-18 °С
Облачно
Все новости
Круг чтения
1 Февраля 2019, 19:06

№01.2019. Михаил Калинин. Шаманы и романсы. О сборнике одного уфимского автора

Михаил Калинин ШАМАНЫ И РОМАНСЫ о сборнике одного уфимского автора Кристина Андрианова-Книга. Книга песен. – Уфа: Мир печати, 2017. Песенное творчество Кристины Андриановой окутано туманом мифа и легенд. Отсюда пристальное внимание к джиннам и шаманам, которые сообщают текстам эзотерическое звучание. Вместе с этим автор говорит о невозможности однозначной трактовки реальных исторических событий далекого прошлого. Обращаясь к шаману, как к прорицателю, лирическая героиня утверждает вариативность того, что будет сказано. Но именно шаман летит «по столетьям», совершая экскурс в историю. Глаза закрой – Душой по столетьям Лети за мной, Как ворон во тьме. Тебе степной Неистовый ветер Расскажет о судьбе.

Михаил Калинин
ШАМАНЫ И РОМАНСЫ
о сборнике одного уфимского автора
Кристина Андрианова-Книга. Книга песен. – Уфа: Мир печати, 2017.
Песенное творчество Кристины Андриановой окутано туманом мифа и легенд. Отсюда пристальное внимание к джиннам и шаманам, которые сообщают текстам эзотерическое звучание. Вместе с этим автор говорит о невозможности однозначной трактовки реальных исторических событий далекого прошлого. Обращаясь к шаману, как к прорицателю, лирическая героиня утверждает вариативность того, что будет сказано. Но именно шаман летит «по столетьям», совершая экскурс в историю.
Глаза закрой –
Душой по столетьям
Лети за мной,
Как ворон во тьме.
Тебе степной
Неистовый ветер
Расскажет о судьбе.
Обычный человек вряд ли знает, чем знамениты «вавилоны-афины», в чем разница между «карфагенами-берлинами»; в «Книге песен» ощуща-ется некоторое научное восприятие действительности. В припеве «Исто-рии» выражаются авторские ощущения:
История, историяМешается во мне,Как истина, которая,Которая в вине.
Где половцы, где арииИ печенеги где?История, история –Кругами на воде.
Без истории не может существовать ни одно государство. Гуляя по стра-ницам «Книги песен», читатель оказывается в различных залах историче-ского музея. Рассматривая композиции, посвященные всевозможным народам, идущая рядом с читателем поэтесса-экскурсовод и героев выво-дит под стать каждому обществу.
Появляющийся в одноименной мелодии Тенгри, как говорят иссле-дователи, – верховное божество народов тюрко-монгольского происхож-дения. В песне он отождествляется с небом. Земная твердь, широкая степь, дарует персонажу волю. Не случайно героиня активно путешествует как по России, так и по миру: в мелодиях описывается Рио, притягательный великолепными скульптурами; лирическая героиня идет по Будапешту, наполненному старой болью; в текстах мелькают Самарканд, Гамбург, Помпеи, Неаполь, Барселона, индейцы, египтяне, викинги и даже Марс и Альфа Центавра.
«Вольные птицы», «сбежавшая невеста», казачка – образы чистой свободы. Невеста оказывается на коне, что, может быть, навеяно голливуд-ским фильмом с Ричардом Гиром и Джулией Робертс в главных ролях, но степь и ветер добавляют оригинальности.
Открывается место, пронизанное ветрами, и где, куда ни глянь, всю-ду Родина. Уфа, Казань, Оренбург – не Сибирь, где все сплошь покрыто тайгой, – взгляд окидывает территории до горизонта. По полям раздается звонкий стук копыт – всадники объезжают тысячи километров.
В песнях возникают горизонты России: сибиряк дружен с татарином, Христос – с Магометом. Лирика уходит в подземелье истории, и видно, что Башкирия, дочерью которой является художник слова, неизменно свя-зана с Русью и евразийской древностью вообще. И скиф, и хазар, и сармат живут в мире и комфорте, и в каждой столице, в каждом государстве автор видит гармонию. Веру олицетворяют реки: Кама – мусульманство, Волга – православие. Поэт – существо миролюбивое, и разнообразие отеческой земли воспринимается им в целом положительно.
Жизненное пространство лирической героини определяют два горо-да – Уфа и Казань. При этом Казань служит этаким порталом в другое из-мерение. Попадая в этот город, героиня путешествует по истории, словно воспроизводя свои прошлые жизни. Так передано фантастическое звуча-ние, и в песнях «По Уфе», «Не давай мне надежды, Казань», «Вольные птицы Уфы» слышатся «мемуарные» нотки.
Лабиринты снов и улиц,
Где с тобой мы разминулись,
Где мы шли по линии дождя.
Все избито, все не ново,
Я свое сдержала слово –
Нет, не обернулась, уходя.
Город новых
Принцев жарких
Мне на что
Твои подарки?
Одна из главных метафор книги – дорога. Она склоняет читателя и самого автора к разнообразным вояжам по «историческому музею». До-рога несет тысячи знакомств с интересными людьми. Путь, как нить Ари-адны, нанизав на себя различные детали, объединяет большинство наро-дов и развивает государство. Не случайно в песне «Пылью дорог» лириче-ская героиня ощущает в этом «счастье» России:
Сколько прошли – а сколько будет завтра;
Сила земли хранит от всех напастей.
Где-то вдали Пелопоннес и Спарта,
Где-то вдали – моей России счастье.
Структура издания, где есть и «Песнь Женщины», и «Песнь Мужчи-ны», и «Песнь Ребенка», настраивает читателя на погружение в метафизи-ческую семью. Для автора это верный идеал. Первая часть – «Песнь Ми-ра» – словно матрешка предваряет уклад современной ячейки общества. Определение слова «мир» – «состояние без войны», «спокойствие». Мир очень значим для любой женщины, и для матери и отца он складывается из здоровья ребенка и любви между собой.
В музыке загорается Древний Восток: в «Песне Мужчины» пылает зурна, говорящая о рождении любви в недрах сильной половины челове-чества. Автор с позиции кавалера смотрит на женщину, лирическая герои-ня перевоплощается в героя.
Деление книги по гендерному признаку имеет свои основания. В «Песне Женщины» видна эмоциональность, изложены частые пережива-ния. В особенности женщины автор записывает способность к анализу происходящих явлений. Если мужчину возможно охарактеризовать как жгучего флегматика, то девушка наполнена пристальным вниманием к яв-лениям действительности.
Заключительная часть – «Песнь судьбы» – собирает в единое целое песни женщины, мужчины и ребенка. Не случайно появляются образы от-ца и матери. Перед нами формируется гармоничное звучание семейного трио, микромира; это и пример того, как должны функционировать три голоса мира макро – семья, история, государство. Для каждого рода гар-мония рождает уверенность в завтрашнем дне.
О мелодиях, характерных для всей книги, позволяют задуматься лек-сические анафоры и эпифоры и синтаксические повторы. Музыка вырав-нивает такие шероховатости, как местные сбои ритма и рифмы.
Сборнику в целом присущи разговорные конструкции, что сообщает обычное бытование персонажей. Песни современного автора во многом отличаются от аналогичных эстрадных. В музыке К. Андриановой возни-кает публицистическая значимость. Обращение лирического «я» к лириче-скому «ты» сообщает песням диалогическую композицию. Настраиваясь на слушателя, автор ведет беседу.
Таким образом, песенное творчество Кристины Андриановой есть исторический диалог с государством на тему семьи. Интересно, что нема-ловажную роль здесь играют и молодежные субкультуры, ибо серия песен написана в рэп-аранжировке; но в целом автор остается верна традицион-ному музыкальному воспитанию, что ярко подчеркивают романсы в нача-ле сборника.