-15 °С
Снег
Все новости
Проза
14 Декабря 2021, 16:23

№12.2021. Семён Скворцов. Литературный перекрёсток. Рыбалка Сигюн. Притча

Посвящается всем, кто не жалея сил борется с глумливым нравом близких

№12.2021. Семён Скворцов. Литературный перекрёсток. Рыбалка Сигюн. Притча

Семён Валерьевич Скворцов родился 18 февраля 1994 года в Уфе. Публикуется впервые.

 

Семён Скворцов

Рыбалка Сигюн[1]

Притча

Посвящается всем, кто не жалея сил борется с глумливым нравом близких

 

 

Под ещё не родившимся светом, задолго до тебя, на дне самого глубокого водоёма жило чудовище. Оно помнило себя ровно столько, сколько было здесь, и память у него была долгой.

В один из дней на глубине своего безмолвного тёмного дома хозяин почувствовал что-то неладное. Приближаясь к поверхности, он не обнаружил завесу сплошной тьмы, что-то её рассеяло.

Никто не смел нарушать его покоя. Глаза чудовища появились над поверхностью. Хозяин водоёма не знал, с чем столкнулся, но тепло и сияние парализовало члены, ранее не доводилось видеть ему ничего столь прекрасного.

 

В этот день родилось то, что мы зовём солнцем.

 

До наступления ночи чудовище смотрело на светило, подставляя под лучи и грея свои конечности. Много ли веков прошло, оно не знало, память похудела, чудовище помнило, что живёт ради рассвета, а ночью набирается сил, чтобы и дальше жить.

 

Настало новое утро, чудовище ждало. Светило взошло, хозяина водоёма обдало теплом и рыданиями, но не обратил он на плач внимания, любуясь светилом.

 

Каждый день рыдания становились громче, и вот однажды монстр понял, что это плачет солнце.

 

Поражённый хозяин водоёма вынырнул, лишив себя дыхания пучиной, и крикнул:

– Почему ты плачешь?

Он не понимал, как можно плакать, будучи столь прекрасным.

– Я плачу, потому что не знаю, что такое красота, – отвечало солнце. – Каждый день я слышу от вас внизу это слово, вы показываете в мою сторону, но я ничего не вижу. Слепо ли я или недостойно видеть красоту? – Солнце продолжило плакать, а сердце чудовища сжалось.

 

Как же сделать так, чтобы светило поняло, что красота это оно и есть?

Создание молилось богам, но смеялись они над ним. Никто не помогал чудовищу осчастливить солнце.

Хозяин водоёма бесконечно долго смотрел на солнце и плакал вместе с ним.

 

И вот однажды, вынырнув из воды, монстр взревел:

– Прошу, кто-нибудь помогите мне!

– Чего ты хочешь? – Прозвучал голос в голове, подобный эху женского смеха, тоске волчьего воя и неизбежности шипения змеи.

– Я хочу, чтобы солнце увидело, сколь оно прекрасно, и поняло, что красота – это оно и есть.

– Что же ты готов дать мне взамен?

Голос не смеялся над ним, воспринимая всерьёз каждое слово.

– Всё! – подумало чудовище. – Забери всё что хочешь! Самое ценное, что есть у меня, забирай!

– Ты отдашь самое ценное?

– Да! Прошу, пусть солнце видит, сколь оно прекрасно!

– Хорошо, будь здесь завтра.

 

Приближалась ночь. В этот раз хозяин водоёма не сомкнул ни глаза, всю ночь прождал он рассвета и появления Его.

Солнце встало, оно медленно поднималось, и вот залило водоём лучами плача.

– Где же ты?! – подумало чудовище.

– Я здесь. – Прозвучал голос в голове.

Водная гладь с краёв берегов покрылась толстым слоем льда, столь толстым, что чудовище больше не чувствовало тепла и почти не видело своего светила, однако оно слышало смех. Солнце смеялось, глядя в зеркало внизу.

– Исполнено. Этот лёд никогда не растает, и никто не сумеет пробить в нём брешь, – сказал голос в голове.

 

Шли годы, а чудовище всё жило под зеркалом воспоминаниями о солнце. Все желания покинули его тело и разум.

Погрузился монстр на самое дно и со всех сил поднялся вверх, тараня головой стекло изо льда. Лёд не дрогнул, кровь хлынула из ран создания, в глазах его помутнело.

Погрузился монстр снова, коснулся дна, взмыл вверх. Второй удар почти лишил его чувств, но не жизни.

И тогда погрузился он в третий раз, закрыл глаза и вспомнил свой первый день, когда увидел светило. Устремился хозяин водоёма вверх и на мгновенье открыл глаза.

С трудом остановилось чудовище у самого стекла, не веря тому, что видит.

Во льду была небольшая дыра, размером с глаз чудовища. В дыру кто-то свесил ногу и беззаботно болтал ею в воде. Кроме того, рядом с ногой маячил крючок на тонкой нити.

Монстр не думал о том, кто это рыбачит, он лишь приблизился так близко как мог к отверстию во льду, чтобы смотреть на солнце.

– Я не могу убрать ногу, тогда лёд замёрзнет, – прозвучал женский голос сверху.

– Кто ты? – Чудовище жадно глазело в небо. – Как... Кто же ты?

– Я жена того, кто сотворил это зеркало, – ответил голос.

Тогда чудовище поняло, почему лёд не мог навредить этой девушке, и хранило оно молчание, ни мысли не промелькнуло в голове, ведь не под силу было выразить благодарность свою.

– Я смогу здесь иногда рыбачить утром. А ты сумеешь смотреть на солнце.

– Как... Как я могу тебя отблагодарить? – дрогнувшим голосом вопрошал ужас озера в своих мыслях.

Девушка засмеялась.

– Славь мужа моего, юродивое создание. Ведь он единственный, кто воспринял тебя всерьёз.

 

[1] Сигюн (Sigyn) — богиня второго плана в скандинавской мифологии, жена бога Локки.

Автор: