-1 °С
Облачно
Все новости
Краеведение
18 Июня , 13:05

№6.2021. Михаил Роднов, Татьяна Тарасова. Удивительный финансист. О Николае Павловиче Зарубине

Михаил Игоревич Роднов родился в 1959 г. в Ярославле. Окончил Башкирский государственныйуниверситет. Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории,языка и литературы УФИЦ РАН (Уфа).Татьяна Викторовна Тарасова родилась в 1959 г. в Уфе. Окончила математический факультетБашкирского государственного университета. Автор ряда статей по краеведению.Удивительный финансистО Николае Павловиче Зарубине

Михаил Игоревич Роднов родился в 1959 г. в Ярославле. Окончил Башкирский государственный
университет. Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории,
языка и литературы УФИЦ РАН (Уфа).
Татьяна Викторовна Тарасова родилась в 1959 г. в Уфе. Окончила математический факультет
Башкирского государственного университета. Автор ряда статей по краеведению.
Удивительный финансист
О Николае Павловиче Зарубине
Надежды и крушения, успехи и неудачи, польза или вред – почти всё в жизни определяется деньгами. Хотя сами деньги нейтральны, они не хорошие и не плохие, это мы сами пытаемся сделать их мерилом счастья. Немыслима жизнь современного человека без пластиковой карточки или смартфона с платёжными программами.
Естественно, финансы находятся под особо пристальным вниманием государства, которое строго регулирует денежное обращение, а фамилии министров финансов наизусть знает большинство населения страны. Веками в России существует строгая вертикаль финансовых органов власти, в Российской империи с конца XVIII столетиями всеми денежными делами в провинции заправляли казённые палаты (Оренбургская, с 1865 года – Уфимская), по-современному – Министерство финансов региона.
Руководитель – председатель Казённой палаты – назначался лично Государем по представлению министра финансов Империи. Председатели Казённой палаты по должности являлись третьим лицом в государственной вертикали власти региона после губернатора и вице-губернатора. Казённая палата являлась провинциальной структурой общеимперского Министерства финансов. Глава региона не мог сместить её руководителя.
Наоборот, в случае отсутствия первых двух лиц председатель Казённой палаты сам вступал в управление Уфимской губернией. У него был свой аппарат и многообразные обязанности, о которых читатель, без сомнения, догадывается. На этом посту находились незаурядные личности, как, к примеру, К. А. Случевский (служил в 1839–1856 годах), проживавший в доме Аксаковых, где ныне музей, а сама гора даже получила его имя.
Десятилетиями главный финансовый орган Уфимской губернии располагался в здании Губернского правления по адресу: улица Ильинская, 41. Это рядом с современным архивом по Валиди, оно дошло до наших дней. Но перед самой революцией Казённая палата переехала, по полицейскому справочнику за 1916 год, организация арендовала площади в доме Каримова на углу улиц Малой Казанской и Александровской (Свердлова и К. Маркса).
А мы вернёмся в очаровательный девятнадцатый век. В Новый, 1889-й год управляющим Казённой палаты Уфимской губернии был статский советник Николай Васильевич Всеволожский. Ему подчинялся внушительный штат сотрудников из трёх отделений, податных инспекторов, бухгалтеров (исключительно мужчин) и прочих.
Управляющий Всеволожский, так теперь называлась должность, происходил из старинного дворянского рода, восходившего к самому Рюрику. Но зимой 1889/1890 годов бухгалтеры и столоначальники (зав. отделом, по-современному), все служащие Уфимской казённой палаты встречали нового руководителя: на смену столбовому дворянину пришёл выходец из простого народа, своим трудом и талантом дослужившийся до высокого чина и поста регионального министра финансов.
Почти 20 (двадцать!) лет казёнными финансами Уфимской губернии руководил Николай Павлович Зарубин. Приходили и уходили губернаторы, менялись министры финансов Российской империи, от И. А. Вышнеградского до С. Ю. Витте и В. Н. Коковцова, но все они признавали высочайший профессионализм уфимского управляющего.
Современник (в некрологе) отмечал, что «Николай Павлович являл собою одну из тех высоких личностей, высокодержащих знамя добра и правды, преданных воле Божией, служебному и гражданскому долгу, которые вообще нечасто встречаются в жизни, а в наше время, время падения идеалов и искренней веры, – особенно».
Н. П. Зарубин «носил в себе огромный запас нравственных сил. Он всегда был верен раз данному слову, к окружающим и подчинённым был добр и внимателен. На каждого подчинённого своего он, прежде всего, смотрел как на человека, понимал, что человек не может быть без слабостей, и с этой точки зрения судил о поступках и проступках, проявляя безконечную доброту и снисходительность. Но в то же время, будучи безукоризненно честным в отношении возложенных на него самого обязанностей, он умел быть и требовательным, раз дело касалось службы. Это сочетание доброты и настойчивости удивительным образом вело к успеху в делах и располагало к нему сердца подчинённых».
И далее: «Лично сам Николай Павлович был чрезвычайно скромен и бескорыстен. В бытность в Уфе исполнились 35, 40 и 45-летние юбилеи его службы. На все попытки отметить чествованием эти этапы его жизни, он отвечал решительным отказом, говоря, что не сделал ничего достойного внимания. Производство в чин тайного советника, это весьма редкое служебное отличие для провинциального труженика, очень его обрадовало, но нисколько не изменило присущей ему простоты. В жизни и привычках он был необыкновенно прост и не требователен. Не было никакой возможности постлать в его кабинете новый ковёр или сукно на стол. Всё это казалось ему ненужною роскошью. Он сетовал, что ему переменили в служебном кабинете обои, находя, что и старые ещё очень хороши. В денежных, как и во всех остальных делах, он был аккуратен до щепетильности. К казённой копейке относился с величайшею бережливостью».
Согласитесь, далеко не о каждом чиновнике, «работавшем» с очень и очень большими деньгами, вспоминают такое.
А тогда, зимой 1889 года опытные бухгалтеры «на глаз» сразу определили – управляющий-то их из простых. И были правы: родился Николай Павлович Зарубин в 1845 году в семье костромского мещанина Павла Алексеевича Зарубина (1816–1886). Батюшка его был человеком незаурядным. Самостоятельно выучившись грамоте, он прославился как механик-самоучка, изобрёл точные приборы для измерения земли и нанесения на карту поверхности (планиметр). А так как он сам служил землемером и его прибор постоянно находил ошибки в планах официальных чиновников, то служба его лёгкой не была.
П. А. Зарубин изобрёл также гидропульт, водоподъёмник, сельский пожарный насос, а также способ определения морской глубины на глубоких местах без помощи верёвки и многое другое, вплоть до воздухоплавания и подводного плавания, даже пытался решить вопрос с ассенизацией Санкт-Петербурга. Он был награждён Демидовской премией Академии наук, медалями Всероссийской выставки и Вольно-Экономического общества. В память П. А. Зарубина последнее затем даже учредило медаль для изобретателей.
У Павла Алексеевича Зарубина вышло несколько научных публикаций (статей и брошюр), более того, он активно занимался журналистикой, печатался в столичных журналах, даже редактировал газету «Петербургский листок». Свои статьи П. А. Зарубин объединил в виде двухтомного романа «Тёмные и светлые стороны русской жизни», изданного в 1872 году. Сочинение получило хорошие отклики, оно сейчас доступно в интернете и действительно легко, с интересом читается. Найдите, рекомендуем.
Вот в такой необычной семье вырос Николай Павлович Зарубин. «От отца он унаследовал склонность к математическим наукам, и ещё в прошлом году [1907?] печатались в журналах составленные им математические задачи», – добавлял современник. Уфимский «министр» финансов в свободное время составлял для любителей математики задачки! Наверное, он был единственным таким в местной истории вплоть до наших дней.
Ещё в советское время Никита Михалков в своём известном фильме «Неоконченная пьеса для механического пианино» высмеял вбитый в массовое сознание шаблон, что главным занятием русской интеллигенции была непрерывная болтовня про несчастный «народец». Печалилась она, так сказать. В реальной жизни в Уфе существовали сообщества любителей техники и охоты, живописи и рыбалки, имелись увлечённые математикой.
В литературе указывалось, что Н. П. Зарубин публиковал свои математические задачки в одном из самых популярных русских журналов – «Ниве». Действительно, в 1890 году в конце некоторых номеров помещались алгебраические и иные задачи, но часто без подписи.
Впрочем, Николай Павлович не один в Уфе интересовался математикой. В 1906 году в одесском журнале «Вестник опытной физики и элементарной математики» среди присланных со всей страны читателями математических задачек обнаружилась одна уфимская.
Фамилия Тюниных была хорошо известна в Уфе. По всей видимости, автором задачки (конечно же, уважаемые читатели «Бельских просторов» её сразу и легко решили) являлся Василий Николаевич Тюнин (родился 29 января 1870 года, учился в уфимской мужской гимназии).
А судьба нашего героя, Н. П. Зарубина, изначально развивалась по стопам отца. Николай Павлович окончил школу межевых топографов и в 1862 году поступил младшим землемерным помощником в Межевую канцелярию. Через три года его отправляют уездным землемером в Суражский, потом Невельский уезды (современная Беларусь).
Скитания по холмам и полям, измерение земли, отвод участков окончились в 1872 году. Молодого, энергичного, трудолюбивого землемера заметил витебский губернатор (в 1869–1880) граф Павел Яковлевич Ростовцев. Он сам был активным, деятельным человеком, чрезвычайно много сделавшим для развития хозяйства и культуры Витебска. Н. П. Зарубин стал чиновником особых поручений при губернаторе, выполнял разовые, чаще чрезвычайные задания.
А в 1875 году Николай Павлович Зарубин поступает в Витебскую казённую палату, успешно поднимается по карьерной лестнице, в 1885 году стал начальником 2-го отделения. В центральном аппарате Минфина тщательно следили за своими кадрами. Недавно назначенный императором Александром III новый министр финансов Иван Алексеевич Вышнеградский, происходивший из духовного сословия, и, кстати, тоже учёный-механик, создавший теорию автоматического регулирования, без сомнения, знакомый с трудами П. А. Зарубина-отца, поддерживал карьеру таких же, как он сам, трудяг – выходцев из простого народа.
22 декабря 1889 года Николай Павлович Зарубин назначается управляющим Уфимской казённой палаты. И переезжает в нашу благословенную Уфу. Но не один: в Витебске нашёл суженую, его супруга – Елизавета Ивановна. Старшие сыновья – Александр (родился в Витебске 7 апреля 1881 года) и Пётр (7 февраля 1884 года).
В Уфе появился на свет ещё один сын – Николай – 18 июля 1893 года, но крестили малыша лишь 15 августа. Или слаб был, или мать долго выздоравливала, или родился на даче за городом. Сам же «министр» был человеком очень религиозным. Лично знавший его современник отмечал: «Доминирующею чертою Николая Павловича была его горячая вера в Бога и преданность воле Божией. Каждый день своей жизни, всякое дело и предприятие он начинал и оканчивал молитвою и сопровождал крестным знамением. Войдя в свой служебный кабинет, он долго молился на кресты кафедрального собора и, садясь за стол, крестился». Помещение Казённой палаты на улице Ильинской (затем Фрунзе, Валиди) окнами выходило на Ушаковский парк, в центре коего возвышался православный Воскресенский кафедральный собор, там ныне стоит здание Башкирского драмтеатра.
«Религиозно-нравственная литература была его любимым чтением. Он был ревностен к церковной службе и первым являлся в храм, уходя из него последним. Даже в период ухудшения здоровья, несмотря на то, что проводить много времени на ногах для него было положительно вредно и что после продолжительного стояния на ногах он ложился в постель, своей любви к храму он не мог оставить и являлся к богослужению как и раньше – до начала его. Уже в самое последнее время перед тем, как слечь в постель, его нельзя было уговорить явиться в Царский день в собор лишь к молебну. Единственное, что он позволял себе, – это приехать к 11 часам. Понятно, простояв затем на ногах до часу дня, он слёг на несколько дней в постель».
Хороший оклад обеспечивал нормальное существование. Сначала Н. П. Зарубин с семейством проживал, вероятно, на съёмных квартирах, примерно между 1897 и 1904 годами Николай Павлович покупает усадьбу с домом по адресу: улица Приютская, 15. Сейчас на углу улиц Приютской (Кирова) и Центральной (Ленина) стоит большой жилой дом, где долгие десятилетия работал магазин «Спорттовары». Примерно, где ныне вход в Дом дружбы народов РБ, и располагалось жильё Зарубиных. Сохранился снимок этого перекрёстка с соседним деревянным домом № 13, тот ещё стоял в «спорттоварную» эпоху. Зарубинский дом находился правее.
С торца в угловом доме № 13 располагалось агентство Аэрофлота, что чётко видно на снимке Г. Пшеничного. На пересекающей улице Ленина просматриваются трамвайные пути, а прямо на фотографии вниз спускается улица Кирова, бывшая Приютская.
Настоящий трудоголик, Н. П. Зарубин великолепно организовал работу главного финансового органа губернии. «Выше всего Николай Павлович ставил служебный долг. Здесь он был неумолим к себе. В течение почти полувековой службы он только семь раз пользовался отпуском: два раза на два месяца, один – на 1½, два раза – на 28 дней и два раза – на 15 дней, т. е. отдыхом пользовался всего полгода. Только в последние два года он изредка, по болезни, пропускал службу.
В заседаниях губернских присутствий, членом которых состоял, он бывал без упущений, несмотря на то, что продолжительное пребывание на них для него было утомительно и болезненно. На просьбы не утомлять себя и послать заместителя всегда отвечал, что не считает себя в праве возлагать на других то, что обязан сделать сам. Так покойный понимал свой долг перед Престолом и Отечеством, которым служил, воистину, не щадя живота».
Николай Павлович не отказывался от общественной нагрузки. Например, на 1903 год он являлся казначеем Комитета Попечительства о народной трезвости, действительным членом Губернского музея, состоял в руководстве местного управления Красного Креста и Общества спасания на водах.
В Санкт-Петербурге, в центральном аппарате Минфина высоко ценили уфимского управляющего, Николай Павлович удостоился целой коллекции орденов, а 13 апреля 1908 года получает высокий чин тайного советника (соответствовал генерал-лейтенанту и вице-адмиралу). Людей с подобным статусом на всю Уфимскую губернию насчитывалось единицы.
По своим убеждениям уфимский «министр» финансов оставался непреклонным монархистом, глубоко преданным Престолу и Отечеству, «последние годы несчастий японской войны и внутренней разрухи он переносил с глубокой скорбью, переходя от душевной боли к физическому недомоганию. Едва ли будет ошибкою сказать, что события последних лет укоротили его жизнь».
С начала 1908 года Николай Павлович тяжело заболел, ездил в Киев «для совета с тамошними медицинскими знаменитостями», но получил лишь временное облегчение. 12 января 1909 года, «в 11¼ часа дня», управляющий Уфимскою казённою палатою, тайный советник Николай Павлович Зарубин скончался.
Отпевание прошло 14 января в Александро-Невской церкви. «Довольно обширный храм едва вмещал всех молящихся – знакомых, сослуживцев и подчинённых усопшего. Присутствовали на отпевании: начальник губернии, вице-губернатор, прокурор окружного суда, представители различных правительственных и общественных учреждений гор. Уфы, чины Казённой палаты и Губернского правления. Отпевание совершал Преосвященный епископ Нафанаил, в сослужении причтов Александровской и Кладбищенской церквей. По окончании отпевания тело почившего вынесено из церкви на руках губернатором (!), вице-губернатором и ближайшими сослуживцами Николая Павловича. Гроб был установлен на катафалк, и печальный кортеж, предшествуемый многочисленными венками, двинулся по Приютской улице, мимо дома умершего, где совершена заупокойная лития. Гроб с останками усопшего временно будет поставлен в Сергиевской церкви, а затем имеет быть отправлен на родину Николая Павловича – в г. Витебск. Несколько венков успели прислать и возложить на гроб из уездных городов Уфимской губернии. Венок от чинов Казённой палаты – с надписью на ленте "Незабвенному начальнику – человеку"».
Вдова увезла тело мужа к себе на родину, в Витебск, желая, видимо, оставаться рядом с любимым. Семья Зарубиных покидает Уфу, усадьбу на Приютской улице сразу продали Курчееву в 1909 году.
В такой необыкновенной семье и дети были талантливые. Старший Александр окончил Уфимскую гимназию в 1889 году и отправился поступать на математическое отделение Императорского Киевского университета. Затем туда же в Киев в 1900 году в 1-ю тамошнюю гимназию переводится и второй сын Пётр.
Александр Николаевич Зарубин (1881–1920) связал свою жизнь с Украиной. После окончания физико-математического факультета Киевского университета остался там преподавать, сообщают страницы украинского интернета. Но на 1912 год, по справочнику, А. Н. Зарубин всего лишь ассистент физико-математического факультета Высших женских курсов (его адрес в Киеве: улица Златоустовская, 19). Увлёкся политикой, состоял в партии эсеров, в 1917–1918 годах – гласный (депутат) Киевской городской думы, член Украинской центральной Рады, Малой Рады, комиссар, начальник Киевского почтово-телеграфного округа, генеральный секретарь (министр) почт и телеграфа, генеральный контролёр Украинской народной республики – УНР.
Эта УНР была провозглашена 7 (20) ноября 1917 года в федеративной связи с Российской республикой. Но в январе 1918 года IV Универсалом Центральной рады УНР объявила о своей полной независимости. А. Н. Зарубин в знак протеста против такого нелигитимного и незаконного провозглашения независимости подал в отставку. Масон, член организации Великий восток народов России. Умер в начале 1920 года в Ростове-на-Дону.
Его брат Пётр Николаевич Зарубин служил преподавателем коммерческого училища и гимназии А. А. Варвариной в Витебской губернии (вернулся к матери), что удалось узнать из Памятной книжки Витебской губернии за 1912 год. Он был даже избран депутатом (гласным) Витебской городской думы, то есть пользовался авторитетом в местном обществе. Дальнейшая судьба неизвестна, началась мировая война.
А родившийся в 1893 году в Уфе и выросший здесь Николай Николаевич Зарубин в ноябре 1909 года переводится в Витебскую мужскую гимназию, которую оканчивает с серебряной медалью в 1911 году. И сразу отправляется в Петербург, где поступает на славяно-русское отделение историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета.
Н. Н. Зарубин занимается у академика Н. К. Никольского, научная тема – изучение «Слова (Моления) Даниила Заточника». Немного побузив в молодости, он всё глубже погружается в науку, не забывая житейских радостей. В октябре 1915 года в Петрограде женится на Зинаиде Владимировне Стукалич, дочери правоведа В. К. Стукалича. С дипломом 1-й степени Николай Николаевич оканчивает университет, но тут стряслась революция. В 1918 году молодые уезжают в Витебск, где не так голодно, он преподаёт в школах до 1920 года. По всей видимости, в Витебске оставалось жильё, возможно, здравствовала матушка – Елизавета Ивановна.
С помощью академика Н. К. Никольского Зарубин возвращается в Петроград, служит в университете и разных научных организациях, в том числе в БАНе (Библиотеке академии наук) и знаменитом ИРЛИ – Институте русской литературы (Пушкинский дом) Российской академии наук. Умер Николай Николаевич Зарубин во время блокады Ленинграда 1 марта 1942 года.
Бывший уфимский гимназист выпустил несколько научных трудов, изучал «Слово о полку Игореве». В 1932 году в серии «Памятники древнерусской литературы» вышла подготовленная Н. Н. Зарубиным книга «Слово Даниила Заточника по редакциям XII и XIII вв. и их переделкам». В ИРЛИ сохранился большой архив трудов Н. Н. Зарубина, включая неопубликованные рукописи. В 1982 году знаменитый археограф Сигурд Оттович Шмидт издал составленную Зарубиным монографию «Библиотека Ивана Грозного: реконструкция и библиографическое описание». Так что все, кто ищет загадочную библиотеку грозного царя, отталкиваются от изысканий нашего земляка.
В 1984 году был найден личный архив Николая Николаевича Зарубина, но, судя по описанию, уфимских материалов там нет. Подробнее можно прочитать в интернете, в статье А. Г. Тимофеева «Новые материалы к научной биографии Н. Н. Зарубина», опубликованной в 46-м томе знаменитых ТОДРЛ (Трудах отдела древнерусской литературы).
Удивительная семья Зарубиных – от механика-изобретателя до учёного филолога – включала также регионального «министра» финансов. Николай Павлович Зарубин почти двадцать лет содержал финансы Уфимской губернии в образцовом состоянии, был уважаемым членом местного общества, увлекался математикой. Его имя должно вернуться на страницы славной нашей уфимской истории!