№5.2023. Содержание номера
Все новости
Краеведение
14 Мая , 11:33

№5.2023. Михаил Роднов. Купец Василий Иванович Нестеров. История семьи и бизнеса

Василий Иванович Нестеров
Василий Иванович Нестеров

Великий русский художник Михаил Васильевич Нестеров (1862–1942), слава и гордость культуры России, Башкортостана, Уфы, происходил из купеческой семьи. Во всех работах о жизни и творчестве выдающегося живописца это упоминается, но подробного исследования биографии его отца, Василия Ивановича Нестерова (около 1818–1904), пока не проводилось, хотя литература имеется немалая. Только на страницах журнала «Бельские просторы» в XXI в. вышло с десяток статей1. А обстоятельства воспитания, детство, юность, семейные традиции играют важнейшую роль в формировании характера человека, влияют на весь его дальнейший жизненный путь.

Сам Михаил Васильевич это прекрасно понимал, почему свои воспоминания «Давние дни» начал с подробного рассказа о семье и родителях. Про отца, Василия Ивановича, художник говорил, что он «был человек живой, деятельный, по общему признанию, щепетильно честный. В домашнем быту всецело подчинённый воле матери, вне дома, однако, проявлявший, где надо, характер твёрдый, прямой. Вообще же отец был горячий, своеобычный и независимый».

М. В. Нестеров интересовался историей семьи. По его словам, при Екатерине II Нестеровы переселились из Новгорода на Урал, дедушка, Иван Андреевич Нестеров, вышел в купцы, избирался Уфимским городским головой, «был умён, деятелен, гостеприимен». Помимо торговли, интересовался театром, в доме хранился его портрет2, что было редкостью для провинциального купечества. Добавим, в 1847 г. И. А. Нестеров даже выписывал газету «Оренбургские губернские ведомости»3.

Семейство Нестеровых фиксируется в Уфе с 1820-х гг., относилось к приходу Спасской церкви, поселилось в центре (по «исповедкам» уже к 1826 г.), значит, имелись капиталы. По данным исповедных росписей Спасского храма за 1830 г. (в 1820 г. Нестеровых ещё не было), семейство 36-летнего купца [Ивана] Андреевича Нестерова включало супругу Анну [Николаевну] (32 года) и четырёх детей: сыновей Александра (14 лет), Василия (12 лет, около 1818 г. р.), Ивана (6) и дочь Марию 10 лет4. Получается, Василий – второй сын (из выживших) и появился на свет, возможно, не в Уфе.

Материалы ревизской сказки (переписи) от 17 апреля 1834 г. уточняют происхождение, 42-летний мещанин Иван Андреевич Нестеров «из отпущенников г. Демидова причислен по указу Казённой палаты с 1825 года». Семья включала также супругу, 38-летнюю Анну, сыновей Ивана (9 лет), Алексея (6), Константина (4), дочерей Марью (13) и Елизавету (двух лет)5. В ревизской сказке от 15 октября 1850 г. указано, что И. А. Нестеров «из уфимских мещан поступил в купечество в 1835 году»6. Таким образом, Иван Андреевич Нестеров, скорее всего, 1792 года рождения. Возраст в разных источниках указывался не всегда одинаковый, что отразилось в данной статье.

Иван Андреевич Нестеров
Иван Андреевич Нестеров

Откуда взялись в Уфе Нестеровы, не известно, фамилия достаточно распространённая7. В письме С. Н. Дурылину художник сообщил, что предки его были крепостными Демидовых. «Дед мой Иван Андреевич, видимо, был человек богато одарённый, родители его, получив вольную, отдали его в Уральскую семинарию, что по тем временам было редкостью для крестьян» (в воспоминаниях: дед «вышел в вольные»). Позднее Иван Андреевич Нестеров занялся торговлей8. Вольноотпущенники могли селиться где угодно.

Если отталкиваться от рассказов внука, вольную у Демидовых получил не И. А. Нестеров, а его родители. Ближайшие к Уфе демидовские заводы – Кагинский и Узянский, а также Авзяно-Петровские. Их владелец Иван Евдокимович Демидов проживал в Уфе, сохранился его дом на Большой Казанской, умер 12 ноября 1823 г.9 В Уфе имелась Демидовская слободка, и, как считает известный уфимский краевед Татьяна Викторовна Тарасова, Нестеровы могли быть крепостными И. Е. Демидова и ранее жили в Уфе. Перед кончиной помещики часто отпускали на волю прислугу, нередко не с пустыми руками. Когда в 1833 г. с аукциона распродавалось имущество И. Е. Демидова, «мещанин Нестеров» за 1 руб. 50 коп. приобрёл три штуки крупных подсвечников, «шандалы простые низкие»10.

Но вообще у Демидовых заводов имелось множество, например, в Камбарке. А в соседнем городке Осе Пермской губернии проживали мещане и купцы Нестеровы11. Не ясно, что художник понимал под «Уральской семинарией». В Уфе семинарию открыли в 1800 г. Добавим, что Нестеровы сохраняли связи с заводами, именно к ним обратятся позднее рабочие, чтобы передать жалобу царю.

Как бы то ни было, к 1835 г. И. А. Нестеров меняет сословный статус. Переход в купечество совпал с началом большой карьеры. Иван Андреевич Нестеров в 1835–1841 и 1844–1850 гг. выбирался Уфимским городским головой, в 1841 г. был командирован в Стерлитамак для устройства присутственных мест12. Купец 3-й гильдии И. А. Нестеров с 1833 по 1836 гг. находился в Городовом магистрате в должности бургомистра, а в сентябре 1835 г. прошли выборы на высший пост «градского главы», за Нестерова проголосовало 78 чел., 17 были против. 15 ноября 1835 г. Оренбургский гражданский губернатор А. П. Гевлич утвердил Нестерова городским головой. Новый глава Уфимской администрации представил избранный аппарат (бургомистры, ратманы), а весной 1836 г. контролировал выборы руководства в городах с упрощённой системой администрации (Бирск, Белебей, Стерлитамак, Бугульма и др.).13 Перерыв в управлении Уфой, видимо, связан с губернатором И. Д. Талызиным (1841–1844), который «был недоволен городским головой Н. Призвав его и распушив, как водилось, он, между прочим, заметил: “Ты сегодня у меня голова, а я завтра из тебя сделаю пешку и кровь выпущу!”»14. В семейной памяти, наоборот, сохранилось предание, что будто бы сам генерал-губернатор В. А. Перовский нашёл в Уфе образцовый порядок, заявив: «Тебе, Нестеров, надо быть головой не здесь, а в Москве!»15.

Осенью 1844 г. управлявший гражданскими властями Оренбургской губернии вице-губернатор А. А. Македонский утвердил новые выборы, на которых снова победил уфимский купец 3-й гильдии И. А. Нестеров16. Высшая власть доверяла городскому голове, хотя секретно проверила, «что уфимский купец Иван Нестеров вероисповедания православного и не скопец»17.

К этому времени семейство Нестеровых обосновалось возле Верхне-Торговой площади. Соседом слева по современной улице Ленина (бывш. Центральной, Лазаретной) у Нестеровых был, между прочим, генерал-майор Егор Николаевич Тимашев, владелец огромного имения под Оренбургом с центром в селе Ташлы, командующий Оренбургским казачьим войском (1822–1830), Оренбургский губернский предводитель дворянства (1833–1844). Судя по записям в метрических книгах Спасской церкви, в последующие годы в этой усадьбе он не жил, ею управлял родственник, уфимский помещик, отставной подполковник Капитон Кузьмич Тимашев. На усадьбе, видимо, стояли деревянные строения. «С выходом в отставку в 1844 году Егор Николаевич оставил Уфу, где у него было два собственных дома», и поселился в Ташле18.

По купчей от 5 марта 1848 г. Оренбургское дворянское общество приобрело у Е. Н. Тимашева большой участок на углу совр. улиц Ленина и Пушкина19. По-соседству с Нестеровыми развернулась огромная для Уфы того времени стройка. Полковник и кавалер Пётр Николаевич Воецкий руководил работами и за год в основном выстроил здание Дворянского собрания20. Но открыли его позже, осенью 1851 г. строитель Дворянского дома полковник Воецкий приглашал на штукатурные и печные работы21.

Прославленный живописец вспоминал Ивана Андреевича, отмечал даже его характер: «дед не был купцом по призванию, как и ни один из его сыновей», при этом в мемуарах приведены ошибочные сведения, что И. А. Нестеров умер в 1848 г. от холеры22. Когда в Уфе в конце 1850 г. торжественно отмечали 25-летие царствования императора Николая I, купцы решили собрать пожертвования для раздачи беднейшим жителям города. Больше всех внёс Уфимский «градской глава» Прокофий Кадкин – 50 руб., недавно сменивший на этом посту И. А. Нестерова. По 20 руб. пожертвовали уфимским беднякам Игнатий Блохин, Василий Паршин и… купец Иван Нестеров23.

Исповедная роспись за 1850 г. (составлялась в Великий пост) сообщает, что в числе прихожан Спасского храма на исповеди у Святого Причастия были: вдовый купец Иван Андреевич Нестеров (65 лет), сыновья Иван (с невесткой Александрой Кондратьевной), Алексей и Константин, дочери Елисавета и Анна24. Супруга И. А. Нестерова Анна Николаевна покинула наш мир до 1847 г. Сам же Иван Андреевич Нестеров (возраст в метрике 67 лет) скончался 7 августа 1853 г. «от епидимической болезни», похоронили в Уфе на Старо-Ивановском кладбище25.

Пока нет сведений о характере бизнеса И. А. Нестерова, но беспрецедентно длительное пребывание во главе Уфимской администрации свидетельствует о крепком хозяйстве. По данным окладных книг капитал купца 3-й гильдии И. А. Нестерова оценивался в 8 тыс. руб.26 Сын являлся галантерейщиком, можно предположить, что и отец занимался такой же торговлей, снабжая дворянство, чиновников, военных, нарождавшийся «средний класс» модными товарами, которые привозились почти исключительно с Нижегородской ярмарки. В мемуарах художника нет даже намёков на торговлю хлебом, кожами, скотом или иной сельскохозяйственной продукцией.

Но уфимский рынок был ещё небольшой, по чему можно предположить, в структуре нестеровского бизнеса рано появилось южное направление. Вероятно, галантерейные товары из Уфы отправлялись в Стерлитамак и далее в пограничные меновые дворы (Троицк, Оренбург), где шла выгодная торговля с азиатскими купцами.

Уже в приведённой выше ревизии 1834 г. по Уфе отсутствуют двое старших сыновей И. А. Нестерова Александр и Василий. По указу Уфимского магистрата в 1832 г. их причислили в мещане города Стерлитамака, где они и были учтены ревизией 19 апреля 1834 г. – Александр Иванович Нестеров (17 лет) и брат Василий (15)27. Наверняка молодых сыновей – в те времена рано взрослели – отец отправил торговать в стерлитамакском филиале.

В мемуарах художника подчёркивается культурный уровень отца. Василий Иванович Нестеров получил наверняка домашнее образование, а занятие с молодости торговлей требовало хорошей грамотности, познаний в математике, оформлении деловой и юридической документации, аккуратности. Отметим раннюю самостоятельность, что наводит на мысль о самообразовании, а странствия по просторам Южного Урала и Поволжья расширяли кругозор молодого предпринимателя.

Василий Иванович Нестеров на долгие годы обосновался в Стерлитамаке, хотя не прерывал связи с Уфой. В 1841 и 1845 гг. он указывается уфимским 3-й гильдии купеческим сыном, то есть отец вносил его в документ при покупке гильдейского свидетельства. Одновременно В. И. Нестеров мог записываться в стерлитамакские купцы или мещане, документы выбирались на один год, и в зависимости от конкретной необходимости предприниматель мог менять свой статус. В конце 1850 г. Василий Иванович с семьёй был зачислен со следующего года из купцов города Троицка в уфимские.

В Стерлитамаке В. И. Нестеров женится. По сведениям биографа художника С. Н. Дурылина, первая жена В. И. Нестерова умерла от холеры, двое детей скончались в младенчестве28. Татьяна Викторовна Тарасова добавляет, что первую супругу Василия Нестерова звали Анна Кузьминична, в 1843 г. ей исполнилось 20 лет, и они с мужем приходили на исповедь в уфимскую Спасскую церковь, что подтверждает – семья жила на два города.

Уже стерлитамакская купчиха, 25-летняя Анна Кузьминична Нестерова скончалась в Уфе 9 июня 1848 г. во время страшной эпидемии холеры, отпевали в кладбищенской Иоанно-Предтеченской церкви29. Василий Иванович остался вдовцом с дочерью Анной (около 1847 г. р.) на руках. В эти годы его основное место пребывания по-прежнему в Стерлитамаке.

Здесь Василий Иванович Нестеров второй раз женится на девушке из купеческой семьи. Матушка художника Мария Михайловна (1823–1894) происходила из стерлитамакских предпринимателей Ростовцевых. Художник в своих мемуарах подробно остановился на родне по материнской линии30. Деда, Михаила Михайловича Ростовцева, и бабушку М. В. Нестеров не помнил, таковой была Екатерина Ивановна Ростовцева, вдова-купчиха умерла 5 ноября 1865 г. в возрасте 75 лет31. Незадолго до кончины в 1863 г. бабушка приезжала в Уфу на крестины своего внучка Серёжи, сына Василия Ивановича Нестерова32. История Ростовцевых требует отдельного исследования, приведём собранные факты.

Первый дядя по матери художника – Иван Михайлович Ростовцев, «неприветливый», «больше меры» любил деньги, приезжал из Стерлитамака в Уфу к Нестеровым и не только. 31 января 1841 г. 27-летний И. М. Ростовцев в уфимской Александро-Невской церкви обвенчался с 18-летней мещанской дочерью Александрой Петровной Кадкиной, в свидетелях Николай Михайлович Ростовцев, Александр с Василием Нестеровы33.

В конце 1850-х гг. Иван Михайлович Ростовцев – купец 3-й гильдии, когда в марте 1859 г. к его дому подкинули младенца, малыша усыновили, а не отдали в приют, впрочем, мальчик Артемий прожил меньше трёх месяцев. Известна дочь Екатерина, умершая 11 февраля 1863 г. в 19 лет от чахотки. Стерлитамакский купец Иоанн Михайлович Ростовцев скончался 25 декабря 1888 г. в возрасте 75 лет от паралича34. Была у него и вторая супруга, Анна Васильевна (вдова стерлитамакского купца 2-й гильдии Анна Васильевна Ростовцева умерла в Уфе в приходе Никольской церкви 8 сентября 1902 г. в возрасте 72 лет от болезни сердца35).

Следующий дядя, Андрей Михайлович Ростовцев, «жил на мельнице», богатством не отличался, из купцов в 1870-е гг. «скатился» в мещане, здравствовал на 1884 г. У него были дети: Иван, Михаил, Мария (около 1847–1884, скончалась незамужней в 37 лет). Иван Андреевич Ростовцев, как отец, числился стерлитамакским мещанином. Жена – Ольга Павловна, известны дети – Василий (1881 г. р.), Венедикт (умер в младенчестве в 1889 г.).36 А вот мещанин Михаил Андреевич Ростовцев (1856–1902) с супругой Анной Порфирьевной имели обширное потомство, судя по записям в архивных документах, некоторые из них проживали (в Стерлитамаке?) в 1930-е гг.37

Мария Михайловна Нестерова
Мария Михайловна Нестерова

Третьего, младшего стерлитамакского дядю, добродушного, со странностями, богатого, женатого «на красавице из дворянок», М. В. Нестеров не назвал по имени. Без сомнения, это был стерлитамакский купец Димитрий Михайлович Ростовцев с супругой Надеждой Павловной. Художник помнил только слухи, что тот «к концу жизни всё спустил, и если не нуждался, то должен был сильно себя сократить».

Изучение метрических книг Казанско-Богородицкого собора Стерлитамака открывает интересные подробности. В семье Дмитрия Михайловича Ростовцева появляются на свет дети: Константин (1856), Любовь (1860–1861), Александра (1862–1864), Раиса (1863), Екатерина (родилась 18 октября 1865 г.). В крёстные (восприемники) часто приглашались стерлитамакские чиновники, мещанка Облецова, но у Катюши крёстными стали титулярный советник и дочь почётного гражданина Екатерина Павловна Кайгородова38.

Совпадение у последней отчества с супругой Д. М. Ростовцева Надеждой Павловной позволяет утверждать, что они родные сёстры (добавим, та специально приехала из Уфы). Значит, дядя великого живописца Дмитрий Михайлович Ростовцев женился на дочери одного из самых успешных и известных менеджеров Южного Урала – Павла Григорьевича Кайгородова (около 1808–1895). Доказательством также служит приезд стерлитамакского купца Дмитрия Ростовцева в роли свидетеля (поручителя) на свадьбу другой дочери П. Г. Кайгородова – Елизаветы, она вышла замуж за купца И. А. Кондратьева в 1874 г.39

Кайгородов долгие годы служил управляющим Благовещенского медеплавильного завода Дашковой, в конце 1850-х гг. его переманил богатейший грек-миллионер, друживший с Н. В. Гоголем, Дмитрий Егорович Бенардаки. Кайгородов возглавлял обширное хозяйство трёх медеплавильных заводов (Нижне- и Верхне-Троицкие, Усень-Ивановский). После 1870 г., когда Бенардаки умер, Павла Григорьевича Кайгородова пригласил к себе лично знавший его миллионщик всероссийского масштаба Василий Александрович Кокорев, он недавно учредил один из крупнейших в империи частный Волжско-Камский коммерческий банк.

П. Г. Кайгородов служил сначала в Казанском филиале, видимо, работал во временном Мензелинском ярмарочном отделении банка, а в 1873 г. становится первым управляющим Уфимского отделения Волжско-Камского коммерческого банка (по 1880 г.). Здание, где арендовал банк апартаменты, сохранилось на улице Октябрьской революции, сами же Кайгородовы проживали рядышком, по улице Пушкина, где ныне Советская площадь40.

Кайгородов не был дворянином, имел высшее купеческое сословное звание – потомственного почётного гражданина, но был достаточно богат. Наверняка его дочь получила хорошее приданое. Родственные связи в бизнесе до сих пор имеют важнейшее значение. Купец Василий Иванович Нестеров поддерживал контакты с Ростовцевыми, сотрудничал с Волжско-Камским банком, что, думаю, позитивно влияло на его дела.

А статус купца Дмитрия Михайловича Ростовцева с супругой Надеждой Павловной был весьма высок. Когда 11 января 1867 г. у них родилась очередная девочка – Елисавета, крёстными стали ротмистр И. М. Бунин, богатый и влиятельный белебеевский помещик, а также Юлия Павловна Звенигородская из очень состоятельного семейства в Оренбурге41. Д. М. Ростовцев несколько раз приезжал в Уфу к Василию Ивановичу Нестерову, чтобы выступать на крещении детей восприемником, специально приглашали.

На 1870 г. купцу Дмитрию Ростовцеву принадлежал самый крупный в Стерлитамаке кирпичный завод, вырабатывавший в год 200 тыс. штук кирпича42. Значительная часть исторических построек Стерлитамака сооружена из кирпича Ростовцева. Затем дела у Дмитрия Михайловича, как и вспоминал племянник-живописец, пошли хуже, завод продаётся. В метриках Надежда Павловна Ростовцева последний раз встречается в 1886 г.

В Стерлитамаке проживал старший сын – 24-летний купец 2-й гильдии Константин Димитриевич Ростовцев. Он 30 июля 1880 г. сочетался браком с 20-летней купеческой дочерью Софьей Ивановной Поповой. Поповы – один из самых многочисленных и богатых кланов предпринимателей Стерлитамака. Принадлежность К. Д. Ростовцева к купцам свидетельствует о наличии какого-то бизнеса, скорее всего, торговал. У двоюродного брата художника родились дети: Екатерина (1881), Мария (1886), Николай (1887)43.

Демонстрация на ул. Центральной. На заднем плане дом и флигель усадьбы Нестеровых. 1917 г.
Демонстрация на ул. Центральной. На заднем плане дом и флигель усадьбы Нестеровых. 1917 г.

Константин Дмитриевич Ростовцев сделал яркую карьеру, избирался городским головой Стерлитамака44, его фигура требует отдельного изучения. В марте 1893 г. городской голова К. Ростовцев в Петербурге в Аничковом дворце подарил императрице икону Табынской Божией Матери45. Родственник живописца отличался пристрастием к сочинительству. К. Д. Ростовцев оставил приличное библиографическое наследие, от восторженных монархических сочинений46 (о качестве судить литературоведам) до экономики47. Вот образец виршей Ростовцева, из стихотворения «Голос детской души»: «Мы – дети веры православной, Нам родители внушили, Что Царь Отец России славной И чтоб мы его любили…»48

Стерлитамакские связи семьи Нестеровых очевидны. Когда 15 мая 1849 г. в уфимском Спасском храме учитель В. М. Черемшанский венчался с дочерью купца Белышева, одним из поручителей стал «Стерлитамакский купец Василий Иванов Нестеров»49. Наш герой лично был знаком с известным уральским писателем-краеведом Василием Макаровичем Черемшанским. А сын-художник даже в глубокой старости помнил стерлитамакскую родню: в те времена родственные узы были очень крепки.

По линии Ростовцевых в родстве с Нестеровыми была семья Облецовых. Мещанин из города Ельца Орловской губернии, оттуда Ростовцевы и вышли, Михаил Николаевич Облецов переселился сначала в Стерлитамак, женился на Дарье Владимировне из местных купцов Карповых. В середине 1860-х гг. М. Н. Облецов переехал в Уфу, в конце 1870-х гг. записался в купечество. В семье Облецовых было много детей (Николай, Константин, Леонид, а дочерям часто давали «изысканные» имена: «Людмилла», Магдалина, Милитина, Зоя). В 1872 г. появилась на свет Маргарита Михайловна Облецова, семьи не создала, работала учительницей, в годы советской власти подвергалась аресту. Она переписывалась с М. В. Нестеровым даже спустя многие десятилетия.

Престарелый художник 9 августа 1942 г. писал в Уфу скульптуру Лине По: «Дорогая Лина Михайловна! Сердечно благодарю Вас за заботы, Вашу доброту к моей старой племяннице Маргарите Михайловне. Эта сдержанная, скупая на слова особа написала мне о Вас совершенно восторженное письмо. […] Вы, видимо, обжились на моей Родине. Когда-то там было хорошо. Жизнь была дешёвая, всё было, было много садов, близость Урала, его предгорья»50.

Но вернёмся в Уфу девятнадцатого века в дом купцов Нестеровых. В многолюдном семействе произошли перемены. 20 января 1837 г. дочь Ивана Андреевича Нестерова Мария Ивановна вышла замуж за губернского секретаря, служившего столоначальником (завотделом) Уфимского земского суда, Николая Дмитриевича Королёва51. Супруг был дворянином, совладельцем небольшого поместья к югу от города при деревне Королёвке52.

А затем несчастье случилось со старшим сыном, главным наследником – Александром Ивановичем Нестеровым. Он занимался торговыми делами, в 1845 г. числился уфимским купцом 3-й гильдии53. Племянник-художник рассказывал о событиях, скорее всего произошедших в 1846 г. Александр Иванович был на Нижегородской ярмарке, значит, пользовался большим доверием отца, откуда поехал в Петербург, где подал жалобу рабочих наследнику престола, будущему императору Александру II. За что в столице был арестован и отправлен в Сибирь54. Он вернётся в Уфу из ссылки стариком.

Когда в 1852 г. редактор издававшихся в Уфе «Оренбургских губернских ведомостей» Иван Прокофьевич Сосфенов обрисовал местную торговлю, фамилию Нестеровых он даже не упомянул. «Из галантерейных лавок отличается богатством магазин купца Кондр. Игн. Блохина, а в гостином ряду сходностию продажи рекомендуется новая галантерейная лавка купца Пр. Аф. Кадкина»55. Сосфенов отличался крайне внимательным взглядом и город знал превосходно.

Знаменитый художник родился позже, родители, скорее всего, не любили вспоминать давние дела, но в 1850-е гг. семейство Нестеровых пережило серьёзные потрясения, сказавшиеся на бизнесе. Снова обращаемся к трудам знаменитой музейщицы Веры Николаевны Макаровой. Согласно исповедным (духовным) росписям уфимской Спасской церкви, в 1854 г. домохозяином, главой семьи являлся купеческий сын Иван Иванович Нестеров (30 лет, 1824 г. р., что точно совпадает с приведёнными выше данными за 1830 г.). Единым домом проживали: его супруга Александра Кондратьевна (28 лет), братья Алексей (28) и Константин (25) Ивановичи Нестеровы, незамужние сёстры Елизавета (23) и Анна (17) Ивановны Нестеровы, а также сестра их Мария Ивановна Королёва (35 лет)56. Та самая Мария, что была зафиксирована в 1830 г., дата рождения идентична – 1819/1820 г.

Семейное дело в начале 1850-х гг. возглавил старший из оставшихся сыновей – Иван. Александр Иванович (около 1816 г. р. – ему тогда исполнилось 38 лет), согласно рассказу художника, находился в ссылке. Два брата были не женаты, а в те времена браки заключались рано. Почему-то в отчем доме проживала замужняя и бездетная сестра Мария Ивановна Королёва. И самое интересное: а где же Василий Иванович Нестеров с семейством?

Дом Нестеровых перед сносом. 1956 г.
Дом Нестеровых перед сносом. 1956 г.

Он по-прежнему в Стерлитамаке. 26 сентября 1845 г. в Спасском храме Уфы состоялась пышная свадьба, венчались 20-летний уфимский купец 3-й гильдии Иван Иванович Нестеров и 16-летняя дочь умершего титулярного советника Кондратия Антонова Александра Кондратьевна. В свидетелях собрался цвет уфимского купечества – К. И. Блохин, Кадкины, Попов, а также «Стерлитамакский 3-й гильдии купец Василий Иванов Нестеров»57. Отец художника записался в местное купечество. Там в 1847 г. он даже выписал уфимскую прессу58, подписка стоила недёшево. Невозможно сказать, совсем ли отделился от отца Василий Нестеров или возглавлял филиал семейного бизнеса в Стерлитамаке.

В декабре 1850 г. В. И. Нестеров со второй женой Марией Михайловной и дочерью Анной (4 года) от первого брака вновь зачисляется в уфимское купечество. Метрики Уфимской Предтеченской церкви, что стояла рядом с современным парком Якутова, сообщают, что в 1851 г. здесь отпевали и наверняка похоронили младенца Ивана, сына уфимского купца 3-й гильдии Василия Нестерова59. Василий Иванович Нестеров живёт в Уфе, но в 1854 г. в родительской усадьбе его нет. Лишь с 1856 г. семейство Василия Ивановича Нестерова вновь фиксируется в приходе Спасской церкви, значит, вернулись в родительское гнездо.

В 1940 г. художник поведал биографу судьбу своих дядей. Иван Иванович Нестеров «уехал в Америку. Вести о себе не подавал. Все ждали: вернётся “американским дядюшкой” с миллионами. Не вернулся, сгинул». «Другой дядя, Алексей, был врач-самоучка. Любил это дело. Всех лечил бесплатно. Женился стариком на молодой. Высокий, курчавый». Александр Иванович Нестеров вернётся из ссылки стариком, «прожил недолго»60. В воспоминаниях врачом-самоучкой назван Константин.

Как раз в это время началась «золотая лихорадка» в Калифорнии, которая крепко запомнилась современникам. Однако при восстановлении родословных мне приходилось сталкиваться с рассказами об уехавших в Америку, а потом оказывалось, что родственники такими историями скрывали судьбы, например, репрессированных.

И по данным X ревизии от 10 июня 1858 г. среди мещан города Уфы встречаем 32-летнего Ивана Ивановича Нестерова с супругой 28-летней Александрой Кондратьевной. Детей у них не имелось, зато вместе с ними проживал брат 27-летний Константин. А про И. И. Нестерова в ревизской сказке указано: «Из Уфимских 3-й гильдии купцов, по необъявлению капитала на 1857-й год поступил в мещанство»61. Судьба этой линии Нестеровых пока остаётся загадкой.

В исповедных росписях уфимской Спасской церкви за 1856 г. главой семьи значится уже уфимский купеческий сын 32-летний Василий Иванович Нестеров (жена Мария Михайловна, 30 лет, единственный ребёнок – дочь Анна, 9 лет). Все остальные Нестеровы оставались тоже здесь: братья Алексей и Константин, сёстры Елизавета, Анна и титулярная советница Мария Ивановна Королёва62.

Таким образом, к середине 1850-х гг. фамильный бизнес перешёл к вернувшемуся из Стерлитамака Василию Ивановичу Нестерову. Картина восстанавливается следующая: отец, Иван Андреевич Нестеров, скончался 7 августа 1853 г., первый сын Александр давно в ссылке, его вычеркнули из жизни, семейный бизнес возглавил следующий по старшинству сын Иван. Но он грезит глупостью про Америку, ещё двое сыновей (Алексей и Костя), хотя по годам взрослые мужики, тоже «блажат», делом заниматься не желают, увлекаются народной медициной.

В конце 1850 г. в Уфу возвращается Василий Иванович Нестеров, но батя не селит его на фамильной усадьбе, двери в отчий дом закрыты. Лишь после смерти отца и когда Ванюша «намылился» за океан, по всей видимости, оставшиеся члены семьи Нестеровых (двое сыновей и три дочери, включая дворянку Королёву) принимают старшинство Василия Ивановича, и к 1856 г. он встаёт во главе семьи.

Перемены не могли не сказаться на состоянии (отступные «американцам», выдел наследства, приданое сёстрам). Обращает внимание отсутствие родственников по линии Нестеровых среди крёстных детей Василия Ивановича. Лишь у недолго прожившего младенца Ивана в 1851 г. крёстными выступали уфимский купеческий сын Алексей Иванович Нестеров и приехавшая из Стерлитамака дочь М. М. Ростовцева незамужняя Александра Михайловна63.

Нетрудно догадаться, что расчётливый Василий Иванович Нестеров не стал долго терпеть нахлебников. Судя по исповедкам, к 1857 г. исчезают из дома Алексей и Елизавета, следом Анна составила партию. В 1860 г. Константин Иванович Нестеров числится уфимским мещанином, они с сестрой, титулярной советницей М. И. Королёвой, обитали в родительской усадьбе минимум по 1861 г. Уфимский мещанин Константин Иванович Нестеров скончался в возрасте 37 лет от водянки 18 января 1868 г. Отпевали в кладбищенской Иоанно-Предтеченской церкви64. Судьбу Алексея Ивановича Нестерова не удалось восстановить пока, зато есть сведения о сёстрах.

Сестра В. И. Нестерова Елизавета (около 1831 г. р.), в замужестве (примерно с 1856 г.) за Киприяном Андреевичем Кабановым, отличалась «либеральными симпатиями». Муж, по словам художника, происходил из крестьян. Но в 1860 г. он состоял Верхнеуральским купцом 3-й гильдии, у них с Елизаветой Ивановной 4 ноября родилась дочь Мария65. Когда 6 марта 1862 г. появился на свет Александр, отец состоял уфимским 3-й гильдии купцом66. «Долгое время был управляющим на рыбных промыслах Базилевского в Астрахани. Честный, хороший человек»67. На 1874 г. в Астрахани в Комитете рыбных и тюленьих промыслов при Астраханском правлении рыбных и тюленьих промыслов в числе представителей от владельческих вод Базилевского и К° состоял купец Киприян Андреевич Кабанов68 (по данным интернета: 1830–1904, несколько детей69, есть потомки). Брат – Иван Андреевич Кабанов (1823–1869), художник, окончил Академию художеств70.

Когда в 1886 г. после родов умерла жена Михаила Васильевича Нестерова, «в Москву приехал дядюшка Кабанов». Он забрал новорождённую Олюшку Нестерову и увёз к себе в имение Лукосино Тверской губернии, где девочка пробыла до осени 1886 г.71 Владельческий хутор Лукосино при озере Малиновец Вышневолоцкого уезда Тверской губернии существовал ещё на 1859 г. 72 (современный Максатихинский район Тверской области, сельское поселение Малышевское). В конце XIX в. по тем местам прошла Виндаво-Рыбинская железная дорога, видимо, поэтому Кабановы приобрели там имение-дачу. Супруги Кабановы проживали в Петербурге73.

Поисками тверских страниц истории семьи Нестеровых занялся замечательный краевед и писатель Дмитрий Леонидович Подушков, автор интереснейших книг о судьбах соседней Удомли, где располагались дачи многих русских художников74. Возле Лукосино, это рядом с городом Удомлей, находилось несколько дач, например, петербургского художника И. С. Галкина. Храм, где могли крестить дочку М. В. Нестерова Ольгу, по мнению Д. Л. Подушкова, вероятно – это церковь Святой Троицы в селе Костовском – сегодня Наташино, что в пяти километрах от Лукосино. Храм был построен в 1824 г., в 1840-е гг. иконы и, возможно, росписи выполнил крепостной художник Г. В. Сорока. Ныне храм находится в руинированном состоянии.

Дом Нестеровых перед сносом. 1956 г.
Дом Нестеровых перед сносом. 1956 г.

Последняя сестра – 20-летняя Анна Ивановна Нестерова75 – 14 января 1857 г. обвенчалась с коллежским регистратором 22-летним Михаилом Сергеевичем Ячменевым. Свадьба почему-то прошла не в фамильной Спасской, а в маленькой Петропавловской церкви, что действовала при уфимской тюрьме (!)76. Анна Ивановна Ячменева (в воспоминаниях ошибочно названа «Ясеменева») придерживалась консервативных взглядов, но «хорошо рисовала акварелью, и для меня было большой радостью иметь её рисунок. […] Несомненно, её рисунки в раннем детстве оставили какой-то след во мне», – вспоминал племянник-живописец77.

Зять купца В. И. Нестерова сделал хорошую карьеру. Михаил Сергеевич Ячменев – в службе по министерству внутренних дел с 1854 г., в 1890 г. удостоился чина действительного статского советника78. Ячменевы сначала уехали из Уфы, затем вернулись, на 1891 г. М. С. Ячменев в губернском по крестьянским делам присутствии заведовал делопроизводством башкирского отделения, избран членом губернского статистического комитета и почётным членом комитета уфимского музея, числился в благотворительных обществах79. Попал Ячменев в культурные сообщества Уфы не случайно, в печатне Блохина он издал сборник афоризмов80. Скончался Михаил Сергеевич Ячменев 9 мая 1907 г., похоронили на Сергиевском кладбище81.

Разыскания о членах купеческой семьи Нестеровых во многом основаны на воспоминаниях художника М. В. Нестерова, которые составлялись в разгар сталинских репрессий82. Он сам побывал в застенках НКВД, зять был расстрелян, дочь Олюшка несколько лет провела в лагерях, вернулась инвалидом. В мемуарах автор дозировал информацию, подробно повествуя о далёком прошлом, уже ушедших людях, по мере приближения к современности рассказ становится расплывчатым. Поэтому сведения об уфимской родне скудны (как о стерлитамакском двоюродном брате – городском голове, невероятно, чтобы художник не слышал о нём), дабы не навредить. Поиски боковых родственников Нестеровых ещё принесут немало открытий. Некоторые из близких вошли в дворянское сословие.

Во время городской переписи 1879 г., кроме усадьбы В. И. Нестерова, в Уфе зафиксировано ещё одно домовладение Нестеровых. В 38-м квартале по улице Калмацкой (потом Уфимской, ныне Чернышевского) посередине между поперечными улицами Старой Жандармской (затем Суворовской, сейчас Крупской) и Телеграфной (ныне Цюрупы) участок находился в собственности Пелагеи Нестеровой83.

Это дочь писаря, затем помощника землемера Оренбургской межевой конторы Максима Нестеровича Нестерова (1808 г. р.). В 1830 г. он женился на 18-летней дочери отставного хорунжего Татьяне Степановне, дети: Пелагея (род. 25 апреля 1839 г.), Анна (1841), Агриппина (1832, крёстным у неё был правящий должность атамана Уфимской казачьей станицы Алексей Ильич Алабуженин)84, др.

Уфимские справочники с 1904 г. сообщают, что домовладение по адресу: улица Уфимская, 88, принадлежало Василию Максимовичу Нестерову, хотя по раздельному акту от 29 сентября 1894 г. домовладение в Уфе (Уфимская, 88) оказалось в собственности Нестеровых – Марьи, Капиталины, Елизаветы, Александры и Зинаиды Васильевных. Усадьба стоила 1365 руб., видимо, это был относительно небольшой деревянный дом85. В 1904 г., по сведению В. Н. Макаровой, в исповедных росписях Спасского храма записано, что на улице Центральной проживала купеческая дочь Александра Васильевна Нестерова, сестра художника, а также племянница (раньше указывали: внучка) её Елизавета86. Последняя происходила из другой семьи, не из Нестеровых – Максимовичей.

Итак, Василий Иванович Нестеров, по 1862 г. по-прежнему купец 3-й гильдии, «решил вопросы» с роднёй, оставшись хозяином фамильной усадьбы и единственным продолжателем семейного бизнеса. Помимо старшей дочери Анны, в семье регулярно появлялись на свет детки, увы, большинство умирало в младенчестве: Иван (19 марта – 22 мая 1851 г.), Александра (10 марта – 28 июня 1856 г.), вторая Александра (род. 19 января 1858 г.), Екатерина (1–28 сентября 1859 г.), Михаил (род. 19 мая 1862 г.), Сергий (18 сентября – 14 октября 1863 г.), Николай (13 ноября 1864 – 2 марта 1865 г.). Кроме Ростовцевых из Стерлитамака и священника Аманацкого, крёстным выступал Уфимский городской голова купец В. С. Губанов, в частности, у Миши87. Косвенное свидетельство того, что Василию Ивановичу удалось наладить дела, то, что он пользовался авторитетом среди предпринимателей. Когда возникла угроза возгорания в сухую осень 1864 г., домохозяева 59-го квартала, выходившего на Верхне-Торговую площадь, выбрали распорядителем именно купца Нестерова88, он следил за противопожарными мерами.

Биограф художника С. Н. Дурылин записал сведения о Василии Ивановиче Нестерове, который «всю жизнь прожил в Уфе, вёл там немалое торговое дело, однако и он удивлял многих “лица не общим выражением”.

– Мой отец всех тише был, – вспоминал Михаил Васильевич, – его дед к делу пристроил, но тоже был беспокойный. Читать любил. Много читал. “Войну и мир” с увлечением читал при самом её выходе в свет. Историю любил читать.

У Василия Ивановича была большая торговля мануфактурными и галантерейными товарами, но торговал Нестеров по-своему, не по-купечески. Он продавал и покупал только на наличные деньги. Торговля сама по себе его не увлекала».

Михаил Нестеров с сестрой Александрой. 1870 г.
Михаил Нестеров с сестрой Александрой. 1870 г.

«Добросовестность, порядочность, честность Нестерова признавалась всем городом. Он был одним из зачинателей общественного банка в Уфе; его единогласно выбрали в “товарищи директора”. Имя Нестерова служило ручательством, что в банке не будет ни растрат, ни прочих подвохов. Работа в банке увлекала Василия Ивановича как общественное дело; материальной заинтересованности у него не было никакой; он в ту пору уже прикончил своё торговое дело, да и ведя его, никогда не прибегал к кредиту»89.

Это ценные свидетельства, в источниках сохранилось мало описаний характеров уфимских купцов. В. И. Нестеров оставался консервативным торговцем, избегавшим рискованных сделок. Под стать ему и супруга: «У Марии Михайловны была богатая натура и властный характер. В торговые дела, во всё, что делал Василий Иванович вне дома, она не вмешивалась, но в доме ей принадлежало первенство. Она вела дом, и он был полной чашей. Весь уклад старорусского домоводства был, как никому, ведом Марии Михайловне»90.

С родителями проживали только двое младших детей (Александра и Михаил), старшая дочь Анна Васильевна всего в 16-летнем возрасте 12 января 1864 г. выходит замуж за ассесора Оренбургского губернского правления коллежского секретаря Василия Николаевича Иванова, жених был почти вдвое старше – 31 год. В поручителях (свидетелях) при бракосочетании выступили чиновники, купцы, полицейский, из нестеровской родни – никого91. Предположим, родители не одобрили выбор дочери (как и сына, Александра вообще не создала семьи). О сестре Анне художник не упоминает в воспоминаниях. Судьба её не известна, хотя копию с метрики о бракосочетании выдали в Спасской церкви в 1877 г.

В 1863 г. ввели новое законодательство о торгово-промышленной деятельности, была упразднена 3-я купеческая гильдия. Кто хотел заниматься серьёзным бизнесом, должен был платить больше. Василий Иванович Нестеров переходит во 2-ю гильдию, где оставался все последующие годы (покупать гильдейское свидетельство приходилось ежегодно).

К этому времени бизнес В. И. Нестерова прочно стоял на ногах (когда в 1868 г. жертвовали в пользу голодающих, В. И. Нестеров не пожалел 50 руб., больше дал только К. И. Блохин92). Видимо, первоначально Нестеровы вели торговлю в своей усадьбе. Осенью 1865 г. в Уфе прошла генеральная поверка (перепись) всех торгово-промышленных заведений, и в доме купца Нестерова на базарной площади (до начала ХХ века усадьба Нестеровых числилась не по ул. Центральной, а по Верхнеторговой площади) располагалась аптека провизора Михаила Башкевича. Домовладение Нестеровых представляло из себя комплекс зданий, часть помещений сдавалась в аренду. Предприниматель извлекал прибыль из удобного местоположения в центре уфимской торговли.

Но главная галантерейная лавка купца 2-й гильдии Василия Нестерова находилась в 1865 г. «в Гостинном ряду». Купец сам стоял за прилавком, приказчики не указаны. Помимо галантерейных товаров Нестеров торговал серебряными изделиями с 1862 г. Документы на бизнес Василий Иванович оформил в один день, 16 декабря 1864 г., получив в городской думе гильдейское свидетельство и билет на лавку. Также он взял свидетельство на право торговли золотыми изделиями. Переписчики сделали замечание Нестерову, что в книге, где записывалась продажа серебряных изделий, не указано «от какого фабриканта получены вещи»93. За драгметаллами был особый надзор.

Ежегодно В. И. Нестеров выкупал в думе свидетельство 2-й гильдии за 45 руб. и за билет за право торговли из помещения добавлял 20 руб., если он вносил в гильдейское свидетельство члена семьи, требовалось ещё уплатить за каждого по 15 руб. (но у него только жена торговала, и то, видимо, редко). С 1884 г. цену свидетельства 2-й купеческой гильдии подняли до 75 руб.94 За приказчиков также необходимо было покупать документы, но Нестеров экономил, сам стоял за прилавком.

 

(Окончание следует)

 

Сноски

1Согласно подсчёту А.Л. Чечухи, на нестеровскую тему в «Бельских просторах» вышли работы В. Сорокиной (2000. № 11), Э. Фениной (2001. № 8), З. Гудковой (2002. № 4), С. Игнатенко (2010. № 4). Цикл статей опубликовала Э. Хасанова (2004. № 10; 2007. № 4, 5, 6; 2012. № 5), автор книги: Хасанова Э.В. Михаил Нестеров. Неизвестные страницы творчества. Уфа, 2012. В номере пятом «Бельских просторов» за 2017 г. вышел фрагмент воспоминаний, к 150-летию со дня рождения прошла конференция, библиография обширная.

2Нестеров М.В. Давние дни. (Воспоминания, очерки, письма). Уфа, 1986. С. 22, 26, 27.

3Список лицам, подписавшимся на издание Оренбургских Губернских Ведомостей в 1847 году, по времени подписки // Историко-краеведческие исследования на Южном Урале в XIX – начале XX вв. / сост. М.И. Роднов. Уфа, 2014. С. 127.

4Макарова В.Н. Духовные росписи Спасского храма Уфы. К вопросу об историческом источнике // Река времени. 2021. Уфа, 2021. С. 78. Имя в публикации указано не Иван, а «Иаков Андреев Нестеров». Неточности в записях напоминают, что семья Нестеровых недавно поселилась в приходе и священник ещё плохо их знал.

5НА РБ (Национальный архив Республики Башкортостан). Ф. И-138. Оп. 2. Д. 435. Л. 120 об. – 122.

6Там же. Д. 600. Л. 556 об. – 558.

7В Уфе проживали однофамильцы. Так, 18 сентября 1859 г. скончался 35-летний уфимский мещанин Андрей Нестеров (Там же. Оп. 1. Д. 42. Л. 340 об.). А 26 апреля 1858 г. у государственного крестьянина Казанского уезда села Архангельского Ивана Нестерова и Евдокии Алексеевны родилась дочь Елена (Там же. Д. 41. Л. 263 об.), в следующем году они числились казанскими мещанами (Там же. Д. 42. Файл 0024), 15 декабря 1858 г. в Уфе от удушья скончалась на 60 году жена стерлитамакского мещанина Ивана Нестерова Ирина Фёдоровна (Там же. Л. 507 об.). Были и другие Нестеровы.

8Нестеров М.В. Указ. соч. С. 524.

9Гудков Г.Ф., Гудкова З.И. Из истории южно-уральских горных заводов XVIII–XIX веков. Историко-краеведческие очерки. Часть вторая. Уфа, 1993. С. 48 и др.

10НА РБ. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 570. Л. 683 об. – 684.

11Например, 14 февраля 1890 г. в Бирске внезапно скончался 35-летний купеческий 2-й гильдии сын из города Осы Пермской губернии Иоанн Семёнович Нестеров (Там же. Ф. И-294. Оп. 3. Д. 334. Файл. 0698). Генеалогических совпадений уфимцев с осинскими Нестеровыми не выявлено.

12Гудкова Зинаида. Городской голова – дед Михаила Нестерова // Уфа: страницы истории. Книга первая / Сост. М.В. Агеева. Уфа, 2015. С. 360–361.

13НА РБ. Ф. И-6. Оп. 1. Д. 103. Л. 2 об. – 3, 93, 122, 193, 245 и др. См. также: Там же. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 1346.

14Листовский Иван. Из недавней старины (публ. Янины Свице) // Уфа: страницы истории. Книга вторая / Сост. М.В. Агеева. Уфа, 2014. С. 111.

15Нестеров М.В. Указ. соч. С. 26.

16НА РБ. Ф. И-6. Оп. 1. Д. 214. Л. 7, 23, 24.

17Там же. Д. 378. Л. 1, 2 (секретная проверка прошла в 1851 г.).

18Сорокина С.Е. Усадьба на фоне истории: хроника рода Тимашевых. Оренбург, 2006. С. 229. Благодарю за сведения С.Д. Садовникова.

19НА РБ. Ф. И-143. Оп. 2. Д. 19. Л. 5 об.

20Оренбургские губернские ведомости (Уфа). 1849. 11 июня.

21Там же. 1851. 6 октября.

22Нестеров М.В. Указ. соч. С. 26.

23Оренбургские губернские ведомости. 1850. 16 декабря.

24НА РБ. Ф. И-290. Оп. 1. Д. 73. Л. 100 об.

25Там же. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 24. Л. 96 об.; Гудкова Зинаида. Указ. соч. С. 361.

26НА РБ. Картотека Гудковых (Ф. И-138. Оп. 1. Д. 1196. Л. 59–60).

27Там же. Ф. И-138. Оп. 2. Д. 410. Л. 454 об. – 455.

28Дурылин С.Н. Нестеров в жизни и творчестве. М., 1976. С. 30.

29НА РБ. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 31. Файл 00093.

30Нестеров М.В. Указ. соч. С. 26–28.

31НА РБ. Ф. И-294. Оп. 6. Д. 98. Файл 00370.

32Там же. Оп. 2. Д. 4. Л. 365 об.

33Там же. Оп. 1. Д. 59. Файл 00362.

34Там же. Оп. 3. Д. 12. Файл 00000096; Оп. 6. Д. 95. Файл 00175; Д. 97. Файлы 00024, 00126; Д. 106. Файл 00242.

35Там же. Оп. 5. Д. 2. Файл 0664.

36Там же. Оп. 6. Д. 101. Файл 00367; Д. 102. Файл 00197; Д. 106. Файл 00163.

37Дети: Василий (умер в 1880 г.), Михаил (1881–1882), Александр (1883 г. р.), Александра (1884 г. р.), Клавдия (1886–1887), Елена (1889), Зинаида (1890–1891), вторая Клавдия (1892), Екатерина (1893 г. р.), Ифигения (1895–1896) (Там же. Д. 102. Файлы 00145, 00272, 00548; Д. 103. Файлы 00023, 00253; Д. 104. Файл 00289; Д. 105. Файл 00125; Д. 106. Файлы 00037, 00148; Д. 107. Файлы 0083, 0412; Д. 108. Файлы 00020, 00193, 00317; Д. 109. Файлы 00316, 00212; Д. 115. Файл 00220).

38Там же. Д. 95. Файл 00191; Д. 97. Файлы 00219, 00434, 00464; Д. 98. Файлы 00044, 00226, 00306.

39Там же. Оп. 2. Д. 15. Л. 252 об. – 253.

40Роднов М.И. Волжско-Камский коммерческий банк и уфимское купечество (вторая половина XIX – начало XX веков). Уфа, 2020. С. 24–28.

41НА РБ. Ф. И-294. Оп. 3. Д. 52. Файлы 00000008, 00000114 (девочка умерла 12 августа того же года).

42Памятная книжка Уфимской губернии с статистическою картой губернии / под ред. Н.А. Гурвича. Ч. I. Уфа, 1873. С. 167.

43НА РБ. Ф. И-294. Оп. 6. Д. 102. Файлы 00115, 00260; Д. 104. Файл 00199; Д. 105. Файл 00198. В Стерлитамаке проживали и другие Ростовцевы.

44Памятная книжка Уфимской губернии на 1891 год / под ред. Н.А. Гурвича. Уфа, 1891. Отдел IV. Адрес-календарь. С. 21.

45Уфимские епархиальные ведомости. 1893. № 8. 15 апреля. С. 235–237.

46[Ростовцев К.Д.] На приеме у государя императора и наследника цесаревича: Краткий очерк Стерлитамакского городского головы К.Д. Ростовцева. СПб., 1913; Ростовцев К.Д. Красное солнышко земли русской: Стихотворения: (Ко дню Всероссийского торжества трехсотлетия дома Романовых. 1613 г. – 21 февраля – 1913 г.). Стерлитамак, 1913; др.

47Ростовцев К.Д. Вдоль великого Урала: Новая ж.-д. линия Оренбург – Стерлитамак – Дема – Уфа, головной участок новой магистрали Оренбург – Уфа – Пермь: Записка уполномоченного г. Стерлитамака городского головы и гласного Уфимского городского и Стерлитамакского уездного земств К.Д. Ростовцева. СПб., 1914. См. также: Башкортостан в печати до 1917 года: Ретроспективный библиографический указатель литературы. Вып. 1 / Сост. М.У. Мухтарова и др. Уфа, 2003.

48Уфимские губернские ведомости. 1896. 1 марта. Стихи К.Д. Ростовцева выходили и далее (Там же. 2, 3 марта, 16, 17 июля). Он просто изводил редактора Н.А. Гурвича.

49НА РБ. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 22. Л. 394 об. – 395.

50Миннигулова Фарида. Любовь побеждающая. Михаил Нестеров и скульптур Лина По // Бельские просторы. 2007. № 3. С. 108–109.

51НА РБ. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 59. Файл 00616.

52Об имении и владельцах см.: Роднов М.И. Дворянская усадьба Южного Предуфимья (вторая половина XIX в.). «ЛитРес: Самиздат», 2018. С. 67–70.

53Оренбургские губернские ведомости. 1845. 29 сентября.

54Нестеров М.В. Указ. соч. С. 26–27.

55Оренбургские губернские ведомости. 1852. 18 октября.

56Макарова В.Н. Духовные росписи Спасского храма Уфы за 1854 год // Река времени. 2022. Уфа, 2022. С. 18.

57НА РБ. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 21. Л. 59 об. – 60. Сестра Александры Кондратьевны Нестеровой Елисавета была замужем за канцеляристом Оренбургской удельной конторы Валерианом Ивановичем Коровиным, 5 июля 1847 г. у них родилась дочь Юлия (Там же. Л. 221 об. – 222). Муж, скорее всего, происходил из уфимских мещан. Другая сестра, Анфиса Кондратьевна в 1856 г. вышла замуж за регента Архиерейского хора и учителя духовного училища Н.С. Фролова (Там же. Д. 39. 4. 40 об. – 41).

58Список лицам, подписавшимся на издание Оренбургских Губернских Ведомостей. С. 129.

59НА РБ. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 34. Л. 90 об.

60Дурылин С.Н. Указ. соч. С. 28.

61НА РБ. Ф. И-138. Оп. 2. Д. 708. Л. 601 об. – 602. Сведения Т.В. Тарасовой.

62Здесь и далее: НА РБ. Ф. И-290. Оп. 1. Д. 75. Л. 99 об., 204, 320 об. – 321, 358.

63Там же. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 22. Л. 119 об.

64Там же. Оп. 2. Д. 9. Л. 176 об.

65Там же. Д. 1. Л. 129 об.

66Там же. Д. 3. Л. 387 об. (крёстные: Константин Иванович Нестеров и губернская секретарша Анна Ивановна Ячменева).

67Дурылин С.Н. Указ. соч. С. 37.

68Памятная книжка Астраханской губернии. На 1874 год. Астрахань, 1874. С. 59.

69См.: https://www.geni.com/people/Киприян-Кабанов/6000000021132009925.

70Дурылин С.Н. Указ. соч. С. 37.

71Нестеров М.В. Указ. соч. С. 86.

72Список населённых мест по сведениям 1859 года. XLIII. Тверская губерния / ред. И. Вильсон. СПб., 1862. С. 110.

73Нестеров М.В. Указ. соч. С. 91.

74Подушков Д.Л. Удомля – «Русский Барбизон». Вышний Волочёк, 2021 (сайт писателя: https://dpodushkov.ru/index.php/literatura-ob-udomelskom-krae).

75Анна Ивановна Нестерова родилась 27 января 1837 г., крёстным стал брат, сын городского головы Василий Иванович Нестеров (НА РБ. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 59. Л. 595 об.).

76Там же. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 40. Л. 678 об. – 679. М.С. Ячменев обучался в Оренбургской (в Уфе) гимназии, родители: губернский секретарь Сергей Антонович и Надежда Миновна Ячменевы (см.: Там же. Д. 22. Л. 34 об.). Последняя происходила из известного дворянского рода Пальчиковых.

77Нестеров М.В. Указ. соч. С. 27.

78Волков С.В. Высшее чиновничество Российской империи. Краткий словарь. М., 2016. С. 788.

79Памятная книжка Уфимской губернии на 1891 год. С. 6, 10, 63, 64.

80[Ячменев М.С.] Афоризмы, собранные М.С. Ячменевым. Уфа, 1891. 72 с.

81Уфимский некрополь / сост. и отв. ред. М.И. Роднов. СПб., 2015. С. 30.

82Нестеров М.В. Давние дни: Встречи и воспоминания. М., 1941. По сведениям краеведов Г.Ф. и З.И. Гудковых, ссылавшихся на отдел рукописей Третьяковской галереи, М.В. Нестеров в 1897 г. сообщал, что читал Архипову выдержки из «Моего детства» (НА РБ. Картотека Гудковых). Воспоминания задумывались давно.

83Гурвич Н.А. Справочная книжка Уфимской губернии. Сведения числовые и описательные относятся к 1882–83 гг. и только весьма немногие – к прежним годам. Уфа, 1883. Отдел IV. С. 101.

84НА РБ. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 43. Л. 371 об.;, 431 об.; Д. 58. Л. 99 об., 165 об.

85Григоренко Л.Ф., Роднов М.И., Тарасова Т.В. Юридические материалы по истории города Уфы начала XX в. (списки домовладельцев по окладным книгам) // Исторические портреты. Т. 4: Материалы конференции «Символика родного края» и документальные приложения / сост. и отв. ред. М.И. Роднов. Уфа, 2019. С. 186.

86Макарова В.Н. Опыт исследования исповедных ведомостей Спасской церкви города Уфы // Российская провинция: историческая память и национальная идентичность: Материалы X Международных Стахеевских чтений / Сост. Г.М. Бурдина, И.Е. Крапоткина, Л.Г. Насыров. Елабуга, 2021. С. 246.

87НА РБ. Ф. И-294. Оп. 1. Д. 34. Л. 90 об.; Д. 39. Л. 77 об., 745 об.; Д. 41. Л. 71 об.; Д. 42. Л. 300 об., 341 об.; Оп. 2. Д. 3. Л. 326 об.; Д. 4. Л. 365 об., 403 об.; Д. 5. Файл 00469; Д. 6. Л. 491 об. Известна ещё девочка Людмила, «подкинутая к дому купцу Нестерову младенец женска пола», дата рождения – 8 сентября 1867 г. Но крестили малышку через неделю 15-го и в Успенской церкви (Там же. Д. 8. Л. 465 об.), значит, Нестеровы не взяли ребёнка.

88Оренбургские губернские ведомости. 1864. 3 октября.

89Дурылин С.Н. Указ. соч. С. 29.

90Там же. С. 31.

91НА РБ. Ф. И-294. Оп. 2. Д. 5. Л. 479 об. – 480.

92Уфимские губернские ведомости. 1868. 1 июня.

93Роднов М.И., Тарасова Т.В. Перепись торгово-промышленных заведений города Уфы в 1865 году // Река времени. 2022. С. 52, 73.

94Самородов Д.П. Утверждение капитализма в торговле дореволюционной Башкирии: Вторая половина XIX – начало XX вв. Стерлитамак, 1999. С. 241.

Читайте нас в