-3 °С
Облачно
Все новости
Краеведение
15 Марта , 14:45

Конкурс «Стольный град Уфа»

Победители и призеры литературного конкурса по истории Уфы и окрестностей «Стольный град Уфа»Номинация «Ими гордится столица» (о тех, кто оставил след в истории города и окрестностей)Номинация «Не сразу все устроилось» (страницы истории столицы и ее окрестностей)Номинация «Моя родная столица сегодня»Номинация «Край заповедный, Родина милая» (об истории и сбережении природных памятников Уфы и окрестностей)Номинация «Сохраняем старину» (охрана памятников и памяти)Номинация «Судьба Уфы – судьба моей семьи»

Победители и призеры литературного конкурса по истории Уфы и окрестностей «Стольный град Уфа»
Номинация «Ими гордится столица» (о тех, кто оставил след в истории города и окрестностей)
1 место - Лобанова Александра (г. Уфа)
2 место - Хуснутдинова Элина (г. Уфа)
3 место - Мамлеев Салават (г. Давлеканово), Бекчанов Айдар (г. Туймазы)
Номинация «Не сразу все устроилось» (страницы истории столицы и ее окрестностей)
3 место - Габитова Эльфия (г. Благовещенск)
Номинация «Моя родная столица сегодня»
1 место - Гимранова Гульшат (г. Уфа)
2 место - Котовская Дарья (г. Уфа)
3 место - Прокофьев Владимир (г. Уфа), Боровский Илья (Иглинский район, с. Акбердино)
Номинация «Край заповедный, Родина милая» (об истории и сбережении природных памятников Уфы и окрестностей)
1 место - Гумерова Диана (г. Уфа)
2 место - Прокофьев Владимир (г. Уфа)
3 место - Котовская Дарья (г. Уфа)
Номинация «Сохраняем старину» (охрана памятников и памяти)
1 место - Давлетбаева Алсу (Благовещенский район, с. Осиповка)
Номинация «Судьба Уфы – судьба моей семьи»
1 место - Замрий Елена (г. Уфа), Прокофьев Владимир (г. Уфа)
2 место - Кудрявцева Анастасия (г. Уфа, с. Нагаево)
3 место - Халтурина Екатерина (Уфимский район, пос. Чесноковка)
Вне номинации. За сохранение памяти об истории Уфы и ее жителях - Салихова Галина
Работы победителей и призеров литературного конкурса по истории Уфы и окрестностей «Стольный град Уфа»:
Лобанова Александра (г. Уфа)
Встреча с великим земляком
Есть в абхазском городе Новый Афон достопримечательность - Новоафонский Симоно-Кананитский мужской монастырь. Летом 2019 года я отдыхала в Новом Афоне с родителями и побывала с экскурсией в этом монастыре. Услышала и увидела много интересного, но настоящим откровением для меня стало то, что, оказывается, в росписи стен и купола монастыря принимал участие мой земляк – знаменитый художник Михаил Васильевич Нестеров. Я испытала чувство необычайной гордости, когда экскурсовод говорил о том, что родился известный живописец в городе Уфе. Я, несомненно, знакома с этим именем: в нашем городе есть известный Художественный музей Нестерова, куда я ходила с одноклассниками в начальной школе; помню, на уроках литературы в пятом или шестом классе изучали «Житие Сергия Радонежского», и учительница рассказала о картине Нестерова «Видение отроку Варфоломею». Но особого интереса к творчеству этого художника я не испытывала, а посещение монастыря произвело на меня глубокое впечатление: я ощутила какую-то таинственность и умиротворённость, рассматривая фрески и образа, вышедшие из-под кисти Михаила Нестерова, и по приезде домой захотела побольше почитать о знаменитом земляке, познакомиться с его творчеством. Благо, сейчас для этого есть все возможности.
Мне захотелось узнать о детстве, о семье, начале творчества великого живописца. В печатных изданиях, Интернете я нашла много интересного. Нестеров родился в глубоко патриархальной, традиционно религиозной купеческой семье, в Уфе, в предгорьях Урала. Он принадлежал к старинному купеческому роду. Дед его - Иван Андреевич Нестеров - был выходцем из новгородских крепостных крестьян, переселившихся при Екатерине II на Урал. Он получил вольную, учился в семинарии, затем записался в купеческую
гильдию и 20 лет служил уфимским городским головой. Отец Нестерова славился в городе щепетильной честностью и был уважаем до такой степени, что все новые губернаторы и архиереи считали своим долгом делать ему визиты, чтобы представиться. А он принимал не всех. В семье управляла мать, Мария Михайловна, умная, волевая женщина. В доме любили литературу, своими семейными силами ставили на домашней сцене спектакли. Только что появившаяся комедия Гоголя «Ревизор» дошла и до провинциальной, затерянной в горах Урала маленькой Уфы. Нестеровы осилили даже ее, блестящую комедию своего современника, чем наделали большой переполох в тихой и размеренной жизни обывателей Уфы.
Михаил был вторым ребёнком в семье, до двенадцати лет жил в Уфе, учился в Оренбургской мужской гимназии. Его воспоминания о детстве всегда были проникнуты тёплой благодарностью и сердечной любовью ко всему тому, что его тогда окружало — родному дому с традиционным русским укладом жизни, родителям, родственникам, среднерусской природе. Как писал его друг Сергей Дурылин, «У Нестерова, ещё ребёнка, было сильное влечение к природе, были чуткость к её красоте, восприимчивость к её великому языку»[2, с.6].
Ум и чуткость родителей проявились в том, что они согласились с советами учителей, подметивших художественные способности мальчика, и несмотря на то что в Уфе к художникам относились как к неудачникам, людям третьего сорта, предложили ему поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Будущий художник учился в училище в 1877–1881 и 1884–1886 годах, его наставниками были В. Г. Перов, А. К. Саврасов, И. М. Прянишников, а также в Академии художеств (1881–1884) учился у П. П. Чистякова. В Училище была практика проводить выставки работ учеников, в них принимал участие и юный Нестеров с интересными жанровыми работами бытовой тематики. Биография Михаила Васильевича Нестерова, художника, позже принятого в Товарищество передвижников, началась с картин: «Снежки», «Домашний арест», «Экзамен в сельской школе», «В ожидании
поезда», «Знаток» и «Жертва приятелей». Сегодня они выставляются в Третьяковской галерее.
В 1884 году художник зарабатывает первые деньги, иллюстрируя издания, в том числе сборники сказок Пушкина, произведения Гоголя и Достоевского. В это же время увлекается исторической тематикой допетровской эпохи.
Летом 1883 года, приехав домой на каникулы, Михаил познакомился с Марией Мартыновской, просто влюбился, встретив девушку на улице. Молодость и чувства привели к тому, что через год Мария и Михаил стали женихом и невестой, а в 1885 году молодые обвенчались, хотя родители были против. В мае 1886 года родилась дочь Ольга, но на следующий день родильная горячка унесла жизнь Марии, верной Музы художника. От отчаяния Михаила спасла необходимость заботиться о малышке – он отвёз её к своим родителям в Уфу. Пока не подрастёт. Сам вернулся в Москву, надо было работать.
Как встреча с Марией вдохновила художника на усердные занятия и рисование, так её смерть подвигла его на создание череды женских образов, поэтически-печальных и удивительно похожих на безвременно ушедшую супругу. Образ любимой жены прослеживался во многих последующих работах художника. В 1887 году им были созданы три варианта «Царевны», а потом картина «Христова невеста» — на всех этих работах запечатлены черты лица покойной.
Трагедия дала мощный импульс развитию таланта живописца, самобытность которого проявилась в первой большой работе. Картина «Пустынник» в 1889 году стала экспонатом Передвижной выставки и принесла автору славу. Осматривая выставку перед открытием, Пётр Третьяков был восхищён нестеровской работой и сразу купил картину. На полученные за картину деньги Нестеров отправился в первое заграничное путешествие — посетил Австрию, Италию, Францию, Германию. Природа и искусство европейских стран произвели на юного художника сильнейшее впечатление. «Я и теперь дивлюсь, как моё молодое сердце могло тогда вместить, не разорваться от тех восторгов и сладкого томления», — вспоминал Нестеров много лет спустя[4, с.93]. Во время этого путешествия был написан «Остров Капри».
Следующее творение Нестерова - "Видение отроку Варфоломею" - стало
сенсацией 18-ой Передвижной выставки в Москве. Живописец так вспоминает об этом значительном эпизоде из своей жизни: «Перов остановился против картины, все сгрудились вокруг него, я спрятался за товарищей. Внимательно осмотрев картину своим «ястребиным» взглядом, он спросил: «Чья?» Ему ответили: «Нестерова». Я замер. Перов быстро обернулся назад, найдя меня взором, громко и неожиданно бросил: «Каков-с!» — пошел дальше. Что я перечувствовал, пережил в эту минуту! Надо было иметь 17 лет, мою впечатлительность, чтобы в этом «каков-с» увидеть свою судьбу, нечто провиденциальное... Я почувствовал себя счастливейшим из людей»[5].
Видение отроку Варфоломею (1889-1890)
Юношеские мечты провинциала о признании, о славе начинали сбываться. Его отец полушутя говаривал, что лишь тогда он поверит в успех сына, когда его работы будут приобретены Павлом Михайловичем Третьяковым, знаменитым московским коллекционером. Попасть в Третьяковскую галерею значило больше, чем иметь академические звания и награды. И вот уже две картины Нестерова куплены Третьяковым - "Пустынник" и "Видение отроку Варфоломею". Сам Нестеров считал полотно лучшей своей работой, а позже написал цикл картин, посвященных Сергию Радонежскому. «Жить буду не я. Жить будет «Отрок Варфоломей». Вот если через 30, через 50 лет после моей смерти он еще будет что-то говорить людям — значит, он живой, значит, жив и я», - писал мастер[5].
Картина «Видение отроку Варфоломею» принесла Михаилу Нестерову новый художественный опыт — его пригласили в Киев для работы над росписями Владимирского собора. Нестеров посвятил церковным росписям более 20 лет своей жизни, и они принесли ему широкую известность. Художник создавал фрески для храмов в Абастурмане, Москве, Абхазии, Соловках. В 1901 году, желая углубить своё знакомство с духовным миром русских монастырей, художник отправился в путешествие в Соловецкий монастырь на Белом море. Под впечатлением русского Севера, суровой природы и соловецких монахов были написаны картины «Молчание», «Лисичка», «Тихая жизнь», «Обитель Соловецкая», «Мечтатели», «Соловки». Духовные поиски художника воплотила в себе картина «Святая Русь» 1902 года.
Святая Русь (1902)
Революция 1917 года стала своего рода рубежом для художника, которому к этому времени исполнилось 55 лет. После начала Гражданской войны семья Нестеровых была вынуждена уехать на Кавказ. В 1918 году художник переехал в Армавир, там заболел и в течение долгого времени не был в состоянии работать. В Москву вернулся только в 1920 году.
В послереволюционное время Нестеров всё чаще обращается в своём творчестве к портрету. При советской власти на полотна художника пришёл самый цвет нации, её гордость. Это были выдающиеся деятели в самых разных областях: гений физиологии Иван Павлов, коллега и товарищ Виктор
Васнецов, мастер монументальной скульптуры Вера Мухина, хирург Сергей Юдин, народная артистка Ксения Держинская и многие другие. Художник не раз подчёркивал, что пишет только хороших и симпатичных ему людей. Эти картины отличаются вниманием к личности портретного героя и его роду занятий. Активная жизнь каждой творческой личности и была основной темой портретов, написанных Нестеровым. За портрет Ивана Павлова, созданный в 1935 году, художнику присудили Сталинскую премию, одну из первых в области искусства.
Портрет академика И. Павлова (1935)
Автопортрет. Портрет дочери Ольги Нестеровой
Нестеров жил в эпоху исторических потрясений, выпавших на долю его горячо любимой России, без которой он себя не мыслил. Задела гроза и художника, и его семью. В 1938 году был обвинён в шпионаже и расстрелян юрист Виктор Шретер, зять живописца, муж его первой дочери. Дочь художника Ольга Михайловна была отправлена в лагерь в Джамбул, откуда вернулась инвалидом в 1941 году. Был арестован, к счастью только на две недели, и Михаил Васильевич.
В последние десятилетия жизни Нестеров с увлечением работал над воспоминаниями, вышедшими отдельной книгой в начале 1942 г. под названием «Давние дни». Книга была встречена с живым интересом и имела большой успех.
Последней работой Нестерова была картина «Осень в деревне» (1942), написанная под впечатлением пушкинских строк: «Уж небо осенью дышало…» за несколько месяцев до смерти художника, которого ничто не могло оторвать от любимой работы: ни постепенно ухудшающееся состояние здоровья, ни тяжёлое материальное положение, ни лишения военного времени.
Нестеров скончался от инсульта на 81-м году жизни в Москве в Боткинской больнице 18 октября 1942 года. До последнего дня жизни он
держал в руках палитру и кисть и рисовал. Местом его последнего упокоения стало Новодевичье кладбище.
В культурной жизни Башкортостана творчество М. В. Нестерова занимает важное место. Благодаря ему в Уфе появился Башкирский государственный художественный музей. Еще до революции Нестеров подарил родному городу 102 произведения: 30 — своих, остальные — друзей. Этот бесценный дар в 1919 году по решению Уфимского ревкома был размещен в бывшем купеческом особнячке по улице Гоголя, 27.
Так же к 150-летию художника в Уфе открылся сквер имени Нестерова между домами №87 и №95 по улице Ленина рядом с Симеоно-Верхотурским храмом. Кроме того, к этой же дате на стене старинного дома по улице Чернышевского, 73 воспроизвели картину художника «Юность преподобного Сергия Радонежского».
Михаил Васильевич Нестеров, молодой художник из далекой Уфы, ворвался в художественную жизнь России конца 19 века смело и стремительно. Гений и талант великого земляка оставили нам огромное наследие. Его творения составляют сокровищницу русской живописи.
"Хорош божий мир! Хороша моя родина! И как мне было не полюбить ее так, и жалко, что не удалось ей отдать больше внимания, сил, изобразить все красоты ее, тем самым помочь полюбить и другим мою родину",[7, с. 12] - писал Михаил Васильевич Нестеров, великий творец, истинный патриот и просто Человек с большой буквы.
Вот такую интересную историю жизни и творчества своего соотечественника, замечательного человека и талантливого художника узнала я, с удовольствием прочитав источники о его непростой судьбе. А сподвигла меня к этому встреча с гениальным земляком в Новоафонском монастыре.
Осень в деревне (1942)
Новоафонский монастырь Роспись монастыря
Художественный музей Нестерова в Уфе Гостиница Агидель на Улице Ленина в Уфе. На этом месте стоял дом, в котором родился и жил М. В. Нестеров.
ЛИТЕРАТУРА
  1. Бенуа А. Н. История русской живописи в ХIХ веке. Русская живопись. – Спб. – 1901-1902.
  2. Дурылин С. Н. Нестеров-портретист. – М. - Л.: Искусство, 1948. – С. 6.
  3. Нестеров М. В. Продолжаю верить в торжество русских идеалов //Наше наследие. – 1990.
  4. Нестеров М. В. Давние дни. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986.
  5. Нестеров М. В. Письма. – Л.: Искусство. – 1988. – С. 348.
  6. Русакова А. А. Михаил Нестеров (альбом). – Л.: Аврора, 1990.
  7. Хасанова Элеонора, Бельские просторы, Михаил Нестеров: феномен творческой молодости. №5 08.06.2012. – С. 12.
  8. Хуснутдинова Элина (г. Уфа)
    Письмо моему сверстнику- герою ВОВ
    Есть в Ленинском районе в городе Уфе маленький уголок детства под названием школа №25, который когда-то все называли как «двадцать пятая морская». Школа красавцем - крейсером возвышается над катерами - одноэтажными домами старинной части города, которую уфимцы называют Нижегородкой. Маяком для всего этого жилого массива является двадцатиметровой обелиск в честь учителей и учеников школы, погибших в Великой Отечественной войне. Каждый житель Нижегородки знает, что школа - корабль с якорями и памятником около него появилась благодаря бывшему директору школы №25 М.Л Дубровкину.
    И сегодня я пишу письмо простому парню Мишке, почти моему ровеснику. Я много о нем слышала от мамы, от тети, учившихся в 25 школе.
    А биография этого удивительного человека напоминает легенду. Михаил Львович Дубровкин вырос в Крыму, под Симферополем. Он так же ,как и я ,увлекался лёгкой атлетикой и футболом, греблей и парусом. Быстро выполнил нормативы всех предвоенных оборонных значков. Едва поступив в автотранспортный техникум, записался в морской кружок. После второго курса, когда ему было всего 17 лет, добровольцем ушёл на фронт. В 1940 году Мишка участвовал в войне с белофиннами. На северном флоте он встретил начало Великой Отечественной войны. Участвовал в разгроме горноегерьской дивизии. Воевал на торпедных катерах. Был комендантом острова Кильдия. Основная его служба заключалась в сопровождении кораблей союзников, которые везли грузы СССР. Дважды капитана-лейтенанта Дубровкина враги топили вместе с кораблями, на суше он был контужен и ранен. В 1944 году Михаил Львович участвовал в высадке морского десанта в Северной Новергии, освобождал Киргенез, Луастарии, Сильвиряи, за что был отмечен благодарностями Верховного главнокомандующего. М.Л Дубровкин награждён 16-тью наградами, среди которых есть и награды иностранных государств. Уже после войны, по делам службы направляясь с Баренцева море на Тихий океан, в самой глубине континента, в отдалённой от ближайшего моря на 1000 км Уфе, встретил свою любовь и затосковал по городу над Агиделью. Истинно титанический труд вложил Михаил Львович, когда начал строить
    новую школу. Потерял он сон, покой, похудел. Трудно все доставалось. Он говорил, что каждый кирпичик добавляет один седой волос. Это был человек, которого невозможно остановить на полпути. Одновременно директор уже тогда организовал сбор материала для будущего музея Боевой Славы. Этот музей есть в школе и сейчас. Я с пятого класса состою в школьной группе «Поиск», провожу экскурсии младших школьников и гостей в музей, изучила весь архив музея, знаю биографии учеников -участников ВОВ.
    Силами учителей, учащихся и жителей микрорайона были разысканы учителя и учащиеся, павшие в боях Великой Отечественной войны. Было найдено 37 человек. Собраны подробные сведения о каждом из них, составлены их биографии. Об этом свидетельствуют документы, которые передали музею родственники погибших. Они почти мои сверстники. Среди них Аюпов Биктимир Биктимирович 1912 – 1942 г. р., погибший в звании рядового, и его брат Аюпов Исмагил Биктимирович 1916- 1942 г. р. , он подорвался на мине через 20 дней после окончания войны в Берлине. Погиб в звании старшины Аюпов Абдулла Биктимирович 1922 – 1943 г. р. Погиб в звании рядового Яхин Александр Яковлевич 1923- 1942 г.р. Он тоже учился в нашей школе. В 1937 пошел работать на 417 завод. Весной 1942 года ушел добровольцем на фронт. В одном из боев был тяжело ранен. По дороге в госпиталь пропал без вести. И Егоров Николай Петрович 1925-1945 г.р. учился в школе №25. На фронт ушел в 1943 году. В 1945 году пропал без вести. Из письма Н.П. Егорова 2 января 1944 г.: «Мама, я встретил Новый Год очень хорошо. Мы как раз освободили деревню и в этой деревне дали жизнь немцам. Они так драпали, что оставили все, что у них было (они справляли Рождество). Не удалось гадам отпраздновать. Свою боевую ответственную задачу выполнили с честью, за что и получили благодарность…». Демидов Александр Николаевич 1925-1943 г. р. учился в школе №25. После школы пошел работать учеником слесаря. В 1943 году 17-летним юношей ушёл на фронт. Вскоре мать получила открытку и узнала, что он в пути. После открытки мать получила похоронку. Погиб Саша в Заполярье в первом бою. Музей вел переписку с городом Ленинград. В одном письме штабу музея генерал-майор В.В.Рассохин писал: «Уважаемый Михаил Львович! Выполняя вашу просьбу, посылаю свою фотографию и обращение к учащимся. Дорогие ребята! Весьма рад, что у вас в школе функционирует музей Боевой славы, в том числе раздел о Северном флоте. Вы делаете великое дело, вам будут
    вечно благодарны защитники правого фланга фронта Великой Отечественной войны. Честь и слава вам за то, что вы делаете своего рада памятник живым и погибшим, которые в нечеловеческих условиях Севера мужественно защищали свою Родину.» Ребята установили связь с комитетом ветеранов , находившимся в городе Ленинграде, которым руководил бывший командир батальона А.П.Боровиков. Ребята узнали, что боевое знамя бригады находится на вечном хранении в Военном морском музее города Ленинграда. Члены поисковой группы продолжают работу по розыску ветеранов бригады, проживающих в Башкирии и в других городах СССР. Бывший командующий Северным оборонительным районом, в состав которого входила и 12-ая бригада, С.И. Кабанов очень тепло отзывался о воинах Башкирии. Сергей Иванович выделил такие качества наших земляков, как смелость, исполнительность, выносливость. А на войне эти качества обеспечивали победу над врагом. Немеркнущей славой покрыли себя сыны Башкирии, совершив беспримерный прорыв сильно укрепленной обороны противника на черном хребте Муста-Тундри. Особую роль играет школьный музей «Боевой Славы» сейчас. Посетители имеют возможность увидеть исторические документы, книги , экспонаты– все, что собрано о том незабываемом времени, о тех юных девчонках и мальчишках, кто вершил судьбу Родины.
    Дубровкин Михаил Львович был прекрасным учителем. Его уроки истории, как рассказывала моя мама (выпускница этой школы), стали уроками жизни. А тетя рассказала, что ее класс, победив в сборе металлолома, во главе с директором ездил на Черное море. Мне даже не верится, что такое могло быть. А 5 мая 2012 года ознаменовалось важным событием - торжественным открытием мемориальной доски в честь ветерана Великой Отечественной войны, капитана - лейтенанта в отставке Михаила Львовича Дубровкина – одного из первых директоров, при котором произошло становление школы №25. Пионерская организации «25 морской» гордо носит имя Дубровкина, проработавшего здесь 23 года.
    На всех праздниках звучат воспоминания фронтовиков ( но все реже и реже), военные песни. Заканчивается любое праздничное мероприятие возложением цветов к мемориалу и запуском воздушных шаров. Память о подвиге участников Великой Отечественной войны , об учениках нашей
    школы будет всегда жить в наших сердцах… …
    Звенит звонок все громче, все слышней – Как будто трель над миром разливается! Ты думаешь, распелся соловей? А вот и нет – уроки начинаются В моей любимой школе 25!
    Именно так ! Весело и звонко я хочу закончить свое письмо-рассказ. С верой и надеждой, что уже скоро зазвенят звонки в школах.
    Мамлеев Салават (г. Давлеканово)
    Ими гордится столица.
    Семейство Аксаковых
    Уфа - родина известного писателя и философа Сергея Тимофеевича Аксакова. Он родился в 1791 году в Уфе в небогатой многодетной дворянской семье. Его отец - прокурор земского суда, Тимофей Степанович Аксакова, мать - Мария Николаевна Зубова. Мария Николаевна получила хорошее образование и передала любовь к литературе и к образованности своему сыну.
    В разных источниках можно прочитать о теплой атмосфере в семье будущего писателя. Он вырос в атмосфере любви и заботы, с ним никогда не обращались грубо или сурово. Кроме этого, от отца юный Сергей унаследовал любовь к природе. Позже написанные «Записки» о рыбалке и охоте произвели впечатление на таких известных писателей, как Н.В. Гоголь и Н.Г. Чернышевский. Сережа рано полюбил книги, в четыре года уже свободно читал, а в пять лет — декламировал стихи и пересказывал в лицах сказки «Тысячи и одной ночи».
    Все это мы узнаем из автобиографической повести С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука». Повесть читается на одном дыхании. Произведение достоверно описывает переживания впечатлительного Сережи Багрова. Радостные чувства вызывают у мальчика незабываемые летние развлечения: уженье рыбы, охота на перепелов, ловля бабочек, но глубоко ранит его душу жестокое обращение его бабушки с крестьянами, сложные отношения взрослых. Из повести мы узнаем много документальных подробностей о быте того времени. Покоряет красота русского языка, документальная точность, неторопливая, спокойная простота и ясность.
    Детство Аксакова прошло в Уфе и родовом имении Ново-Аксаково Бугурусланского уезда Оренбургской губернии. Юный писатель учился в Казанской гимназии и в Казанском университете. Первые его стихи были опубликованы в студенческих рукописных журналах. Аксаков выступал в любительском театре как актёр и как соавтор одной из пьес. В 1807 году, окончив университет в 15 с половиной лет, писатель переезжает в Москву.
    Позже Сергей Тимофеевич поступил на службу переводчиком в Комиссию по составлению законов в Санкт-Петербурге. В 1811 году С.Т. Аксаков возвращается в Москву, где знакомится с известными литераторами.
    Во время Отечественной войны 1812 года С.Т. Аксаков уезжает в Оренбургскую губернию, где проводит следующие 15 лет. В это время он активно переводит классическую литературу: Софокла, Мольера, Вальтера Скотта. В 1812 году впервые публикуются его басни и стихотворения в литературном журнале «Русский вестник».
    В 1816 году Сергей Аксаков создает семью. Он женится на Ольге Семеновне Заплатиной. Семейные отношения Аксаковых были очень теплыми, дружескими, наполненные любовью. Жена Ольга была музой, вдохновительницей Сергея Аксакова. Ее такта, сердечности и тепла хватало на всех членов семьи, на близких и друзей. Они с супругом и детей сумели
    воспитать достойными и талантливыми людьми. Сыновья С. Т. Аксакова — Константин Сергеевич и Иван Сергеевич - стояли во главе славянофильского движения.
    Сергей Тимофеевич занимает особое место в истории русской культуры не только благодаря своему замечательному литературному творчеству. Абрамцевский дом Аксаковых в течение многих десятилетий был центром притяжения для большого круга писателей, журналистов, ученых и театральных деятелей.
    В 1859 году, после смерти Сергея Тимофеевича имение унаследовал его средний сын Григорий, а с 1892 года владение усадьбой и близлежащими землями перешло его сыну Сергею и любимой внучке Ольге, которой писатель посвятил своё главное произведение - «Детские годы Багрова-внука». Ольга Григорьевна стала хранительницей семейной памяти и архива семьи Аксаковых. Чтобы как можно дольше сохранить родовое гнездо в Надеждино Белебеевского района, она открыла на принадлежавших ей землях кумысолечебницу для туберкулезных больных. Ныне это санаторий имени Сергея Аксакова.
    Подмосковная усадьба Аксаковых Абрамцево, в которой бывали Н. В. Гоголь, И. С. Тургенев, М. П. Погодин, М. С. Щепкин, стала музеем в 1918 году. Музеи С. Т. Аксакова и его семьи есть также в Уфе, в сёлах Аксаково в Оренбургской области и Надеждино в Республике Башкортостан.
    Сын Сергея Аксакова - Григорий Сергеевич Аксаков, сыграл важную роль в истории Уфы. Родился он в 1820 году. В апреле 1852 года был назначен вице-губернатором Оренбургской губернии, центр которой тогда находился на родине его отца, в Уфе. В 1855 году перевелся вице-губернатором в Самарскую губернию. 23 февраля 1861 года снова вернулся в Уфу, но уже гражданским губернатором огромной Оренбургской губернии, раскинувшейся на пространствах Европы и Азии и потому трудноуправляемой.
    Он активно проводил в крае реформу по освобождению крестьян. В 1865 году ему удалось убедить правительство в необходимости разделения ее на две губернии (Оренбургскую и Уфимскую). И он стал гражданским губернатором Уфимской губернии, в должности которого оставался до 1867 года.
    По данным дома-музея С.Т. Аксакова, при нём в Уфимской губернии были открыты Уфимское отделение Государственного банка, городской общественный банк в городе Бирске и ряд других административно-хозяйственных учреждений.
    Кроме решения проблем экономического развития края, Григорий Аксаков большое внимание уделял развитию культуры, образования, нравственного воспитания. В одной из докладных записок он писал императору Александру II: «Приемлю донести Вашему Императорскому Величеству, что излишнее употребление вина продолжает действовать разрушительно на благосостояние народное».
    Считается, что в истории Уфы этот государственник оставил о себе память как градостроитель. При нём сформировался архитектурный ансамбль административно-торгового центра Уфы. Сегодня эта территория ограничена улицами Тукаева, Коммунистической, Карла Маркса, Ленина (в те годы улицы назывались Воскресенская, Успенская, Александровская и Центральная). Краеведы утверждают, что если бы не Григорий Аксаков, то, вероятно, и не завершилось начатое еще в 1820-х годах строительство этого центра губернской Уфы. До его назначения стояли недостроенными здания присутственных мест, дома губернатора, казармы были в развалинах, простаивал заложенный фундамент Гостиного двора. Достройкой и перепланировкой губернаторского дома чиновник занимался лично, чтобы сделать его максимально комфортным: с ванной, теплым туалетом и механическим водяным насосом.
    Благодаря супруге Григория Аксакова Уфа сегодня располагает прекрасной и старейшей в городе липовой аллей по улице Тукаева, которой сегодня вернули историческое название – «Софьюшкина аллея». По ее же инициативе казённое шестиклассное женское училище было преобразовано в Мариинскую женскую гимназию - ныне школа №3.
    На заседании Госсобрания Башкирии 28 ноября 2019 года депутаты учредили орден Григория Аксакова – в честь первого уфимского губернатора. А также подписан указ о праздновании в 2020 году 200-летия со дня его рождения.
    Семейство Аксаковых по истине уникально, ведь благодаря им Уфа получила огромный потенциал к развитию и преображению.
    Бекчанов Айдар (г. Туймазы)
    Чураева Светлана Рустэмовна – молодость готовность расти.
    .
    «Проза Светланы Чураевой —
    внешне легкая, но одновременно
    тонкая, выверенная в каждом слове
    — оптимальная проза для читателя
    наших дней».
    Владимир Маканин
    .
    Родилась Светлана Чураева 13 июня 1970 года в знаменитом академгородке Новосибирска. Училась в уфимской гимназии №91, потом окончила филологический факультет Башкирского государственного университета. С 2007 года работает в редакции республиканского литературно-художественного журнала «Бельские просторы».
    Светлана Чураева — прозаик, поэт, публицист и переводчик, победитель многих творческих конкурсов Российской Федерации и Башкортостана. Совместно с Фаритом Идрисовым она является автором перевода на русский язык текста Государственного гимна Республики Башкортостан.
    Первое знакомство со Светланой Чураевой у меня состоялось, когда я стал участником конкурса «Уфимская куничка» и «Как наше слово отзовется…», организованное писателем и путешественником Камилем Зиганшиным и журналом «Бельские просторы» и зал для награждения был предоставлен в Башкирском педагогическом университете. А она там была ведущей в 2015 году. Я тогда не знал, что она писатель и позднее познакомился с её творчеством, которое меня окунуло в необычный, жизненный мир литературного языка.
    Светлана Чураева — многогранный автор. Она прекрасно проявляет себя и в прозе, и в поэзии, и в публицистике, и как переводчик с разных языков. Ее перу принадлежат повести «Ниже неба» и «Последний апостол», рассказы и очерки. Роман «Если бы судьбой была я…» написан в соавторстве с мужем Вадимом Богдановым. Отдельными изданиями выходили книги переводов Светланы Чураевой.
    Светлана Чураева много времени и сил уделяет организации конкурсов для детей и школьников, которые проводит редакция журнала «Бельские просторы», а также ведет работу с начинающими авторами всех возрастов, несмотря на то, что она многодетная мать: в семье трое детей. Практически ежегодно у нее новые книги, новые идеи и проекты.
    Она буквально школьников осведомляет о магии литературного слова, выкапывает из провинции самобытных мастеров слова, и одновременно знакомит их с творчеством уфимских писателей. Например, я до конкурсов города Уфы – вообще не думал, что там есть такие талантливые люди-писатели.
    Актуальность литературного языка Светланы Чураевой связывает с особенностями характера человека, с его способом мыслить сущностью и происхождением.
    Смысл жизни состоит в образовании, т.е. необходимо непрерывно и постоянно обучаться и это процесс продолжается в течение всей жизни. Удовлетворяя свои потребности в познании окружающего мира, Светлана Рустэмовна, совершенствуя себя как личность. Чтобы соответствовать требованиям быстро меняющегося мира, необходимо пожизненное образование людей, «обучающееся общество».
    Культура, образование, общество, связанные науки, которое одно без другого существовать не может. Сразу возникают вопросы. Зачем
    образованному человеку культура? Зачем умному человеку быть порядочным? Или порядочность и доброта есть, а знаний не хватает. Куда пойти и кому помочь? Культура и образование без общества, тоже парадокс. Культурный и образованный человек нужен обществу, чтобы развиваться и вести вперед, то же общество, государство, народ.
    Впечатляет жизненные события, и как в поиске раскопок клада ждёшь чудо: сейчас засверкает, заблестит бриллиант. Таким бриллиантом является Светлана Чураева. Душа её также болит за просвещение и обучение детей. Её жизнь посвящена не только самой чего-то, добиться в своём творчестве, но и научить подрастающее поколение. Литературное перо – не всем поддается и становится золотым, а поиск талантов – очень важное дело её жизни. Её вечный вопрос «Может ли быть литература в провинции?»
    В годы современного мира, одна из немногих, Светлана Чураева стала настоящим заступником школьников, борцом за социальную справедливость. Когда я участвовал в конкурсах города Уфы, я не думал, что получу грамоты, думал там всё по блату, однако, где были они Чураева С., Горюхин Ю., Зиганшин К. и др. всё было по справедливости, за что им огромное спасибо, за вдохновение от Вас. Её творчество по отношению к людям, пропитано дружелюбием.Лучшие произведения поэзии и публицистики, все научно-литературное наследие Светланы Чураевой и через сто лет современны, актуальны и поучительны.
    Я, считаю и горжусь творчеством Светланы Чураевой. Она пытается в произведениях разобраться в отношениях людей. В её произведениях галерея портретов нашего времени. С интернет паутиной большие возможности развиваться у каждого человека, однако с кажущимися улучшенными возможностями этого не происходит. Светлана Чураева в литературе своего творчества ищет эту тонкую грань и пытается сблизить людей. Вот таким человеком-самородком, оказалась для меня она, проживающая в столице Уфа.
    Габитова Эльфия (г. Благовещенск)
    Улица родная, Сочинская -Усольская моя!
    Как-то перебирая свой домашний архив, увидела пару почтовых конвертов с адресом получателя: г. Уфа, ул. Сочинская, 43, УБТ. Это были письма мне от родителей из города Миасса Челябинской области.
    И нахлынули на меня тут воспоминания с ностальгической ноткой…
    Далёкий 1975 год, по конкурсу 7 человек на место я поступила в Уфимский библиотечный техникум! А улица с красивым названием – Сочинская - стала для меня родной. За два года учёбы мы с одногрупницами, как говорится, вдоль и поперёк, прошли нашу улицу и улицы, прилегающих к ней. А поперёк – это в буквальном смысле. То я сама жила на квартире, то подружки – рядышком: на Зилаирской, Авиаторской, Кавказской… И с возвышенности, точнее с Усольской горы просматривалась старинная часть Уфы – мост через Белую, памятник Салавату Юлаеву, забельские просторы… Замечательные вечерние прогулки вдоль набережной и у Монумента Дружбы просто незабываемы.
    Старая Уфа. Здания, постройки прошлых веков привлекали своей таинственностью, а дворы и закоулки своим уютом и зелёными зарослями. Безусловно, архитектура старой Уфы очень самобытна - каждое сооружение имеет свою собственную историю.
    Улица моя (по городским меркам недлинная) начиналась через небольшой мосток от Монумента Дружбы и заканчивалась на горе кинотеатром «Луч».
    Рядом с техникумом стояло старинное деревянное здание – Библиотека № 2, в читальном зале которой мы, студенты, пропадали всё свободное время. Задавали много читать, многие книги были в небольшом количестве. Привлекало внимание читателей Уголок истории библиотеки. История библиотеки уходит своими корнями в далекий XIX век, когда зарождалось книжное дело в Уфе. В 1815 году купеческой династией Блохиных была открыта книжная торговля. К 1893 году в Уфе было 10 библиотек и книжных магазинов, и лучшие из них принадлежали Николаю Кондратьевичу Блохину, продолжателю дела своего прадеда Никиты Блохина. С 1871 года по 1911 гг.
    Н.К.Блохиным издавалась газета «Уфимский листок объявлений и извещений», ему же принадлежали типография и книжный магазин. Кстати, на нынешней улице Ленина по сей день стоит основанный им книжный магазин «Знание».
    В 1869 году Николай Кондратьевич открыл на Большой Усольской улице (ныне Сочинской) библиотеку. В свое время она считалась одной из лучших, ведь уже в середине 1870-х годов на ее полках стояло около 3000 книг, а еще она выписывала более сотни российских журналов. Библиотека пользовалась большой популярностью у горожан. В 1912 году Блохин подарил свою библиотеку городу [3, с.138].
    Библиотека после Октябрьской революции тоже получила новое название и стала называться «имени Октябрьской революции», позже 2-я городская продолжала укреплять позиции. В 1924 году фонд библиотеки составлял уже более 4-х тысяч книг, а в 50-х годах – 10 тысяч. В последующие годы библиотека стала именоваться Библиотекой № 2 Централизованной системы массовых библиотек города Уфы.
    Прошло время. Деревянные строения не вечны. И библиотека переехала в новое современное здание, сохранив свою богатую и поучительную историю для потомков. В новом своем статусе Модельной библиотеки № 2 она продолжает славные традиции – нести знания читателям.
    Будучи лицом состоятельным и благородным Блохин не раз делал благотворительные взносы на развитие и благоустройство города. Он входил в попечительский совет Мариинской женской гимназии и постоянно оказывал ей помощь. Так им было построено кирпичное двухэтажное здание и передано городу под училище, затем в нем располагались школы. В 1936 г. школа № 6 в аварийном состоянии была закрыта на капитальный ремонт. Только в 1944 году в этом здании был обоснован Уфимский библиотечный техникум совместно со Строительным техникумом. Но до этого события библиотечный техникум, как Областной, был образован в 1937 году в Стерлитамаке Советом народных комиссаров Башкирской АССР согласно Постановлению Совета
    народных комиссаров Башкирской АССР от 14 октября 1937 г. Вскоре было решено перевести это учебное заведение в Уфу из-за отсутствия собственного учебного здания, общежития, а также библиотек, которые могли бы стать базами практики для студентов. Но война внесла свои коррективы: в 1941 году библиотечный техникум, как Республиканский, был закрыт, а здание и имущество были переданы военному ведомству. Лишь в 1944 году техникум вновь открыли уже в Уфе. [5, с.65-66]
    В 2005 году техникум переименован в Уфимский колледж библиотечного дела и массовых коммуникаций. Изменилось и местонахождение техникума. Стал занимать два этажа на ул. Красноводская, 18. А теперь просто есть библиотечное отделение при педагогическом университете.
    Есть история нашего техникума, есть добрая память о замечательных талантливых и любимых педагогах, а здания самого нет. Там сейчас пустырь. Дело в том, что еще при моей учёбе позади техникума, где была спортплощадка, стали появляться карстовые провалы. Вначале место это огородили, но провалы стали расширяться. Позже, было принято решение сноса здания.
    На нечетной стороне улицы чуть ниже техникума располагался в старинном деревянном здании магазин. Мы любили ходить туда после получения стипендии. Промтовары находились прямо у входа. На полках большие разноцветные рулоны тканей, бельё, потом хозтовары. Одежда на плечиках прикреплена на полки. Свободного доступа к ним, конечно же, по тем временам не было. На полках размещены и разная мелочь, посуды было мало. Прилавок деревянный. Что попросишь показать, то клали на прилавок, смотри, выбирай. А чуть дальше был продуктовый отдел. На полках штабелями стояли рыбные консервы, морская капуста, спиртные напитки, сигареты, папиросы. Невидалью была стеклянная витрина. Вот там и находились три-пять видов колбасы. Студенты покупали самые дешевые продукты. Как казалось нам - вкусные. Буханка хлеба серого – 11 копеек, килограмм мелкой соленой
    рыбешки – хамсы – 3 копейки, а килька, чуть покрупнее – 5 копеек. Из консервов, покупали «Завтрак туриста» (рыба с перловкой) и «Кильку в томатном соусе». Из овощей доступны были маринованные зелёные помидоры в трехлитровой банке. Обязательно покупали колбасу ливерную по 50 копеек за кило и за 1 рубль 70 копеек колбасу «Чайную», большой бублик с маком за 6 копеек и мороженое по 7-10 копеек. На сэкономленные деньги в аптеке (напротив магазина) покупали «Гематоген» и витаминки в место конфет. Косметику нам не разрешали категорически, поэтому была опять экономия. Успешные студенты получали стипендию 30 рублей, 15 из которых была квартплата.
    Поэтому же ряду стояла общественная городская баня (20 копеек за билет) в бывшем здании монастыря. Я-то знала, что это за здания и кому они принадлежали. Потому что я жила на квартире у своих педагогов, которые жили в квартире в центре города, а дом на Зилаирской (№ 6) сдавали нам троим, активным студентам и спортсменам. А рядом в небольшом домике доживали свой век две очень пожилые сестры. Они как раз и жили раньше в этом Благовещенском женском монастыре. Со слезами и большой горечью они вспоминали притеснения и репрессии против священнослужителей, монахинь.
    Монахини нам также рассказывали, что на перекрестке улиц Сочинской, Кавказской и Софьи Перовской на месте кинотеатра «Луч» постройки 1956 года, куда мы ходили в кино (билет стоил на вечерний сеанс 30-40 копеек), раньше стоял молельный дом. Позади него было местное кладбище, которое потом после революции постепенно заросло леском. В постперестроечное время был момент, когда в страну хлынула западная кинопродукция на видеокассетах и народ в кинотеатры ходить почти перестал. Здание пришло в запустение, несколько лет стояло с разрушенной крышей. Представители организации мусульман «Ихлас» обратились в городскую мэрию с просьбой предоставить помещение кинотеатра под мечеть, первоначально предложили здание снести (под фундаментом обнаружили карст) и построить новое, но
    после внимательного осмотра приняли решение его отреставрировать. В 1998 г. здание кинотеатра было передано общине «Ихлас». Провели ремонт, восстановили крышу, расширили комнаты, заменили окна, за счет балкона расширили зал – теперь в мечети могли одновременно молиться 150 женщин и 250 мужчин.
    Продолжение улицы Сочинской за небольшим изгибом раньше звалось Средне-Усольской улицей, которая являлась частью Большой Усольской улицы (ныне Сочинской). В 1920-е гг. улица была переименована в честь революционерки-народницы Софьи Львовны Перовской.
    Кстати, была в Уфе и Блохинская улица, но в первые послереволюционные годы она стала Кавказской.
    Интересна история, как самой улицы, так и её названия.
    Сочинская улица, в усольской (засутолоцкой) части Старой Уфы возникла как дорога от Сутолочного моста на восток. Историки полагают, что дома первопоселенцев, стоявшие вдоль этой дороги и образовали эту улицу. Первоначальное название, относящееся к XVIII в., – Успенская улица – связано с тем, что самыми восточными воротами Уфимского кремля являлись Успенские ворота, названные так по находившемуся неподалеку на горе Успенскому мужскому монастырю; впоследствии на этом месте был образован Благовещенский женский монастырь (в XVII и первой половине XVIII в. городские улицы еще не имели собственных названий, для их обозначения, как свидетельствуют документы, пользовались длинными описаниями и ориентирами, в данном случае им был монастырь). Во время Крестьянской войны 1773–1775 гг. улица стала одним из главным направлений, по которому двигались пугачевские отряды. В начале XIX в. улица обозначалась как Усольская, с середины XIX в. – как Большая Усольская. С конца 1920-х гг. улица получила имя Максима Горького (соседняя немагистральная Малая Усольская стала просто Усольской). Затем улицу в 50-е годы, без особых оснований, переименовали в Сочинскую в честь знаменитого южного курорта.
    Удивительно для меня, что уже в 1864 году старую часть Уфы называли Старой Уфой, об этом пишет летописец Сомов: «Старая Уфа расположена на возвышенности, называющейся Усольской горой, спускающейся покато к речке Сутолке и круто к тому мысу, который образуется течением рек Уфы и Белой… Самое возвышенное место Усольских гор над этим мысом называется Усольской сопкой. На ней в прежние времена устроена была каменоломня, где казаки Уфимские добывали очень крупный плетняк; но теперь никаких углублений и неровностей вовсе здесь не заметно, и она сделалась, как утверждают, значительно ниже против прежнего.
    …В Старой Уфе улицы по большой части чрезвычайно узкие, особенно переулки; дома в ней тоже маленькие, деревянные или вернее – простые крестьянские избы. Здесь сохранились ещё названия самых старинных улиц города, между которыми всех длиннее Усольская, идущая от моста на Сутолке вверх по горе до конца города.». [1, с. 72]
    На нечётной стороне улицы заросли деревьев заканчиваются около куска старой кирпичной стены. Здесь раньше начинались монастырские владения. Некоторые из оставшихся строений в настоящее время возвращены Уфимской епархии Русской Православной Церкви. В течение веков на Усольской горе существовали сначала мужской, а затем женский монастыри. Успенский мужской монастырь, преемник первого уфимского Сергиева монастыря, был основан здесь иноками Звенигородского Саввино-Сторожевского монастыря в 1587–1588 гг. (по другим данным, в 1598). Монастырь походил на небольшую крепость со рвом, валами и бревенчатым частоколом, способным на время остановить натиск, но в одну из осад Уфы, первым приняв нападение многочисленных ордынцев, монастырь был разорен, а первый его игумен Авраамий, по преданию, пал, пронзенный стрелой, прямо в церкви. В середине XVII в. при настоятеле Иакове пригородные участки закрепленных за Успенским монастырем пустошей понадобились городу для расширения посада и были изъяты из монастырского владения. Взамен монастырю был передан
    новый и более обширный участок. За Успенским монастырем числилось более ста крестьянских дворов. В 1764 г. монастырь за малочисленностью братии был закрыт. В XIX в. это место на улице Усольской вновь возрождается как монастырское. Из общины послушниц в Уфе возник знаменитый Благовещенский женский монастырь. Началось с того, что в 1825 г. в селе Бетьки Мензелинского уезда в келье при местной церкви поселилось несколько девушек-послушниц во главе с будущей игуменьей Варварой Бычковой. Через два года община была официально разрешена уфимским владыкой Амвросием II, а вскоре им была назначена новая начальница общины, младшая сестра прежней, Стефанида Бычкова. В 1833 г. – к этому времени община келейниц размещалась уже в Уфе – последовал указ Синода с предложением подробно изложить устройство и способы существования предполагаемого монастыря. Наконец, 18 марта 1838 г. община указом Синода была преобразована в полноправный трехклассный женский общежительный монастырь
    Большая часть монахинь и послушниц проживала в здании главного корпуса. Имелись здесь свой свечной завод, золотошвейная и иконописная мастерские, помещения для изготовления и ремонта карет, для плетения ковров, просвирня, погреба, амбары, баня и прачечная. К северо-западной стене монастыря примыкал яблоневый сад, отдельно размещались скотный двор, состоявший из конюшни и коровника. Монастырю принадлежали также восемь домов на Александровской (ныне К. Маркса) улице, где останавливались монастырские паломники и гости. В начале XX в. и до ликвидации монастыря здесь жили до 600 сестер.
    Каменный двухэтажный жилой корпус Благовещенского женского монастыря постройки второй половины XIX в. в советское время был надстроен дощатым третьим этажом. В первые же годы советской власти Благовещенский женский монастырь был закрыт, из 240 монашенок Уфимский губисполком в 1919 г. организовал «воспитательную сельхозартель». В 1930 г. пятиглавый
    Благовещенский храм был взорван, а развалины разобраны на кирпичи. [3, с.68-70]
    Одно из зданий монастыря занимала городская поликлиника, а в другом находилась городская баня, в бывших монастырских зданиях – аптечные склады.
    Перст судьбы указал мне на небольшой городок под Уфой – Благовещенск. По распределению молодым специалистом меня направили в этот уютный, утопающий в зелени районный центр в районную библиотеку. Активным читателем была школьница Ирина Урамова, которая увлекалась историей. Это и не было удивительно, так как она была дочерью директора городской школы Владимира Исаковича Урамова, тоже историка. Со временем Ирина уезжает учиться в Уфу. Теперь все ее знают как Нигматуллину Ирину Владимировну ― ученого, педагога, кандидата философских наук, доцента, автора «Старая Уфа. Историко-краеведческий очерк», изданной в 2004 г. [2]. Книга была дополнена и переиздана в 2007 году.[3]
    Историю делают люди. С особым вниманием, интересом и любопытством время от времени рассматриваю замечательную книгу-альбом «Родословная Уфы». [4] Эта книга — не стандартная летопись города, это история судеб знаменитых и безвестных людей, живших когда-либо в Уфе, любивших ее... Уфа их глазами. Что может быть загадочнее и притягательнее людских историй?
    И вновь я трепетно держу в руках те памятные конверты и студенческую фотографию нашей студенческой группы. Сейчас они бесценны для меня. Как не любить мне Уфу, особенно Старую! Это моя счастливая юность, когда проходила установка жизненных позиций – комсомол, спорт, студенческая жизнь! Примечательно, что 5 июля 1977 года мне вручили диплом об окончании техникума, а через три дня состоялась моя свадьба, родилась моя семья.
    Сегодня я внукам показываю книги об Уфе (сорок четвертый год работаю в библиотеке), фотографии семейные. Частенько бываем в столице, когда на социально-культурных мероприятиях, когда у многочисленных родственников. А когда предоставляется удобный случай, проезжаем по улице Сочинской, бывшей Большой Усольской... Старая Уфа живет и хранит память истории. Храню память и я.
    ЛИТЕРАТУРА
    1. Краснова Р. Летописец Сомов. Описание Уфы. 1864 год // Уфа. Ежемесячный столичный журнал.- 2008.- № 3.- С.72 (Свежо предание)
    2. Нигматуллина И.В. Старая Уфа. Историко-краеведческий очерк.- Уфа: Китап.- 2004.- 223 с., ил.
    3. Нигматуллина И.В. Старая Уфа. Историко-краеведческий очерк. Изд. 2-е, доп. - Уфа: Белая река.- 2007.- 226 с., ил.
    4. Родословная Уфы. Книга первая /сост. Р.Г.Краснова,- Уфа: Белая река.- 2004.- 190 с., ил.
    5. Уфимский колледж библиотечного дела и массовых коммуникаций: Время и судьбы. Уфа: ГУП РБ «Уфимский полиграфкомбинат».- 2007. С. 65-66
    6. Справка: УСОЛ — УСОЛ, усола, муж. (спец.).
      Действие по гл. усолить усаливать; засол. Рыба свежего усола. Толковый словарь Ушакова. Д.Н.
      Гимранова Гульшат (г. Уфа)
      По улицам родного города, по бульварам…
      Родной город укрыт снегом, словно мягким пушистым одеялом. В солнечный, яркий день белоснежный облик города блестит и переливается под лучами солнца всеми цветами радуги. Лучи солнца будто веселятся над городом. Удивительно, волшебно! Поэтому дорога от школы до дома для нас с сестренкой проходит совсем незаметно.
      -Какая сегодня прекрасная погода в городе! – с восхищением произносит Аделина, а я, держа ее за теплую руку, снова смотрю на солнечное небо, затем перевожу взгляд на фасады зданий. Невольно задумываюсь о том, что у каждого дома, у каждой улицы моего города своя история, своя память. Пристальный взгляд карих глаз сестренки оторвал меня от этих мыслей.
      -Сестра, а ты когда-нибудь задумывалась о том, каким был наш город раньше?
      Моему удивлению не было предела – насколько тонко мы чувствовали друг друга.
      -Конечно! А хочешь, я тебе покажу удивительную, историческую и неповторимую Уфу? – с нетерпением спрашиваю я. Легкий ветерок пробежал по лицу сестренки, ворошя длинные черные ресницы и зажигая в глазах серебряные искорки любопытства. Договорившись об экскурсии по городу, мы счастливые возвращаемся домой, и делимся мыслями с мамой. Ее бесконечно теплый, одобрительный взгляд распаляет наши стремления еще больше и на календаре появляется запланированная обведенная заветная дата – «Экскурсия по Уфе».
      Дорогой уголок земли, где человек родился, сделал первые шаги, стал Человеком – Родина. Уфа. Мой родной город - Город трудовой доблести, с неповторимым обликом, сохраняющим черты истории.
      Человек, который вдохновил меня на исследования, путешествия по родному городу – мой дедушка Байтимер Шайсултанович. Воспоминания об Уфе моего дедушки – как старая пленка хорошего фильма: она всегда в разделе «Классика». Он всегда старается отмечать и показывать мне те места в городе, которые могут внушить изумление и восхищение. Важно лишь быть открытым, находить время и ценить окружающий мир.
      Посоветовавшись со своими близкими, с дедушкой я составила список исторических объектов Уфы, которые я хотела бы показать и о которых хотела бы рассказать своей сестренке.
      Настал долгожданный день, обведенный на календаре. Вооружившись фотоаппаратом, термосом с горячим чаем и хорошим настроением мы всей семьей отправились на экскурсию по родному городу.
      Сестренка в предвкушении хлопала в ладоши и ловила падающие снежинки. Я же одновременно ощущала трепетное волнение и искреннюю радость.
      Экскурсию по городу для своей сестренки я начала с Дома губернатора. Ведь именно в этом здании в свое время жили люди, которые управляли не только городом, но и Уфимской губернией.
      Дом был возведен в 1832-1838 годы по проекту академика Академии художеств А.Д.Захарова. Здание в стиле русского классицизма середины XIX века было удачно построено на сложном рельефе местности архитектором А.А. Гопиусом. Этот архитектурный памятник и сегодня привлекает внимание своим величием и красотой.
      Сестренка внимательно слушала мой рассказ, рассматривая здание.
      -Сестра, а он уютно расположился здесь, красиво - отметила Аделина. Действительно, Дом губернатора очень гармонирует с колоритом родного города и его можно заметить издалека. В настоящее время здесь находится Министерство здравоохранения Республики Башкортостан, которое играет важную роль в области охраны здоровья граждан.
      До следующего пункта нашей экскурсии по городу мы делились впечатлениями. Размышляя о том, как шло строительство, как работали губернаторы, как застраивался наш родной город. Нам с сестренкой как школьницам, всегда хочется узнать много нового и делиться знаниями друг с другом. А экскурсия по городу – это замечательный способ увлекательно, интересно, с пользой провести время. За разговором мы и не заметили, как быстро добрались до мемориального Дома-музея С.Т. Аксакова. Здесь с 1795 по 1797 годы проживала семья писателя Сергея Тимофеевича Аксакова.
      Несколько строк из воспоминаний Сергея Аксакова об этом доме: «Дом стоял на косогоре, так что окна в сад были очень низки от земли, а окна
      из столовой на улицу, на противоположной стороне дома, возвышались аршина три над землей; парадное имело более двадцати пяти ступенек, и с него была видна река Белая почти во всю свою ширину»1.
      Стоит отметить, что Дом-музей был открыт в октябре 1991 года. Интерьер дома был воссоздан по исчерпывающим описаниям в книге «Детские годы Багрова-внука». Исследователь истории города Уфы Петр Ищериков писал о том, что дом был построен в середине 1700-х годов, и, стало быть, это одно из старейших зданий в Уфе2.
      -Впечатляет, - отметила сестренка, поднимаясь по ступенькам здания. Самобытное и красивое деревянное здание, поэтому мимо проходить совершенно не хочется. Порой даже кажется, что ощущаешь ту эпоху и дворянскую атмосферу.
      Сегодня Дом-музей С.Т. Аксакова является центром притяжения для краеведов, историков города. Выставки, связанные с историей города, республики привлекают внимание не только жителей, но и гостей города.
      Пешеходная прогулка по родной Уфе завораживает. Следующее здание, которое привлекает внимание прохожих, неспешно прогуливающихся по городу, – это Первая соборная мечеть города Уфы. Здание мечети, точнее, северная часть с минаретом, было построено в 1830 году. В начале ХХ века с южной стороны появился пристрой с большим безбарабанным куполом, по объему превосходящий первоначальное здание с минаретом.
      Исследователи отмечают, что с 1910 года внешний вид мечети не изменился, также была восстановлена и историческая ограда территории мечети со стороны улицы Тукаева3.
      -Архитектура своеобразная, отличается простотой, - замечает моя сестренка. Вглядываясь в здание мечети, я тоже отмечаю, что оно притягивает своей простотой и изящностью.
      Следующим пунктом нашей экскурсии является Национальный музей Республики Башкортостан, основанный 23 апреля 1864 года при активном участии губернатора Г.С. Аксакова.
      -Я помню это здание еще с «Ночи музеев»! – восторженно говорит Аделина. – Мне очень нравится, что я узнаю новое и о тех местах, где я уже бывала.
      Стоит отметить, что Национальный музей Республики Башкортостан располагается в здании бывшего Крестьянского поземельного банка. Проект здания был разработан в 1905 году архитектором А.В. Друкером. Здание
      банка было построено в 1906-1912 годы под руководством подрядчика Я. Ларионова4.
      Национальный музей Республики Башкортостан имеет богатую коллекцию и проводит разные выставки. Поэтому жители города частые гости этого замечательного музея.
      Здание Башкирского государственного театра оперы и балета стало следующим пунктом нашей экскурсии по родному городу. Торжественная закладка Аксаковского народного дома, в память о писателе С.Т. Аксакове, состоялась в 1909 году. Стоит отметить, для возведения дома проводился сбор средств по всей Уфимской губернии и России. Исследователи отмечают большой вклад в сборе средств губернатора А.С. Ключарева, который лично занимался сбором денежных средств с состоятельных лиц Уфимской губернии5.
      Здание соединяет в себе два стиля: русский классицизм и восточный стиль. После революции 1917 года некоторое время в здании находился госпиталь, затем Драматический театр и театр кукол, Театр юного зрителя, с 1928 года располагался Дворец Труда. В 1938 году оно было передано Башкирскому государственному театру оперы и балета. Сегодня Башкирский театр оперы и балета бережно относясь к традициям заложенными предыдущими поколениями, радует своих зрителей разнообразными представлениями.
      Верхнеторговая площадь также была в списке нашей экскурсии. Известно, что она издавна притягивала торговцев. С 1812 года здесь регулярно проводились ярмарки, к этому времени относятся и упоминания о строительстве Гостиного двора. Проект Гостиного двора был разработан А.И. Мельниковым. Возведение здания в стиле классицизма началось на Верхнеторговой площади в 1825 году и длилось 40 лет.
      -Интересно бы посмотреть на торговые ряды того времени, - отметила сестренка. – Что тогда продавали купцы?
      Увлекшись своими предположениями о товарах, которые продавались в XIX веке, мы обошли здание. Белые барельефы, со всех сторон обрамленные светлыми открытыми галереями с арочными проемами, удерживают взгляд. Современный Гостиный двор поистине один из любимых мест горожан.
      Стоит отметить, что рядом с Гостиным двором в те времена богатым купцам предоставляли право на возведение частных домов. Так, сегодня мы можем любоваться главным зданием Усадьбы Поповых, предположительно 1875-1880 годов постройки. В свое время Усадьба занимала почти половину квартала и была самой богатой в Уфе. Необходимо также подчеркнуть, что Поповы были династией купцов и им также принадлежали и торговые ряды в Гостином дворе.
      -Раньше я и предположить не могла, что это здание могло быть чьей-то Усадьбой! – с волнением сказала Аделина.
      Мы продолжили нашу прогулку и направились к последнему пункту нашей экскурсии по родному городу. Когда мы остановились у здания Башкирского государственного художественного музея им. М.В. Нестерова, сестренка долго не могла оторвать свой взгляд от него.
      Действительно, здание одного из старейших музеев России привлекает внимание каждого прохожего. Основание музея связано с именем выдающегося художника М.В. Нестерова, подарившего родному городу в 1913 году коллекцию живописи. Эта коллекция была расположена в бывшем особняке купца-лесопромышленника М.А. Лаптева.
      Сегодня жители и гости могут увидеть уникальные памятники изобразительного искусства.
      -Какой наш город удивительный! – произнесла Аделина. – Я так рада и горда тому, что живу в Уфе.
      А я, Гимранова Гульшат, жительница этого удивительного города, поняла, что такие экскурсии станут для нашей семьи доброй и хорошей традицией. Ведь эти замечательные места, которые мы посетили – места истории, дарящие чувства радости, спокойствия, вдохновили нас на путешествия по родным и близким уголкам нашего города.
      Родная Уфа! С неповторимым обаянием, особенностями и очарованием, город в котором так прекрасно сочетаются история и современность, город в котором создается история и строится будущее. Сегодня город с уверенностью смотрит вперед, а жители нашего города с каждым днем своим трудом делают наш родной город еще лучше и краше.
      Котовская Дарья (г. Уфа)
      Град стольный
      Здравствуй, родной город,
      Тысячу раз увиденный,
      Но каждый раз снова,
      Ставший моей обителью.
      Здравствуй, мой город тихий.
      Видели и шумнее,
      Но не желаю видеть,
      И не желаю верить,
      Что за границей, знаками,
      Стольные грады стелются,
      Градов других не знаю я,
      В грады другие не верю.
      И в твоих тихих улочках,
      В строгом аллей молчаний,
      Грохот каретный чудится,
      И лошадей ржание.
      Я в тебе вижу древнее,
      Через года – прекрасное,
      Даже порой не верится…
      Ты, Уфа, можешь быть разною.
      И на дворе Гостином,
      Ярким огнем горящие,
      Нежно-неонными брызгами,
      Ловко кафе спрятались.
      Что посредине площади,
      Уж «Cyberpunk» плещется,
      И приглашает в гости,
      Гёдза и музыкой тешиться.
      И Салават в сиянии,
      Замер, как будто призрачный,
      Светлых гирлянд одеялом,
      И белым снегом укрывшись.
      Ёлка горит голограммами,
      В небо сбежав вершиною,
      И иногда я не знаю,
      Правда ли все, что видела...
      И Горсовет сверкающий,
      Издали видный всякому,
      И даже как-то кажется,
      Что это странная сказка.
      Что это все – не истина,
      И растворится в инее,
      И на ветвях повисших,
      С первым теплом схлынет.
      Но огоньки – настоящие,
      Замерли, замерцали,
      Блеском в глазах горящих,
      Радостью, что я знаю,
      Знаю, что град единственный,
      И, может быть, вечный,
      Что не мираж, а истинный,
      Через века в бесконечность.
      Были бы площади тихие,
      Или огни текучие,
      В вечной времён битве,
      Нету эпохи лучше.
      Скажут – Москва красивее.
      Скажут – Москва больше.
      Скажут – мосты разводные,
      Петр, Нева, осень...
      Скажут – езжай в Америку,
      Там-то найдешь счастье,
      Вот он, твой рай неизведанный,
      Вот твоя вечная радость.
      Разные люди и мнения,
      Но улыбнусь спокойно.
      Прочь эти бурные прения,
      И бесконечные споры.
      Сколько бы лет мне ни было,
      Сколько бы мест ни пройдено,
      Только Уфа светлая,
      Вот он, мой град стольный.
      Прокофьев Владимир (г. Уфа)
      Город
      Что для меня его холмы и долы,
      Нелепых горожан привычные приколы:
      Провалы плитки, выпуклость асфальта,
      Внезапное в ночи звучанье альта?
      Что для него мои надежды, страхи?
      За ним Урал лежит в седой папахе
      Где прячутся в лесах немые йети
      В пургу и снег, как в шубу мамы дети.
      Что нас роднит и призывает в вечность?
      Гуманность камня? Зла бесчеловечность?
      Биенье родников и вены речек?
      Дождём ответит город-человечек.
      В чем мы отличны, два некровных брата?
      В моей горсти мгновений маловато,
      В его руке птенцом дрожат столетья,
      Им обречён бессмертно оды петь я.
      Сквер имени М.Карима
      Укрыт фанерой мавзолей фонтанов,
      Оставлен нам высокий и большой,
      Где, для не знающих его стихов профанов,
      Поэт затеял танец удалой.
      Пиджак отброшен на ступени лестниц,
      Трещит от шага облицовка плит,
      Выходит в круг мифических прелестниц,
      Земли родной философ и пиит.
      Мелодия летит в нОчи беззвучно,
      Плывет и крУжит вихрем над землёй
      Воздвигший памятник себе собственноручно,
      Нерукотворный, как сказал другой.
      К утру смолкает музыка и танец,
      И занят по команде постамент,
      Испарины стальной налобный глянец,
      Нам выдаёт что был дивертисмент.
      Не заковать в металл души поэта,
      Не утопить ни в мрамор, ни в гранит,
      Не остановит Стикс того и Лета,
      Кого народ в душе своей хранит.
      Город исчез, за окном расстелила зима
      Холст от голландца – картон пожелтевшей открытки,
      Домики светятся, в каждом есть баба – яга,
      Пряники, печка, подушки, перина – завидки!
      Вместо заснувших остовов железных машин,
      Снежных сугробов стоит череда у дороги,
      Водки прозрачную горечь заменит изысканность вин,
      Как воздух осеннего дня - зимних сумерек сроки.
      Сверху не видно протоптанной в домик тропы,
      Двери хочу повязать паутиной взаимных ошибок:
      С башни скорее сигаю в сугробы судьбы,
      Чтобы в снегах рисовать тёплых жёлтеньких рыбок.
      Мой заснеженный город лирично в снегах утонул.
      Не в стихах, как мечталось, и даже не в цвете садов,
      И похожи громады домов на высотный кавказский аул,
      Обозначен там путник в тумане звучаньем шагов.
      Вереница машин, застоявшихся в ночь в колее,
      Караван с перевалов спускающий яркий товар,
      Срез слоёных сугробов – сладостей полный базар,
      Фонаря жёлтый круг – одуванчик, напомнили мне.
      Ветер горных вершин занавески колышет с утра,
      Неожиданным стал и закат и неверный рассвет,
      От камина - экрана мерцающий серенький свет,
      И расхожая истина снова, как прежде, мудра.
      Снег растает весной, кроме самых высоких вершин,
      Побежит по ручьям, пробивая собою порог,
      Белоснежно блистая на шапках почтенных седин,
      Это знает любой, а не только поэт и пророк.
      По Уфе
      Баязита Бикбая проеду мигая,
      По Шота Руставели тащусь еле-еле,
      Вдоль по Софье Перовской, по Степана Кувыкина
      Радиолой моей разливается Зыкина,
      Весь в пыли, как разбитый башмак пилигрима,
      Пробираюсь украдкой по Мустая Карима,
      Дорогая, с укором на меня не гляди,
      Как наеду с разгона на Заки Валиди,
      Хочешь, купим мейкуна, хомяка или корги,
      Закатившись без шума на Рихарда Зорге.
      Забибикаю щас, если надо, заквакаю,
      Не пускают меня повернуть на Аксакова.
      Помнишь, где ты с подругами вечером квасила?
      Забирал вас на улице этого, Красина,
      Говорила ты мне: «Ну и что тут такого?»
      Пролетаем колёсами по вдоль Зенцова.
      Не вступая с тобой в бесполезные трения,
      Удаляюсь в ночи по обочине Ленина.
      Не вворачивай в мозг три знакомых шурупа,
      Не проехали мы, когда надо, Цурюпа.
      Успокоил нас лес на Сагита Агиша,
      На стропила и стены опускается крыша,
      Я же парень простой, да и ты, мать, не жлобина,
      Не сверну, не проси, на Степана, на Злобина.
      Увезу тебя дальше, принимай, Менделеева,
      Можно даже до Жукова или Гареева.
      Завтра будет заезд: адмирала Макарова,
      Пожалей ты меня, не такого уж старого,
      Не гони Ушакова, давай Ибрагимова,
      Не теряй своего и, надеюсь, любимого,
      Если надо на Ферина, от домов Киекбаева,
      Вызываешь такси и гоняй хоть куда его.
      В тумане
      Дымовую завесу в небо выстрелил Бог,
      Не для радости бесов и веселия блох.
      Проводя великанов из портала в портал,
      Фей, драконов и ванов он от нас укрывал.
      Не спалось на рассвете, среди зыбких теней,
      Я увидел, как йети, прижимая детей,
      Уходили Проспектом в черниковский разлом,
      Серым призрачным светом накрывало мой дом.
      В этом свете растаял оконный проём,
      Птеродактилей стаю задевая крылом,
      Проплываю туманом, предпоследний в стро
      Боровский Илья (Иглинский район, с. Акбердино)
      На семи холмах
      Пускай тебе уже не стать мажорной, Но сожжены ещё не все мосты. Ты остаёшься светлой и просторной, Крадя меня от вечной суеты. Там за холмами уплываешь в небо, На Агидели выстилая гладь И прорастаешь непорочным хлебом, Дарящий семьям мир и благодать. В тени укромной, переулков сонных, Растут ромашки, хмель и лебеда. Вдыхают парки аромат влюблённых, Не пахнут так чужие города. Детей приёмных вырастишь достойно, И засучив повыше рукава, Ты разукрасишь новые районы, Где начиналась «Старая Уфа». Живёшь века девицей непокорной, Но человечьи покорив сердца, Ты остаешься светлой и просторной, От первых дней до самого конца.
      С Днем рожденья, Уфа!
      Мегаполис над Белой рекой!
      Ты в трудах - не поднять головы!
      Но встречаешь ударной строкой,
      Праздник стольного града Уфы.
      Семь районов, и сотни забот,
      В ежедневной повестке стоят,
      Чтобы двигаться только вперед!
      Нужен новый энергозаряд!
      Чтобы центр сиял чистотой
      И газоны, ожив от машин,
      Зарастали травою густой,
      Не вдыхая тосол и бензин.
      Чтобы ты, поработав с лихвой,
      Избавляясь от дряхлых пластов,
      Превратился затем в цифровой,
      В современнейший из городов.
      Чтоб текла инвестиций река,
      Став четвертой уфимской рекой,
      Чтобы строилось всё на века,
      Украшая пейзаж городской.
      Ход столетий дотошен и строг,
      Но отметим без лишних прикрас,
      Ты стремглав перестроиться смог!
      Город чаще стал радовать глаз.
      Пожелаю терпения впрок,
      Ведь ещё столько дел впереди,
      Чтобы больше хороших дорог,
      На твоём повстречалось пути.
      Шлёт тебе поздравлений букет,
      Горсовет, «Арт-Квадрат» и «Мирас»,
      ЖКХ, ГДК, и МУЭТ,
      Весь Горсвет, и конечно Горгаз.
      И водитель, и врач и студент!
      На открытке напишет слова,
      Вся республика в праздничный день,
      Говорит: «- С днем рожденья, Уфа»!
      Гумерова Диана (г. Уфа)
      Чувства ледяной пещеры
      Жила-была Аскинская ледяная пещера. И не было у неё никого. Однако, жилось пещере неплохо. Целыми днями она спала, пила и отдыхала. Но со временем климат на планете становился всё холоднее и холоднее, и в один прекрасный день пещера замерзла. Потом потеплело, однако, нашей пещере чего-то не хватало. «Вот бы кто-нибудь поговорил со мной по душам!» - часто думала пещера. «Внутри у меня лёд, но я живая! Пообщайтесь со мной!» - кричала она в пустоту. Гулкий голос её ударялся о стены и звучал эхом. Но, к сожалению, все были или глухи к её призывам, или игнорировали их. «Неужто я останусь навсегда одинокой?» - такие мысли приходили пещере каждый раз после посещения людьми. И вот, однажды, во время очередной экскурсии, маленький мальчик зашёл дальше всех. Пещера подумала: «А что, если заманить его вглубь? Может, хоть он поговорит со мной?». Заманить мальчика было несложно. Увидев летучих мышей, он сразу же побежал за ними. Узкие коридоры пещеры казались ему трассой, ребёнок бежал, не замечая ни острых камней, ни огромных луж, ни даже сталактитов, грозно свисающих с потолка. В конце концов, он споткнулся и по скользкому полу, кувыркаясь, скатился в небольшой котлован. Как только мальчик освоился и понял, что произошло, пещера начала разговор: «Привет! Меня зовут Аскинская пещера. Будем знакомы!» На удивление пещеры и читателей, ребёнок не только услышал голос, но и не испугался его каменной интонации. Собравшись с мыслями, он спокойно ответил: «Здравствуй! Меня зовут Максим! Я никогда раньше не слышал, чтобы пещеры могли разговаривать». - Никто не слышал, - ответила грустно пещера. – Я уже давно прошу
      Д.И. Гумерова
      г.Уфа
      кого-нибудь поговорить со мной, но все игнорируют. - Не печалься! Наверное, это происходило, потому что взрослые часто не слышат того, что слышим мы, дети. - Надо же, такой маленький, а уже разбирается в людях, - промолвила пещера. - Хочешь, я расскажу тебе много интересных историй? - Конечно же, хочу. Мне будет очень интересно послушать твои рассказы, - ответил мальчик. Они разговаривали долго, очень долго. Разговор продлился бы ещё дольше, если бы его не прервал крик: «Максим!» Мальчик сказал пещере: - Ты была очень интересным собеседником, но меня уже потеряли родители. Не могла бы ты, дорогая пещера, указать мне дорогу к ним? - Конечно! - ответила пещера. Тут же из-за колонны вылетели летучие мыши и указали мальчику путь к родителям. Они бросились к нему: - Где ты был? Почему ты так испачкался? Максим ничего не ответил, он знал, что они всё равно ему не поверят. Он обернулся. Летучие мыши уже скрылись в туннеле. - Пошли домой, - сказали родители. Садясь в автобус, Максим обернулся ещё раз. Сверкающие от подсветки льды, казалось, плакали, провожая его.
      Прокофьев Владимир (г. Уфа)
      В разливе. Из рассказов отца
      Нижегородка,
      При разливе - лодка
      Спасенье.
      Хлев на чердаке.
      Здесь козы, свиньи,
      Пестрая корова
      Привязана к берёзе на горе.
      Стемнело, спят кругом соседи,
      Вдруг всполошился
      Маленький ковчег:
      Кудахчут куры,
      Воет пёс и плачут дети,
      А козы блеют,
      Гаснет лампы свет.
      Огромное в ночи
      Проплыло мимо,
      Понадрывались
      Лаем сторожа,
      Медведь ли, кит ли,
      Неисповедимы
      Пути господни
      Людям до конца.
      Шпана. Из рассказов отца
      В 30-м году мой родился отец,
      Боёв не застал он кулачных,
      Где стенка на стенку, один не боец,
      Где даже не били лежачих.
      У них на районе другой был закон,
      Когда городские ломились,
      Штакетник с забора выдёргивал вон
      И так по-серьёзному бились.
      Носили со скрипом они сапоги,
      Шпанистое, дикое племя,
      А за отворотом - с набором ножи,
      Но как изменило их время!
      Они поднимали страну из руин,
      Учились профессиям нужным.
      Дожили до внуков своих, до седин
      И мир наш оставили дружно.
      Нет тех пацанов, да и где та страна,
      На их что плечах поднималась.
      Посмотришь: уходит из жизни шпана,
      А это страна оказалась.
      Двойное крещение. Из рассказов отца
      Он был тринадцатым ребёнком
      В семье крестьянской трудовой,
      И мама больше всех любила
      Его характер шебутной.
      Но это позже, а пока
      Уносят сани паренька
      До незнакомого просёлка
      С широкой глади большака.
      Лихой у них сегодня кучер,
      Он погоняет и свистит,
      Брат старший Вася выпил малость,
      Как на крестины бог велит.
      На повороте покачнулся
      Возок и сани вдаль летят,
      Младенец с воза кувыркнулся,
      Родня - всё песни голосят...
      Потом увидели пропажу
      И повернули, и спасли,
      Иначе не писать рассказов
      Отцовских вам мне в эти дни.
      Ссора
      Продавали дом - трещали стены,
      Брат на брата злобу затаил,
      А вчера они равняли землю
      Холмиков родительских могил.
      Не додали и не долюбили,
      Поделить по-братски не смогли,
      Дом большой на части распилили,
      Память разорвали. Как смогли?
      Время - отчуждение и злоба
      Ниспадают с озверелых глаз,
      Нить души не разорвать, не пробуй,
      Нить родства - она сильнее нас.
      Снова вместе, деньги - не задача,
      Брата два под холмиком лежат.
      Жизнь их разлучала неудачно,
      В тех пределах всех нас примирят.
      Рыбалка. Из рассказов отца
      На Белой ранним утром комарино,
      Но клев такой, что только успевай,
      Здесь время, словно сахар, растворимо,
      На смену в мастерской не опоздай!
      Принес домой улов рыбешки мелкой,
      А все же рад: уху сварила мать,
      И кот напрягся на комоде стрелкой,
      Рыбешку хочет с кухни своровать.
      Когда же он "добычи не дождется",
      С рыбалки будет Ваню сторожить.
      Кот мимо котелка не промахнется
      И ходу, ходу, прибавляя прыть.
      Я приезжал с отцом в места родные,
      Бывал я в них позднее, без отца,
      Течет река, стоят дома пустые,
      Туман и дождь струятся вдоль лица.
      Пленные немцы в Иркутске
      Скажите, немецкие братья:
      Не слышала ваша земля,
      Чтоб в Сталина кинув проклятья,
      Делилась последним семья
      Не с немцем, не с финном-фашистом,
      А с пленною русской свиньёй,
      Что с голоду ел в поле чистом,
      Суглинок с пожухшей травой?
      А может быть в ночь гитлерюгенд
      Буханки им хлеба бросал,
      Рискуя: расскажут подруги,
      Что русских от смерти спасал?
      Молчит неулыбчивый дойчланд
      И немцы об этом молчат,
      Я с маминых слов знаю точно
      Проделки иркутских девчат:
      Бежали гурьбой после школы,
      Японцев и немцев кормить,
      Делить свой паёк невесёлый,
      На тех, кто хотел их убить.
      Забыты ночные бомбёжки
      Далёкой столичной Москвы,
      Голодные, нищие стёжки,
      В Сибирь москвичей привели.
      Но в сердце живёт не обида,
      Не гонор, не злоба, не месть,
      Другая у русских планида:
      Им жалость к поверженным – честь
      Котовская Дарья (г. Уфа)
      Мой тихий парк
      Посвящается парку им. И. Якутова
      Мой тихий парк,
      Мой дом и радость,
      Украшен золотой листвой.
      И знаешь,
      Ничего не надо,
      Быть может, чаще быть с тобой.
      Мой тихий парк,
      В ветвях, в вершинах,
      Озера прячет за собой.
      Мой парк – во снах,
      Такой пустынный,
      Сияет мягкой красотой.
      Мой парк – он лес,
      Дитя природы,
      Свободный, гордый дикий сад.
      Ты не исчез,
      Ещё не поздно,
      Но в человеческих руках.
      Вокруг дома,
      Стремятся выше,
      Хотят собою лес попрать,
      И стала,
      Тихая обитель,
      Все меньше, меньше расцветать,
      И стал мой парк,
      Мой дом и радость,
      Чужою радостью, увы,
      В чужих руках,
      И счёт не знаю,
      Домам, что вновь стремятся ввысь.
      И стало
      Озеро мутнее,
      И бледным стал прозрачный глаз,
      Лишите
      Парк таких мучений,
      Ведь Парк Якутова
      – он парк.
      Мой тихий парк,
      Печаль и радость,
      Ты двадцать лет всегда со мной.
      Мой тихий парк,
      Тебя я знаю,
      Люблю и верю, что ещё?
      Мой тихий парк,
      Озер обитель,
      Будь жив и здравствуй сотню лет,
      Мой милый парк,
      Тебе – молитва,
      Тебя храни Господь от бед.
      Мой парк – Якутова,
      Старинный,
      Старее меня, моей семьи,
      И пусть ты стар,
      Я шепот слышу,
      И трепетанье нежных ив.
      И пусть ты стар,
      Останься домом,
      Туманной утренней мечтой,
      Тебя во снах,
      Увижу снова,
      К тебе приду, мой парк родной.
      Давлетбаева Алсу (Благовещенский район, с. Осиповка)
      Памятник победы
      «…Снег… Кругом снег… Так холодно… Как никогда… Смотрю на небо и кажется я один. Снова один, мыслей нет, голова тяжелая, руки не слушаются, ног не чувствую. Мама, сейчас мне хочется оказаться рядом с тобой, погладить твои руки, положить голову на твои коленки, и уснуть под твою колыбельную песню. Как жаль, что я один здесь, в незнакомом месте. Я до сих пор не понимаю, где я, и что со мной…
      Мама, как мне хочется сейчас кричать, от боли, но я даже сам не понимаю, где болит и что у меня болит, то ли сердце, то ли душа. Я помню, как однажды в детстве бежал вниз с горы за тобой и упал, ободрав себе колени, лежал вниз лицом весь в пыли, и такая боль окутала меня. Ты подбежала, взяла меня на руки, тихонько стряхнула пыль с моих колен. И сейчас я думаю, что та боль была, не настолько сильна, как эта боль, которая поглотила сейчас весь мой организм… Мама, если ты слышишь, возьми меня на руки, стряхни эту пыль и эту боль…
      Лежу и понимаю, что я тут не один, чья то душа рядом… Я вспоминаю мама тебя, когда я видел тебя в последний раз, когда ты гладила мою голову и говорила шепотом на ушко, что будешь ждать меня, не смотря ни на что. А мы сели в поезд в последний вагон, и ты бежала за ним, а слезы твои как будто обжигали меня, хотя они не капали мне на руки, но я чувствовал их издалека. Сейчас я хочу попросить у тебя прощения, прости меня, что не дождалась.
      Мы ехали всей ротой, туда, откуда как оказалось никто не вернется. Мама, я помню, как осколок гранаты вонзился в мое тело, а потом было все как в тумане, я смотрел на небо и видел тебя, твои слезы, которые большими каплями стекали
      А.М.Давлетбаева
      (с.Осиповка)
      по твоим щекам. Я помню, как ты говорила: «Кому нужна эта проклятая война?». Я представляю, как ночью ты стояла перед иконой и тихо просила, чтоб твой единственный сын вернулся.
      Мама, как я попал в госпиталь, не помню, но помню, что это был город Черниковск. Здесь не я один из нашей роты, нас четверо. Меня убивала боль в моей ноге и жар, который никак не хотел спадать. Сам я вставать уже не мог, но кто был со мной в палате, он говорил, что тут красиво. Но я очень хотел к тебе, моя родная, в бреду я чувствовал запах теплого хлеба и свежего молока. Неужели я должен здесь остаться, в новом для меня городе, с новыми людьми? Но это оказалось не самым страшным, мне пришлось остаться здесь навечно. Тот день я помню плохо: озноб, боль, жар. Я понимал, что это конец моей жизни, что нить между мной и тобой мама, обрывается. А в голове все те же слезы и молитва. Веки стали тяжелыми и я больше не смог их открыть.
      Сейчас я лежу здесь, в холодной сырой земле, рядом такие же люди как и я, они тоже после ранения остались тут навечно. Почему о нас забыли? Душа не знает, не видит покоя… Мама, мы лежим в лесу в городе Черниковск на Курочкиной горе, это все что я знаю. Если б ты знала, где я, ты бы обязательно пришла ко мне, почистила мне могилку, и те жгучие слезы снова бы лились по твоим щекам, а голос выдавал ту молитву, которую ты читала, провожая меня. Принесла бы кусочек свежего хлеба и стакан молока. Мама я знаю, ты всю жизнь ждала меня, не смотря ни на что.
      Люди! Мы здесь! Хочется кричать, не забывайте про нас, мы тут рядом с вами, лежим в холодной земле. Просто придите, посмотрите, узнайте. Я просто очень хочу, чтоб нас нашли, ведь я здесь не один…»
      А.М.Давлетбаева
      (с.Осиповка)
      Большие сугробы Курочкиной горы скрывают под собой могилы неизвестных солдат, которые захоронены здесь в лесу, в тихом глухом, казалось бы, недоступным для посторонних глаз месте.
      Все сильнее и сильнее идет с неба снег, все больше и больше утопают могилы солдат. А знают ли люди, кто здесь лежит, в этом лесу, на пустыре? Может, кто то ищет своих предков, а они здесь. А мы живем своей жизнью, нам некогда, мы окунаемся в рутине своих проблем, не замечая ничего вокруг нас, да и зачем? Ведь у каждого из нас своя жизнь…Хм…Задумаемся?
      Что мы современные люди знаем о своей истории, о той войне, в которой погибли наши деды и прадеды. Да, живем мы в большой стране, счастливой стране, благодаря нашим предкам, мы можем сейчас расти, рожать детей и наслаждаться жизнью. А что мы знаем о памятниках, которые окружают нас? Давайте не будем забывать, что благодаря кому, мы сейчас ходим по этой земле.
      А давно ли вы ходили на братские могилы или просто на могилы солдат? А как давно возлагали цветы? Не нужно вспоминать о той войне в тот день, когда она закончилась. Это нужно помнить каждый день и благодарить наших предков.
      Памятники войны они везде, рядом, вокруг нас, давайте будем исследовать их, ведь эта наша история и наша жизнь.
      Кудрявцева Анастасия (г. Уфа, с. Нагаево)
      Судьба Уфы – судьба моей семьи.
      Мои родители говорят, что очень любят Башкирию и её столицу Уфу. Мои дедушки и бабушки тоже рассказывают, что, уезжая куда-нибудь, ведь Родина наша - Россия - такая большая, они всегда старались вернуться скорее сюда, на свою малую родину, в Башкортостан.
      История моей семьи тысячами нитей связана с Башкирией.
      Мои ненейка и кортатай, их папы и мамы, их ненейки и кортатаи много-много лет жили на этой земле, в районе города Белебея. И теперь летом мы с сестрой ездим на каникулы к нашей ненейке в её дом, где она растит кур и гусей. Ходим с мамой и папой в лес и на луга, посещаем красивые места с водопадами и озерами, собираем дикие ягоды, купаемся в бане. Это – наша родина!
      Наша прапрабабушка родилась в деревне под Уфой, а в годы Великой Отечественной войны пришла в город, где работала санитаркой в госпитале. Её муж, наш прапрадедушка родился в той же деревне, воевал в Первую мировую войну, работал кузнецом в годы Второй мировой войны в Уфимском депо.
      Другие прапрадед и прапрабабушка были эвакуированы во время Великой Отечественной войны в Уфу вместе с заводом резиновых изделий, а потом дед ушел на фронт и погиб в 1942 году.
      Прадедушка и прабабушка были геологами, они объездили всю Россию, но вернулись в Уфу.
      Дедушка и бабушка, инженер и врач, тоже начинали работать в разных уголках нашей огромной страны, но вернулись в Уфу, встретились, поженились. И теперь у них есть мы с сестренкой.
      Они говорят, что мы – их счастье!
      Иногда мы вместе с ними рассматриваем старые фотографии, где можно увидеть старую Уфу, улицы с деревянными домами, деревьями, старыми машинами. Сегодня Уфа стала намного больше, чище и красивее.
      Старый мост через реку Белую был построен в год рождения нашей бабушки! Там, где стоит часовня рядом с «Огнями Уфы», была похоронена наша прапрапрабабушка Фёкла! Около величественного памятника Салавату Юлаеву наша молодая бабушка катала в коляске нашего папу-младенца!
      Наш дед родился в Шакше, когда она была отдельным селом, а сегодня это – район города-миллионника Уфы. В Башгосуниверситете учился наш дедушка, в Башмедуниверситете – наша бабушка, в Уфимском авиационном университете – папа, в Бирском пединституте – мама.
      Иметь свою Родину, где веками жили твои предки, где есть множество мест, связанных с жизнью твоей семьи, где есть места, на которые можно иногда принести цветы в память об ушедших ненейках и кортатайках, бабушках и дедушках – это тоже огромное счастье!
      Халтурина Екатерина (Уфимский район, пос. Чесноковка)
      Судьба Уфы – судьба моей семьи.
      В родной Уфе не только каждый дом, Пожалуй, каждый камень мне знаком. Иду и, словно свой дневник, читаю Листок воспоминаний за листком.
      Сайфи Кудаш
      2021 год. Январь. Вечер. В небольшом доме собралась за вечерним чаем семья. Сегодня особенный день, потому что впервые за столько лет собрались все. Просто так, без повода. Во главе стола мой дедушка – Халтурин Иван Николаевич. Рядом – бабушка Олимпиада Ивановна. Я смотрю на них и думаю: а смогу ли я также как и они через много лет собрать свою большую и дружную семью…
      1961 год. Уфа. Шустрая девчонка о чем-то увлечённо рассказывает своему отцу. Она постоянно спотыкается, но продолжает бежать. И вдруг что-то привлекло её внимание. Но так как папа всё время дергал её за руку, возможности рассмотреть поближе не было.
      1971 год. Олимпиада приехала из деревни в большой город, чтобы поступить в институт. Подруга рассказывала, что город – это та же деревня, только очень много машин. И до института она добежит за десять минут.
      Какой там! Машины, автобусы, трамваи и люди, люди, люди. Все торопятся по своим делам. От такого необычного вида закружилась голова. И вдруг Липа почувствовала, что кто-то её подхватил. Через мгновение девушка пришла в себя. Перед ней стоял молодой человек.
      - Ну что, пришла в себя? - спросил юноша.
      - Мне уже лучше. – ответила, стесняясь, Липа.
      - Ох, и напугали Вы меня, сударыня!
      - Простите, я не хотела! Просто я только что приехала из деревни, а у нас из транспорта – старенький трактор, да и тот работает, когда надо в посевная или уборочная.
      - А Вы из деревни! А я вот живу в городе. А в деревне был только на картошке в студотряде. А можно спросить: как Вас зовут?
      Липа растерялась, потому что мама строго-настрого запретила разговаривать с незнакомыми людьми на улице. Но ведь этот человек не прошёл мимо, когда заметил её падение.
      - Олимпиада.
      - Очень приятно. А я Иван. – и парень протянул свою большую руку, как старый знакомый. – Знаешь, Олимпиада, мне сейчас некогда, опаздываю на пары техникум. Может, встретимся вечером?
      - Хорошо! – ответила Липа.
      Иван убежал, а Липа осталась на привокзальной площади, провожая взглядом молодого человека.
      Позже Липа долго не могла понять, как же так, Иван убежал и даже не сказал, где и во сколько они должны встретиться.
      … И вот он заветный стенд со списками. Олимпиада набрала воздух в лёгкие и шагнула навстречу своей судьбе: поступила или нет. Глаза несколько раз пробежались по одному, по другому, по третьему списку… своей фамилии она так и не нашла. Грустные мысли бешено мешали ей. Нет, её фамилии нет. Что скажет папа, ведь он так надеялся, что его старшая дочь будет первой, кто поступил в институт и стал уважаемым человеком.
      Липочка отошла от стенда. Слёзы покатились ручьем. Но вдруг девчонка, с которой она познакомилась, неожиданно появилась перед глазами и, обнимая её, о чем-то радостно щебетала. И только через несколько минут Липа поняла, что Зульфия радуется, что смогут учиться вместе.
      Осенью студентка Исторического факультета вместе с однокурсниками поехала на картошку. Марат играл на гитаре, девочки пели песни, а куратор
      курса молча наблюдал за всеми. Час в пути и бойкие студенты выбегали из автобусов и располагались в сельской школе.
      День пролетел незаметно. А вечером были танцы. На середину площадки вышел ведущий и объявил, что всех приглашает принять участие в конкурсах. Липе показался голос очень знакомым и родным. Да, это был Ваня.
      … Вот уже любимая работа в школе, новая квартира в микрорайоне «Молодёжный». Любимый муж – преподаватель Автотранспортного техникума. Да и Лёшка уже почти подрос. Да, это мои любимые бабушка и дедушка. Именно с них начинается история моей семьи и моего любимого города. Помните девчонку, неуспевающую за отцом. А её взгляд? Она заметила мальчика, который упал и его маму, которая помогла ему подняться. Возможно, это и был Ванечка, Ваня, Иван.