+10 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
6 Апреля , 14:27

№4.2022. Марат Фахретдинов. Семь калиток и ворот. Стихи

Домик над рекою, Снизу Красный яр. Занемог весною Старый Бахтияр.   Песни вновь запели Во дворах скворцы, Деду неужели Отдавать концы.

№4.2022. Марат Фахретдинов. Семь калиток и ворот. Стихи
№4.2022. Марат Фахретдинов. Семь калиток и ворот. Стихи

Марат Ахметзиевич Фахретдинов родился 13 февраля 1959 года, живёт в с. Юмагузино Кугарчинского района РБ.

 

Марат Фахретдинов

Семь калиток и ворот

 

ПЕСНЬ О БАНЕ И О СТАРОМ БАХТИЯРЕ

 

Домик над рекою,

Снизу Красный яр.

Занемог весною

Старый Бахтияр.

 

Песни вновь запели

Во дворах скворцы,

Деду неужели

Отдавать концы.

 

Бибинур выводит

Старого во двор,

Тот у бабки просит

Небольшой топор.

 

«Я для дела крепок», –

Дед шутя сказал

И для бани щепок,

Сидя настрогал.

 

Бабка растопила

Баню у реки,

Дымом повалило,

Рады старики.

 

А парок удался –

С печки валит жар,

На полок забрался

Старый Бахтияр.

 

Слёзы навернулись

Бабке на глаза,

«Ты бы в дом вернулась», –

Бахтияр сказал.

 

Дед воспитан строго –

Не потерпит слёз,

Бабка за дорогой

Плачет у берёз.

 

Дед настроен смело –

Баня хороша,

Веником по телу

Хлещет не спеша.

 

Годы молодые

Вспомнились ему,

Братья удалые,

Сёстры на дому.

 

На конях лихие

Скачки пацанов,

Запахи хмельные

Скошенных лугов.

 

До деревни русской

Провожал не раз

Девочку Маруську

Юный ловелас.

 

Как и все учился,

Как и все служил,

Отслужив, женился,

В горе не тужил.

 

Подрастали дети,

Разлетелись вдаль,

Долго жил на свете,

Ничего не жаль.

 

Старый паром дышит,

На душе покой,

Сам из бани вышел,

Сам пошёл домой.

 

Дом стоит над Белой,

Снизу Красный яр,

Чист душой и телом

Старый Бахтияр.

 

 

КОШКА

 

Из дальних мест, а также близких

В субботу прибыла родня.

Готовы чай, закуски в мисках,

Шипит парная у меня.

 

Была спокойна кошка слишком,

А ей бы вовремя уйти:

С роднёй приехали детишки,

От двух что лет и до пяти.

 

У них глаза при виде кошки

Азартным вспыхнули огнём.

За ус подёргали немножко,

Стащили с кресла вниз потом.

 

Её за холку гладил каждый,

К себе стараясь подтянуть,

Пыталась та наивно дважды

От них сбежать куда-нибудь.

 

Сначала скрылась за диваном,

Но был манёвр сей слишком прост,

Её оттуда всем кагалом

Наружу вывели за хвост.

 

Затем среди подушек ловко,

Под цвет которые, легла,

Но несмотря на маскировку,

Там обнаружена была.

 

Вмешались бабушки, конечно,

Но удивило то всех нас –

Ведь эта кошка не безгрешна,

Во гневе цапала не раз.

 

Вот только взрослых и по делу,

А иногда и за пустяк.

Но трогать маленьких не смела,

Её таскали пусть хоть как.

 

Откуда здравость в ней такая,

Ведь не учил её никто.

Кристина – особь непростая,

Инстинкт в ней, разум или что.

 

Мы Хомо Сапиенс, возможно,

Но вот разумны ли всегда?

Ведь в ситуациях несложных

Мудрее кошка иногда.

 

 

ДУША НАСТЕЖЬ

 

Профнастилом кроют крыши,

Вид наряден – нету слов.

Стали яркими и выше

Огражденья вдоль домов.

 

Днём калиточки глухие

Запираются на ключ,

Не ходили чтоб чужие,

Вход в усадьбу стал колюч.

 

Помню, правда, сельских сметку,

Память детская крепка,

Уходя, втыкали ветку

Вместо верного замка.

 

Но теперь же всё иначе:

Ум советует всуе,

Чтоб была сейчас удача,

Делай так же, как и все.

 

Но не вышло, чтобы разом

Сделать так, как у людей.

Не сошлись душа и разум

В этом деле без затей.

 

Чтоб в любое время года

С этим не было забот,

Сделал я везде для входа

Семь калиток и ворот.

 

 

НОЧЁВКА НА БЕРЕГУ

 

На берегу проснусь в палатке:

Щебечут рядом соловьи.

Срываясь в храп, с них взятки гладки,

Сопят товарищи мои.

 

Тихонько выйду я наружу:

Вторят цикады соловьям.

Вот разошлась, волнуя душу,

Ночная свежесть по полям.

 

Глотком хорошим со дна чаши

На грудь не просится вино,

Под треск костра и песни наши,

К тому ж всё выпито давно.

 

Мы, ёлки, всё же на рыбалке.

Хлебну ухи я с котелка.

Подкралась будто с тёмной балки

Ко мне неясная тоска.

 

К воде спустившись осторожно,

Стою, волнение храня.

Гляжу на звёздный свод тревожно,

А космос будто зрит в меня.

 

Летит планета курсом строго,

На ней палатка, мы и снасть.

Лишь ей известной мчит дорогой,

Чтоб в чёрных дырах не пропасть.

 

На берег тот смотрю я жадно:

Валун огромный в землю врос,

Таит кого-то лес прохладный,

Коряга там как чёрный пёс.

 

В кустах там слышен шорох скрытный,

Луна там – дымчатая брошь.

Вползает ужас первобытный,

В груди восторженная дрожь.

 

Журчит вода вся в лунном свете,

Блестят ракушки на песке.

Мне не забыть об этом лете,

Ведь гость я редкий на реке.

 

Вновь после трепетных смятений

Сморил меня так всё же сон.

Лежим вповалку без движений,

Храпим все трое в унисон.

 

Всё, видно, в жизни не случайно,

Ведь почему-то с той поры

Искал с восторгом иль печально

Я след Божественной искры.

 

И проезжая мимо позже,

Знакомый видел берег, плёс.

Туда, наверно, всё же, всё же

Тогда нас промысел занёс.

 

К судьбе в душе нет укоризны,

Но жаль пронзительно ребят:

Один давно ушёл из жизни,

Другой на зоне, говорят.

 

 

ОСЕННИЙ ЭТЮД

 

Сбросив листья с веток бурых,

Спят большие тополя,

Моросит чуть дождик хмуро,

Зябнут дальние поля.

 

Непривычно в роще пусто,

Птиц знакомых нет в дупле,

Почему-то мне не грустно,

В дом зайдя, сижу в тепле.

 

На столе чаёк в бокале,

Мёд цветочный, хлеб ржаной,

Разогреюсь без печали

Лёгким ужином с женой.

 

Сыт и пьян, порядок в доме –

Поговорка про меня,

Но какая-то истома

Нежит будто без огня.

 

Не печалит лес осенний,

Не снедает страсть зимой,

Не пугают перемены,

Происходят что со мной.

 

Может, время мчит быстрее,

Может, даже дело в том,

Что с годами стал мудрее,

Может, старость за углом.

 

Знаю, время золотое

Всё расставит по местам,

Может, счастье в том простое –

Если ужин пополам.

Автор:
Читайте нас в