Все новости
Краеведение
26 Сентября , 11:10

Уфимский народный политехникум: малоизвестные страницы истории

Как-то Марина Цветаева заметила, что «нужно писать только те книги, от отсутствия которых страдаешь». Именно эта причина была тем пресловутым «камнем преткновения», который толкал авторов этой статьи ещё и ещё раз браться за перо. Надо сказать, что история образования Башкортостана как дореволюционного, так и последующих периодов таит в себе множество неразгаданных страниц. В этой области знания существует ещё много «белых пятен», ждущих своих исследователей.

Землемерное училище
Землемерное училище

Одной из совершенно не известных не только широкому кругу читателей, но и искушённым в этих вопросах профессионалам является история Уфимского политехникума – учебного заведения, открытого 1 мая 1920 года и удивительным образом соединявшего в себе на первый взгляд несочетаемые явления. Например, к разряду неоднозначно воспринимаемых сторон деятельности политехникума относится то, что, являясь высшим учебным заведением, он одновременно выпускал специалистов-рабочих, получавших начальное и среднее профессиональное образование. То есть политехникум являлся разноуровневым учебным заведением. Необычным является и широкая специализация политехникума, который занимался подготовкой профессионалов совершенно разных сфер социальной действительности. Геодезисты, фармацевты-химики, агрономы, юристы, экономисты, инженеры-электрики, судоводители и даже специалисты сапожного и мукомольного производства. Но всё по порядку. Начнем с предыстории становления Уфимского политехникума, то есть с дореволюционной поры.

Необходимость в специалистах с высшим образованием в регионе существовала уже с петровских времен. Краю нужны были военные, управленцы, инженеры, врачи, юристы, учителя. Поэтому инициатива таких деятелей, как Исмаил Тасимов, способствовавшего организации в 1773 году Горного училища в С.-Петербурге – первого технического вуза в России, имела закономерный характер. В этом училище обучались и выходцы из Башкирии. С начала XIX века жители нашего края могли получить образование в Казанском университете, а также в профессиональных учебных заведениях разного уровня других городов страны – Москвы, С.-Петербурга, Ижевска, Оренбурга.

Не случайно ещё с пореформенных лет различные ведомства, земства и даже частные лица Уфимской и соседних губерний выступали с различными инициативами, целью которых являлось создание высшего учебного заведения на территории края. К подобным инициативам необходимо отнести обсуждение вопросов о сельскохозяйственном институте, о высшем педагогическом учебном заведении и даже о возможных вариантах перевода Варшавского университета в Уфу. Последняя была инициирована дворянином П. П. Подашевским в 1906 году, после того как из-за Варшавского восстания университет был закрыт царским правительством. Так вот, названный радетель просвещения на эту цель «предлагал отпустить 10 тысяч рублей и даже хотел увеличить сумму до 20 тысяч».

Создание высшего технического учебного заведения в ряду обсуждавшихся вопросов стояло наиболее остро. Эта проблема горячо дебатировалась на VII и VIII съездах уральских горнопромышленников в 1899 и 1900 годах. Венцом подобных обсуждений стало совещание представителей Оренбургского учебного округа, организованного в сентябре 1906 года в Перми. Целью совещания являлось «обсуждение мер к улучшению постановки технического и ремесленного обучения». Работа третьей секции совещания была посвящена проблеме высшего образования в регионе. Этот вопрос был признан «вопросом государственной важности». Причём большинство участников сошлись во мнении, что новым учебным заведением должен быть именно политехникум, так как в нём было возможно «совмещение нескольких высших научных дисциплин первой необходимости, как то факультетов экономического, горнозаводского, сельскохозяйственного, лесного и др.» характера. Теперь становится понятным, почему участники совещания сходились во мнении о типе нового учебного заведения. Это объясняет и этимологический анализ слова «политехникум» – оно произошло от двух греческих слов, «поли» и «техникум» (первое означает «много», второе, производное от слова «техника», переводится как «искусство»). Так что дословный перевод этого понятия может звучать как «учебное заведение с множеством специализаций».

Идея политехнического образования являлась одной из ведущих педагогических концепций второй половины XIX – начала XX века как в Западной Европе, так и в России. Опыт создания политехникумов, правда зарубежный, уже существовал. Так, в Цюрихе, Берлине и в некоторых других городах Западной Европы они успешно функционировали. Поэтому не случайно на совещании остановились на идее политехникума как наиболее приемлемого варианта в условиях того времени.

Надо сказать, что инициативы, выдвигаемые на различных форумах, укреплялись реальными финансовыми обязательствами. Во всех случаях заинтересованные коллективы и отдельные лица (местные ведомства, земства, горнопромышленники) начинали собирать деньги для создания будущего политехникума. Сумма иногда достигала 150 тысяч рублей. По тем временам деньги огромные. К сожалению, ни политехникума, ни других вузов на Южном Урале до революции открыто так и не было.

Но идея осталась, и уже с августа 1919 года в Губпрофобре (Губернский отдел профессионального образования) широко обсуждается вопрос организации Рабоче-крестьянского университета. В итоге было принято решение о необходимости открытия политехникума и были утверждены «Основные положения Уфимского Народного Политехникума», где статус нового учебного заведения был определен как вуз. В основу организации нового учебного заведения был положен опыт действующего в Москве Народного политехникума.

Для создания будущего учебного заведения под руководством Губпрофобра был сформирован Комитет по организации Уфимского политехникума, к работе которого были привлечены все заинтересованные учреждения и лица – Губисполком, Губотнароб, Губпрофсовет, Политуправление, Совнархоз, Комгосор, Рупвод и прочие. На заседаниях этого комитета 3 и 6 декабря 1919 года был выбран президиум – руководящий орган управления политехникума. Председателем президиума, а значит, и ректором будущего учебного заведения был избран И. Е. Бондаренко, его заместителем А. Ф. Кротовский и секретарем Г. Г. Иванов.

Только в декабре 1919 – январе 1920 года было проведено 15 заседаний организационного комитета, все представители которого действовали пока на общественных началах. Поэтому все заседания проходили после 6 часов вечера. За пять первых месяцев работы оргкомитета определяется структура будущего учебного заведения, формируется костяк педагогического персонала, создаются учебные планы, программы и методические комплексы, идет активный поиск и подготовка учебных и других помещений, комплектуются кабинеты и библиотеки. Постановлением Главпрофобра Наркомпроса РСФСР от 10 марта 1920 года было решено «открыть в Уфе учебное заведение среднего типа, наименовав его Уфимским политехникумом, с правом дальнейшего преобразования в высшее учебное заведение».

Строки из материалов Центрального государственного исторического архива РБ: «1 мая 1920 года в Уфе состоялось открытие Политехникума с агрономическим факультетом… Комплектование слушателями было произведено из учеников Землемерного училища, лиц, окончивших ранее училище, и приемом студентов других высших учебных заведений». В фондах Центрального государственного архива общественных объединений РБ в протоколах заседаний Президиума губкома РКП(б) имеется следующее свидетельство: «Губисполкому поставить на вид организационной комиссии по открытию Первомайского Политехникума. О том, что на открытие политехникума не были приглашены рабочие, организованный пролетариат от профсоюзов. Предложить Наробразу в срочном порядке принять меры к вводу в контингент слушателей по возможности больше рабочих [подписал Евлампиев]». Впрочем, идея официально именовать Уфимский политехникум «Первомайским» не была претворена в жизнь.

Любопытно, что о политехникуме нет сведений в научных работах, рассматривавших историю высшего образования в Башкирии. Единичные указания о существовании Уфимского политехникума были найдены нами в работах М. В. Рахимкуловой, Ю. В. Ергина и Л. В. Бондаренко. Первая из них, рассматривая историю оренбургского медресе «Хусаиния», описывает «портрет» одного из его учащихся, сына известного муфтия – Сагита Ризаэтдиновича Фахретдинова. Так, автор пишет, что С. Р. Фахретдинов «в 1918 и 1919 годах учился в Уфимском политехникуме». Считаем, что данный факт имел место, правда С. Р. Фахретдинов обучался в политехникуме скорее в 1920 или в 1921 году. Второй указанный нами автор ссылался на политехникум в связи с рассмотрением истории Башкирского государственного университета. Третий автор, повествуя о жизнедеятельности Ильи Евграфовича Бондаренко, указывает, что по «его инициативе открывается Уфимский политехникум».

Странно, почему судьба Уфимского политехникума осталась незамеченной современными историками и краеведами. Ведь в Центральном государственном историческом архиве РБ есть отдельный фонд (Р-1537), посвященный политехникуму. В этом же архиве встречаются материалы о нем и в фонде Р-801. Кроме того, об Уфимском политехникуме были найдены сведения и в Центральном государственном архиве общественных организаций РБ (фонд № 2).

Второе наше сомнение по поводу «пальмы первенства». Дело в том, что Уфимский политехникум считался высшим учебным заведением, подтверждением чему служит множество доказательств. Приведем некоторые из них. Во-первых, в «Основных положениях Уфимского Народного Политехникума» статус и цель нового учебного заведения определялись следующим образом: «Уфимский народный политехникум есть высшее учебное заведение, имеющее целью дать законченное теоретическое и практическое образование широкому кругу лиц обоего пола» [13].

Во-вторых, в одном из архивных документов от 21 октября 1920 года Главпрофобр (подразделение Наркомпроса, управлявшее всеми профессиональными учебными заведениями страны) подтверждает, что «Агрономический факультет Уфимского политехникума… зарегистрирован в Отделе сельскохозяйственного образования Главного комитета по профессионально-техническому образованию. Тем самым на Агрономический факультет Уфимского политехникума распространяются все права и обязанности Высших Технических Учебных заведений согласно постановлениям Советской власти. Член Коллегии Главпрофобра Скворцов» [11].

В-третьих, в отчетах самого политехникума встречаем следующее: «Так как Сельскохозяйственный факультет, согласно разъяснениям Отдела сельскохозяйственного образования Главпрофобра отнесен к факультетам высшего учебного заведения, то только на студентов геодезического факультета… пришлось распространить права студентов ВУЗа – все же остальные студенты и слушатели указанными правами не пользуются» [10].

В-четвертых, официальная и служебная переписка Уфимского политехникума проходит по Отделу высших технических учебных заведений Главпрофобра. Например, распоряжения о предоставлении «сведений о практическом числе студентов, преподавателей и служащих. Зав. отделом Гернштейн» [11].

В-пятых, что особо, на наш взгляд, важно, финансирование политехникума также проходит по Отделу высших технических учебных заведений. Об этом свидетельствует множество документов. Например, распоряжения о предоставлении сметы расходов на 1921-й и другие годы [11].

Кроме прямых, есть и косвенные доказательства. Например, в число первых студентов политехникума были приняты выпускники землемерного училища, т. е. лица, уже получившие среднее профессиональное (геодезическое) образование. Был ли смысл этим лицам поступать на геодезический факультет и учиться дополнительно, если они тем самым не повышали своего образовательного статуса? Следующим аргументом может быть и то, что часть преподавателей для политехникума были направлены Главпрофобром из Москвы. Подобная практика применялась еще с дореволюционных лет. Но известно, что к 1920 году в Уфе уже хватало педагогов для средних специальных учебных заведений, и не было смысла выписывать педагогов, если бы политехникум не имел соответствующего статуса. Эти и множество других фактов однозначно подтверждают тезис о том, что Уфимский политехникум являлся высшим учебным заведением.

Сегодня же считается, что первым вузом в Башкирии был Институт народного образования (ИНО). «Башкирская энциклопедия» утверждает, что Институт народного образования, преобразованный 24 декабря 1919 года из дореволюционного учительского института, «работал по планам и программам педагогических вузов, но занимал промежуточное положение между вузом и техникумом и выпускал специалистов с незаконченным высшим образованием».

К этому надо добавить и то, что вплоть до 1929 года руководство республики и ИНО (затем ПИНО) продолжали выдвигать инициативы по реорганизации этого института в высшее учебное заведение. Подтверждением этому является и «Справка информационного бюро Наркомпроса РСФСР», в которой характеризуется народное образование в Башкирской АССР в 1927 году. В «Справке…» говорится, что «нормальное культурное строительство страны… выдвинуло необходимость в организации для Башкирской АССР двух высших учебных заведений… Организация педагогического ВУЗа мыслится путем постепенного преобразования Уфимского Института Народного образования в Педагогический ВУЗ. По поручению двух Всебашкирских съездов Советов, эту работу намечено закончить в 30–31 году». Из этого следует, что в 1927 году в нашей республике совсем не было высших учебных заведений.

Так почему же первым вузом считают ИНО? Думаем, что это происходит по следующим причинам. Во-первых, срабатывает стереотип мышления: когда-то такая мысль была высказана, и до сих пор она имеет место. Во-вторых, от незнания всех фактов об учебных заведениях Уфы, в нашем случае – незнания истории политехникума. В-третьих, возможно, это происходило (происходит) и по некоторым идеологическим соображениям.

Настоящие размышления иллюстрируют то, что первым вузом Башкирии был именно Уфимский политехникум, но, к сожалению, действовал он в течение, наверное, не более четырёх лет. Мы не претендуем на окончательные выводы и готовы к продолжению дискуссии.

Одной из самых насущных проблем нового учебного заведения было обеспечение его помещениями. На заседании комиссии при Губисполкоме 23 января 1920 года постановили: «Женское епархиальное училище предоставить в распоряжение Политехникума». Также было решено передать политехникуму целый комплекс зданий бывших учебных заведений – семинарии, духовного училища, архиерейского дома, консистории… если будет необходимость, то предлагается передать здания… мужской гимназии и присутственные места». Сложно пока судить, все ли названные здания были действительно переданы новому учебному заведению, но на сегодня известно как минимум четыре корпуса, в которых размещался и функционировал политехникум: это здания Епархиального женского училища, второй женской гимназии, землемерного училища и фермы землеустроительного техникума в Миловке.

3 мая 1920 года коллегией Губотнароба (отдел народного образования) было принято решение о закрытии Землеустроительного техникума повышенного типа (бывшего землемерного училища) и о вхождении его в геодезический факультет политехникума. Через некоторое время в состав политехникума вошло и Псковское сельскохозяйственное агрономическое училище со своими отделениями и лабораториями. В политехникум было решено «влить» и лесные курсы, действовавшие в это время в Уфе.

Стратегическое управление новым учебным заведением осуществлялось советом политехникума (на этапе тактического руководства – президиумом), учебным комитетом, советом деканов и советами факультетов. Непосредственное управление политехникумом возлагалось на ректора. В помощь ректору и проректорам был учрежден Совет деканов.

В политехникуме было организовано несколько факультетов – подготовительный, основные и рабочий. Основные факультеты формировали высшее и незаконченное высшее образование по 19–23 специализациям. Рабочий факультет занимался подготовкой дипломированных рабочих начального и среднего профессионального образования по 13–15 специализациям.

Подготовительный факультет был открыт 1 июля 1920 года. Желающих учиться было много – на факультет записалось около 620 человек. Поэтому были произведены «перерегистрация и частичный прием», после которых оставили в первой группе 127, во второй – 80, и в третьей – 15 человек. Целью подготовительного факультета являлось выравнивание уровня образования будущих абитуриентов. За основу программы подготовки на факультете был принят стандарт школы II ступени.

Первым основным факультетом политехникума стал сельскохозяйственный (агрономический), открытый 1 мая 1920 года. На нём предполагалось организовать три отделения – агрономическое, лесное и геодезическое. Бесспорным является открытие и функционирование геодезического отделения (по документам – факультета). Основным контингентом его стали студенты бывшего землемерного училища.

Сельскохозяйственный факультет с геодезическим отделением был официально признан подразделением, формирующим высшее образование. А вот другие основные факультеты политехникума, хотя и работали по вузовским программам, первоначально не признавались подразделениями, дающими высшее образование.

Срок обучения на геодезическом факультете равнялся трём годам и делился на 9 триестров, т. е. учебный год в целом состоял из трёх частей. Два первых триестра каждого учебного года отводились на теоретическое изучение всех наук, а третий, в летний период времени, был отведен для практики.

Три других факультета (химический, инженерно-строительный и механический) были открыты одновременно 18 октября 1920 года, чуть позже был открыт факультет общественных наук. Факультет общественных наук подразделялся на 2 отделения – экономическое и юридическое. Обучение на факультете велось 3 года. В первый учебный год давался общий курс, со второго читался курс по специальности. Практика на факультете длилась 6 месяцев.

Архитектурный факультет включал архитектурно-художественный отдел и три подотдела – архитектурно-строительный, художественно-промышленный, художественно-строительный. Курс обучения – четыре года.

Рабочий факультет состоял из 9 отделов: судоходный (факультет водного транспорта), деревообделочный, строительных десятников, металлообработки, сапожный (заготовительный), мукомольный, кожевенный (сапожно-башмачное производство), прожезный, горный. Некоторые отделы делились на подотделы или специализации: багермейстеров и десятников по речному делу, судовых машинистов, подготовка помощников и командиров, лесопильный, заводско-столярный. Отдел по холодной и горячей металлообработке был открыт 15 января 1921 года.

Студенты, которые успешно выполняли всю учебную теоретическую программу и практические работы по специальности, получали степень учёного агронома, кандидата общественных наук, инженера или мастера.

В конце триместров студенты сдавали зачёты и экзамены. В политехникуме обучались студенты не только Уфимской, но и соседних губерний. Есть сведения о выходцах из Самары, Заинска (Мензелинского кантона Уфимской губернии) и других городов.

Студентам выплачивалась стипендия, так называемое социальное обеспечение в размере от 1414 до 2940 рублей в месяц. Социальное обеспечение могли получить только те слушатели, которые не пропускали учебных занятий без уважительных причин, удовлетворительно выполняли практические и самостоятельные работы. Так как не все студенты и слушатели имели одинаковые права по отношению к службе в армии, то администрация политехникума просила для них отсрочки. Как видим, руководство не было равнодушным к судьбам студенчества, в условиях тяжёлого для страны времени в политехникуме боролись за каждого человека.

Преподавателей в политехникуме, особенно в организационный период, не хватало. Поэтому нагрузка педагогов была большой. Один преподаватель мог преподавать сразу несколько разных дисциплин и занимать еще определённую должность в учебном подразделении. В основном преподавали лица в возрасте от 26 до 66 лет, некоторые с большим педагогическим стажем. Такими были Л. Н. Петухов, Г. И. Комиссаров, Д. З. Абаков и другие. Образовательный ценз преподавателей был достаточно пёстрым. Среди них были выпускники технических вузов, духовных академий, педагогических учебных заведений, женских гимназий. Среди преподавателей встречаются те, чьи имена известны историкам, например К. Краузе, А. Покатило, В. Галанов, А. Черданцев, А. Носков, А. Першин и др. Среди них были и кандидаты наук, и, что очень важно, те, кто уже успел окончить Уфимский политехникум.

При оплате работы учитывались педагогический стаж преподавателя и качество организации занятий. С первых дней работы политехникума встала задача обеспечения библиотеки необходимой литературой. Специальная литература была передана в Народный политехникум из Аксаковской библиотеки. Политехникум отправлял в командировку преподавателей и студентов разных факультетов, выписывал для них отпускные свидетельства, чтобы они приобретали необходимые учебные пособия и оборудование. Командировали в Пермский университет, Московский и Красноярский политехникумы, Петроградский технический институт и др. Некоторые книги учебное заведение покупало у частных лиц. Уже через полгода работы политехникума в его библиотеке насчитывалось около 30 тысяч томов только специальной литературы, имелось много дубликатов, так что имелась возможность «выдавать книги не только для чтения, но и на дом».

В Уфимском политехникуме были открыты и оборудованы следующие вспомогательные учебные лаборатории, мастерские и кабинеты: физический, геодезический, минералогический, ботанический, химический, культурно-технический, фармацевтический, чертежный класс (на 150 человек), водного транспорта, агрономический, архитектурный и кабинет рисования. Последние два были перевезены в политехникум из Академии художеств.

Политехникум активно пополнял оборудование, технические и наглядные средства обучения для организации производственной практики. Для этого использовались все возможные каналы – передача оборудования от предприятий, покупка, личные контакты, организация специальных выставок и многое другое. Совнархоз, например, дарит политехникуму модель парового котла. В апреле 1920 года Губотнароб передает учебному заведению столярную мастерскую. Для более качественной подготовки будущих специалистов разрабатываются циклы теоретических курсов, а также производственных практик на большинстве уральских заводов.

Интересны сведения о студентах, обучавшихся в политехникуме. При поступлении они заполняли анкеты, из которых можно почерпнуть факты о семейном положении, социальном происхождении, национальности, уровне образования и многое другое. Так, по национальному признаку большинство студентов были русскими, затем шли евреи, татары и башкиры. По социальному происхождению студенты распределялись следующим образом: крестьяне, мещане, дворяне (последних было мало).

В истории рассматриваемого учебного заведения ещё множество нераскрытых страниц. Например, сложно назвать точное количество действовавших факультетов, отделений и секций, какое число зданий принадлежало ему. Главными среди нерешённых вопросов остаются причины и сроки завершения деятельности политехникума. Имеющиеся на сегодняшний день документы не дают окончательных ответов на эти вопросы.

Если поразмышлять, то для нормального функционирования политехникума имелись все объективные предпосылки. Во-первых, существовала потребность в подобном учебном заведении. Во-вторых, учебное заведение не испытывало затруднений с абитуриентами. В-третьих, органы власти всячески содействовали организации и деятельности политехникума. Кроме того, Уфимский политехникум стабильно финансировался из федерального бюджета. Подтверждением этого могут служить следующие строки, датированные ноябрем 1920 года: «В финансовом отношении Политехникум затруднений не испытывает, проведение смет было своевременно оплачено и кредиты также получены заблаговременно». То же было и в последующие годы. Проблемы, связанные с недостатком помещений и педагогов, по мере функционирования учебного заведения разрешались. Здания постепенно передавались, а педагоги набирались из уфимских учебных и научных учреждений, а также выписывались из других городов.

В числе основных причин закрытия Уфимского политехникума можно назвать Гражданскую войну, которая, конечно, дестабилизировала обстановку во всем регионе. Во-вторых, и это, на наш взгляд, является основной причиной, – недостаток опыта в организации и управлении огромным разноуровневым и разнонаправленным образовательным комплексом. В связи с этим необходимо сказать, что в первые послереволюционные годы учебные заведения нашего региона и страны в целом подвергались различным реорганизациям: объединялись, укрупнялись, или процессы шли в обратную сторону. То же мы наблюдаем в связи с Уфимским политехникумом. В начале 20-х годов местные органы управления для концентрации научного и педагогического потенциала Уфы высказывались за объединение учебных заведений. Например, были инициативы по объединению политехникума и ИНО. Причем именно ИНО должен был влиться в политехникум. Но этого не произошло.

Тем не менее организационный и педагогический опыт деятельности рассматриваемого учебного заведения дает достаточно «пищи» для его переноса на реалии современного образования. Уфимский политехникум как первый вуз на территории Башкирии был направлен на подготовку специалистов технического, сельскохозяйственного и гуманитарного профиля. Считаем, что Уфимский политехникум являлся уникальным, подобных учебных заведений в СССР были единицы. Опыт подобных учебных заведений во многом схож с теми процессами, которые мы наблюдаем в современной отечественной и зарубежной школе.

Источники и литература:

1. Аминов Т. М. История профессионального образования в Башкирии. Начало XVII века – до 1917 года [Текст] / Т.М. Аминов. – М.: Наука, 2006.

2. Башкирская энциклопедия [Текст]: Т. 2 / Уфа: Изд-во «Башкирская энциклопедия», 2006.

3. Ергин Ю. В. У истоков университетского образования: Очерки о предыстории Башкирского государственного университета. 2-е изд., доп. [Текст] / Ю. В. Ергин. – Уфа, 2009.

4. Ислам и мусульмане Южного Урала в историко-правовом пространстве России: сборник законодательных актов, постановлений и распоряжений центральных и региональных органов власти и управления в XX–XXI веках [Текст] / Автор-составитель А. Б. Юнусова. – Уфа, 2009.

5. Краткий свод главнейших постановлений совещания по вопросам технического и ремесленного обучения [Текст]. – Уфа, 1907.

6. Рахимкулова М. Ф. Медресе «Хусаиния» в Оренбурге [Текст] / М. Ф. Рахимкулова. – Оренбург, 1997.

7. Систематический сводный сборник постановлений Уфимского губернского земского собрания за 35-летие: 1875–1909 гг. [Текст]: В 3-х тт. – Уфа, 1915. – Том 2.

8. ЦГАОО РБ. Ф. 1. О. 1. Д. 114.

9. ЦГИА РБ. Ф. Р-107. О. 1. Д. 80.

10. ЦГИА РБ. Ф. Р-1537. О. 1. Д. 1.

11. ЦГИА РБ. Ф. Р-1537. О. 1. Д. 2.

12. ЦГИА РБ. Ф. Р-1537. О. 1. Д. 3.

13. ЦГИА РБ. Ф. Р-1537. О. 1. Д. 5.

14. ЦГИА РБ. Ф. Р-1537. О. 1. Д. 8.

15. ЦГИА РБ. Ф. Р-1537. О. 1. Д. 13.

16. ЦГИА РБ. Ф. Р-1537. О. 1. Д. 14.

17. ЦГИА РБ. Ф. Р-1537. О. 1. Д. 15.

18. ЦГИА РБ. Ф. Р-1537. О. 1. Д. 26.

19. ЦГИА РБ. Ф. Р-1537. О. 1. Д. 37.

 

Из архива: март 2012г.

 

Тахир Мажитович Аминов – кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики Башкирского государственного педагогического университета имени М. Акмуллы (г. Уфа).

Анастасия Игоревна Ерёмина – выпускница Института исторического и правового образования, Башкирский государственный педагогический университет имени М. Акмуллы (г. Уфа).

 

Читайте нас в