-18 °С
Облачно
Все новости
Краеведение
6 Сентября 2018, 15:55

№11.2017. Семёнова Светлана. Классика в ажуре. Из цикла «Прогулки по старой Уфе»

Светлана Юрьевна Семёнова – кандидат архитектуры, автор книг «Архитектура мира», «Русская усадьба», «Башкирский край», «Страницы минувшего», «Как строилась и жила губернская Уфа». Знаете ли вы, что есть в Уфе необыкновенное ожерелье из драгоценностей с классической огранкой в узорчатой оправе? Оно почти две сотни лет хранится не в ларце, не в антикварной лавке и не в музее, а в более людном месте. Ваяли его не ювелиры, а плотники по эскизам губернских архитекторов. Нетрудно догадаться, что речь идет о старой улице с деревянными домами. Кто-то наряды зданий сравнивает с одеждой, кто-то с ювелирными украшениями, так как они имеют общие рисунки, схожи и техники их исполнения, термины. А кто первый для них придумал узоры – древние ювелиры, швейных дел мастера или плотники? Кто из них у кого и что перенял? По-моему, выяснится тогда, когда станет ясно, какое искусство старше: ювелирное, швейное, строительное.

Светлана Юрьевна Семёнова – кандидат архитектуры, автор книг «Архитектура мира», «Русская усадьба», «Башкирский край», «Страницы минувшего», «Как строилась и жила губернская Уфа».
Классика в ажуре
Из цикла «Прогулки по старой Уфе»
Знаете ли вы, что есть в Уфе необыкновенное ожерелье из драгоценностей с классической огранкой в узорчатой оправе? Оно почти две сотни лет хранится не в ларце, не в антикварной лавке и не в музее, а в более людном месте. Ваяли его не ювелиры, а плотники по эскизам губернских архитекторов. Нетрудно догадаться, что речь идет о старой улице с деревянными домами.
Кто-то наряды зданий сравнивает с одеждой, кто-то с ювелирными украшениями, так как они имеют общие рисунки, схожи и техники их исполнения, термины. А кто первый для них придумал узоры – древние ювелиры, швейных дел мастера или плотники? Кто из них у кого и что перенял? По-моему, выяснится тогда, когда станет ясно, какое искусство старше: ювелирное, швейное, строительное.
Деревянное зодчество в нашем Отечестве было всегда и всегда занимало ведущее место. Рисунок узоров наличников, карнизов преображался вместе со сменой архитектурных стилей. Например, резные фигурки солнышка, петушков, змеек, лебедушек, пташек, деревьев, цветочков и пр. во времена классицизма (XVIII–XIX вв.) заменили колоннами, капителями, пилястрами, полочками на кронштейнах и др. Они обрабатывались профилями. Бревенчатые фасадные стены штукатурились или забивались гладким тесом, иногда на нем с помощью желобков создавался рисунок каменной кладки. Делалось все вышеперечисленное для того, чтобы деревянная архитектура напоминала каменную, поэтому получила название «деревянного» классицизма.
В этот период узоры с народными орнаментами исчезли с городских фасадов. Строительство велось только по образцовым проектам, которые заказчики строительства и местные архитекторы выбирали сообща. Так обновлялись и улицы Уфы, в том числе улица Большая Казанская (сегодня Октябрьской Революции). Какая из ее построек самая древняя? Известно, что самая старая её часть (от проспекта С. Юлаева до Монумента Дружбы) знала барокко и классицизм. Западная часть (до ул. Цюрупы) застраивалась в основном после 1819 года, то есть по градостроительному принципу классицизма – регулярность, строгость, порядок, стилистическое единство, а не однотипность, странность, неожиданность, хаотичность. Достигалась эта правильность с помощью прямых линий: помогала ровная полоса деревянных глухих заборов, объединявших фасады по красной линии улицы, а также скрывавших беспорядок во внутренних дворах усадеб и вид на глубокие овраги на задах.
Даже при отсутствии изображений западной части улицы эпохи классицизма, понятно, что застройка ее была менее компактной и более упорядоченной, чем в более поздние времена. Потому что все фасады были симметричными и композиционно уравновешенными, отдельные из них имели один или два портика (выступающая за пределы несущей стены часть, состоящая из треугольного или плоского фронтона кровли на колоннах). Симметричность главного фасада с портиком – обязательный признак стиля. Конечно, не каждый россиянин имел средства для возведения дома с портиком, поэтому государство предлагало образцовые проекты, а также рекомендовало несложные конструкции, которые были похожи на здание с портиком благодаря мезонину (жилая надстройка).
Например, большой мезонин поставлен на главный фасад одноэтажного дома № 42, у него и декор простой, как подобает классицизму – строгие, без витиеватой резьбы, наличники окон и дверей, кровельные профилированные карнизы и гладкий фриз. Аналогичные элементы украшают дома №№ 27, 37.
Изменилась ситуация во времена перехода от классицизма к эклектике (в провинции – вторая половина XIX века): на классические фасады жители начали прибивать ажурные с народными мотивами рисунка наличники, карнизы. Известно, что царь не давал распоряжения таким образом менять облик городов, а местные власти не запрещали, но контролировали через профессиональных архитекторов, которые и утверждали проекты домов, и проектировали. На улицах губернской Уфы без препятствий вышеописанный официальный «деревянный» классицизм, соединясь с юным тогда стилем «эклектика», сделался неофициальным (негосударственным), но остался профессиональным.
Архивы скрывают или не имеют фактов с датами развития описанного переходного процесса в Уфе. К счастью, архив г. Кирова свидетельствует о губернской Вятке (сегодня Киров). Так, вятчанин Прозоров перестроил купленный им в 1884 году дом и при этом устроил окна с наличниками, которые, по его утверждению, якобы, были «первыми наличниками в городе» (А.Г. Тинский. Архитектурная резьба по дереву Арhttp://www.archidesignfrom.ru/839-arxitekturnaya-rezba-po-derevu.html). Конечно, Прозоров данную инициативу согласовал с властями.
Скорее всего, и в Уфу узорочье вернулось в последней трети XIX века. По-моему, архивные документы не так уж необходимы, чтобы представить картину названного преобразования, – достаточно пройтись по улице Большой Казанской.
Когда пришла эклектика (разностилье, стилизация, трансформация и т. п.), то истреблять классицизм не стали, а соединили с возродившимся народным зодчеством. Тогда-то уфимские градостроители и обыватели, руководствуясь идеей создать «ожерелье» на одной из главных транспортно-торговых улиц, вспомнили о родственной связи резьбы по дереву с ювелирным делом. Если это не так, то с какой целью от ювелирных украшений его создатели переняли следующую роскошь: «диадемы» – дома №№ 21 и 32 , «кокошники» – №№ 15 и 25/1, «очелье» – №20/1, «серьги» – №25/1, а также «бриллианты» (квадры) – №№ 15, 23а и 25/1, «бусины на таблетках» – № 51 и т. п. Поверхность одних из них покрыли ажуром из завитков (№2 0/1), стелящихся листьев и стеблей, геометрических фигур (№ 23). Почти все карнизы кровель, наличников, козырьков перечисленных домов обрамили кружевной каймой, прорезными подзорами из сердечек, капелек, ромбиков и др.
Из перечисленного видно, что рисунки резьбы делали не под копирку, что было бы экономичнее. Действуя сообща, архитекторы, заказчики и резчики по дереву явно создавали эскизы узоров не по шаблонам, а индивидуально для каждой постройки. Вписывали ли они в орнаменты знаки (в том числе трудно узнаваемые лигатуры, тотемы, руны) с тайным смыслом, заклинаниями, оберегами или соединяли язык символов культур разных народов Евразии? А может быть, занимаясь модным тогда формотворчеством, пытались получить необычное пересечение линий, чтобы удивить? Историки и искусствоведы пока однозначного ответа на эти вопросы не дают. К примеру, никто не будет спорить и со мной, если я уверенно заявлю, что улица Октябрьской Революции украшена узорами с мотивами древнего орнамента, включающего утрированные знаки растений, животных (№ 25/1), небесных светил (№№ 29, 31а) и др. Встречаются здесь знаки тайных обществ – розы и лилии (№ 21), а также колдовские – с магией чисел.
Что во времена эклектики строительных дел мастера оставили от классицизма? Во-первых, на классические по форме наличники окон и дверей добавляли из народного зодчества и других стилей разные фигурки, например: солнышки (дом № 31), барочные букли (дом № 32) и др. Во-вторых, подозреваю, что некоторые классические мезонины просто переделали. Так, сегодня некоторые мезонины и ризалиты (выступы несущей стены) очень напоминают части конструкции портика. Вероятно, они и были когда-то таковой до утраты колонн и замуровывания досками и переплетами с расстекловкой. К примеру, похожа на портик лицевая часть мезонина с открытой террасой дома № 15. Его сильно выступающий треугольный фронтон с арочным углублением, вероятно, держался на колоннах. Узкий и гладкий подкарнизный фриз (полоса) мезонина профилирован (окантован рейками с профилями), угловые лопатки (вертикальные выступы) фасада оформлены под классическую пилястру (выступ в виде полуколонны). Вместо капители (верхняя часть колонны) прибит накладной «бриллиант» (квадр) – это примета эклектики.
Для многих домов сохранили центрально-симметричный силуэт главного фасада с помощью новых и прежних приемов. Во-первых, как выше отмечено, мезонин не потерял актуальность, в то же время, появились разного рода его декорации – ложный мезонин (ненастоящий, фальшивый, декоративный). Как определить фальшивку? Что установлено посередине крыши на главном фасаде домов №№ 56, 23а? То ли крупная с треугольным фронтоном люкарна1, то ли маленький мезонин? Если возник подобный вопрос, значит, видите ложный мезонин – замаскированную люкарну.
Во-вторых, при эклектике не исчез и портик, а преобразовался в ложный портик. А именно, обманку формировали с помощью или лопаток – выступов из прибитых к стене вертикальных досок – дом № 21, или выступа несущей фасадной стены (ризалит). К примеру, дом № 17 корпус 2 имеет центральный большой с плоским фронтоном ложный портик – ризалит (выступ несущей стены), который на высоту этажа выше боковых частей главного фасада. Угловые лопатки (вертикальные выступы из досок) украшены накладными деталями с профилями, имитирующими пилястру (полуколонну).
В-третьих, в эпоху эклектики в моду вошли издавна известные аттик (декоративная стеночка на крыше) и аттик-люкарна (будочка с вентиляционным окном), которым по форме конструкции в Европе давали разные названия: капуцин (капюшон), «шляпа жандарма», «летучая мышь» и др. Их модернизировали за счет эклектичного декора и устанавливали по краю кровли над центром фасада, чтобы исполняли роль фронтона портика – дом № 21.
Нельзя не заметить, что в этот период уфимцы применяли один из видов романского окна – «бифорий» (арочное окно, разделенное колонкой или столбиком на две части), а также балясину (фигурный столбик), балюстраду (ограждение из балясин). Так, тремя бифориями украшен второй этаж ложного портика дома № 17 корпус 2, одной бифорией – ложный мезонин одноэтажного здания № 23а, балюстрадой – терраса второго этажа дома № 32. Одним словом, соединив пирамидальный силуэт древнерусских теремов и симметричную с выступами форму здания классицизма, уфимская эклектика явила миру дома с романскими окнами, ложными портиком и мезонином – № 17 корпус 2, № 23а и др. Подобные образцы я встретила на улице Гоголя. Попробуйте найти и вы!
Исходя из вышесказанного, можно ли заключить, что уфимцы изобрели местный «деревянный» классицизм периода эклектики?» Думаю, да, и для него нужно придумать имя. Понятно, его нельзя наречь «неоклассицизмом», у которого несколько иные признаки. Уверена, дизайнеры предложили бы название «классика с этностилем». По-моему, больше подходит почти гламурное наименование – «классика в ажуре». Надеюсь, с помощью этой статьи оно войдёт в обиход.
Резные ворота не сохранились, поэтому в данный момент улица Октябрьской Революции выглядит как дорогое ожерелье с несколькими пустыми гнездами оправы, откуда выпали меньшие по величине ценные бусины.
Европейцы считают, что подобные щербинки и трещинки только увеличивают ценность благородной старины, которая никогда не выходит из моды. Поэтому, если ее бережно ремонтируют, то ни в коем случае не ставят несоразмерно огромные заплатки из инородных материалов – тонированного стекла, пластика, профилированного железа. Разве брошь с бриллиантами обрамляют стеклярусом? Названные иноземные мнения и методы реставрации игнорируют наши современные градостроители. Но почему в новом строительстве иностранцам подражают и стараются улицу Октябрьской Революции, как и весь город, сделать копиями новостроек Западной Европы? Дабы отобрать у Уфы самобытность, которую ей дает отечественная древность?
Есть мнение, что Уфе, якобы, не повезло с приличной старой архитектурой, кроме отдельных каменных построек, например, прозванного в народе «особняк с масками» по ул. Пушкина, 86. По-моему, архитектурных вариаций последнего найдется достаточное количество в крупных городах России и Европы, а вышеописанного драгоценного «ожерелья» нет нигде. Ведь оно уникальное – раритет не только Уфы, но и всего региона, достопримечательность, которую с гордостью надо бы показывать туристам и гостям Башкортостана. Именно его нужно сделать архитектурным символом (визитной карточкой) старой Уфы, а не космополитичный облик «особняка с масками».
В этой статье я специально не называла имен бывших домовладельцев, чтобы не отвлекать читателей. Моя задача – представить красоту как результат богатства архитектурной мысли и большого труда нескольких поколений уфимцев – показатель высокой материальной культуры города ушедших эпох, которую чиновники не замечают и позволяют быстрее уничтожить.
Итак, выше я пыталась объяснить, как, на мой взгляд, можно увидеть «классику в ажуре» на примере только одного роскошного «ожерелья», разложенного прямо на красной линии Большой Казанской улицы. А сколько еще сокровищ осталось в старом городе!