+26 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
4 Июля , 13:48

№7.2022. Мирослава Бессонова. Под тающим летом. Стихи

и ты не верь как остальные люди но путь начав из ямы оркестровой дойдём мы от бессмыслицы до сути по острой гальке до травы махровой

№7.2022. Мирослава Бессонова. Под тающим летом. Стихи
№7.2022. Мирослава Бессонова. Под тающим летом. Стихи

Мирослава Бессонова родилась в 1995 году в Уфе. Обладатель ежегодной межрегиональной поэтической премии имени Николая Благова в номинации «Верность традиции» (Ульяновск, 2019), лауреат журнала «Бельские просторы» за 2018 год в номинации «Поэзия». Стихи публиковались в журналах «Персонаж», «Молодёжная волна», «Русское эхо», «Симбирскъ», «Кольчугинская осень», «Этажи», в сетевом альманахе «Балкон», в коллективных сборниках «Уфимский полуостров», «От Уфы до Андромеды: бесполезный путеводитель». Автор двух книг стихотворений «Летающий дом» (Самара, 2015), «Меланхолия» (Уфа, 2019).

 

Мирослава Бессонова

Под тающим летом

 

*  *  *

 

всё отразилось на лице, во внешнем,

и невозможно отойти от темы,

что, будучи растением нездешним,

ты рвёшься прочь из корневой системы.

 

в украденный отрезок от всего дня

вместив холодный душ и голый завтрак,

ты думаешь: всё сбудется сегодня.

но, может быть, не сбудется и завтра.

 

 

*  *  *

 

под тающим летом стояли,

нас музыка грела другая,

глазами с картин Модильяни

смотрели вперёд не моргая.

надеждой одной моросило,

что сон ошибается вещий:

не спустятся тёмные силы,

не сбудутся страшные вещи.

 

 

*  *  *

 

страх улетел с мизинца

словно коровка божья

мимо темниц зверинца

осени бездорожья

крылышками качает

целит в рассвет зыбучий

где от тепла легчает

даже тяжелый случай

 

 

*  *  *

 

страшен дом многоэтажен

но другого не дано

я уже не помню даже

как спускаются с него

в мир где толпы поредели

и рассвет замедлив шаг

не разбудит в самом деле

двух лежащих в камышах

 

 

*  *  *

 

призывы снов неугомонны эти –

укрой свою уставшую невесту

и заводи, поедем по планете,

как хиппи, не привязываясь к месту.

покуда слева, справа, впереди нас

свои недвижны, машут остальные;

дворы, окоченевшие под минус,

деревья распускают шерстяные.

и кажется – прощания велики,

как странствия, и зимы сторожат их.

но я протёр стекло, к нему приник и

не вспомнил никого из провожатых.

 

 

*  *  *

 

и ты не верь как остальные люди

но путь начав из ямы оркестровой

дойдём мы от бессмыслицы до сути

по острой гальке до травы махровой

 

и подхватив усталость что свирепа

опешим с полусна как с полуслова

но ангелы фонариками с неба

подсветят нас по очереди снова

 

 

*  *  *

 

листьев хлопали ладошки

нам хмелевшим от «отвёртки»

плыли в лужах Молодёжки

снов узорные обёртки

мы искали их сушили

под подушки нежно клали

чтобы Ги́пнос шёл к вершине

чтобы предал нас едва ли

 

 

*  *  *

 

прозрачен воздух, реки не багровы,

ещё больное время не мертво,

и совершенны кожные покровы

античной ночи, тела твоего;

твои глаза двухцветные не стары.

не потому ли кажется, что не-

возможен день, где птицы-санитары

склюют останки жизни на земле.

 

 

*  *  *

 

ты где-то есть безудержно несчастный

а в том где есть никто не признаётся

как снегопад внезапный но нечастый

который мне застать не удаётся

 

ты плачешь в небо – там луна распята

пока из тьмы назад не выкликают

и ангелы слепые как котята

свернувшееся облако лакают

 

 

*  *  *

 

по любым застыл причинам

бег к началу всех начал –

ничему не научил он,

ничего не означал.

 

был потерян след, огонь, и

был всему потерян счёт.

и хотелось смерти кроме

к снегу свежему ещё

 

притянуться, как частица,

в зиму выйдя из пальто,

сорок раз перекреститься

и понять, что все не то.

 

 

*  *  *

 

не зелено – нынче белолицый

город что стоит на трёх шурупах

снежной краской обводя границы

снов моих губительных и глупых

скоро солнце спелое слепое

вновь напомнит злыми голосами

как давно я вышла из запоя

мир увидеть трезвыми глазами

вот и не лишай меня покоя

не сдавай в утиль и полицаям

лучше спрячь в хмельное голубое

о котором вечно восклицаем

 

 

*  *  *

 

духота автостоянка

пыли толстые слои

пой же Дягилева Янка

крепким словом опои

 

было всё на свете можно

при ходьбе теперь скрипит

как вьетнамская подошва

мрачный звук заевший бит

 

о потраченной свободе

о пробитых головах

и о том что мы не в моде –

тем равны в своих правах

 

скоро скоро контрразведка

нас нагонит в тупике

где ты синяя таблетка

отзовись в какой руке

 

 

*  *  *

 

твой сонный голос одурманит так,

что на мгновенье станет хорошо,

пока под видом высшего из благ

не завершил планету афтершок.

 

я жду его, сливаясь, как геккон,

с животным страхом. маскировка дня.

но скоро, скоро выйду на балкон

смотреть перфоманс стёкол и огня.

 

 

*  *  *

 

за эйфорией ждёт сердечный приступ –

избавь меня от этой ерунды.

день отсырел. на головы хористов

летят, летят молекулы воды.

 

айфоны копят смазанные фото,

дороги топят песни-ручейки;

и кружат пары ног по эшафоту,

и в виселицах спят весельчаки.

 

 

*  *  *

 

видели их среди штатских

в гуще сменивших окрас –

боже как много пиратских

копий улучшенных нас

смотрят внушают как будто

выпить ещё по одной

чтобы уснуть беспробудно

с ужасом в клетке грудной

 

 

*  *  *

 

что в итоге стряслось то в итоге

точно не было пробой пера

нам к лицу было небо тревоги

но прощаний не впору пора

где весны проступали детали

лёд дырявил её кимоно

мы о будущем громко рыдали

и настало настало оно

 

Автор:
Читайте нас в