-17 °С
Облачно
Все новости
Краеведение
27 Июня 2019, 23:44

№6.2019. Павел Егоров. Шемякская трагедия. К 100-летию гибели о. Николая Тихановского

Павел Владимирович Егоров – историк ГБУК НПЦ МК РБ и храмов Уфимской епархии. Родился в 1968 г. в Уфе, окончил исторический факультет БашГУ Около 23 марта 1919 года, в те самые дни, когда подписывался договор между Москвой и Темясовым, в селе Шемяк Уфимской губернии разыгралась трагедия. Село Шемяк – одно из самых старых в Уфимском уезде, название его происходит от старинного дворянского рода Шемякиных. Летом 2007 года здесь на месте алтаря снесенного храма во имя иконы Казанской Божией Матери был установлен памятный крест. Но обо всём по порядку.

Павел Владимирович Егоров – историк ГБУК НПЦ МК РБ и храмов Уфимской епархии. Родился в 1968 г. в Уфе, окончил исторический факультет БашГУ.
Павел Егоров
К 100-ЛЕТИЮ ШЕМЯКСКОЙ ТРАГЕДИИ
Около 23 марта 1919 года, в те самые дни, когда подписывался договор между Москвой и Темясовым, в селе Шемяк Уфимской губернии разыгралась трагедия.
Село Шемяк – одно из самых старых в Уфимском уезде, название его происходит от старинного дворянского рода Шемякиных. Летом 2007 года здесь на месте алтаря снесенного храма во имя иконы Казанской Божией Матери был установлен памятный крест. Но обо всём по порядку.
Сбор исторических сведений об этом селе вёлся с 1995 года. О том, что в годы Гражданской войны здесь убили священника, старенькие бабушки рассказывали мне и раньше. Вот что вспоминала об этом Иванова Мария Порфирьевна 1923 г.р.: «В революцию красные расстреляли священника Николая. В бане он мылся, его закрыли, чтобы не ушёл, потом увели, расстреляли на братском кладбище, пулю ему в лоб сразу – и мозги в шапке остались. Семья его сразу уехала. С ним расстреляли троих: врачиху одну из нашей больницы за то, что лечила белых солдат, Лариона, простого крестьянина за сочувствие белым. Хотели расстрелять и учительницу, но оставили ради детей: привели её в волость и стали допрашивать. А с нею двое детей, один грудной ещё: он всё смеётся и смеётся, думает, что это с ним разговаривают (маму допрашивают), а другой постарше, года четыре, рядом стоит, плачет. И уже хотели расстрелять её красные, но всё-таки пожалели, так говорят: «Ну, мамаша, только ради твоих детей мы тебя не расстреливаем, иди». Естественно, что всё это старожилы передавали со слов своих родителей.
Вскоре после установки креста неожиданно получаю два письма от Евгения Борисовича Тихановского 1927 г.р., родного племянника убиенного священника с подробностями злодеяния. Привожу почти дословно с некоторыми сокращениями и с дополнениями, рассказанными при личной встрече.
«Уважаемый Павел Владимирович, к Вам обращается внук репрессированного в 1937 г. священника церкви с. Болотино Тихановского Михаила Евграфовича 1867 г.р. У него было семь детей: три сына и четыре дочери. Один его сын (мой дядя) Николай Михайлович Тихановский родился в 1894 году в Уфе. В 1913 г. окончил духовную семинарию. В 1915 г. женился на дочери священника Громова Иосифа Петровича Вере. Весной 1919 г. о. Николай служил священником в церкви села Шемяк Уфимского района. Ночью во двор дома, где жила семья, вошли красноармейцы и на глазах у беременной жены расстреляли его во дворе собственного дома. А в октябре 1919 года Вера Иосифовна родила сына, которого в честь отца назвали Николаем. Когда-то рассказала нам эту историю сама Вера Иосифовна, на глазах которой и разыгралась эта трагедия. Сейчас нет в живых ни Веры Иосифовны, ни Николая Николаевича Тихановских…»
Здесь несколько другая картина произошедшего злодеяния. Но будем помнить, что все четыре Евангелия рассказывают примерно об одном и том же, но по-разному, отличаясь в деталях.
Всё же исправлю некоторые ошибки племянника и дополню сведениями из епархиальных документов. С августа 1905-го по июнь 1910 года Николай Тихановский обучался в Уфимском Духовном училище, затем поступил в Уфимскую Духовную семинарию, которую окончил в 1916 году. 29 мая 1916 года женился на дочери шемякского священника Вере Иосифовне Громовой, с которой дружил с детства. В том же 1916 году Николай Михайлович был рукоположен во священники и определен на службу к церкви села Ново-Георгиевки Стерлитамакского уезда, где и прослужил около полутора лет. В 1918 году по просьбе тяжело больного тестя Иосифа Петровича Громова был переведен в село Шемяк Уфимского уезда, а когда тот вскоре скончался, стал на его место – священником Казанско-Богородицкой церкви.
После этого письма, по благословению митрополита Никона, я в очередной раз поехал в Шемяк проводить новое расследование. При помощи местного священника Александра Швецова опросил в Шемяке и в Новом Шемяке более десятка старожилов, но, к сожалению, никаких новых подробностей не нашёл. Прошло почти сто лет. Слишком поздно мы родились, чтобы восстановить истину, хотя бы приблизительно.
Опустились, было, руки. Но Господь судил иначе. Он одарил алчущего ещё кое-какими подробностями этой истории. В 2015 году приходит письмо из Рязани на десяти страницах от потомков другой веточки Тихановских, родных внуков убиенного священномученика. Привожу его в сокращении: «В селе Шемяк Уфимского уезда Уфимской губернии в конце XIX века судьба свела Верочку Громову и Коленьку Тихановского. Оба жили в «поповке» при церкви в семьях своих отцов – священника Громова Иосифа Петровича и протоиерея (или дьякона) Тихановского Михаила Евграфовича. Семьи в те времена были очень большие. Дети священнослужителей до революции 1917 г. получали образование бесплатно: мальчики – в духовных семинариях, в епархиальных училищах – девочки. Дети Тихановского и Громова дружили, вместе играли, вместе учились в семинарии и училище в Уфе. Потом по жизни до самой смерти своей помогали друг другу, переписывались, ездили в гости уже со своими детьми и внуками. Одногодки (1894 г.) Тихановский Коленька и Верочка Громова всегда ходили, держа друг друга за ручку, потом поженились, и породнились два рода.
Вера Иосифовна окончила учёбу в Уфимском Епархиальном училище в 1912 г. и училась в Москве на педагогических курсах при обществе воспитательниц и учительниц им. Тихомирова. Не окончив курсы и выйдя замуж в Уфе, стала работать учительницей начальных классов. Детские и юношеские фотографии супругов Тихановских стали храниться в их семье на видных местах, судя по многочисленным следам от гвоздиков. Часто вспоминала своё детство и юношескую любовь, ради которой Вера уехала из Москвы к любимому Коленьке, не выдержав разлуку.
После окончания Духовной семинарии в 1916 г. место священника [в Шемяке] Тихановский Николай Михайлович получил не сразу. Когда тяжело заболел отец Веры – Громов Иосиф Петрович, он специально просил в епархии отдать его место ближайшему родственнику. В 1918 г. Громов И.П. умер. А Тихановский Николай Михайлович был священником в Шемяке Уфимского уезда до 1919 г. За эти годы у супругов родились дети – двойняшки, через год умерли, жена работала учительницей, была беременна.
Весной 1919 г. в Шемяке красноармейцы собрали в телегу священника, руководителя (старосту) сельского поселения, учительницу (другую) из школы, но потом отпустили, т.к. плакали её дети. Повезли за пригорок в лес и расстреляли. (Ещё вариант: священника после бани вывели во двор и на глазах жены расстреляли, шесть пуль). Вера Иосифовна долго не могла оправиться, всю жизнь боялась пострадать от властей за мужа и родственников – священников. Когда через полгода родился у неё сын – Николай Николаевич, она ничего ему не рассказывала об его отце и дедушке Тихановских, не общалась с родителями мужа, чтобы её сына Николая не преследовали за репрессированного отца…»
Сама она дожила до 91 года – за себя и за мужа – и умерла на заре Перестройки в 1986 году. Всю жизнь вспоминала она тот невесёлый мартовский денёк, навсегда изменивший судьбу. Или не вспоминала? И дальше – долгая томительная жизнь за двоих, до боли простая несчастная участь, разорванные связи, необщение с родственниками. И вековой тошнотворный животный страх, посеянный в невинных людях и проросший в наши годы новыми бедами.
Фотографии, публикуемые ниже, любезно предоставили нам потомки убитого о. Николая Тихановского. От советских репрессий пострадала вся семья Тихановских. Брат его Борис Михайлович, также окончивший Уфимскую Духовную семинарию, в 1937 году был арестован, осужден на 10 лет, скорее всего, расстрелян тут же, но по официальной версии «умер в 1942 г. в лесах Коми АССР» (в подавляющем большинстве случаев родственникам сообщали о расстреле спустя несколько десятков лет, ведь во время хрущёвских реабилитаций давали лживые документы с причиной смерти «язва желудка», «воспаление лёгких» и т.п., старались подло размазать время смерти по военным годам). Отец Николая и Бориса Михаил Евграфович Тихановский (1867–1937), начинавший в Шемяке дьяконом, в последние годы служил священником Покровской церкви села Болотина Стерлитамакского уезда Уфимской епархии, бессудно расстрелян НКВД в декабре 1937 г., когда ему было за 70 лет.
…Итак, летом 2006 года на месте Шемякского храма впервые за 70 лет прозвучала молитва. Шемякские прихожане вместе с о. Александром Швецовым бережно очистили фундамент разрушенного храма от мусора и бурьяна, вскрыли место престола и установили высокий железный крест. У основания креста на камне выбита памятная надпись, завершающаяся словами из Священного Писания: «Поднявший меч от меча и погибнет…» Место погребения священника Николая Тихановского мы, скорее всего, никогда не узнаем. Изувеченную и обезглавленную Шемякскую церковь, кстати, снесли примерно тогда же, когда умирала Вера Иосифовна: старожилы называют 1985–86 годы. Впрочем, судьбою храма ни она, ни многочисленные потомки никогда не интересовались. Картинка судьбы, срез времени, история несчастной страны…