-18 °С
Облачно
Все новости
Краеведение
8 Октября 2018, 18:22

№09.2018. Чечуха Анатолий. Мавры мавританского стиля. Из цикла "Уфимские народные сказки"

Анатолий Чечуха Если вдруг вы прочитаете или услышите на экскурсии, что фасад нынешнего Театра оперы и балета по улице Пушкинской выполнен в так называемом мавританском (восточном) стиле, поинтересуйтесь, какие черты этого стиля можно увидеть на здании. Гарантирую, что вам или соврут или не ответят ничего.

Анатолий Чечуха
Мавры мавританского стиля
Из цикла «Уфимские народные сказки»
Если вдруг вы прочитаете или услышите на экскурсии, что фасад нынешнего Театра оперы и балета по улице Пушкинской выполнен в так называемом мавританском (восточном) стиле, поинтересуйтесь, какие черты этого стиля можно увидеть на здании. Гарантирую, что вам или соврут или не ответят ничего.
А в Петербурге и Москве дома в мавританском стиле по сей день привлекают к себе многочисленных туристов. В первую очередь, конечно, особняк Арсения Морозова на Воздвиженке, больше известный как Дом дружбы. Широко известен и Воронцовский дворец в Крыму. Эти сооружения содержат такие элементы восточного стиля, как зубчатые стены, арочные ворота, своды, купола, ажурную резьбу, разноцветные мозаики. Да, в Уфе нечто подобное могло появиться, да архитектурное начальство не одобрило.
Итак, всё по порядку.
Сто десять лет назад, 30 ноября 1908 года, в Уфе по инициативе начальника губернии А.С. Ключарёва состоялось совещание, на котором было принято решение о возведении в Уфе Аксаковского народного дома. По всей России разошлись подписные листы по сбору денег на строительство, был объявлен и всероссийский конкурс на лучший проект. Но все проекты, в том числе и получившие первые места, в Уфе раскритиковали. Вот что писала газета «Уфимский край»: «Пришлось с сожалением убедиться, что в конкурсе участвовали, по всей вероятности, слабые архитектурные силы и премированные Обществом архитекторов проекты явились только лучшими из всех неудовлетворительных. И действительно, что представляют из себя эти проекты? Первая премия. Нарисовав без цоколя несколько казарменного типа зданий с штурвальною, пароходною, между прочим, будкою и нагромождёнными крышами, г-н архитектор, вероятно, для особого удобства публики на первое место выделил группу кабинетов «для дам» и «для мужчин». Хотя всё это Общество архитекторов нашло "не лишённым интереса", но у большинства членов Комитета, не специалистов, такая группа каких-то ящиков, за которые, к сожалению, пришлось заплатить 1500 рублей, вызвала только досадное недоразумение…»
Понятно, что критика была инспирирована Ключарёвым, и потому за дело взялся сам губернатор, он же председатель Аксаковского комитета. Вскоре появился проект губернского инженера Павла Павловича Рудавского, составленный по эскизам Ключарёва. Под постройку народного дома, в котором предполагалось устроить театральный и лекционный залы, библиотеку, музей и картинную галерею, подаренную городу М.В. Нестеровым, было отведено место на Базарной площади – на углу Центральной (Ленина) и Пушкинской улиц. 30 апреля 1909 года – в день пятидесятилетия со дня смерти писателя – состоялось его освящение, а 14 сентября (27-го по новому стилю) дом был заложен.
К весне следующего года было собрано достаточное количество средств, и на строительстве народного дома начались интенсивные работы. В том же 1910 г. журнал «Нива» поместил материал о проекте Народного дома и ходе его строительства: «Кто из наших читателей не знаком с "Семейной хроникой" и "Детскими годами Багрова-внука"?.. С.Т. Аксаков скончался 30 апреля 1859 года. Родной его город Уфа не остался чужд и глух к его памяти и пожелал почтить её основанием культурно-просветительного учреждения… Пример Уфы заслуживает всякой похвалы. Редко кто из наших писателей удостаивается такого внимания у себя на родине. Воспроизведенные на страницах нашего журнала снимки изображают наружный фасад строящегося Аксаковского народного дома. Постройка его идёт весьма успешно, и далёкая столица Урала в непродолжительном времени украсится новым культурным учреждением, напоминающим уфимцам о их знаменитом согражданине».
В августе 1910 г. уфимская газета писала, что в Аксаковском народном доме «заканчивается кладкою средний этаж… При таких условиях можно надеяться, что здание будет закрыто осенью».
Небольшое отступление. В сентябре 2002 г. в «Бельских просторах» вышла обстоятельная статья Ю.А. Ерофеева (1931–2014) о многочисленных перипетиях, связанных с возведением Аксаковского народного дома. Только, похоже, не очень любят у нас читать серьёзные материалы – слишком много букв! Статья Юрия Алексеевича хорошо представлена и в Интернете, но, видно, многим хочется чего-нибудь эдакого, необычного (мавританского?), и они лихо цитируют только вот это: «В архитектуре строения совмещались западноевропейский (мотивы ренессанса и барокко в фасаде с улицы Центральной) и восточно-азиатский (фасад с улицы Пушкина) стили». Вот именно – совмещались. На старой картинке в «Ниве». А потом появилось вот это: «Общество архитекторов-художников, ознакомившись с помещенными в некоторых журналах фасадами Аксаковского народного дома и усматривая, что они разных стилей, в заседании своем 6 мая эти фасады рассмотрело и в бумаге на имя г-на уфимского губернатора от 17 мая за № 492 сообщило, что "впервые встречается в архитектурном проекте такое по меньшей мере странное антихудожественное сочетание"». В результате после вмешательства Академии художеств и Министерства внутренних дел (оно тогда выполняло гораздо более широкие функции, чем ныне) и вызова Рудавского «на ковёр» в Петербург 12 августа 1910 г. Аксаковский комитет постановил: «1. Театр строящегося народного дома по указанию техническо-строительного комитета сделать в четыре яруса. 2. Мавританский стиль фасада по Пушкинской улице заменить стилем ренессанс по представленному инженером Рудавским проекту. 3. Вопрос о внутренней отделке здания оставить открытым».
Боюсь, мало кого я убедил, нынче люди и собственным глазам не верят – только тому, что написано на экране. «Что это за народное творчество?» – спросил бы с укоризною кот Матроскин.
***
Шестого апреля 1911 г. А.С. Ключарёв провёл заключительное заседание Аксаковского комитета, ещё через десять дней Уфимская городская управа дала прощальный обед Александру Степановичу и его супруге Софье Александровне.
В июне 1911 г. газета «Уфимский край» писала: «На постройке Аксаковского народного дома окончен кладкой второй этаж. Приступлено к кладке последнего (третьего) этажа». Летом 1914 года строители начали отделочные работы внутри здания. Но началась Первая мировая война. Тем не менее осенью 1914 г. «Аксаковский дом ожил. В двух передних помещениях по Центральной улице устроились городская аксаковская библиотека и контора для приёма пожертвований тёплых вещей в пользу нижних чинов ушедших из Уфы полков. Во многих из остальных помещений (в пятнадцати) начаты занятия городскими школьниками в две смены... Леса уже убраны, но пол не постлан. Все работы по постройке приостановлены, но к зимовке помещение вполне подготовлено: везде навешены двери, вставлены стёкла в окна, и дом хорошо отапливается».
Как же так, – спросит кто-то, – ведь везде написано, что Аксаковский народный дом был достроен только после установления Советской власти. Здесь всё дело в терминологии. Если школьники занимались в недостроенном доме, то придётся сделать вывод, что нынешние строители не построили практически ни одного дома, ведь в большинстве своём они сдаются с черновой отделкой. Ну а если продолжением строительства считать бесконечные надстройки и перестройки здания театра в 1920–1980-х (хотя бы и снос и восстановление центральной лестницы!), то придётся говорить о том, что многие годы театр оперы и балета работал в недостроенном здании.
Другое дело, что не была введена в эксплуатацию северо-западная часть здания, в которой до революции планировалось разместить Нестеровскую картинную галерею, составленную из подаренных родному городу художником Михаилом Васильевичем Нестеровым работ русских художников. Но и над ней в 1914 г. уже была крыша, что подтверждается фотографией Аполлония Зираха (который, как известно, скончался в 1918-м). Галерею, кстати, в сентябре 1914-го осматривал сам её основатель.
7 сентября 1919 г. пьесой «Свобода» в постановке Пасхалова открылся Дворец труда и искусств. В декабре 1923 г. в здании на IV Всебашкирском съезде Советов выступил М.И. Калинин. И, наконец, 14 декабря 1938 года (80 лет назад!) открыл свой первый сезон Башкирский государственный театр оперы и балета.