-18 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
23 Декабря 2019, 15:19

№12.2019. Литературный перекрёсток. Борис Хмельницкий. Журавли над пустыней Каракум. Стихи

Борис Иванович Хмельницкий родился 5 марта 1937 г. Кандидат юридических наук (аспирантура МГУ), старший преподаватель БашГУ (кафедра уголовного права, процесса и криминалистики), член Башкирской республиканской коллегии адвокатов. Автор сборника «Власть слова» (Чебоксары, 2009). Живёт в Уфе Журавли над пустыней Каракум Однополчанам-землякам 50–60-х гг. XX века Двадцатый векСлужу в Туркменистане.Полк «Пражский, танковый…»Стоит в Иолотани.Казармы. Плац. Уставов торжество.

Борис Иванович Хмельницкий родился 5 марта 1937 г. Кандидат юридических наук (аспирантура МГУ), старший преподаватель БашГУ (кафедра уголовного права, процесса и криминалистики), член Башкирской республиканской коллегии адвокатов. Автор сборника «Власть слова» (Чебоксары, 2009). Живёт в Уфе
Журавли над пустыней Каракум
Однополчанам-землякам
50–60-х гг. XX века
Двадцатый век
Служу в Туркменистане.
Полк «Пражский, танковый…»
Стоит в Иолотани[1].
Казармы. Плац. Уставов торжество.
На сотни верст – пустыня и «ТуркВО»[2].
Здесь дело к ужину,
Здесь построений гул,
Весь день жара, песок и саксаул.
В солдатском деле суеты немало:
И солнце к вечеру палить уже устало,
И, может быть, взгрустнулось по Уралу. –
Но…
Как-то неожиданно и вдруг –
Возник откуда-то какой-то новый звук:
Вокруг – все то же, на местах привычных,
Но звук – другой, не здешний, необычный…
Звук – близится: ясней… отчетливее… чище
Команды – замерли… заглохли сапожищи,
И проявилась кликов череда простая:
В ней четкий ритм походной песни прорастает.
Мотив ее – отчетливый, размеренно плывущий –
Призывный, увлекающий, зовущий:
Я глянул вверх – так песня призывала…
Там, в небесах, – как диво – наплывало –
Из края – в край, как в мире не бывало,
Живое кружево, сквозное покрывало –
Трепещущий узор, какого не видали!
И сквозь узор и кружево – лазурь небес дышала,
И вместе с небесами –
Плывущих клиньев – живая сеть дышала!
Над этой прозой? Эти чудеса?!
И вглубь, и вширь – живые небеса!
Эскадры клиньев купол заполняли.
Цепочки клиньев – жемчуг по лазури.
Движенье стройное, без сбоев и без бури:
Походный строй! Порядок без сумбура!
Торопишься понять: что это? Журавли?
Но… как, куда они, откуда,
И как оно устроилось – немереное чудо?
«Так вы же – с Севера! Да как же вы смогли! –
Как вы дошли, родные наши птицы?
Привет вам, журавлиные станицы!»
– Да, наши журавли.
Идут живым разливом,
За клином – клин, раздольно и счастливо:
Симфония. И сказка для былины.
Раз в тысячу веков!
Чего ни в книгах нет, ни в думах стариков:
Бал юности над выжженной пустыней,
Не слышал никогда, но счастлив видеть ныне:
Подарок сердцу, чтобы не скучало –
Для вас, танкисты, песня зазвучала!
…А клинья все идут,
Плывут, накатами – повыше и пониже
«Курлык!» – «Курлык!» – «Курлык!» –
Как волны: ближе, выше, ниже –
Как строевой мотив, размеренно идущий –
Проверенный, уверенный, ведущий:
Мотив то падает, то снова нарастает,
Не отстает и не перегоняет –
Что надо всей громаде, каждой стае,
Он здесь необходим, он вас не утомляет:
Команды кликов все идут, идут, идут…
Вот он – непостижимый летный труд.
«Курлык!» – «Курлык!» – «Курлык!»
Их мне понятны речи.
О как я рад вот этой редкой встрече,
Как благозвучна эта перекличка –
Чтобы крылья молодых усвоили привычку
…Покрыл все небо журавлиный строй:
За клином клин, наплывом и волной,
И каждый клин ведет отец – Большак –
Он знает путь сквозь Дали, он – Вожак!
* * *
Живые крестики, трепещущие строчки,
За клином клин, волнистые цепочки…
Стройны, стремительны, устойчивы в полёте
Трудяги милые, родные самолеты:
Который час идут неторопливо,
Крылом работают упорно, терпеливо,
Летят достойно, мощно, во всю силу –
Со всей Европы, из большой России…
Их – миллион в строю, покрывшем Небо:
Идут уверенно, и с ними их Победа,
Идут дивизии – без сна и без обеда,
И счастлив тот, кто видел их и слышал,
Кто, как теперь вот, вспомнил и поведал.
– «Как встретились они?»
Где, над каким простором –
Кто вдруг созвал их без переговоров?
Кто их поднял – от тундр до Украины…
Да будет счастлив их поход былинный!
Каков их курс и на какие дали –
Желаю, чтоб их крылья не устали.
Пусть держат строй в своем ажурном стане,
Пусть не собьются с курса капитаны.
Пусть перевалят Тропики, Экватор –
Над цепью гор, подъемом, перекатом,
Держите взмах крыла
По кликам журавлиным:
«Курлык!» – «Курлык!» – «Курлык!»
Плывите клин за клином.
Идите эшелоном вал за валом
На фоне неба – дивным покрывалом,
Живою цепью, вытянувши шеи,
Трудитесь так, как журавли умеют,
Ведите, Вожаки, могучие станицы:
«Счастливый путь, родные наши птицы!»
«Курлык!» – «Курлык!» – «Курлык!» – все дальше, все слабее.
Закат все ближе, и лазурь темнеет…
«Где отдохнут, где приводнятся птицы, –
Вернутся ли на Север все станицы?»
* * *
Проплыли стаи. Пролетели птицы…
Вон облачком живым ушли на юг станицы.
Еще минута… В точку превратились…
Не слышно звука –
Тихо.
Пусто.
Скрылись.
[1] «Иолотань» – город размером и значением – под размеры и значение крупной воинской части. Скрытный оазис: речонка Мургаб, редкая отрада в увольнении, теряется в песках километрах в 50 от города.
[2] «ТуркВО» – крупнейший (по территории) военный округ СССР, перекрывавший громадные границы (Турция, Иран, Афганистан, Пакистан – едва ли не до Китая).