+13 °С
Облачно
Все новости
Проза
20 Мая , 13:24

№5.2021. Дамир Шарафутдинов. Достижения Дили. Рассказ. Пер. с башкирского

Дамир Мулкаманович Шарафутдинов родился в 1965 году в д. Кунба Белорецкого районаРБ. Окончил Башкирский сельхозинститут. Работал в журналах «Йэшлек», «Аманат», «Агидель».Член Союза писателей РБ и Союза писателей России. Умер в 2020 году

Дамир Мулкаманович Шарафутдинов родился в 1965 году в д. Кунба Белорецкого района

РБ. Окончил Башкирский сельхозинститут. Работал в журналах «Йэшлек», «Аманат», «Агидель».

Член Союза писателей РБ и Союза писателей России. Умер в 2020 году
Достижения Дили
Рассказ
Перевод с башкирского
– Как думаешь, Актуш, медаль снова наша? – так говорит Диля перед каждым выходом на арену, чтобы придать себе больше уверенности. Сколько бы подобных выступлений ни прошло, уже стало обычаем – сначала быстренько пошептаться с напарником. Но не стоит волноваться, что вездесущие члены комиссии могут дать дополнительные задания – никто здесь по-башкирски не понимает. Пусть себе думают, что читает молитву. «В добрый час!» – такое пожелание уже близко к призыву «Вперед – к победе!».
Теперь Диля и не припомнит, когда впервые приступила к столь увлекательному занятию. То ли когда мама купила ей в детстве мягкую игрушку-собачку, то ли ей как-то очень понравилось играть с собакой у кого-то в гостях… Пожалуй, верны оба варианта. И все-таки, когда в парке к девочке подошла большая лохматая псина, Диля не испугалась, а протянула руку, которую та, в свою очередь, поспешила облизнуть. Наблюдая за всем этим со стороны, хозяйка будто и не успела отреагировать и остановить отцепившегося с поводка питомца.
С тех пор Диля играла с выведенными на прогулку собаками каждый раз, когда приходила в парк. А подрастая, постепенно начала получать предложения по выгулу животных и уходу за ними. Их хозяева зачастую были в недельных или десятидневных командировках, и когда Диля начала получать деньги за свое хобби, играя и присматривая за животными и птицами, она очень выросла в глазах родителей как самостоятельный человек. Да и к тому же, имея в кармане лично заработанные деньги, оказывается, ты ощущаешь себя совсем по-другому. Вот собираешься, например, куда-то пойти, а мама вдогонку спрашивает: «Деньги-то есть?» Ты можешь ответить с гордостью: «Есть!»
Диля и сейчас не может забыть двенадцатое лето своей жизни. Отправившаяся в теплые края семья попросила ее присмотреть за щенком маламута. Хозяев она видела всего два раза в жизни, и, похоже, поэтому они не сильно сохранились в ее памяти. Другое дело – полугодовалый голубоглазенький круглохвостый маламут, он превратился в ее ласкового любимца. Каждый вечер девочка после всех дел стрелою мчалась в парк, чтобы поиграть с новым другом. У этого малыша еще не было даже имени, наверное, хозяевам кто-то его подарил. Диля по-своему назвала его Актушем, вместе с ним она и прошла школу по уходу за собаками и их дрессировке. Сегодня девочка очень благодарна своему любимцу за то, что у нее появились многочисленные предложения и просьбы по подготовке собак к выставке, выступлению на ринге или по присмотру за ними хоть и на один-два дня.
События, впоследствии врезавшиеся в память Дили, произошли спустя две недели после знакомства с Актушем. Как обычно, девочка спустила собачку с поводка, чтобы та могла порезвиться и набегаться, а сама на время опустилась передохнуть на скамью. Собачников с их питомцами поблизости наблюдалось много: кто-то смотрел за животными со стороны, а кто-то старался не отставать от их резвого темпа. Но вдруг откуда-то из-за ближайших кустов послышались скуляще-рычащие звуки, стали доноситься крики людей. Диля, немедленно с тревогой в сердце помчавшаяся к месту происшествия, стала свидетелем ужасающей картины: огромная овчарка терзает ее любимого Актуша – катает по земле, топчет, кусает! А люди просто охают и смотрят на все это! Едва не потерявшая от увиденного сознание, девочка и не заметила, как с диким криком бросилась на поле кровавой битвы. К счастью, ремень, за который она схватилась, принадлежал Актушу, и ей как-то удалось вырвать родного щеночка из зубов огромной собаки. В этот же момент подоспел хозяин овчарки и быстро ее увел. Больше их потом здесь никто не видел.
Ох и сильно же досталось тогда Актушу! Когда сообщили о произошедшем хозяевам, по совету ветеринара пришлось приуменьшить тяжесть полученных ран. Может быть, поэтому они не придали ситуации особого значения и продолжили свой отдых. К их возвращению Актуш уже поправился. Чувствующая себя виноватой, Диля навещала собаку каждый день – утром до школы и вечером. Так она и подружилась с тетей-ветеринаром, и так росло ее уважение к представителям этой профессии. И, видимо, врач уже рассказала хозяевам о старательности девочки, потому что ей заплатили больше положенного. А вот Актуша в скором времени хозяева продали, ну не были они такими уж любителями собак. С тех пор Диля не может спокойно смотреть на маламутов, каждый раз, когда она встречает их на выставках, они напоминают ей о том печальном событии…
Сколько бы Диля ни выступала на выставках, она всегда очень волнуется перед опытными уважаемыми хендлерами. Не за себя, конечно, – за напарника – так переживает. Ну и какой толк, проделав столь нелегкий путь и добравшись до выставки-соревнования, на которую собрались собачники со всей половины России, взять и просто так уйти ни с чем. Хорошо, что такого еще не было. Да и значительно опытнее стала теперь она: знает, в какой лучше город повезти какого ученика, знает, как подготовить его к выступлению. И, конечно же, здесь оценивают не только самих собак-участников, но и хендлеров, выводящих их на арену. К счастью, до сих пор в этом отношении к Диле не было ни одной претензии. В номинации «Молодой хендлер» она всегда оказывается самой молодой, а уж как держаться перед людьми ее специально обучать не нужно – с семи лет девочка занимается в балетной студии. Однако она, конечно, понимает, что и такое положение вещей продлится недолго: вскоре и она будет среди старших, а там уже придется соревноваться с опытными знатоками…
– Ну как, девочка моя, коленки сильно дрожали? – Татьяна Владимировна заботливо обняла сидящую рядом с ней в раздумьях Дилю, когда они проехали казахский город Актобе и машина продолжала лететь по ночной дороге. – У Рекса нет такого чувства ответственности, он не умеет переживать. А я хоть и с замиранием сердца наблюдала за вашим выступлением, нисколько не сомневалась в победе.
– Актобе же находится близко только к нам, участников со стороны Москвы не было, – в голосе девочки словно послышались нотки сожаления о такой легкой победе. – На московской выставке мы заняли только третье место, конечно, там народа больше.
– Несравнимо близко, знакомо. – Татьяна Владимировна снова сосредоточилась на дороге. – Ладно, не переживай, и в Москве получим первые призы, я верю и в тебя, и в Рекса…
У Актуша-Рекса есть три имени. Кличку Актуш дала собаке сама Диля. Хотя не было причин так называть его, поскольку у этого арлана евразийской породы грудка вовсе не белая, а равномерно одного цвета. Только в деревне у бабушки живет борзая по имени Актуш, с которой она привыкла играть при каждом приезде, так, видимо, и нашлась кличка. Для хозяйки он – Рекс, тоже широко распространенная кличка среди собак. А в справочниках-каталогах, выпущенных для выставок, пишут: «Юркий Джек Уфимец». Все-таки система официального присвоения имени для собаки очень сложна и не понятна простому человеку…
– В какие места отправимся потом? – спросила Диля, надеясь про себя на ответ: «Еще не скоро». Хотя и интересно путешествовать по стране и посещать разные города, длинная дорога бывает очень утомительной. А завтра еще нужно идти на балетную репетицию, и лишь бы там руководитель Ирина Ивановна не объявила о новом предстоящем выступлении. В школе уже знают о том, что она балерина, но о своем увлечении собаками – хендлерстве – она еще никому не говорила. И пусть себе думают, что девочка-отличница после школы просто сидит, уткнувшись в книги.
– В следующем месяце отправимся в город Киров, – вздохнула тяжело Татьяна Владимировна, словно и сама очень устала от путешествий. – Сможешь поехать?
Ее тяжелый вздох нетрудно понять. Раньше женщина работала учительницей математики, после того, как ее отправили на пенсию, стала заниматься разведением собак. Теперь любит часто повторять слова из русской пословицы: «Назвался груздем – полезай в кузов».
– Моя подруга Лена сегодня из Кирова не приехала, поэтому нам дали первое место… – вспоминая об этом, Диля вздохнула с сожалением. – Получается, что Лена эту победу нам подарила: вот чего стоил выход хозяйки ее лайки – бабушки Тамары…
– Ты же знаешь, дочка, победа зависит от многих причин, – в этот раз в голосе Татьяны Владимировны отчетливо прозвучала радость за полученное первое место. – Это и то, что Лена не смогла приехать, и то, что судьи были другими, и даже то, как мы смогли туда добраться… Вот победить бы в Москве! Наверное, возьмем туда Найду, как думаешь, а? Успеешь участить тренировки и подготовить собаку?
Найда – другая собака Татьяны Владимировны, породы кокер. Ее Диля любит сильнее, все-таки трехлетняя питомица и умна, и игрива, и ласкова. Эту собаку с ее длинными висячими ушами и черной-черной кудрявой шерсткой можно носить на руках, как ребенка, а попробуй поднять тридцатикилограммового лохматика Актуша! Но насчет Найды-то у Татьяны Ивановны вроде другие планы: она же хочет оплодотворить ее и, получив потомство, выставить щенков на продажу. О какой тогда выставке может быть речь?
– С назначенным ей из Санкт-Петербурга арланом скрещивания не получилось, – сказала хозяйка, словно читая мысли Дили. – Не знаю, почему так, но свести их отказались. Пока найдем Найде другую пару, пройдет достаточно времени. До этого еще успеем свозить ее на выставку…
Успеется… Только Диля знает еще, что с Найдой в Кирове не победить. Собаки породы кокер слишком популярны в народе, и на выставке их будет много. Да и опытных хендлеров среди таких собачников достаточно, как и собак, участвующих в выставках по всему миру. У Рекса, вон, сородичей сегодня было всего пятеро, да и из них троих на ринг вывели сами хозяйки. Правда, конечно, бабушка-пенсионерка, не то что красивая девочка-хендлер, не умеет эффектно провести собаку по ковру. И сейчас вопрос Татьяны Владимировны направлен к девочке с надеждой – отправившись в Киров только в качестве кучера, она хочет, чтобы ее любимая собака победила благодаря способному хендлеру! Несомненно, вернувшись из поездки, нужно связаться через интернет с Леной. Будет ли она участвовать?
В этот раз уж Лена не сможет стать претендентом на победу вместе с Дилей, последняя же с кокером. В прошлом году Лена показала ей очень древний город, который поначалу назывался Хлынов, потом – Вятка, рассказала его историю. Оказывается, это видный город с очень красивыми древними дворцами и не шумит, как Уфа. Не помешает увидеть его еще раз.
– Нет, давайте поедем с Актушем, у него больше шансов на победу, – заявила Диля и, стараясь убедить в верности своего предложения хозяйку собаки, быстро-быстро продолжила: – Во-первых, собак его породы на выставке будет мало, вряд ли будут участвовать те, что были сегодня! Во-вторых, сами знаете: чтобы Рекс не забыл упражнения, его нужно несколько раз подряд поводить по выставкам, закрепить его опыт. В-третьих…
– С этим я согласна, – Татьяна Владимировна в данный момент была очень рада, что девочка не отказывается поехать в Киров. – Ладно, возьмем Рекса. Я хочу сказать, может, и Найду с нами? Родословная у нее надежная. Пожалуй, если не совпадет время выступлений, сможет участвовать и она? Пусть не забывает, как ездить по выставкам, дома же все равно потеряет форму.
– Когда был щенком, Рекс брал призы, а среди опытных собак еще не выступал… – в голосе девочки-хендлера послышалась тревога. – Разумеется, когда-нибудь он должен пройти такое испытание, как сами говорите: «назвался груздем…»
– Ты поспи, дочка, на таможне все равно разбудят. – Женщина-водитель, словно решив, что все разговоры окончены, а решения приняты, завершила беседу в самый неожиданный момент. Неудивительно, она же видит, как девочка всю дорогу борется со сном.
– Диля, смотри – куланы! – от восторженного крика попутчицы юная собачница быстро проснулась и взглянула на то место, где ночную темень разделили фары. Машина остановилась, а через дорогу проходили степные козы.
– Не куланы это, а сайгаки. Куланы относятся к семейству лошадиных, а сайгаки родственны с козами, – сказала сквозь сон Диля и снова закрыла глаза. Этих очень шустрых косуль она как-то видела в зоопарке, а еще один раз – когда в дороге с отцом проезжали поля. Тогда ее папа успел рассказать о косулях очень многое. Именно с его слов девочка поняла, откуда берется родство между дикими и домашними животными. Папа вообще как ходячая энциклопедия, от него же она узнала, например, о близком родстве собак и волков, об их скрещенном потомстве, представитель которого называется волкособом. И это понятие волкособа, оказывается, применяется и к людям, но совсем не в положительном значении! Правда, папа, конечно, не говорит о таких вещах прямо. Его хитрость Диле уже давно известна: вот начнет он так беседу с мамой на разные интересные темы, а выходит все как будто «сын мой, говорю тебе – дочь моя, слушай…»
Думая об отце, Диля вспомнила о матери: «Надо же ей торжественно сообщить о том, как они вернулись с победой!..» Только она взялась за телефон, как Татьяна Владимировна снова подала голос:
– Не спеши, дочка, надо сначала проехать границу роуминга. Не забывай, что ты пока в другой стране.
И правда же! А она еще удивлялась, почему мама не звонит уже три дня, вот, оказывается, в чем причина! Два дня они пробыли на выставке, еще два – наслаждались красотами казахской земли, а у мамы, конечно, нет денег, чтобы позвонить в такую даль. Когда говоришь о Казахстане, люди, наверное, представляют одну ровную пустыню, ан нет, вон они по пути сколько увидали чудесного: Алатау, Чимбулак, Медео…
– Диля, дорогая, хорошо тебе: сама играешь с собаками, сама ездишь по всей стране, даже посещаешь другие места. И все бесплатно!..
Девочка, собирающая волосы в пучок, многозначительно улыбнулась через зеркало подружке, которая больно затянула ей корсет:
– Мало того, еще добавь, что получаю за это призы, сувениры, подарки и деньги!
Диля очень сблизилась с Мариной, которую в их балетной группе называют «Пандой». Уже тогда, когда наша героиня была еще маленькой, только начинала заниматься балетом и плакала в уголочке от сильной боли в ногах, она подошла утешить девочку и погладила ее по голове. Так и началась их дружба. Интересная эта Марина: в обычной жизни такая медлительная, неповоротливая, собираясь куда-то, ее можно заждаться. За это, видимо, и получила она кличку неторопливого китайского медведя. Но стоит ей выйти на сцену, как она становится совершенно другой: лицо начинает сиять, движения поражают быстротой и ловкостью, танцует словно летает. Ирина Ивановна не может нахвастаться Мариной, каждый раз ставит ее другим в пример.
– Смотри-ка, Диля, – продолжила допытываться подруга. – Ты этих собак как обучаешь: битьем или руганьем? Мы же, когда нас ругает Ирина Ивановна, боимся и головы поднять – как себя ведут твои собаки? Зубы скалят или хвост поджимают? Укусы были?
– Бывает, конечно, и укусы переносишь, и бьешь… Возьму тебя как-нибудь с собой в парк, все сама увидишь. «Если не закончу дрессировки, пока ты будешь ко мне собираться…» – подумала про себя Диля, но только спросила:
– Марин, ты не слышала, когда будет наша очередь выступать?
– Составляешь ежедневный план на месяц? – конечно, подруга знает: Диля спрашивает, чтобы выставки собак и балетные выступления не пришлись на один день. Тем более оба мероприятия обычно проводятся в выходные дни. Выступления на сцене чаще проходят в праздники, поскольку бесплатные номера детской студии обычно идут нарасхват. Папа хотел из-за этого, чтобы девочка оставила балетные занятия, но мама была против. Силком, конечно: из дочери артистка вряд ли выйдет, у Дили нет стремления стать балериной. Девчонки, секретничая друг с другом, частенько говорят о своем возможном будущем. Хотя среди более старших уже есть такие, кто ходит в театр оперы и балета на работу и поступил в хореографическое училище. На годовом отчетном концерте они – гордость Ирины Ивановны – самые яркие и уважаемые гости. А вот для Дили с Мариной двери для такой славы закрыты: врачи, найдя у обеих девочек какие-то скрытые болезни, разрешили заниматься балетным искусством только в студии…
– Ирина Ивановна сказала, что вроде будем ставить два танца в День Победы перед Русским драматическим театром.
– Ой, мне же в этот день нужно пойти на парад «Бессмертный полк»! Папа всегда об этом просит, я и в прошлом году участвовала… – хотя совпадение даты двух мероприятий испортило настроение Дили, она вдруг оживленно окунулась в воспоминания: – Вообще-то там бывает интересно…
– Ээ-эй! – махнула рукой с рождения беззаботная Марина. – Выступления будут вечером, а твой парад – в десять утра. Чего так переживаешь? Лишь бы холодно не было девятого – вот чего боюсь! А то будем стоять, дрожать на улице в тоненьких платьях… Айда, побежали, сейчас начнется прогон!
Прогон – выступление перед концертом. К нему нужно готовиться даже больше, чем к самому мероприятию. Все-таки, как бы ни прошло выступление на празднике, на артистов все равно сыплются аплодисменты и похвала, а сцена наполняется цветами. Другое дело на прогоне – каждое твое движение под пристальным взглядом Ирины Ивановны. Если начнет критиковать перед всеми людьми, то держись – начинаешь уже задумываться, зачем вообще ходишь на занятия, чувствуешь себя каким-то неспособным человеком…
Но на следующий день, конечно, под взрывами аплодисментов с цветами в руках все это забывается и кажется сном. Такова уж двойная сущность жизни артиста.
«Завтра позову на концерт маму, сказать ли отцу?» – думает Диля. Он не особо разделяет увлечение дочери балетом, довольствуясь всего одним-двумя вопросами по типу: «Как прошло?» Наверное, и не знал бы даже, как открывается дверь студии, если бы не забирал ее оттуда один-два раза, когда она была маленькой. А, нет. Один раз он взошел на сцену и подарил букет Ирине Ивановне! Тогда девочка обратила внимание: ее папа и руководитель студии вели себя на сцене уж слишком спокойно и улыбались друг другу, словно были знакомы давно. Может, и, правда, общаются, папа-то не из робких. Как говорит мама, может, он втихаря заходит через заднюю дверь и сидит там, вытирает слезы радости, видя выступления дочери…
– Ну и как прошел твой концерт, звезда сцены? – спросил Камиль сразу, как только Диля уселась за парту. Забавно, будто это на самом деле его волнует. Но она уже привыкла к издевательскому насмешливому тону одноклассника и к подобным его выходкам. Да и учителя какие интересные: посадили такого заносчивого мальчишку с любительницей собак!
– Как обычно: шум-гам, аплодисменты, цветы!.. – ответила девочка равнодушно. В классе все уже давно привыкли к постоянным разборкам этих двоих, теперь даже их громкие перепалки воспринимались как комедия.
– Надо было половину твоих цветов принести Камилю – вон же как он переживает за тебя! – отвесил кто-то. Диля поспешила поскорее достать книги и тетради, чтобы погрузиться в нелюбимую химию: человеку только дай повод – начнется ссора без конца и края! Недавно только Камиль закатил такой сыр-бор, что сорвал урок, и его наказали. Похоже, снова затеял нечто подобное. Что поделаешь, в классе слишком много тех, кто не решается критиковать Камиля из-за его ветреного характера. То он провоцирует драку с каким-нибудь мальчиком, а то натравливает друг против друга двух девочек. Самые частые конфликты, разумеется, с соседкой по парте Дилей: девочка и сама не подарок, на каждую нападку у нее готов твердый ответ. Возможно, если бы она молчала, это бы и прекратилось, а так – провокаций хоть отбавляй.
В середине урока Камиль, повернувшись назад и сделав вид, будто что-то хочет взять, молниеносно положил перед ней согнутую бумагу. «Отправили с задних парт», – прошептал он. А у самого в глазах вспыхнули искорки интереса: кому же это есть дело до его соседки Дили? «В семь вечера приходи к фонтану, тогда и узнаешь, кто я», – с удивлением прочитала девочка четко выведенные строки. Пойти или нет? Кого я могу там встретить? Это же, может, и не одноклассник, вдруг кто-то просто попросил передать…
«Ладно, до вечера еще времени много, что-нибудь прояснится», – подумала Диля. Она знает, что уже в их седьмом классе есть девочки, которые встречаются с мальчиками, они как раз «скрытно» обмениваются записками. А может, как в кино, прийти, но понаблюдать со стороны, кто придет? Интересно же. Дома можно сказать, что пошла гулять с собаками или на репетицию, что еще дольше.
Возле фонтана, переминаясь с ноги на ногу, стоял самый скромный мальчик класса Анвар. Ничего себе тихоня! Хватает же у него смелости писать девочкам записки и приглашать на свидание! Мало того, так еще и букет цветов не забыл прихватить. Пойти ли к нему или повернуть обратно? А почему бы не пойти, одноклассник же. Скажу, что просто проходила мимо. Да и вообще можно же в шутку притвориться, что не в курсе, и даже спросить: кого, мол, ждешь? Если скажет: «Тебя» – тоже нестрашно, говорят же, иди, куда зовут. Вот Анвар, во дает! А что, интересно, он ответит, если спросить: «Я пришла, что будем делать?»
Испытывая противоречивые чувства, девочка подошла к однокласснику. Успела и предусмотрительно оглянуться по сторонам – как бы не встретить знакомого!
– Диля! Это ты?
– Анвар… Кого ждешь?
– Вроде тебя… Ты же написала записку.
– Записку? Какую? Я? – у почуявшей неладное Дили по спине побежали горяче-холодные волны. – Записку же я получила, там не было имени…
– Хм… А мне пришла от твоего имени, напечатанная на принтере. Кто же так пошутил? – Анвар внезапно повеселел. – А, ну раз так, айда, прогуляемся. Может, и в кино сходим. Расскажешь мне о балетном искусстве, будет ликбез. Возьми, это тебе, – одноклассник протянул ей цветы.
– О-о-о, так вот они где! – не успели мальчик с девочкой опомниться, как оказались в кольце одноклассников. Послышался со всех сторон громкий хохот, защелкали фотоаппараты… Откуда они взялись? Растерявшийся Анвар пытался убежать, а Диле ничего не оставалось, как только закрыть лицо руками.
– Наша балерина, оказывается, нашла своего принца, а мы и не знаем, – загоготал подоспевший в круг одноклассников позже всех Камиль. От его голоса девочку осенила мысль: «Камиль! Вот кто режиссер этой комедии!»
– Я тебя убью! – метнувшись словно рысь, она схватила шалуна за воротник, и, хотя их пытались разнять несколько человек, было невозможно расцепить эти «гневные» руки.
– Отстань! Это не я! – кричал перепуганный до пяток Камиль.
– Как это не ты?! – внезапно ослабила хватку ошарашенная девочка. Камиль же поспешил удалиться. Но не успел. Анвар быстро догнал его и, повалив на землю, принялся пинать негодника ногами:
– Не я, говоришь? А кто мне дал записку, а? Разве не ты? На тебе, на, позор мужского рода!..
Теперь уже напали на самих затейников, в этот раз пришлось оттаскивать орущего от ярости Анвара. Представление уже не воспринималось одноклассниками как комедия, сейчас каждому было важно, как выбраться из этой передряги целым. Некоторые, не желающие становиться свидетелями этой бойни, поспешили тихо удалиться. Как видно, кто-то даже успел позвонить в полицию – послышались звуки сирены.
– Бегите! – раздался громкий крик, но в скором времени возле фонтана стало совсем тихо. Когда девочка опомнилась, она уже стояла возле своего подъезда…
Два дня Диля лежала, болела, не в силах поднять головы. Мама девочки, не понимая истинную причину, ухаживала за дочерью, отпросившись с работы, вызванный на дом врач сделал успокоительный укол. «Ваша дочь перенесла сильный стресс, со временем это пройдет», – таков был его совет. Следующим вечером к ним заглянула классная руководительница Дили – тетя Аклима. Ее никто не называет Аклимой Рафкатовной, все дети обращаются к этой приветливой учительнице как «тетя» да «тетя», тянутся к ней всей душой.
– Правда болеешь или прикидываешься? – опытный педагог посмотрела на девочку пытливым взглядом и рассмеялась: – Да вижу, вижу, но все хорошо, ни слова!
– Просто настроения нет, тетя, – вынуждена была сказать правду Диля, поняв, что разоблачена. – Как там? О нас распускают сплетни?
– О-о-о, да вся школа стоит на ушах! Вот уж заварили вы кашу! – сказала было Аклима Рафкатовна, но, увидев, как бледнеет лицо вскочившей с кровати девочки, сразу смягчилась: – Нет-нет, ты в этом не виновата. Все говорят о том, как Анвар побил Камиля. Не могут до конца поверить, но раз приехала полиция, оно же понятно.
– Полиция?.. – Диля вспомнила, что в тот день было трудно разобрать точно, кто из одноклассников виноват. – Кто же выдал?
– Да тут и выдавать-то нечего, у Камиля выбиты два зуба, разбита щека… Его мама быстро вызвала скорую, они – участкового. Это очень кстати, что ты сейчас пока лежишь дома, а то мама Анвара такая коварная, мало ли чего могла с тобой сделать!
– А-а… за что?
– Кто-то распространил слух: мол, эти двое подрались из-за тебя. Мама Камиля угрожает, что заберет сына из этой школы, Анвара отправит в колонию, а директора заставит уволиться. Всего можно ожидать, говорят, что у нее в знакомых есть большой чиновник…
– Что же теперь делать? – резко оправившаяся от странного недуга Диля вскочила и начала беспокойно ходить по комнате: – Камиль же сам устроил эту потеху!
– Он сейчас уж находится в роли потерпевшего, с чего все начиналось, никого не интересует. Диля, дочка, ты сделай так… – Аклима Рафкатовна стала говорить осторожнее. – Пока все не утихнет, сиди дома, будто болеешь. Потом что-нибудь придумаем, в поликлинике у меня есть знакомые. Следователю мы о тебе не говорили, да и оба драчуна твоего имени не назвали. Сказали, что поспорили между собой и померились силой. Хоть это вот мужество с их стороны. Я еще зайду потом, буду знакомить тебя с текущей ситуацией. Ладно, попью чайку с твоей мамой и…
– А-а-а, тетя Аклима, – остановила ее в дверях девочка. – Что значит позор мужского рода?
– Зачем ты об этом спрашиваешь? – повернула обратно Аклима Рафкатовна.
– Так сказал Анвар Камилю…
– Наверное, услышал от кого-нибудь, это словосочетание употребляется не так часто. Ладно, не ломай голову…
Вот ведь какая у них тетя Аклима: все берет на себя, всем помогает! Наверняка уже определила, кому что делать и говорить. А Диле велено сидеть тихо. Хорошо, что это касается только школы. А ходить на балет и дрессировать собак никто не запретил. И, к счастью, между студией и школой никакой связи нет, из всей школы она занимается там одна. А так… нет, если будет нужно, она согласна и сама пойти к следователю, только не позволит отправить Анвара в колонию! Шило в мешке не утаишь, если когда-нибудь выплывет сплетня, что мальчика погубили из-за Дили… Может, поменять школу? Но, чтобы убедить родителей в необходимости такого решения, надо же придумать очень вескую причину. Драка двух мальчиков для них совсем не повод, подумаешь, кто-то из тысячи учеников школы повздорил...
– Хватит, бросаю балет! – заявила Марина, распуская волосы после очередного выступления.
– Что-о ты сказала? – протянула Диля, словно говоря: «В своем ли уме эта девочка?», ущипнув сначала ее, потом себя, – ответ, похоже, был очевиден.
– Я говорю, что ухожу из студии!
– А что случилось? Ты же такая хорошая танцовщица, артистка! Можно сказать, звезда…
– Ха-ха, да уж какая там звезда, смотри, к чему все идет! – практически голая Марина встала перед Диной и, не думая о том, что ее могут услышать находящиеся неподалеку люди, начала с громкими криками показывать: – Вот смотри: какая я балерина? Ноги – как ниточки, шея – как у свиньи, тело – как мешок, а руки… тьфу!
Все, кто был в этот момент в раздевалке, тут же уставились на стоявшую голышом Марину. Словно месть злого рока так совпало, что за ней висел плакат, где были изображены классические силуэты балерин! По внезапно возникшей гробовой тишине Диля поняла, что каждая ученица теперь, словно соглашаясь с Мариной, тайно раздевает и критикует себя. Девочка вспомнила разговор отца с матерью. Он был о том, как по мере взросления ребенка меняется его организм. Вот такой период, видимо, и начался у Марины. Не очень симпатичная она, конечно, девушка, что тут сказать. Крупные веснушки еще ничего, со сцены не видны. А вот ноги… В пять-шесть лет уж кто обратил бы внимание на ноги маленькой девочки – и правда как ниточки, а вот лет в пятнадцать… И не столь важно, какой ее увидит зритель, для нее… тяжело выходить на сцену, осознавая, что она такая некрасивая. На балетную сцену! О подобных переживаниях Диля слышала и от более старших балерин. Они же тоже достигали этого возраста, и жизнь ставила девочек перед выбором. Эх, Марина!.. Столько лет ты каждые выходные во имя высокого искусства ездила из одного конца Уфы на другой на репетиции, ходила на концерты, таков ли теперь подарок судьбы за все твои страдания? Твоя твердость, проявленная в самые тяжелые дни, когда ты терпела нестерпимую боль в кровоточащих ногах и снова и снова надевала свои ставшие деревянными пуанты, останется теперь важнейшим качеством, которым наградила тебя жизнь…
Диля, хорошо знавшая характер Марины, к своему сожалению, прекрасно понимала, что та сдержит слово и уже завтра перестанет ходить в студию. Эту ночь из-за подруги она провела в горючих слезах. Кто же их пожалеет, если не будут сами жалеть друг друга? А дальше что – из группы более младших учениц на зависть всем выберут самую лучшую и переведут на место Марины, вот и все! «О-о, балет!» – так восхищаются люди, знающие об этом лишь со стороны, они же видят только лицевую часть зеркала. А Диля, пока ходила туда восемь лет, уж сколько раз давала себе обещание, что «бросит», и сколько марин при ней ушли? Интересно, обрадовались ли они, что были вынуждены покинуть студию, или в их душах осталось сожаление? А что же Марина… Сама ли пришла она к такому твердому решению или кто-то, а может, даже ходивший по ее пятам парень, сказав: «Разве ты балерина, не смеши», срубил все звездные мечты на корню?..
* * *
О том, что Киров – это древний город Вятка, Диле рассказал папа. Девочка всегда так делает, перед тем как поехать в города, где будут проходить выставки, собирает о них информацию, старается заранее узнать об этих местах. Для этого нет лучше источника, чем много знающий отец.
В переписке с Леной выяснилось, что и она выходит на ринг с другой собакой – породы шпиц. Ладно хоть, став претендентами, не будут ссориться. Город маленький. Наверное, народу там будет немного, надежд на победу больше. В любом случае подготовить собак и показать их достойно на выставке дело непростое, но уже как-то преодолимое.
«А может быть, на два ринга выйти в разных костюмах? Судьи же не запрещают одному и тому же хендлеру участвовать в двух соревнованиях. А если и увидят, то, что такого? Ладно, возьму с собой два костюма, а там будет видно. Судьи тоже постоянно меняются», – подытожила поток своих мыслей Диля.
Привыкшим к длинной дороге путешественникам добраться до города Кирова было нетрудно. Судя по небольшим размерам выставочного зала, можно было понять, что участников – как людей, так и собак, много не будет. Действительно, выступления прошли гладко. Рекс и Найда, словно чувствуя большую ответственность перед хозяйками, в точности исполнили все, что от них требовалось. Актуш вышел на первое место, а Найда в своей категории попала на третью ступень. На незнакомую им собаку судьи смотрят более критично – так утешали друг друга уфимцы, оставшиеся довольны своими выступлениями. Из каталогов и материалов выставки было видно, как, оказывается, много участников из Уфы. Когда раздавали подарки, Диля будто даже услышала знакомую кличку среди награжденных лаек. Однако о таких вещах много думать времени нет, на подобных массовых мероприятиях каждый раз бывает много шума и возни. В большом спортивном зале кипит своя жизнь.
Оставив двух собак Татьяне Владимировне, девочка поспешила найти свою подругу Лену. Та ходила возле стаи шпицев. Интересно получается, они общаются с подругой через электронные письма и социальные сети, а вот телефонами еще не обменялись. Вон она, пытается загнать в клетку свою маленькую собачку. Последняя почему-то, несмотря на обученность, сопротивляется и отбивается со всех лап.
– Ле-ена! – устремилась было вперед Диля, но тут же почувствовала что-то мягкое под ногами. С этого момента девочка помнила только, как огромная овчарка, подпрыгнув с места, где она лежала, оскалила зубы и набросилась на нее. А вот как она успела подставить озверевшей псине руку, как на помощь бросилась сидевшая неподалеку другая собака и два арлана начали борьбу между собой, уже не видела. Никому не было теперь дела до самих собак, люди поторопились оттащить в сторону раненую девочку, оказать ей помощь. Наконец-то, среди собравшихся участников-женщин нашлись и мужчины, которые смогли разнять жестоко дерущихся овчарку с лайкой, утихли и крики их несчастных хозяек.
От резкого запаха, ударившего неожиданно в нос, девочка открыла глаза и увидела окружившую ее толпу людей с испуганными лицами, которые начали светлеть от радости, увидев очнувшуюся Дилю. Что же с ней случилось? А, точно, собака же!.. Только плечо немного болит, а так вроде цела-целехонька.
– Очнулась, моя малышка? – нагнулась к ней Татьяна Владимировна. – Не переживай, скоро приедет санитарная машина, повезем тебя в больницу…
– Не надо мне в больницу, все в порядке, – Диля привстала и оглянулась по сторонам. Она же бежала тогда к Лене – где ее подруга?
– Лена!
– Я здесь, Диля! – пробравшись сквозь кольцо людей, Лена обняла девочку. – Ты нас так напугала. Ладно, хоть Волчок был рядом, без него бы ты пропала…
– Волчок, говоришь? Где он? – Диля, неожиданно вспомнившая при помощи подруги события давно минувших дней, начала искать знакомого ей щенка глазами. Увидев возле окровавленной лайки суетившихся знакомых людей, она в сердцах вскрикнула: – Волчок!
То ли услышав знакомый голос, то ли отозвавшись на свою кличку, животное тут же встало на ноги и замахало хвостом.
– Приехала скорая помощь, пойдем, Диля, пойдем! – поторопили девочку Лена и Татьяна Владимировна, взяв ее с двух сторон под руки. – Потом, остальное потом!..
– …Ту собаку звали Волчок, – продолжила тему Татьяна Владимировна, когда они уже ехали на следующий день после происшествия домой. – Ты его откуда знаешь?
Погруженная в свои мысли Диля только ответила вопросом на вопрос:
– Как вы думаете, Татьяна Владимировна, у собак хорошая память? Прошло уже три года, а он меня вспомнил, бросился спасать…
– О-о, их память! – если Татьяна Владимировна начнет говорить о своей любимой сфере, ее не остановишь. – Особенно они не могут забыть обиду. Собаки способны даже помнить запах чего-либо одного всю жизнь. Вообще-то я спросила тебя, откуда ты знаешь Волчка?..
– Три года назад я спасла одного щенка от зубов крупной собаки, – решила коротко объяснить Диля.
– Ай-ай-ай!.. Собачья память так просто – с одного случая – не сохраняется. Мы-то, кинологи, общаемся между собой и знаем о многих собаках. Я хорошо знаю и Волчка, и его хозяев. Ты его тоже обучала?
– Нет, я только немного присматривала за ним. А новых хозяев я не знаю, старые же его продали совсем щенком.
– А то-то же он тебя узнал, а хозяина у него не было. Вот, дочь моя, в чем собачья преданность: ты спасла его, а он спас тебя. Я теперь думаю и удивляюсь, а не та же ли это была овчарка. Конечно, в такие сильные совпадения поверить сложно, но все же…
– Татьяна Владимировна, вы сказали, что знаете Волчка. Где он?
– Хочешь найти? Они живут в Черниковке, можешь как-нибудь встретить среди собачников в парке Гастелло…
На стадион Гастелло Диля ходила несколько раз, только давнего друга там не встретила. Видимо, не часто здесь бывает, а может, они не совпадают по времени. И все-таки, разговорившись с одной тетей, она вдруг узнала кое-что о маламуте Волчке и его хозяйке Анисе. Оказывается, у нее начали болеть ноги и теперь нет возможности ходить далеко.
– Они живут в районе ДОКа, попробуй поискать в тех местах, – посоветовала добрая тетя. Там же живет и тетя Дили, если туда поехать, о Волчке могут знать и соседи, решила девочка.
– Да, верно, у соседки Анисы есть маламут, она выходит прогулять его возле дома, – обрадовала тетя Сафия, как только услышала о собаке. – Айда, отведу тебя, она же моя подруга!
– Ой, Сафия, дорогая, давно не виделись, откуда ты появилась? – обняла приятельницу Аниса и еще больше удивилась, когда Волчок с радостным лаем кинулся в объятья незнакомой девочки.
– Ну вот и встретились давние друзья! – поспешила пояснить Сафия потрясенной увиденным тете Анисе. – Близкие друзья!
– А знаешь, красавица, – обратилась тетя Аниса к Диле, которая до сих пор никак не могла оторваться от собаки. – Мы же купили этого щенка моей дочери, на ее день рождения. Но теперь она, окончив учебу, отсюда уехала, а у меня присматривать за Волчком сил уже не хватает. Забери ты его к себе, дочка, тем более вы давние друзья…
– Постой, тетя, а как же вы, так… смогли участвовать на выставке? – похоже, что предложение женщины до сознания Дили еще не дошло, казалось, девочка была занята совершенно другими мыслями.
– А-а, выставка говоришь? – рассмеялась тетя Аниса. – Туда я не поехала. Волчка тогда вместе с другими собаками забрали с собой мои знакомые из собачьего клуба. Они сказали, что у него и родословная, и конституция соответствуют будущему поколению чемпионов. Вот ты возьми и сделай друга чемпионом!..
…Спустя месяц Диля с Татьяной Владимировной снова отправились в Москву. На заднем сиденье разместились Актуш и Волчок. Дома ждет их победного возвращения со своими пятью щенками Найда …