два памятных знака – таблица в память о нахождении на территории района польской деревни Вольдзики и мемориальный знак с католическим крестом, установленный на бывшем кладбище, где похоронены первые жители. Это способствовало тому, что потомки основателей деревни установили памятные таблички на могилах своих прапрабабушек и прапрадедушек.
Мемориальная таблица на месте бывшего кладбища польской деревни Вольдзики
Осенью 2011 года в Центр обратилась Антонида Георгиевна Муругова, уроженка деревни Ошмянка Благовещенского района РБ. Она рассказала, что в конце XIX – начале XX века в деревне проживали поляки. Сложно сказать, были ли это вынужденные переселенцы, беженцы или добровольные мигранты. Старожилы упоминали, что в этих местах жили также белорусы и украинцы, но поляков хоронили отдельно.
Место бывшего польского кладбища Антонида Георгиевна помнила с детства. Сначала там стоял камень, потом он куда-то исчез, и на его месте появился колышек, который со временем тоже пропал. Потомков поляков не осталось в деревне и ухаживать за кладбищем стало некому. Могилы сравнялись с землёй, надгробий не сохранилось. У неравнодушной к истории родной деревни Антониды Георгиевны всегда было желание облагородить это место. С этим предложением она и обратилась в Польский центр. В 2012 году в деревне Ошмянка был установлен памятный знак в виде католического креста.
В 2013 г. в селе Чураево Мишкинского района РБ при большой поддержке Администрации района и сельсовета был установлен памятный знак на месте расположения с XVIII века до 1918 года имения старинного дворянского польского рода Песляков. Историю этого рода, его связи с Мишкинским районом, где с давнего времени компактно проживали и проживают марийцы, подробно описал Евгений Михайлович Николкин, учитель истории Марийской гимназии им. Я. Ялкайна. К сожалению, сама усадьба не сохранилась, но остался сад, ложе пруда, мельница. А жители района до сих пор употребляют такие фразы, как «барский сад» и «песляковская роща».
Об открытии памятного знака в 2013 году писали в средствах массовой информации. Удивительно, но на эту новость почти сразу откликнулись потомки Песляков! В 2014 году село Чураево посетила Ольга Вадимовна Пишкова из Ижевска, которая рассказала о том, что открытие памятного знака сподвигло её на поиск других своих родственников из семьи Песляков. Наш журнал публикует уникальные фотографии из архива Ольги Вадимовны Пишковой.
Борис Николаевич Песляк – последний владелец имения Алексеевка, уехал неизвестно куда осенью 1918 г.Фото:из архива О.В. Пишковой
Связи крепнут
За годы столь активной работы Польского центра и школы накопилось много удивительных и трогательных историй. На страницах нашего журнала публикуем историю Юлии Ташкиной:
«Моя мама по национальности полька. С детства я любовалась старинными семейными фотографиями начала ХХ века, на которых были запечатлены прабабушки и прадедушки, слушала и повторяла за мамой стихи и песни на польском, а вот учить язык и вплотную интересоваться историей семьи в молодости как-то не довелось. Но, видимо, подошёл такой возраст, в котором появляется духовная и душевная потребность больше знать о своих корнях.
На одном из семейных праздников мой брат неожиданно сказал:
– Как жалко, мама, что ты нас не научила польскому языку, только песни и прибаутки знаем.
– Так сами учите, взрослые уже, – ответила мама. – Я-то помню язык, но учителем для вас быть не могу – не умею.
Я подумала, что в таком большом городе, как Уфа, наверняка должны быть курсы польского языка. В одно из февральских воскресений 2016 года я приехала в Польскую воскресную школу им. А. Пенькевича. Меня приветливо встретили, проводили в класс, украшенный вычинанками и куклами в национальных костюмах. Я узнала о Польском центре, о Днях польской культуры, о встречах праздников по польским традициям. После каждого занятия я шла домой окрылённая, рассказывала о моих успехах маме, вместе с ней мы стали участвовать в мероприятиях Центра.
Мама всё чаще говорила: «Узнать бы, как там в Польше мои племянники и племянницы, их дети и может быть уже и внуки». Более тридцати лет назад мы потеряли связь с польской родней. Внутренне для себя я решила: как только немного начну говорить и понимать по-польски, буду их искать. Для мамы. И для себя тоже.
Мои родители – инженеры – приехали в Уфу по распределению на Уфимский моторостроительный завод. Отец приехал в 1955 году, а мама в 1959-м. Жили на одной улице, познакомились на заводской вечеринке – и вот уже 59 лет вместе.
Мама приехала в Уфу из Ростова-на-Дону. Её предки переехали в Россию в конце XIX века из небольшого городка, который сейчас носит название Волковыск (территория современной Белоруссии). Переезду благоприятствовало наличие в Ростове польской общины, польских школ и костёлов, мягкий климат и пышная красота южного города. Идея принадлежала Казимиру Деновскому, брату моего прадеда Людвига. Казимир искал идеальное место для проживания их семьи, побывал даже в Америке (там ему не понравилось), и только из Ростова он прислал весточку: «Я нашёл рай земной!» Моя бабушка, Юлия Деновская, родилась уже в Ростове, она была вторым ребёнком прабабушки Аполонии Ольшевской.
Мой дед Юзеф Пужицкий был родом из Варшавы. Оказавшись в Ростове, он работал у Людвига Деновского, владевшего обувными мастерскими. Юзеф и Юлия поженились, у них родились дети: сын Эдвард и две дочери – Ядвига и Ванда. Они пережили революцию, гражданскую войну, национализацию. Не обошли семью репрессии: в 1937 году деда Юзефа арестовали – из лагеря он уже не вернулся. Бабушка Юлия осталась беременной нежданным последышем – моей мамой. Мама родилась в начале 1938 года, её назвали Виктория Констанция.
Юлия и Юзеф Пужицкие после женитьбы, 1917 г.
Во время Великой Отечественной войны Ростов-на-Дону был оккупирован фашистами. Эдвард ушёл на фронт, а маминых сестёр угнали в трудовой лагерь на территорию оккупированной Польши. Маме было всего три года. Нужно ли говорить, что пережила моя бабушка? На руках остались две пожилые женщины (мать, свекровь) и маленький ребёнок. Что пережили Ядвига и Ванда тоже сложно представить: девочки из хорошей семьи жили и работали в лагере, где каждый мог воспользоваться их бесправным положением! Им повезло: они вышли замуж за поляков, родили детей и уже не вернулись на Родину. Да и некуда было возвращаться: дом разбомбили, мать ютилась в складском помещении на двадцати восьми квадратных метрах. Тяжёлая жизнь продолжалась и после войны. Визиты Ядвиги и Ванды в Ростов становились реже и прекратились в 1963 году после смерти их матери. Переписка сестёр с моей мамой угасла в начале 70-х годов. Последнее, что мы слышали о них – у средней сестры Ванды в 1971 году родилась внучка, которую назвали Агнешка.
В прошлом году я получила Карту Поляка и сразу же стала планировать поездку в Польшу. Конечно, очень хотелось встретиться с родственниками – их я два года безуспешно искала на просторах интернета. Я понимала, что за 30 лет многое могло поменяться: и фамилии, и адреса.
Но вот билеты в Варшаву уже были куплены. Перед отъездом я решила навестить маму. Сидели мы вдвоём, в сотый раз набирая в поисковике известные нам имена и фамилии, и вдруг увидели некую Агнешку без фото, без подробной информации – при этом полностью совпадало место жительства и фамилия. Я так волновалась перед поездкой, что почти на это не отреагировала: долгие поиски лишили меня надежды найти родню. А мама достала фото сестры Ванды с маленькой внучкой Агнешкой, и я на всякий случай пересняла его на мобильный телефон.
На следующий день, уже сидя в уфимском аэропорту, я позвонила маме и услышала её дрожащий голос.
– Юля, – сказала она, – я почти уверена, что это та самая Агнешка. У неё тот же год рождения. Я ей написала, но по-русски.
Я начала лихорадочно набирать текст, торопясь на уже объявленную посадку. Фото, сделанное накануне, тоже прикрепила. Написала: «Уважаемая пани, моя мама Вам написала по-русски, она предполагает, что вы внучка её сестры Ванды. Не ваше ли это фото? Очень прошу ответить, маме 81 год, она очень волнуется».
Через два часа я уже была в Москве. Конечно же, первым делом включила телефон. Боже! В мессенджере оказалось несколько сообщений от той самой Агнешки, которая узнала себя на фотографии и очень хотела встретиться со мной и мамой.
Надо ли описывать наши эмоции?!
В Польше встретилась со своей кузиной Маженой – дочерью маминой сестры Ядвиги. Прогулки по Лодзи, долгие разговоры о десятилетиях жизни, обмен семейными фотографиями… Мы и сейчас продолжаем поддерживать оборванную когда-то связь. Вот так воссоединилась наша семья, вновь срослись корни семейного древа. Жизнь продолжается, наполненная ожиданиями новых удивительных встреч».
Как и сто лет назад, поляки в Башкортостане помнят свой язык, ставят спектакли, а в День национального костюма Башкирии выходят на улицы города в традиционных красочных нарядах.