+10 °С
Облачно
Все новости
Культура
7 Апреля , 15:57

№4.2022. Татьяна Адамецкая. Творчество Рамазана Шайхулова

Рамазан Нурисламович Шайхулов – художник, дизайнер, писатель, кандидат педагогических наук, доцент кафедры архитектуры, дизайна и декоративного искусства Нижневартовского государственного университета.

№4.2022. Татьяна Адамецкая. Творчество Рамазана Шайхулова
№4.2022. Татьяна Адамецкая. Творчество Рамазана Шайхулова

Рамазан Нурисламович Шайхулов родился 14 декабря 1961 года в деревне Худайбердино Белорецкого района Башкирской АССР в семье учителя. В 1978 году окончил Зигазинскую среднюю школу и поступил на художественно-графический факультет Аркалыкского педагогического института им. И. Алтынсарина Казахской ССР.

Сегодня Рамазан Нурисламович – кандидат педагогических наук, доцент кафедры архитектуры, дизайна и декоративного искусства, член Союза дизайнеров России. Автор более 50 научных публикаций, трех учебников и пяти учебно-методических пособий, одной монографии. Участник городских, окружных и региональных художественных выставок. Лауреат ряда международных и всероссийских конкурсов дизайна, как автор проектов и как руководитель студенческих работ.

Является автором воплощенных дизайн-проектов ряда музеев округа.

Член Союза писателей России.

 

Татьяна Николаевна Адамецкая – кандидат культурологии, член ВТОО «Союз художников России»

 

ТВОРЧЕСТВО РАМАЗАНА ШАЙХУЛОВА

 

Рамазан Нурисламович Шайхулов – художник, дизайнер, писатель, кандидат педагогических наук, доцент кафедры архитектуры, дизайна и декоративного искусства Нижневартовского государственного университета.

Родился и вырос Рамазан Нурисламович в Белорецком районе – самом большом и щедром на природные дары районе Башкирии. В 1984 году он окончил художественно-графический факультет Аркалыкского педагогического института им. И. Алтынсарина Казахской ССР. С 2001 года проживает в Ханты-Мансийском автономном округе, в городе Нижневартовске. Является автором научных статей, учебных изданий, сборников рассказов; участвует в выставках и фестивалях разного уровня.

Исключительную роль в судьбе художника, в выборе им профессии и жизненного пути в целом сыграла личность отца – Нурислама Фаткулисламовича Шайхулова (1929–1996). Будучи разносторонне одаренным человеком, он работал учителем башкирского языка и литературы, корреспондентом местных изданий, являлся председателем Зигазинского сельского совета. Им владела жажда творчества – стремление к тому, чтобы освоить секреты масляной живописи и фотографии, постичь искусство игры на скрипке, овладеть мастерством художественного слова. Именно отец привил сыну любовь к родному краю, уважение к традициям русской реалистической школы живописи.

В самых ранних произведениях Рамазана Нурисламовича мы видим неизменное, неизбывное внимание к пейзажу, стремление разгадать тайны красоты и гармонии природного мира. Пейзаж для художника – это не просто «красивый вид» и источник любования, но повод поставить и попытаться разрешить глобальные философские вопросы. Пред взором зрителя предстают широкие панорамы и небольшие фрагменты ландшафта, знойные летние луга и леса Урала и заснеженная суровая сибирская тайга.

По-особенному привлекательны пейзажи, созданные мастером в живой импрессионистической манере. Наполненное мягким сиянием лучей заходящего солнца полотно «Начало весны на Вате» (2013) отличается особым лирическим настроением, навевает воспоминания о зимних и весенних пейзажах И. Грабаря. Художник стремится передать очарование переходных состояний природы, обращает внимание прежде всего на возможности создания единой атмосферы, и поэтому строит композицию колористическими средствами, исходя из понимания особенностей и характера светоцвета в конкретных условиях.

Рамазан Шайхулов  «Начало весны на Вате» (2013)
«Начало весны на Вате» (2013)Фото:Рамазан Шайхулов

Иной подход к пейзажу можно видеть в полотне «На Ангаре» (2014). Мастер выбирает вытянутый по горизонтали холст; четко решает планы: полная бликов, подвижная поверхность речной глади, круто поднимающийся над рекой берег с идущим вдоль него штакетником длинного деревянного забора, деревенские дома, упирающиеся крышами в глухую серость неба, представленные довольно условно и плоскостно. Общая монотонность и однообразие ландшафта нейтрализуются контрастом импрессионистически динамичной поверхности речной ряби и обобщенно-упрощенного деревенского ландшафта, чередой разновеликих домиков, игрой высотами, ритмами крыш и жердей. Это же тяготение к работе в области обобщения, движение масс и ритмов, ограничения цветовой гаммы можно видеть и в других работах («Вдоль зимника», 2017).

Нередко Рамазан Нурисламович прибегает к такому приему построения композиции, как фрагментация. Сам прием, конечно, не нов (его открыли еще французские импрессионисты), но сохраняет актуальность и сегодня. Благодаря сознательному фрагментированию «кадра» становится возможным передать зрителю идею величия природы. Это своего рода психологический трюк: человек невольно испытывает желание как бы развернуть панораму, продолжает «писать картину» уже в своем воображении («Вдали Зильмердак», 2008).

Рамазан Шайхулов  «Вдоль зимника», 2017
«Вдоль зимника», 2017Фото:Рамазан Шайхулов

О своем пиетете к импрессионистам говорит и сам мастер, он признается, что одно время «бредил импрессионистами, у которых можно было воочию, зримо и ощутимо увидеть систему мазков, из которых возникала фееричная картинка, удивительно точно передающая состояние природы, освещение». Обратимся к полотну «Уральские отроги» (2015). Масса признаков свидетельствует о том, что оно было написано в соответствии с импрессионистическим живописным методом: продуманный колорит, в котором использованы чистые цвета, отсутствие черного, синие тени, фрагментация композиции – срезанная верхним краем холста вершина березы и т. д. Однако ряд признаков противоречит импрессионистическому методу. Несмотря на то, что луговые травы ближнего плана и раскидистые ветви березы даны нарочито фактурно, хорошо видимым мазком, чистое голубое небо и дали решены достаточно обобщенно и гладко. Это способствует формированию глубины пространства, то есть планы строятся реалистичными средствами. А использование мастером фактурного мазка имеет целью скорее придание произведению особой декоративности, чем фиксации эффектов световоздушной среды…

Рамазан Шайхулов  «Уральские отроги» (2015)
«Уральские отроги» (2015)Фото:Рамазан Шайхулов

Вообще, складывается впечатление, что художнику тесно и скучно работать в пределах заданных реализмом или импрессионизмом координат. Он стремится найти новые выразительные и технические возможности как техники масляной живописи, так и пейзажа как жанра изобразительного искусства. Однако, экспериментируя, он никогда не позволяет себе полностью утратить связь с действительностью – с материальным, весомым, зримым, прекрасным миром Природы. С течением времени он все чаще тяготеет к более декоративному решению образов. Очевидно декоративный характер имеет работа «Первый снег. Стога» (2014). Цветовая гамма сдержанная, строится на контрастах холодных серых оттенков разной тональности и светлоты и теплых – желто-коричневых. Тяжесть мокрого снега преобразуется в материю разного качества: плотным слоем покрывает он поверхность земли, пышными шапками ложится на стога сена и ветви деревьев, нарастает на жердях забора. В стихийном движении, неуловимом, но властном снежном потоке утрачивают значение пространственные координаты и планы.

Рамазан Шайхулов   «Первый снег. Стога» (2014)
«Первый снег. Стога» (2014)Фото:Рамазан Шайхулов

Чистое декоративное качество отличает такое произведение Рамазана Нурисламовича, как «Черемуха цветет» (2012). Это своего рода гимн Природе, воспевание весенней, избыточной ее красоты. В формировании общего впечатления нарядная цветовая гамма играет первостепенную роль. Пространственные координаты условны, шкала «верх – низ» будто не имеет смысла. Художник избирает необычную для себя точку зрения: это взгляд человека на мир не через противопоставление, а через погруженность, взгляд изнутри. И именно эта точка зрения открывает новые выразительные возможности. Мастер не прописывает отдельные детали, работает обобщённо, величина и фактурность мазка усиливают эффект декоративности.

Рамазан Шайхулов  «Черемуха цветет» (2012)
«Черемуха цветет» (2012)Фото:Рамазан Шайхулов

Еще одним лейтмотивом творчества Рамазана Нурисламовича является выражение чувства любви к своей малой Родине – прекрасной башкирской природе, простой деревенской жизни. Это довольно редкое сегодня и оттого очень ценное чувство, свидетельствующее о душевном здоровье художника. «Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам…» – как сказал наш замечательный поэт А. С. Пушкин. В работах Рамазана Нурисламовича мы видим это почтительное отношение к родителям, родному дому («Отчий дом», 2003; «Ветер перемен. Родители», 2006; Триптих «Уходящая деревня», 2009). Выполненные в разных техниках (масляной живописи, компьютерной графики), они наполнены общим трепетным чувством, переживанием «Животворящей Святыни». Особым обаянием отличается очень светлый, трогательный и живой портрет матери («Мама», 2019).

Рамазан Шайхулов  («Мама», 2019).
(«Мама», 2019).Фото:Рамазан Шайхулов

После переезда в город Нижневартовск в 2001 году художник открывает новый для себя мир самобытной культуры ханты, манси, ненцев. Здесь, на Югорской земле, сошлись любовь Рамазана Нурисламовича к природе и уважение к традициям национальных культур. Кроме того, в этот период он начинает пробовать силы в новой для себя области – графическом дизайне, осваивает технические и художественно-эстетические возможности графических редакторов. Особое значение как в личном плане, так и в профессиональном имели знакомство, дружеские отношения и плодотворное сотрудничество художника с ненецким поэтом Юрием Вэллой. Рамазан Нурисламович уловил характер религиозно-мифологического понимания мира, отличающий мировоззрение представителей коренных народов Севера. Серия цифровых коллажей «Стойбище на Тюйтяхе» (2004), триптих «Три мира» (2007), триптих «Мир поэта (Юрий Вэлла)» (2012) – это все поток размышлений об особом анимистическом, синкретическом понимании мира, трехчастном его устройстве, столкновении традиционной культуры и современной технократической цивилизации, вечных вопросах Бытия…

Тяга художника к экспериментам реализуется и в коллажах. И если первые работы – это своего рода «проба пера» в обработке фотоизображений в фильтрах Photoshop, экзерсисы с эффектами прозрачности и градиентами, то последующие – оригинальные попытки синтезировать выразительные возможности визуального образа и художественного слова. Триптих «Мир поэта (Юрий Вэлла)» был вдохновлен поэтическими произведениями Вэллы, и потому заключает в себе сразу несколько уровней понимания. Центром этой Вселенной, представленной языком графики, выступает личность самого поэта. Состояние его души находит отражение в состояниях природы: природные силы антропоморфны, а человеческие качества отождествляются с проявлениями природы. Интересно, что стихотворная форма, избранная Вэллой, навевает ассоциации с традициями японской поэзии танка и хокку, уходящими своими корнями в древнейшие синтоистские верования. Здесь так же уместно будет вспомнить и творческие находки советских конструктивистов в области печатной графики, и формальные поиски кубофутуристов.

Рамазан Шайхулов
Фото:Рамазан Шайхулов

Деятельность Рамазана Нурисламовича высоко оценивается коллегами, он востребован как художник, дизайнер, педагог. Является автором дизайн-проектов ряда музеев Нижневартовского района (Дома-музея Юрия Вэллы, с. Варьеган; Дома купца Кайдалова, с. Ларьяк; Этнографического музея сельского поселения Аган), разрабатывает дизайн и занимается вёрсткой альбомов, каталогов и книг, посвященных истории ХМАО-Югры и культуре коренных народов Севера (каталог «Этнография коренных малочисленных народов Западной Сибири в собрании МАУ «Региональный историко-культурный и экологический центр»; книга В. Михайловского «Три тайны Самотлора»; альбом-каталог А. Мухаметовой «Генетическая память Севера»).

Продолжая поиски в живописи и графике, осваивая новые инструменты в области графического дизайна, Рамазан Нурисламович остается верен себе – он сохраняет связь с предметным миром, обращается к традиции как источнику вдохновения и силы. А сегодня, когда для «художников» нормой становится стремление к бессмысленным шокирующим экспериментам, утрата смыслов и целей художественного творчества, откровенное глумление над шедеврами, – это особенно ценно. Прямой и ясный взгляд на мир, здравый смысл и сознание простых истин позволяют не потерять себя в этом быстроменяющемся, непредсказуемом мире, противостоять той волне обесценивания опыта прошлого, которая захлестнула мир.

Автор:
Читайте нас в