Все новости
Проза
19 Сентября , 13:31

Анатолий Черкалихин. Почти печальная сказка о гусе, который чуть не выбился в люди

Сказка, сочиненная при чувствительной поддержке классиков

Image by wirestock on Freepik
Image by wirestock on Freepik

А жук, поди, был вкуснее

(или немного о том, как полезно вовремя вспомнить о «Черной курице*»)

 

Случилась эта история не то чтобы очень давно, но и не вчера. В далекой стране Англии, где правит королева, а жители говорят исключительно на английском (потому что и не умеют иначе), жил-был гусь. Обычный с виду. Глупый. Не очень толстый. А вот имя у него было Самсон (Sampson). Гулял Самсон по родным лужайкам английским и ни о чем не думал (потому что и не умел думать). Весной гулял, летом гулял. Осенью тоже гулял – брюхо нагуливал, да «га-га» на английский лад покрикивал, щипал себе траву да клевал козявок разных.

Однажды в декабре, когда погода не располагала к приятным прогулкам, копался Самсон в куче навозной, пытаясь изловить жирного, но очень шустрого жука. И уж совсем было ухватил он его, как вдруг получил сильный щелчок в лоб. Про жука гусь быстренько забыл – стал созерцать в задумчивости хоровод белых мух. Придя в себя, Самсон хотел возмутиться, но тут же утешился как с неба свалившимся золотистым зернышком.

– All right, – подумал он, – но откуда зернышко?

Огляделся гусь – никого: туман, туман да снежинки с неба валятся. Не понял ничего Самсон и домой поплелся, но, услышав велосипедные звонки, поспешил в канавку: ну их, этих мальчишек. А мальчишки, как назло, надумали остановиться, заведя разговор на любимую тему всех англичан:

– Холодно сегодня.

– Да, даже снег пошел.

– Зато Рождество скоро, елка, подарки. Я ружье хочу, настоящее, с пулями. А ты?

– А я маску подводную и ласты.

– А мне обещали гуся зажарить, с яблоками, так тетушка всегда делала.

– Смотри, смотри, гусь! Бешеный, что ли? Вот раскричался. Поехали скорее, а то ущипнет еще.

 

И в школу не ходил, а ученый

(об эволюции и революции в гусином вопросе)

 

Самсон был в ярости – его, да с яблоками. И тут возмущенный гусь неожиданно сообразил, что почему-то стал понимать речь людей. А увидев на земле обертку, он даже смог прочитать: «Cow chips».

– Как же так? – удивился Самсон. – Нам, гусям, не положено читать. Что за вольности эволюции?

Долго рассуждал гусь о странных фактах своей биографии, пока не услышал, что его зовут. Бросился было он на зов, да о яблоках вдруг вспомнил...

 

И хорошо, что не задавило

(All you need is love)

 

...Решил Самсон обмануть несправедливую к нему судьбу-злодейку и покинул дом родной. По-английски – без прощаний и слез. Решить легко, да сделать трудно. Слабыми у Самсона крылья оказались. Дикие гуси те ведь каждый день летают, и крылья потому у них сильные, тренированные. Опечалился Самсон и настолько забылся, что едва на него не налетел внезапно выскочивший из тумана маленький желтый фургончик. Вылез водитель – человечек в джинсах и с пухлыми щеками.

– Ты откуда, братец, взялся – мили три ведь до жилья, пожалуй, будет? Заплутал, что ли? Сожрут ведь тебя, бедолагу, собаки или лисы.

Самсон почувствовал, что незнакомец добр. И по лисам наш путешественник ни капельки не соскучился. Словом, когда открыл человечек дверку, Самсон занял предложенное ему место. Да так проворно, что водитель ахнул:

– Ну ты, брат, орел!

 

Смотри, какой нервный

(учите, граждане, English)

 

– Как же тебя звать-то, может, в самом деле, Eagle? – усмехнулся человечек.

Самсон возмущенно заорал и даже головой закрутил.

– Тогда, может, Falcon? А что, звучит – Сокол.

Но гусь еще больше распалился, даже крыльями взмахнул.

– Ну-ну, хорошо, придется подумать, если ты такой нервный.

 

Меня зовут Самсон

(а вовсе не Иван Иваныч, как вы могли подумать)

 

Примерно через полчаса машина подъехала к окруженному озябшими сиренями небольшому городку из домиков на колесах. Возле одного из них стояла девочка лет шести-семи и приветливо махала рукой.

– Вот, Клэр, новый артист прибыл. Свободный художник, ныне путешествует автостопом. Придумай-ка ему кличку и накорми чем-нибудь. Только не спеши, он немножко беспокойный.

– Добро пожаловать, мистер Goosman, чувствуйте себя как дома. Сейчас мы вас накормим и назовем, – говорила девочка, входя в домик.

Внезапно гусь, удивив своей прытью теперь уже девочку, бросился к стоявшей на полу печатной машинке и со скоростью заправской машинистки стал долбить клювом по клавишам. Вошел недовольный отец:

– Сколько раз, Клэр, я просил... – но, увидев ошарашенную дочь, обернулся к гостю. Потом подошел к машинке и вытащил лист. На нем значилось:

– Hello. My name is Sampson.

 

Холодно и сыро

(маленькое, пушистое отступление)

 

А снег все падал и падал. Сбившись в стайки, снежинки кое-где даже умудрялись прикрыть траву, устраивая нежную мозаику из изумрудов и хрусталя. Но уже минут через пять на месте снега вновь проявлялась трава, а зеленые ячейки вдруг неожиданно скрывались под мокрыми  серебристыми шапочками. Снег шел весь день. Закрывал землю, таял, вновь закрывал и снова таял...

 

Ну, чудеса!

(Magical mystery)

 

Великий Мэйджи был в ярости: его сын – молодой бездельник и лежебока Мэг, заснув на лету, потерял одну из самых необходимых в чародействе вещей – зерно знаний. Зернышко было последней надеждой Мэйджи: сын его с самого детства был склонен к чудесам, правда, таким, что проявлялись исключительно в лени, упрямстве и пустой болтовне, доходившими до того, что поражался даже не умеющий удивляться Мэйджи. Сын с поразительной настойчивостью отказывался учиться и делал только то, что ему хотелось. Потеряв надежду чему-либо его обучить, отец пошел на риск, отдав сыну волшебное зернышко, с помощью которого можно было знать и помнить все, что мог знать или помнить любой человек на белом свете, будь он хоть самым секретным агентом и даже тайным советником. Владелец зерна мог умножать в уме огромные числа и понимал тарабарский язык, был посвящен в тайны высокой моды и был в курсе всех секретов королевского двора, умел по памяти изобразить «Джоконду» и «Черный квадрат» и владел тайнами изготовления настоящих петровских щей. Памятуя о том, как тяжело заснуть, когда в голове много мыслей, и просто пожалев сына, Мэйджи научил его вынимать на ночь зернышко из-за щеки, где оно обычно находилось. В результате сынок по утрам и не вспоминал о зерне. А иногда прямо-таки фантастическая лень Мэга доходила до того, что он безмятежно дремал и с зернышком во рту.

Любимым развлечением Мэга были полеты. Он так увлекался, что забывал про все на свете, а иной раз, утомившись, даже засыпал прямо на облаке. Вот и на этот раз, вволю погоняв ворон и подырявив головой облака, Мэг устал и беззаботно развалился на небольшом облачке. Так и спал бы он на нем, если бы облако, погуляв над океаном, не превратилось в огромную грозовую тучу. Над Англией туча догнала другую и столкнулась с ней. С треском сверкнула молния, изрядно громыхнуло. Перепуганный Мэг спросонья соскользнул с тучи и замычал: «Мама!», зернышко вывалилось из-за щеки и полетело вниз. Лежебока спохватился и попробовал поймать его, но туман и начавшийся снег – нелетная, словом, погода – не позволили сделать этого.

 

Браво, браво!

(Первым делом – политика, ну а клоуны – потом)

 

Новый хозяин Самсона, работавший клоуном в передвижном цирке, напряженно думал, у кого мог выступать гусь, печатающий на машинке. Ничего, разумеется, не вспомнив, он решил узнать, что еще может новый артист. Разложив колоду карт, он попросил выбрать пиковую даму. Явно недовольный гусь ткнул клювом в нужную карту.

– Молодец! А теперь будем умирающим лебедем. Ну-ка – умри!

Самсон скосил глаза настолько, насколько это может сделать гусь, потом вразвалочку подошел к сидящему на корточках клоуну и несколько раз долбанул его клювом в висок. Человек вначале удивился, но потом разразился таким смехом, какого, пожалуй, редко удостаивались даже лучшие его номера на арене. Долго еще хвалил он неизвестного дрессировщика. А Самсон, устав от восторгов нового хозяина, подошел к телевизору, включил его и, понажимав на кнопочки, остановился почему-то на выступлении Железной леди.

 

Как надоела суета

(не в деньгах счастье)

 

– Ну что, дядюшка Сэм, повторим все снова и прямо завтра – на арену! – человек, явно обалдевший от гусиных «штучек», решил сразу зарабатывать на нем деньги, во всяком случае, до тех пор, пока настоящий хозяин не объявится.

Но Самсону вовсе не хотелось кричать, бегать и вытворять разные глупости, и он попросту закрыл глаза. Новый хозяин отнес его в соседний домик, поставил воду, кормушку и вышел. Быстро стемнело. Нельзя сказать, что Самсон очень хотел спать, но переживания трудного дня сделали, наконец, свое дело, и гусь задремал.

 

Спасай себя сам

(с приведением кратких исторических сведений)

 

В середине ночи в домике появилась призрачная фигура Великого Мэйджи, сильно переживавшего из-за потери зернышка. Ведь без него он не помнил даже истории о том, как гуси спасли Рим. На этом и погорел: не очень заботясь о тишине, он, конечно, разбудил чутко спящего Самсона, а тот, не долго думая, поднял шум. Маг едва успел принять облик пухлого человечка и, сделав вид, что просто зашел покормить гуся, насыпал в кормушку отравы. Гусь нехотя подошел к тарелке, но, не найдя там ничего вкусненького, с возмущением перевернул ее и вновь возмущенно загоготал. Послышались шаги настоящего хозяина, и Великий Мэйджи вынужден был позорно бежать, сделав, правда, вид, что выходит. Появился клоун:

– Что такое, что шумим?

Гусь очень удивился: только что вышел, а ничего уже не помнит.

...Остаток ночи прошел без происшествий – Мэйджи решил пока не торопиться и занялся другими делами.

Утром проголодавшийся гусь, сообразив, что за упрямство могут и впрямь оставить без еды, терпеливо по просьбе хозяина повторил все вчерашние номера: указывал на нужную карту, пятикратно гагакал на цифру «пять» и складывал из букв на карточках свое имя. Скоро ему это опять надоело, он вновь почувствовал себя гением и отказался выполнять другие команды. А клоун, которому и в голову не могло, конечно, прийти, что попавший в его руки гусь знает про все на свете, решил, что Самсон просто быстро устает, и оставил его в покое.

 

Чудеса в кучке

(и никакого вам решета)

 

Ближе к вечеру хозяин появился вновь. Щеки и нос его подозрительно раскраснелись, а волосы были всклокочены.

– Грим. Готовится к выступлению, – понял Самсон. – Что ж, придется опять дурачка валять, уже на потеху почте-нней-шей пу-блики!

Клоун выпустил гуся и пошел с ним к большому брезентовому шатру, который называется шапито или просто цирк. Оттуда уже доносился гул, аплодисменты и музыка. Самсон пришел в восторг, он понял, что его тонкая музыкальная натура уже второй день страдает от отсутствия чарующих звуков маршей, которые он так любил слушать у прежних хозяев.

Клоун заметно нервничал, а Самсон был тверже непоколебимого агента 007. За несколько шагов до входа гусь ненадолго остановился, чтобы сделать маленькую кучку и... И вдруг он возмущенно загоготал, явно не узнавая стоящего рядом с ним человека, удивляясь окружению и не видя поблизости родного сарая и милой гусиному сердцу кормушки.

 

А может, лучше его зажарить?

(все проходит, даже зернышко через желудок)

 

Номер с гусем провалился. Клоун был вновь удивлен, но на этот раз уже беспредельной тупостью птицы.

...На месте оставленной гусем кучки весной вырос и заколосился небольшой кустик, в котором специалисты признали бы растение Triticum – пшеницу, уникального, притом, сорта «Чулпан». Самсон же лишь через полгода дрессировки научился падать на брюхо, распуская крылья на призыв: «Умри, несчастный!» И это стало для него спасением, ибо хозяин подумывал уже отдать гуся кухарке, чтобы получить от него пользу хотя бы в жареном виде, пусть и без яблок. А все то, что случилось в прошлом году под Рождество, представлялось ему сном или наваждением. И он, сидя порой рядом с подросшей дочкой, почти с недоумением смотрел на приклеенную к стене бумажку со словами: «Hello. My name is Sampson».

 

Словарь и комментарии:

 

«Черная курица» – сказка Антония Погорельского.

Cow chips – вроде все ясно: корова + чипсы, но вместе получается почему-то сушеный коровий навоз или попросту коровьи лепешки.

All you need is love – все, что тебе нужно, это любовь.

Eagle – орел.

Иван Иваныч – так звали дрессированного гуся в «Каштанке» А.П. Чехова.

Goosman – от goosе – гусь (а иногда и простофиля) и man – человек.

Hello. My name is Sampson – Привет. Мое имя Самсон.

Magical mystery – волшебная тайна.

Мэйджи – от Мagy – волхвы, маги.

Мэг – от mag – болтун.

Тайный советник – в дореволюционной России всего лишь чиновничий титул, правда, очень высокий – равный генералу.

Железная леди – уважительное прозвище Маргарет Тэтчер – премьер-министра Великобритании в 1980-х.

Из архива: декабрь 2009 г.

Читайте нас в