-15 °С
Снег
Все новости
Поэзия
23 Апреля 2019, 18:28

№4.2019. Яна Савицкая. Эскиз поэта. Стихи

Яна Савицкая родилась 21 сентября 1999 года в Уфе, в данный момент живёт в Москве и учится в МГУП имени Ивана Федорова. Состоит в бирском поэтическом объединении «7-й маршрут». Неоднократно становилась лауреатом и победителем таких конкурсов, как «Уфимская куничка», «Мяуфест», проект «И творчество, и чудотворство» и др. Награждена дипломом победителя в «студенческих семинарах» Молодёжной программы XV съезда Союза писателей России. Гнёт апрель дождевые линии, про капели апрель забыл. Задыхаясь от будничной пыли, мы друг друга тушили пыл. Или мы зажигались нами, или кто-то другой нас жёг? Я лечила себя стихами, об тебя разбивая слог. Что бы ни было мною сказано, что бы мне ни сказал другой, в каждом слове, с тобой не связанном, неизменная связь с тобой. Что бы ни было нами сделано, сколько б мы ни встречались раз, мы запомним друг друга первыми… только время забудет нас.

Яна Савицкая родилась 21 сентября 1999 года в Уфе, в данный момент живёт в Москве и учится в МГУП имени Ивана Федорова. Состоит в бирском поэтическом объединении «7-й маршрут». Неоднократно становилась лауреатом и победителем таких конкурсов, как «Уфимская куничка», «Мяуфест», проект «И творчество, и чудотворство» и др. Награждена дипломом победителя в «студенческих семинарах» Молодёжной программы XV съезда Союза писателей России.
Яна Савицкая
Эскиз поэта
* * *
Гнёт апрель дождевые линии,
про капели апрель забыл.
Задыхаясь от будничной пыли,
мы друг друга тушили пыл.
Или мы зажигались нами,
или кто-то другой нас жёг?
Я лечила себя стихами,
об тебя разбивая слог.
Что бы ни было мною сказано,
что бы мне ни сказал другой,
в каждом слове, с тобой не связанном,
неизменная связь с тобой.
Что бы ни было нами сделано,
сколько б мы ни встречались раз,
мы запомним друг друга первыми…
только время забудет нас.
* * *
Апрель в Москве возник как чьи-то руки,
которые с усмешкою сказали:
«ты не любил весну из-за разлуки
с московскими апрельскими слезами
и с чьим-то смехом от тепла. Послушай,
а то не твой ли смех? Не ты ли, громкий,
шальной, как в детстве, брезгающий сушей,
ступаешь в лужи и не терпишь пробки?»
И правда ты. Очищенный, бесстыжий,
хватаешь за руки апрель и веришь людям
и думаешь отчаянно: а мы же,
наверное, за что-то это любим.
И верно ты. Остывший (ну а как же,
давно не создавал себе кумира),
готовый принимать любую тяжесть
встревоженного чувственностью мира.
И точно ты. Уверенный, как будто
сумевший до конца себя узнать,
пришёл домой и понял: это утро,
пора вставать.
* * *
Правда в первых касаньях «вдруг».
Сладко искренни непризнанья,
случайные встречи рук
И их робкие расставанья.
* * *
Полслога – и голос хрипит,
Полслова – и кажется – хватит.
Душа, как немой инвалид,
Мычит из угла кровати.
Не нравится ей, ревнивой,
Что, слившись с листом, полночи
Тоскливо и кропотливо
Пишу какие-то строчки.
* * *
Я, быть может, эскиз поэта
И пока что набросок себя
(и мне все почему-то об этом
первым делом сказать хотят).
Я, быть может, синдром простуды
И запчасть – это тоже я,
Но минутой,
Увольте,
Не буду!
В распорядке чьего-то дня.
Я, быть может, всего лишь шорох,
Не коснувшийся ваших лиц.
Но кто знает, а вдруг я порох,
Вдруг надежда и страсть убийц?
Вдруг для бабочки я – сутки,
Вдруг я свет от настольных ламп,
Вдруг я крыша собачьей будки,
Вдруг на чьей-то груди шрам?
* * *
Вечер субботы – преданный,
брошенный сын недели,
полный людскими бедами,
спящий в чужой постели.
Вечер субботы хмурится,
курит, неровно дышит,
вечер субботы – улица,
люди и снег на крыше,
липкие взгляды с меткостью
реплики мимо фразы.
В вечер субботы редкость –
трезвость. «Поддайте газу, –
деньги сжимает в го́рсти, –
чтобы скорей до полночи».
Вечер субботы просит
помощи.
* * *
Вот и время садиться в поезд,
и перрон безучастно смолк.
Будто кто-то писал повесть,
а закончить её не смог
и героев уже не помнит.
Города мимо нас скользят,
проводница в бесцветной форме,
беспокойно взглянув назад,
точно знает: нетрезво, пошло
пассажиры начнут под ночь
говорить меж собой о прошлом,
от которого едут прочь.
* * *
Научиться бы
отпускать людей,
отпускать их всех,
отпускать.
Говорят, нужна
только смелость. Где
мне найти её,
отыскать?
Лишь один сказал,
Опровергнув всех:
«Не достать нигде
этих сил».
Только как же сам
этот человек
отпустил меня,
отпустил?
* * *
Во мне нелепой дочерью обиды
взрослеет зависть. Знал бы кто,
как я, свои слагая рифмы,
молю стихов.
Пишу любя: «Мой милый мальчик»,
«Я научусь молчать»,
вы мне ничем не отвечайте –
опять.
Я вновь без вас, всё потому,
что вы ни словом, ни движеньем,
подобным Эр и Маяку,
ни о любви, ни о сближенье
ни полстроки,
ни полстраницы
не посвятите мне в ответ.
Вы прозаичнолицый
немой поэт,
иль это я в одеждах лиры
смотрюсь нелепо и смешно?
Гордитесь, если в них красивы,
поверьте нежности тех строк,
что вам влюбленно посвящают.
Моя в поэзии стезя –
писать о тех, кто восхищает.
Мне ждать стихов в ответ
Нельзя.
* * *
Е.А.
Ты говорил: «Чертовски быстрые облака»
И даже дома в поблёклостях потолка,
Плывут, плывут бесцельно куда-то
Эти потерянные громады.
Я говорила: «Ты мне родной»,
Роднее мы просто быть не можем.
Но вот он, опять тот же летний зной,
А мы друг на друга не смотрим, сложно.
Нам говорили: «Как брат с сестрой».
Наверно, мы были очень похожи.
Знаешь, у облаков под запретом застой,
А мы с тобой что же?..
* * *
Каждый вечер готовлюсь к встрече.
Каждый вечер, но где и с кем?
Покрывают озябшие плечи
Одеяла и тени стен.
Может, завтра, а может, позже,
Но, конечно, когда-нибудь
Я почувствую всей кожей
Этих встреч непростую суть.
И сейчас в чьём-то доме, правда,
Кто-то так же под звуки ночи
Жаждет встреч и не хочет «завтра»,
Отчего-то волнуясь очень…
* * *
Вечер падал на сизый город,
глухо билась о нас тоска,
я опять обнаружил повод
целовать наготу виска
твоего. В абажуре лифта
поднялись на восьмой этаж,
чья-то кинутая пихта
(новогодней тревоги страж)
хмуро смотрит на наши лица,
обвиняя в своей судьбе.
Поспеша от неё скрыться,
мы закрыли входную дверь.
в жадный зев голубой кружки
я налил кипятка печаль,
стукнув, пали очков дужки.
Ты не любишь горячий чай.