-1 °С
Снег
Все новости
Поэзия
18 Августа , 12:29

№8.2021. Екатерина Смолева. Сила яблочного духа. Стихи

Екатерина Смолева родилась в 1977 году в Новгороде. Окончила филологический факультет Бурятского госуниверситета. С 2015 года живёт в Калининграде. Член Союза писателей Бурятии

№8.2021. Екатерина Смолева. Сила яблочного духа. Стихи

Екатерина Смолева родилась в 1977 году в Новгороде. Окончила филологический факультет Бурятского госуниверситета. С 2015 года живёт в Калининграде. Член Союза писателей Бурятии. Дважды становилась лауреатом конференций молодых писателей Бурятии и дважды – дипломантом премии Николая Дамдинова, входила в лонг-лист одного из турниров памяти Намжила Нимбуева и премии «Русский Гофман», финалист «Бунинского конкурса» (сезон № 32) Сергея Стиллавина. Лауреат международного фестиваля «Всемирный день поэзии» (2018) и поэтической секции фестиваля бардовской песни «Ухана» (2018). Автор поэтических сборников «Один к шести» (2003) и «Я – та самая», а также  коллективных сборников и альманахов «Край городов», «Свеча», «Ветер Востока», «Иркутское время», «Азъ», «Первоцвет», «Эхо», «Веретено», «СлоVision».

 

 

Екатерина Смолева

Сила яблочного духа

Стихи разных лет

 

 

Травостой

 

В травостой густой и непримятый

Сердце перельется через край.

Света мне сказала: это мятлик

Или овсяница?.. Выбирай.

 

Вот райграс – и он тебя запомнит,

Полевица – чтоб наверняка,

Колоски, как детские ладони,

Тянутся доверчиво к рукам.

 

Перекличка мелочи трескучей,

В шелковистой дымке горизонт…

Это ты – сама себе попутчик

И сама себе простой резон.

 

Пусть из-под колес сомненья брызжут,

Лупит по глазам холодный дождь —

Ты весной покрасишь кудри в рыжий

И потуже коски заплетешь.

 

И Вселенной тусклая громада

Станет очевидна и ясна…

Как ни с чем не связанная радость

Травы называть по именам.

 

 

Искушение

 

Здесь корни тополиные, как пальцы,

Сдержать стремятся дней моих песок.

Как это просто было бы – остаться

И не кроить судьбу наискосок.

Смириться с духотой, привыкнуть к стуже,

В конце концов, купить термобелье,

И пусть журавль летит, журавль не нужен,

Здесь крыша, стены, все вокруг своё,

А небо что, его почти не видно,

Надежней вообще закрыть окно,

И карты, и корыта будут биты

У тех, кто просит больше, чем дано…

 

Как просто было б жить наверняка,

Но, в страхе отрицая искушенья,

Я так синицу стиснула в руках,

Что сдуру ей сама сломала шею.

 

 

*  *  *

 

Когда мне грустно, я пеку пирог.

Я верю в силу яблочного духа.

Мне недодали голоса и слуха,

Я не умею шить и вить венок,

 

Не слушаю последних новостей

И никогда не тру полы досуха,

Я вырасту в капризную старуху

Из матери нечесаных детей, –

 

Но если мне хоть что-то удалось,

Легко, самодостаточно, не вместо,

То это вкус кондитерского теста,

Которое отлично поднялось

 

Или хрустит и дразнит на изломе,

Изюмным улыбается глазком...

И если ты со мной чуть-чуть знаком,

Ты знаешь, чем накормят в этом доме.

 

Чай закипает. Пробуйте пирог,

А смысл я оставлю между строк.

 

 

Ужин для каждого

 

Кто варит свой мед, тот сам его пьет,

 А я его крепко сварила.

С. Маршак

 

Прованские травы, чуток базилика,

Тимьян и мускатный орех...

Я стану велика и равновелика

Со всем, что творится окрест.

 

Где горше, где слаще, где полная чаша,

А в целом – все то же. А что? –

Подруга, любовница, умная маша –

И даже отчасти никто.

 

Безветрие ныне причина безверья,

Но я остаюсь на плацу.

Навстречу выходят красивые звери

И просят кулич и мацу.

 

Пожалуйте, милый, я крепко сварила

Питательный ценный бульон:

По капле на рыло и всем угодила,

А их легион... Легион.

 

 

*  *  *

 

За кем стремиться – следом, мол, –

Когда постель постелена?

Ах, мне про то неведомо

И спрашивать не велено.

 

Свернусь себе калачиком,

Как будто к маме на руки,

А все ли мной заплачено,

Пускай считают правнуки:

 

За право глаз не вскидывать,

Смакуя хлеб приевшийся,

За право не завидовать

Друзьям, поразлетевшимся,

 

Кто соколом, кто вороном,

А кто – и с горки камушком...

А я за этим городом

Теперь навеки замужем.

 

 

*  *  *

 

Славка ушел под утро в конце июня.

Сердце, а может, – допил-таки свое.

Тетки прошли подъезды. Кто сотню сунет,

Кто только крякнет да по второй нальет.

 

Место сухое, памятничек, ограда,

Тряский автобус, горькая кутерьма.

Девять и сорок справили, все как надо.

Съели кутью, а дальше – давай сама.

 

Славкина мать – старуха в дурацкой шапке –

Тихо крадется мимо чужих окон.

Вовсе б во двор не лезла, да надо шавке…

Джулька, ты тут уж, быстренько, под балкон.

 

Третью неделю топит соседей снизу,

Стены в грибке с четвертого по второй.

ЖЭК им грозит расправой за ложный вызов:

Мастер придет, а двери поди открой.

 

Ходят чуть свет, долбятся едва не ночью,

Что-то кричат, да бабка сидит как мышь.

Нет ее дома. Или открыть не хочет.

Ясно? Не хочет! Что ж ты опять звонишь?..

 

Славкина мать на кухне в углу забьется,

Уши зажмет, закроет глаза платком.

Чай, позвонят да бросят… Но дверь трясется,

Лупят уже ногами, не кулаком.

 

Мысли безвольно тонут в сердитом шуме.

Мат-перемат в подъезде и бубубу.

Как ты им растолкуешь, что Славка – умер.

Некому больше жить и чинить трубу.

 

 

Улица Коммунистическая

 

Тары-бары ходят парами,

Лебеда на клумбах пыльная,

Магазины промтоварные

Предвкушают изобилие.

Тополя вокруг красуются,

Мелкий дождик с неба сеется.

Коммунизм на этой улице

Не наступит, зря надеется.

 

 

*  *  *

 

В этот проклятый год

В мире сломалось всё.

Пасмурный хоровод

В пропасть его несёт.

 

В плюшевый наш лубок

С чертом устав играть,

Самый последний бог

Смылся еще вчера.

 

Ангелы рюмки бьют,

Постят с хэштегом #жесть.

«Сдохни скорей, – поют, –

Будет живым хужей!..»

 

Слушай, хрустальный шар,

Будущее-то – не?..

Шар отвечает: «Ша.

Завтра – уже конец».

Автор:Светлана Чураева