Все новости
Краеведение
18 Октября 2021, 14:40

№10.2021. Михаил Роднов. «Апостол славянской песни» в Уфе. О Дмитрии Александровиче Агреневе-Славянском

Летом 1874 года вся Уфа находилась в состоянии крайнего возбуждения, особенно музыкальная общественность, а наш любимый город издавна славился своими музыкальными традициями: благословенную Уфу посетил выдающийся исполнитель русских песен Дмитрий Александрович Агренев-Славянский со своей знаменитой «Славянской капеллой».

№10.2021. Михаил Роднов. «Апостол славянской песни» в Уфе. О Дмитрии Александровиче Агреневе-Славянском
№10.2021. Михаил Роднов. «Апостол славянской песни» в Уфе. О Дмитрии Александровиче Агреневе-Славянском

Михаил Игоревич Роднов родился в 1959 г. в Ярославле. Окончил Башкирский государственный университет. Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории, языка и литературы УФИЦ РАН (Уфа).

 

Михаил Роднов

 

«Апостол славянской песни» в Уфе

(Дмитрий Александрович Агрéнев-Славянский)

 

Летом 1874 года вся Уфа находилась в состоянии крайнего возбуждения, особенно музыкальная общественность, а наш любимый город издавна славился своими музыкальными традициями: благословенную Уфу посетил выдающийся исполнитель русских песен Дмитрий Александрович Агренев-Славянский со своей знаменитой «Славянской капеллой». В Уфе в августе состоялись три концерта, после чего музыканты поехали в Оренбург и Уральск, вернувшись в наш град лишь в ноябре, откуда отправились обратно в Москву.

Уфимская пресса отмечала, что «из всех артистов, которые когда-либо посещали нашу далёкую и тихую Уфу, несмотря на то, что в числе их были и знаменитости музыкального мира, никто не произвёл такого обаяния и не встретил такого задушевного, восторженного приёма, как известный русский народный певец Дмитрий Александрович Славянский». Журналист, а им был, по всей видимости, известный краевед Руф Гаврилович Игнатьев (сам окончивший Парижскую консерваторию), отмечал: «Нам понравилось всё, что только пел сам г[осподин] Славянский и что под его превосходным управлением исполняла его капелла при участии любителей. Публика требовала постоянно повторения пьес, так что если бы г. Славянскому представилась прямо физическая возможность исполнять желание публики, каждый бы его концерт длился бы втрое. Нет дома, нет семьи, где бы не бредили русскими песнями, славянскою полькою и "Американским вальсом" г. Славянского».

Кроме русских песен в уфимских концертах звучали «романсы и песни славянские, вальс, польки, гавот Людовика VIII для пения». Капелла Д.А. Агренева-Славянского состояла из детей и нескольких взрослых, поэтому были привлечены местные любители музыки, главным образом церковные певцы. Это создавало проблемы, но Дмитрий Александрович сумел «своим чудным, мелодическим голосом закрыть погрешности любителей».

Не известно, где именно в Уфе выступала «Славянская капелла». Деревянный театр в современном саду Аксакова сгорел и был вновь открыт только в 1876 году. Но имелось здание Дворянского собрания на современной улице Ленина, скорее всего, именно там, где ныне стоит памятник Ф.И. Шаляпину, и прошли три концерта Д.А. Агренева-Славянского.

Ажиотаж вокруг приезда был не случайный. Дмитрий Александрович не просто пользовался колоссальной популярностью в России: он сыграл выдающуюся роль в популяризации русской народной песни. Современник отмечал, что было время, «когда почти всё русское у себя же дома было в загоне и в опале. У нас, на Руси, господствовало какое-то фанатическое поклонение иноземному». Особенно в «верхних слоях»: «О музыке, которая господствовала в салонах этих классов нашего общества, и говорить нечего, – в ней не слышалось почти ни одного родного мотива… Русская народная песня, вытесненная и изгнанная из городов (где воцарились романсы, арии да шансонетки), скрывалась в деревенской глуши. Не расставаясь с крестьянским трудом, она разносилась на раздолье полей и лесов, на нивах, пашне, сенокосах».

Но явился богатырь-певец Д.А. Славянский, «розыскал изгнанницу-песню, согрел её в своей любящей и высокохудожественной душе» и не только Русь, а весь мир, «очарованные не могут надивиться и этой чудной красотой русской песни и этим волшебным даром песнопения нашего баяна…».

Дмитрий Александрович пел пред императорами Александром II и Александром III, в столицах собирал до 20 тысяч слушателей, что в те времена было неслыханным делом, он выступал на фабриках и заводах, где в самых больших цехах устраивали эстраду, пел в эллингах верфи в Севастополе, в кузницах и казармах. Никто в России не мог сравниться с ним. Он объехал всю страну, вплоть до Восточной Сибири, Финляндии и Кавказа, в сопровождении капеллы до 50 человек, включая 20–30 малышей, и своей семьи. На поездах и пароходах, на санях и телегах они проехали около миллиона вёрст. Современник добавлял, что «кажется не осталось на Руси такого уголка, куда бы не взглянул Дмитрий Александрович».

Однажды, устав от душных вагонов, он купил пароход, назвав его «Певец Славянский», и со своей капеллой от Рыбинска спускается вниз по матушке по Волге, выступая на каждой пристани – до самой Астрахани и на обратном пути обратно до Ярославля.

«Славянская капелла» объехала все континенты, кроме Австралии и Антарктиды. Музыканты посетили славянские племена в Австрийской империи и на Балканах, где в 1884 году, наняв караван мулов, они взобрались на Шипку. Они посетили Турцию и Африку, объехали всю Европу, не исключая Англии, выступали с концертами в Северной Америке (САСШ, как писали тогда – Северо-Американские соединённые штаты).

В Америке Д.А. Агренев-Славянский имел огромный успех, особенно публике нравились духовные концерты, что испугало местное духовенство, оно выступило с кафедры против русских музыкантов. Как заметила американская газета New-Jork Tribune, это стало бесплатной рекламой «Славянской капелле». Очевидцы сообщали примечательный факт: «Русский народный гимн [Боже, Царя храни! – М.Р.] повсюду за границею исполнялся по требованию самих иностранцев, выслушивался ими с глубоким вниманием и всегда стоя».

А родился Дмитрий Александрович Агренев в 1836 году в дворянской семье в Бельском уезде Смоленской губернии. Воспитывался матушкой, Александрой Фёдоровной, в детстве слушал крепостных крестьян, песельников и балалаечников. Обучался в московской гимназии и университете, но в 1853 году началась Крымская война и Д.А. Агренев уходит в армию. Служил в уланах и в гусарском полку. Как вспоминали сослуживцы, он был душой офицерского кружка, пленял товарищей своим голосом, распевая песни под аккомпанемент гитары.

С 1857 года Д.А. Агренев начинает систематически учиться музыке в Москве и Санкт-Петербурге, хочет ехать за границу, но нет денег. Тогда молодой Дмитрий Агренев объезжает с концертами Саратов, Воронеж, Тулу, Курск, Одессу и другие города. Набирается музыкального опыта в Милане, Флоренции, Париже. Выступая с концертом в Праге, он организовал небольшой мужской хор из славян разных народов и назвал его «Славянской капеллой».

Музыкальное творчество Д.А. Агренев-Славянский совмещал со сбором и обработкой фольклорного материала, в чём ему помогала жена Ольга Христофоровна Агренева-Славянская (1847–1920). На это особое обратил внимание Руф Гаврилович Игнатьев, когда писал музыкальную рецензию в 1874 году: «В концертах мы слышали народные песни, записанные г. Славянским под пение в Московской, Тульской, Смоленской и других губерниях; нам достоверно известно, что г. Славянский в настоящее время занят аранжировкою для хора песен Уфимской и Оренбургской губерний». Я начал поиски.

В 1887 году выходит сборник народных песен Московской, Владимирской, Нижегородской и других губерний. В 1896 году в московском издательстве И.Д. Сытина он переиздаётся с нотами под заголовком «Сборник песен, исполняемых в народных концертах Дмитрия Александровича Агренева-Славянского, собранных в России и в славянских землях Ольгою Христофоровною Агреневою-Славянскою». В эти сборники вошли и четыре песни, услышанные Д.А. Агреневым-Славянским в нашем крае. Две из них были записаны в Мензелинском уезде, современная восточная Татария: «Сударево дитятко. Народная разговорная песня Мензелинского уезда Уфимской губ.» и «Дрёма. Разговорная песня Уфимской губ., зап. в Мензелинске».

В 1874 году «Славянская капелла» путешествовала на пароходах, но прямых рейсов до Уфы не было: обычно ехали до камских пристаней, где пересаживались на суда, которые шли вверх по Белой. Видимо, во время такой пересадки Дмитрий Александрович и посетил уездный центр Мензелинск, записав несколько песен.

Агренев-Славянский специально поместил в сборник две старинные песни, которые он услышал на Южном Урале. Первая – «На калине соловей. Старинная песня времён Пугачёва, записана в Оренбургской и Астраханской губерниях».

 

На калине соловей-птица сидит,

Горьку ягоду калинушку клюёт,

Гей, гей!

Прилетали к соловью соколы

Из Казани, из Астрахани,

Гей, гей!

Посадили его в клеточку

За серебряну решёточку,

Гей, гей!

Уж ты пой, распевай, соловей,

При печали утешай молодца,

Гей, гей!

При печали утешай молодца,

При кручине красну девицу,

Гей, гей!

 

По всей видимости, это была, действительно, широко распространённая в народе песня. Руф Гаврилович Игнатьев в статье про Устинью Кузнецову, несчастную жену Емельки Пугачёва, в 1882 году даёт характеристику бунтовщику: «Самозванец не походил на покойного Императора Петра III ни наружностию ни образованием. Он, как утверждают, не умел грамоте, но несмотря на это, имел все достоинства полководца, был умён, находчив, обладал даром слова, сам слагал заунылые песни, как например На калине соловей свистал и другие, распеваемые в Оренбургской губернии народом и приписываемые им Пугачёву. Самозванцу было 40 лет, это был крепко сложенный и недурный собой мущина, склон[н]ый к чувственности, любивший разгул, кутежи, попойки, а женщин в особенности».

Дмитрий Александрович Агренев-Славянский, видимо, посчитал ценной ещё одну песню «По городу все незваны пошли. Старинная свадебная песня XVI столетия, сохранившаяся в Уфимской и Олонецкой губ.»

 

По городу все незваны пошли;

По терему все дары понесли.

Чьи дары? чьи дары? – Красной девицы.

Дарила всех, оговаривалась:

«Не осуди, дорогой гостенёк,

На мои дары малые!

Здесь сторона не родимая,

Парча, атлас не родилися,

Родился здесь один белый лён!

Из того льна пряжу выпряла,

Из пряжи той холсты выткала,

Дары постла, всех дарить пошла!»

 

(Постла – на церковно-славянском языке значит «разостлала»)

 

Можно лишь догадываться, сколько осталось в черновиках в архиве Дмитрия Александровича Агренева-Славянского песен из нашего Уфимского края. Р.Г. Игнатьев в 1874 году специально добавил: «Нам положительно известно, что г. Славянский в настоящую его поездку успел собрать несколько народных песен, а особенно в Уральске, где всё дышит ещё в народе древнею русскою жизнью, где сохранилась в первобытном её виде и древняя народная песня».

Умер Д.А. Агренев-Славянский в 1908 году в болгарском городе Рущук (совр. Русе) во время прощальных гастролей, после чего знаменитая капелла распалась на две части. Одну возглавила дочь, певица Маргарита Дмитриевна, в 1920-е годы она эмигрировала. Вторую – её брат Юрий (умер в 1918 году). Третий сын Агренева-Славянского Кирилл Дмитриевич стал композитором и дирижёром, также эмигрировал.

Уфа отличается богатой музыкальной историей, но о многих уникальных и интересных страницах прошлого пока мало что известно.

Автор:Анатолий Чечуха
Читайте нас в