-5 °С
Снег
Все новости
Поэзия
25 Октября 2019, 17:21

№10.2019. Сергей Фроловнин. Мы были вечны. Стихи

Сергей Юрьевич Фроловнин родился 23 ноября 1959 года в г. Уфе. Публиковался в изданиях: «Стерлитамакский рабочий», «Смена», «Шанс», «Мансарда», «Истоки», «Афродита», литальманах «Подснежник», «Молодой гений». Сергей Фроловнин Мы были вечны * * * Что-то от непогоды Ноет всё и болит. Может, годы уходят, Может, годы ушли. Где-то на мелководье Все мои корабли. Значит, точно уходят. Значит, точно ушли. За несделанный подвиг В бронзе бюст не отлит. А они всё уходят, Да уже и ушли. Жизнь как в калейдоскопе И мелькании лет. И всё меньше утопий, Что останется след. Ждёт душа небосвода, Тело хочет земли… Это годы уходят. Это годы ушли.

Сергей Юрьевич Фроловнин родился 23 ноября 1959 года в г. Уфе. Публиковался в изданиях: «Стерлитамакский рабочий», «Смена», «Шанс», «Мансарда», «Истоки», «Афродита», литальманах «Подснежник», «Молодой гений».
Сергей Фроловнин
Мы были вечны
* * *
Что-то от непогоды
Ноет всё и болит.
Может, годы уходят,
Может, годы ушли.
Где-то на мелководье
Все мои корабли.
Значит, точно уходят.
Значит, точно ушли.
За несделанный подвиг
В бронзе бюст не отлит.
А они всё уходят,
Да уже и ушли.
Жизнь как в калейдоскопе
И мелькании лет.
И всё меньше утопий,
Что останется след.
Ждёт душа небосвода,
Тело хочет земли…
Это годы уходят.
Это годы ушли.
УГАР
Раиле
А мы бессовестные звери
В когтях любовного недуга.
Мы всех, мы всё и вся презрели,
А помним – помним лишь друг друга.
За нами лишь одни потери,
И впереди, наверно, тоже.
Но мы – бессовестные звери,
И по-другому мы не можем.
Мы – обоюдная добыча
И вечная неутолённость.
Мы плоть, поющая каприччо,
И наша кода – исступленность.
До капли выпьем мы друг друга,
Устав гребцами на галере.
А что потом? Всё та же фуга!
Да, мы – бессовестные звери!..
НЕХВАТКА
У меня в тебе нехватка,
Прямо недостаточность.
У тебя такая хватка –
Окружён кирпичной кладкой.
У меня в тебе нехватка,
Прямо недостаточность…
Что мне до моих задатков –
Меньше становлюсь нуля.
И душа уходит в пятки,
Без тебя такою шаткой
Стала подо мной земля.
Задыхаюсь, маюсь, каюсь,
Взгляд тобой заволокло.
Выкарабкаться пытаюсь,
Да всё без толку – срываюсь,
Разбиваюсь, как стекло.
Строю правду из обмана,
Совершенство – из изъяна,
Из пустого пью стакана,
От мечты, как от дурмана,
Пьяный, пьяный, пьяный, пьяный…
У меня в тебе нехватка,
Просто страшный дефицит.
Каждой ночью в лихорадке –
Ночью влажной, липкой, гадкой –
Отдаю-даю концы…
Я разорван по живому,
Не пойму – где ты, где я…
Не живу – впадаю в кому,
И проходит по разлому
Боль фантомная моя…
У меня в тебе нехватка…
У меня в тебе нехватка…
У меня в тебе нехватка…
Прямо недостаточность…
* * *
Я был убит. И не однажды.
Страшны последние минуты!
Был приговор моих сограждан
Суров – мне выпить яд цикуты.
Я был казнён по наговору,
Почти лишившийся рассудка.
Петля – она любому в пору,
И мне пришлась. Но было жутко.
Я был зарезан в подворотне
В хмельной и бестолковой драке.
Когда кровь залила мой потник,
В округе взвыли все собаки.
Я был расстрелян по приказу
И рухнул в общую могилу.
Я был потоплен вместе с баржей –
Спастись нам было не под силу.
За то, что не нашлось на дозу,
Я был задушен наркоманкой.
Облит водою на морозе.
Безжалостно раздавлен танком.
Горел в костре. Был четвертован.
И насмерть был забит плетьми.
Живьём был в стену замурован.
Затоптан в панике людьми.
Я взорван был. И мне – ну надо ж! –
Висок пробил бильярдный кий.
Я был убит. И не однажды.
Пока я понял – «Не убий!»…
ЭСКИЗ
За моим окошком дождь,
Голос ветра, листьев дрожь,
Скрип стволов, качанье веток,
Чехарда теней и света.
Осенью сильнее пахнет.
День сереет. Зелень чахнет.
Опадает, кружит лист –
За моим окошком жизнь…
НАЗЫВАНИЕ
Я в Млечный путь слепым щенком
Беззубо тыкался, как в вымя.
Я был наивным чудаком,
Под верой – как под колпаком.
Что я искал? Быть может – имя?
Вне формы всё обречено,
Растает, как сентябрьский иней,
Рассеется, уйдёт на дно –
Быль остаётся лишь в былине.
Дай имя мне!
Неназванное сгинет…
Упущено навек немало –
Весь мир, вокруг и изнутри.
Ненаречённое пропало,
Оно себя назвать взывало:
Нас именами испещри!
Именовать – увековечить
И не попасться на мякине.
Не метил я и был не мечен,
И масть моя – «один на льдине»…
Дай имя мне!
Неназванное сгинет…
Сухою тряпкою с доски
Неименованное стёрто.
Искать ли стоило соски,
Когда, как в поле васильки,
Неназванное распростёрто?!
Всё здесь. В предчувствии любви.
И красочно, как хвост павлиний.
Забудем напрочь о кончине,
Всё вечно – только назови!
Дай имя мне!
Неназванное сгинет…
* * *
В этом костре догорают: мечта,
Молодость, дерзость и право на славу.
Времени отданы мы на расправу,
Дальше – черта, темнота, немота.
Сядь со мной рядом – чем меньше тепла,
Тем оно лучше, надёжней согреет.
Сядь со мной рядом – скорее, скорее,
Нас не настигла пока ещё мгла.
Вспомним о юности, дивной, как сон.
Мы ведь и вправду тогда были вечны
И до безумия были беспечны,
Радостно бились сердца в унисон…
Вспомним о времени, дивном, как сон.
В этом огне догорают мечта,
Молодость, дерзость и право на славу.
Время – одно лишь – находит управу,
Только без нас оно –
сирота…
В пламени
этом
пылает
мечта…