+34 °С
Облачно
Все новости
Краеведение
18 Июня , 13:12

№6.2021. Александр Листовский. Летопись пароходства по реке Белой. Наша история в адрес-календарях. Очерк из Адрес-календаря на 1883 год

Александр Степанович Листовский окончил Казанский университет. В 1873 г. – член попечительного совета Мариинской женской гимназии, член Попечительного комитета о бедных, в 1883 г. – председатель попечительного совета Мариинской женской гимназии, гласный Уфимской городской думы.

Александр Степанович Листовский окончил Казанский университет. В 1873 г. – член попечительного совета Мариинской женской гимназии, член Попечительного комитета о бедных, в 1883 г. – председатель попечительного совета Мариинской женской гимназии, гласный Уфимской городской думы. В 1893–1899 гг. А. С. Листовский – предводитель Уфимского губернского дворянства. Действительный статский советник А. С. Листовский скончался 25 февраля 1899 г. в возрасте 59 лет.
Летопись пароходства по реке Белой
Очерк из Адрес-календаря на 1883 год
Богатая природными условиями, но мало промышленная Уфимская губерния соединяется с важнейшими рынками России посредством артерии уфимских рек – рекой Белой. Река Белая, называвшаяся в старину русскими Белой-Вол(о)жкой, а башкирами – Ак-Идель («белая река»), выходит из южной части Уральского хребта в Верхне-Уральском уезде (Оренбургская губерния), у подошвы горы Иремель. Лавируя между горами и выбирая долины, Белая делает крутые повороты сначала на юг, потом на запад и в 608 верстах от истока, недалеко от села Бугульчан, круто поворачивает на север, сохраняя это направление, несмотря на беспрестанные уклонения, вплоть до впадения своего в Каму.
Грунт реки Белой от верховья до города Бирска, на пространстве до 1148 верст, состоит из равного количества крупного гравия и песку, от Бирска до деревни Бишь-Букан (село Андреевка), на пространстве до 150 вёрст, количество песку преобладает, и, наконец, к устью реки Белой дно совершенно покрыто песком. До села Бугульчан река Белая протекает между гор, а отсюда Уральские горы сопровождают только правый берег Белой; левый же берег – луговой, только изредка разнообразится горами. Нагорный берег почти на всём протяжении покрыт лесом, и грунт его по большей части каменистый, а левый, напротив, степной, и грунт его глинистый.
В реку Белую впадают с нагорной стороны следующие притоки: Узень, Кага, Нугуш, Бретяк, Селеук, Зиган, Зилим, Усолка, Сим с Инзером, Уфа, Изяк, Вир, Танып и Буй. А с луговой впадают: Мелеуз, Микатевля, Ашкадар со Стерлей, Кутанага, Емангаш, Асава, Узень, Уршак, Дёма, Кармасан, Чермасан и Сюнь. Луговые притоки только увеличивают количество воды в реке Белой, но сплава по ним не делается, как по незначительной их глубине, так и по отсутствию поблизости леса, годного для постройки судов. По нагорным же притокам, в особенности Бретяку, Нугушу, Зилиму, Инзеру, Симу, Уфе, Таныпу и Бую, сплавляется лес и лесные изделия, железо, железные изделия, сталь, чугун и медь.
У истока река Белая имеет горный характер, падение доходит до 1,0006, а скорость в межень[1] – до 5 футов в секунду. Затем далее от истока падение и скорость пропорционально уменьшаются, так что последние 500 верст Белая течёт спокойнее, падение от г. Уфы до устья в Каму с 0,0002 переходит до 0,0001, а скорость – от 3 до 1 фута в секунду.
Потребность в улучшении водяных путей сообщения в Уфимской губернии как единственном сравнительно дешёвом способе перевоза, чувствовалась долгое время, но пути не улучшались, передвижение товаров хотя и проявлялось, но в виде допотопных форм сплавного судоходства, и местная промышленность, не имея под рукою обеспеченных средств сбыта, продолжала находиться в безотрадном положении. Этот застой в улучшении путей сообщения происходил от недостаточного знакомства с краем и его богатствами, от отсутствия местной предприимчивости и от незнания фарватера реки Белой, которая долгое время считалась неудобною для пароходства, как по случающемуся в ней мелководью, так и по быстроте и извилистости её течения. И надо заметить, что на долю реки Белой выпадала большая часть обвинений в препятствиях, которые тормозили развитие уфимского пароходства, влияя самым невыгодным образом на экономическую жизнь губернии.
Из приведённого описания реки Белой видно, что для пароходства в верховьях её, где Белая имеет сходство с горными потоками, требуются некоторые технические применения к устройству самих пароходов, которые могли бы при малой осадке противостоять быстроте течения в крутых и частых изгибах фарватера и поднимать в то же время значительный груз. Но от устья реки Белой до г. Уфы и даже выше, где падение и скорость течения довольно умеренны, возможно сообщение пароходами обыкновенной конструкции, лишь с небольшою осадкой в воде на случай мелководья. Так, кажется, взглянули на это дело офицеры корпуса путей сообщения, производившие по распоряжению правительства летом 1857 года исследование реки Белой на всем её протяжении, найдя реку удобной для пароходства.
В этом же году и последующем, благодаря энергической заботливости главного начальника Оренбургского края генерал-адъютанта Катенина[2] об учреждении пароходства по Белой, была сформирована особая комиссия, имевшая целью произвести необходимые исследования реки Белой и инструментальное снятие и промерку той части её, которая идёт выше г. Уфы. Кроме того, комиссия обязана была приблизительно исчислить, что может быть произведено местными средствами для очищения и углубления русла реки к свободному плаванию во все лето. Когда комиссия окончила свои занятия и убедилась в возможности пароходного сообщения по Белой даже выше города Стерлитамака, тогда генерал-губернатор командировал производившего исследование офицера в Нижний Новгород для предложения пароходным обществам всех собранных данных, определивших степень удобства сообщения по Белой.
Мера эта имела желаемый результат.
Утром 11 августа 1858 г. в виду города Уфы были два парохода (купца города Углича г[осподина] Журавлева) «Грозный» и «Быстрый», делавшие этот первый рейс более для опыта, чем для торгового оборота. «Грозный» привёл с собою семь подчалков[3] и на одном из них взял хлеб. 7 сентября этого же года, в 8 часов утра, пришёл лёгкий пароход «Русалка» общества «Самолёт», на котором прибыли бывший контр-адмирал С. И. Мофет[4] и состоящий при нём для статистических исследований г[осподин] Котомкин. Цель рейса заключалась в окончательном решении вопроса о возможности пароходства по реке Белой в видах открытия общества торговли и пароходства по оной. Русло реки оказалось совершенно удовлетворительно для движения больших судов.
В следующем же 1859 году, 12 мая вечером, показался в водах реки Белой первый пассажирский пароход «Ольга» общества «Дружина», пришедший не для опыта и промерки, а начавший на деле пароходное сообщение по реке Белой, долго ожидаемое и встреченное с восторгом местными жителями. Компания «Дружина» получала на это разрешение от правительства с принятием на себя обязательства сделать в первое лето четыре рейса, в следующее, 1860 года – шесть и затем увеличивать число их по мере возможности. «Дружина» приняла на себя это обязательство в видах устранения исключительного права на пароходное сообщение по реке Белой, которого домогалась компания «Самолёт», открывая таким образом Белую для всех компаний и вызывая этим всегда полезную конкуренцию. 14 сентября пароход «Ольга» отправился вверх по Белой, предполагая пройти до башкирской деревни Псянчино, а местное начальство сделало распоряжение, чтобы прибрежные жители оказывали содействие в снабжении пароходов за денежное вознаграждение дровами и проч. На обратном пути этот пароход взял несколько пассажиров и до 20 тыс. пудов клади из Бирска.
Итак, с 1859 года открыто пароходное сообщение по Белой, и заключения, сделанные а priori о несостоятельности реки Белой для установления по ней правильного пароходства, опроверглись фактами, доказавшими, напротив, полную возможность пароходства по ней во все навигационное время.
Бельскую навигацию 1860 года открыл пароход «Лебедь» общества «Дружина» такой же конструкции и таких же 45 [лошадиных] сил, как и «Ольга». Он пришёл 1 мая, а 4-го ушёл обратно, взяв кроме пассажиров несколько тысяч пудов клади. В это лето пароходы компании «Дружина» посещали Уфу часто. 7 июня приходил в Уфу буксирный пароход «Лебедь», который привёл баржу, а в обратный путь взял до 3000 кулей хлеба. Того же числа приходил «Аскольд», привезший из Казани более 50 пассажиров и взявший в обратный путь из Уфы более 20 пассажиров.
10 июля того же года пришёл в Уфу в первый раз пароход А. Н. Левашова «Анна», предназначавшийся с открытием навигации 1861 года производить постоянные рейсы от Нижнего Новгорода до села Бугульчан во время весны, а в меженную воду – от Нижнего до Уфы, но пароход этот занимался перевозкою грузов по реке Белой.
13 июня 1861 года прибыл в Уфу дружининский пароход «Лебедь», а 15-го утром ушёл вниз по Белой, взявши груз.
В 1862 г. навигация была открыта зимовавшим в реке Белой пароходом Камско-Волжской компании «Стрела», который повёл более 100 000 пудов железа и приходил в течение весны за железом три раза.
В апреле и в июле Уфу посетил лёгкий пароход «Лебедь» общества «Дружина» и приходил с кладью пароход К. В. компании «Чижик».
Но пароходство по реке Белой всё ещё не принимало серьезного значения. Как и всякое новое предприятие, бельское пароходство на первых порах своей деятельности встретило множество таких затруднений, которые по незнанию местных условий казались почти непреодолимыми. Незнакомство с фарватером Белой, отсутствие сколько-нибудь возможных пристаней и случающиеся мелководья настолько затруднили движение грузов пароходами, что последние часто не успевали вовремя доставлять кладь на место назначения, подрывая к себе доверие, и это имело следствием то, что пароходы вскоре по появлении в Белой оставляли её, увлекаемые волнами других рек.
Участь пассажирских пароходов была такая же. Испытывая те же неблагоприятные условия и приходя в Уфу редко и не в определенное время, пароходы не могли рассчитывать ни на большое число пассажиров, ни на значительный груз, и отсюда происходила невыгодность рейсов, вынудившая, наконец, компанию «Дружина» с 1863 года прекратить пароходство по Белой.
Но пароходство по Белой не прекратилось. С этого времени (по 1871 год) перевозкою товаров занялся буксирный пароход купца Софронова «Надежда», а с 1867 года открылось и пассажирское пароходное сообщение небольшим пароходом И. Ф. Базилевского «Манатура». Устроенный совсем с другою целью и случайно доставшийся Белой пароход «Манатура» начал делать с начала навигации 1867-го по 1870 год постоянные рейсы один раз в неделю между Уфою и Набережными Челнами на Каме. И хотя пристани по Белой были в таком же патриархальном состоянии и случавшиеся мели в реке затрудняли ход парохода, тем не менее он приносил большую пользу местным жителям, перевозя их за недорогую плату до Камы.
Наконец, с 1870 года действительно установилось по Белой правильное пассажирское пароходное сообщение с открытием компании купцов Попова, Полетаева и Исаева «Бельское пароходство», и в то же время улучшены средства сбыта местных произведений развитием буксирного пароходства. С этого года появились на Белой для буксирования по ней грузов два парохода покровского купца Першина, число которых потом увеличилось, а впоследствии перевозкою грузов занялся ещё один пароход купца Лузинова.
В первый год компания «Бельского пароходства» располагала только двумя пароходами: «Уфимцем» (бывшим «Манатура») и арендованным у казанского купца Четвергова пароходом «Храбрый» с деревянным корпусом. На следующий же год пассажирское пароходное сообщение совершали три парохода компании: «Михаил», «Иоанн» (впоследствии переименованный в «Николая») и «Павел» (переименованный в «Александра»).
С этого же 1871 года компания «Самолёт» открыла в Уфе свою контору и прислала два парохода для лёгкого пассажирского пароходства по Белой, которые так же, как и пароходы компании «Бельского пароходства», совершали правильные рейсы: первые – два раза в неделю между Уфою и Нижним Новгородом, вторые – три раза в неделю между Уфою и Казанью; а во время Нижегородской ярмарки – два раза в неделю между Уфою и Нижним Новгородом.
Насколько благодетельно повлияло на экономическую жизнь края развитие пароходства по реке Белой, можно судить по следующим данным. Было время, когда пароходное общество «Дружина», присылавшее изредка пароходы в Уфу и не находившее грузов, пришло к заключению о невыгодности пароходства по Белой. Но прошло ещё несколько лет, и пароходы сделали свое дело. Предложение грузов к перевозке и число пассажиров настолько увеличились, что ходившие по Белой пароходы уже не могли вполне удовлетворить потребности, и потому число их стало расти с каждым годом. Так, с 1878 года прибавилась пароходная компания братьев Якимовых с тремя пароходами, а с прошлого, 1882 года, с таким же числом пароходов открыта новая контора Булычёва. Последние пароходы заняты преимущественно буксировкою грузов, но во время Нижегородской ярмарки и они перевозят пассажиров из Уфы до Нижнего и обратно, так же как и пароходы общества «Самолёт», Якимовых и «Бельского пароходства».
В навигацию 1883 года начали делать рейсы по Белой пароходы Булычёва «Потомственный» и «Почётный».
[1] Межень – период низкого уровня воды.
[2] Александр Андреевич Катенин (1800 или 1803 – 1860) оренбургский и самарский генерал-губернатор. До мая 1865 г. Уфа входила в Оренбургскую губернию.
[3] Подчалок – прицепное грузовое судно.
[4] Мофет Самуил Иванович (1807–1882), с 1853 г. – контр-адмирал, с 1871-го – вице-адмирал, с 1880-го – адмирал.