+23 °С
Дождь
Все новости
Юмор
24 Сентября 2019, 16:31

№9.2019. Разиля Рыскужина. Вот так сюрприз! Рассказы. Переводы с башкирского языка

Разиля Ишбулдовна Рыскужина родилась 24 апреля 1976 года в дер. Янзигитово Баймакского района РБ. Окончила Сибайский педколледж и БашГУ. Работала в редакции республиканского сатирического журнала «Хэнэк». Автор шести книг, дважды лауреат поэтического фестиваля «Илһам шишмәләре» («Родники вдохновения»). Член Союза писателей РБ и РФ. Кикимора Наверное, легче подняться на вершину крутой горы, чем с двумя тяжеленными сумками на третий этаж. И хотя Манзира не принадлежала к числу альпинистов, но ощутила ту же радость, которую испытывают последние, достигнув нужной высоты. Передохнув, нажала кнопку звонка знакомой двери. Когда и после пятого звонка никто не открыл, она начала барабанить кулаками. Наконец послышались шаги, и дверь отворилась. Перед Манзирой предстала внучка во всей своей красе с мусорным ведром в руках, пританцовывавшая под мелодию, исходившую от наушников: – Бабуль, ну зачем ты без звонка? – удивилась внучка. Да еще с такими тяжёлыми сумками? Я бы встретила. Или мама... помогла бы! И кинулась обнимать бабушку, освобождаясь на ходу от плотных мохнатых наушников.

Разиля Ишбулдовна Рыскужина родилась 24 апреля 1976 года в дер. Янзигитово Баймакского района РБ. Окончила Сибайский педколледж и БашГУ. Работала в редакции республиканского сатирического журнала «Хэнэк». Автор шести книг, дважды лауреат поэтического фестиваля «Илһам шишмәләре» («Родники вдохновения»). Член Союза писателей РБ и РФ.
Разиля Рыскужина
Вот так сюрприз!..
Рассказы
Переводы с башкирского языка.
Кикимора
Наверное, легче подняться на вершину крутой горы, чем с двумя тяжеленными сумками на третий этаж. И хотя Манзира не принадлежала к числу альпинистов, но ощутила ту же радость, которую испытывают последние, достигнув нужной высоты. Передохнув, нажала кнопку звонка знакомой двери. Когда и после пятого звонка никто не открыл, она начала барабанить кулаками. Наконец послышались шаги, и дверь отворилась. Перед Манзирой предстала внучка во всей своей красе с мусорным ведром в руках, пританцовывавшая под мелодию, исходившую от наушников:
– Бабуль, ну зачем ты без звонка? – удивилась внучка. Да еще с такими тяжёлыми сумками? Я бы встретила. Или мама... помогла бы! И кинулась обнимать бабушку, освобождаясь на ходу от плотных мохнатых наушников.
– Да хотелось сюрприз сделать! Все-таки вы неделю без отца. Он по пути ко мне заезжал. Говорит, ты заболела, а маме за тобой приглядывать некогда. Вот и решила, что моя помощь сейчас будет как нельзя кстати. Ну как ты? Мама где? На работе? На сотовый звоню – не берет, с моего – недоступна, вот опять… короткие гудки идут...
– Ну, бабуль, я же дома, мне бы позвонила...
– А вдруг, думаю, ты у врача, вон какая эпидемия началась. Ах ты, моя миленькая, как же угораздило заболеть-то? Ну ничего, вот привезла деревенские, как говорится, экологически-чистые молоко, хлеб, сметанку, сейчас я тебя накормлю, травки заварю, сразу на поправку пойдешь!
Не дослушав бабулю, внучка вновь натянула наушники и, продолжая танцевать, одновременно выгружала содержимое сумок.
– Танцуй, танцуй, внученька, значит, уже лучше стало! Сейчас чай поставлю, а мамочка-то твоя, любимая моя сноха, где сегодня? На работе? Никак дозвониться не могу. Наверное, совещание или ещё что. .
– Нет у неё сегодня никаких совещаний, позвони с моего сотового, у меня безлимитный тариф. Хоть сколько разговаривай!
Вытащив из заднего кармана брюк телефон, внучка отдала его бабушке Манзуре.
Та зашла в другую комнату и быстро набрала номер снохи, которая заговорила первой.
– Алло! Доченька, Ритка, у тебя все нормально?– И, не дожидаясь ответа, продолжила тараторить: - А я как раз собиралась тебе позвонить. Пожалуйста, дверь никому не открывай, домашний телефон отключи, – а свой выруби. Тут бабуся твоя объявилась, кикимора, амёба двуногая. Папаня твой – весь в неё. Я же ему русским языком сказала, чтобы не заезжал к ней по пути. Нет же, опять заехал, просил, чтобы она, Баба Яга, приехала нам помочь. Я сама не справлюсь, что ли? Эта уродина начала мне названивать то на рабочий, то на мобилку. И чего надо? Сидела бы у себя в огороде вместо чучела. Пусть мои слова останутся между нами, девочками, знай, я её с первого дня терпеть не могу. Ходит только, везде нас позорит. В прошлом месяце, помнишь, когда твой папа уезжал, тоже приехала. Ну раз ей сказали, что нас дома нет, оставь соседям, что привезла, и мотай обратно в деревню. Нет же, прождала целый день, а на ночь постелила возле нашей двери, на полу и ночевала. Пришлось мне одеться, тихонько дверь открыть, переступить через неё, сделать вид, что из командировки вернулась. Ладно, хоть тебя дома не было. Разве нормальный человек так делает? Думала, после этого она заболеет, воспаление почек будет, ан нет, на выходные приезжаем к ней в баню, а она скачет как девочка. Сущая Баба Яга! В квартиру её не пускай ни в коем случае. Пусть едет в деревню, корову доит, да сметанку нам свежую готовит... Алло, доча, ты что молчишь?
– А-а-а, кхм-кхм...
– Ой, да что с тобой, что за хриплый голос? Заболела? Или – это кто? Не ты что ли, Ритка?
– Нет, это Баба Яга, кикимора, амёба двуногая... Деревня, приехала, вас кормить.
Сюрприз
В конце рабочего дня зазвенел телефон:
– Алло, это редакция?
– Да-да.
– Ну наконец-то. Доченька, как тебя по имени?
– Рамиля…
– Так вот, Рамилюша, я тут с мобильного звоню, долго говорить не могу. В общем, мы в автобусе, через полчаса будем на Южном автовокзале, нужно нас обязательно встреть…
– А-а-а, алло, алло, – голос прервал короткий гудок.
«Кто же это звонил? Странно, даже не спросили, смогу ли я встретить, нет ли...» – удивилась Рамиля и перезвонила мужу, предупредив, что задержится. Фаиль удивился.
– Что случилось? Мы же в кино собирались после работы.
На что молодая жена с улыбкой ответила:
– Сюрприз!
Полагая, что из деревни обычно приезжают с гостинцами, Рамиля решила взять такси. Зачем же гостям на трамваях ездить? Пусть почувствуют себя долгожданными.
Не успело такси припарковаться к автостоянке возле вокзала, как подбежала плотненькая женщина с двумя девочками:
– Из редакции? Уф, опять забыла имя... – бормотала она в открытое окно и, не дождавшись ответа, разместилась с детьми на заднем сиденье. Рамиля от недоумения лишь моргала глазками, попыталась осознать происходящее, так как не узнавала своих «гостей». «Кто же это может быть? Свекровь говорила, что какая-то родственница не смогла побывать на нашей свадьбе и, возможно, заедет в Уфу, чтобы поздравить. Наверное, это она и есть...» – подумала Рамиля и, улыбнувшись, обратилась к незнакомке:
– Тяжелые сумки можно в багажник...
– Моя сумка при себе! – резко ответила женщина и помахала рукой, мол, можно ехать.
– Куда едем, к вашим знакомым или к нам в общежитие?!
– К каким ещё знакомым? Кроме вас, в Уфе у нас никого нет. Хозяин – барин: в общежитие или в дом, вам решать.
От всего этого у Рамили загудела голова, но она быстро взяла себя в руки и назвала водителю адрес.
С улыбкой до ушей на пороге комнаты гостей встречал муж:
– Ну наконец-то! Добро пожаловать! Дождались мы вас. Давайте знакомиться! Меня зовут Фаиль!
– А меня – Альфинур Мавлютовна! А это мои дочурки Аулия и Мавлия.
– Красивые девочки и имена, соответственно. Вы на каникулы, отдыхать?
– Нет, поступать, – робко ответила одна из девушек.
– А куда именно?
– Мы тут в Уфе никого не знаем. Куда посоветуете, с кем познакомите, от того и зависит. Не зря же мы к вам приехали, долгий путь проделали… – подытожила мамаша.
Но эти слова хозяева приняли за шутку, обменявшись друг с другом улыбками.
После чаепития молодые постелили гостям на единственной кровати, а сами ушли ночевать к знакомым.
Спозаранку Альфинур Мавлютовна принялась их искать по всему общежитию. Найдя, серьёзным тоном объявила:
– Я сюда не залеживаться приехала, давайте везите нас в какое-нибудь престижное учебное заведение. Не поверю, что у человека, работающего в редакции, нет крутых знакомых...
Как же объяснишь, что у простого корректора не может быть ни крутых, ни даже обычных знакомых в высших учебных заведениях? Поэтому Фаиль решил отвезти их на всякий случай в институт, где сам учился. К счастью, в коридоре встретился профессор, который вел лекции у него на курсе. Фаиль обратился к нему с просьбой и не ошибся. Девочек без никаких экзаменов и оценок взяли на учёбу. У профессора спрос-то был небольшой: Рамиля согласилась вычитать и подкорректировать его пятитомник, а Фаиль согласился поработать у него на даче садовником до сбора урожая.
На радостях Фаиль решил гостей познакомить со столицей, а Рамиля, отпросившись с работы, занялась приготовлением праздничного стола.
На следующее утро хозяева поехали на автовокзал проводить своих дорогих гостей. Фаиль даже дал на билеты деньги, которые собирался отдать супруге.
– Вы же наши гости. Дорогие гости!
Альфинур Мавлютовна со скрытой улыбкой взяла. Рамиля ждала от неё благодарности. Но шустрая мамаша резко подхватила дочерей за ручки и побежала к автобусу, стоящему на платформе. Даже не попрощалась. Фаиль и Рамиля ринулись за ней... Но ни в окошко, ни в дверях знакомых лиц не было видно. Гости как будто в воду канули.
Вдруг Фаиль остановился и, посмотрев в глаза любимой, заявил:
– А я и не зал, что в том районе, куда едет автобус, у вас родственники живут?
– А я думала, что это твои знакомые...
– Нет у нас там никого... И произношение у них какие-то другое, совсем не наше. И ведут они себя как-то странно... Вот так сюрприз!..
Современная свадьба
Получив от дочери сообщение, что через две недели у неё свадьба, Ямиля с мужем Фатихом вначале опешили. Ничто на это не указывало, дочь никогда об этом не говорила, не знали даже, что у неё парень есть, а тут как гром среди ясного неба – свадьба. Но почему так срочно? Почему не в каком-нибудь элитном ресторане, а в занюханной студенческой ашхане? А ведь могли бы и деньгами помочь.
– Ну, тут все ясно, – тяжело вздохнул Фатих, – догулялась. Нам ни слова, а теперь срочно замуж, поди, ребенка ждет. Оттого и спешка.
Через две недели на свадьбе все поздравляли молодых. Слово дали родителям невесты.
– Доченька, Зиляйлюк, жених ты наш, нет, теперь уже наш сынок Загир! Поздравляем вас с этим памятным и радостным днём. Мы понимаем, что сейчас везде кризис, но, если бы вы нам заранее сказали, могли бы вам шикарную свадьбу устроить. Как появится ребёночек… – голос у Ямили задрожал, выступили слёзы, и она обратилась к Фатиху: – Продолжай…
– Да, вы, конечно, это… немного поторопились, – затараторил тот, – мы понимаем, но могло бы быть и по-другому. Вот в наше время не так все было. Тоже жили небогато, но сперва женились… Ну, сейчас время, видать, другое, сначала предпочитают пожить, а уж потом, как опомнятся, так… тудым-сюдым, чтобы ребёнок без отца, так сказать, не рос… В общем, ладно, молодцы… главное, что и у нас внук будет, свой хотя бы.
После выступили родители жениха, затем гости... Все косились на живот невесты, говорили, что рады познакомиться с новыми родственниками, желали воспитать достойных детей. И почти все дарили наборы для младенцев, детские игрушки, а один, директор магазина, притащил целый ящик детских смесей. Скоро от детских игрушек, распашонок… на соседнем столе выросла целая гора.
Наконец слово взял жених.
– Большое спасибо, дорогие гости, за подарки, но у нас, чтобы вы не забывали, сегодня свадьба, а не детские именины. Когда я только увидел Зиляйлюк, сразу понял, что это девушка моей мечты. И я ей тоже, к счастью, понравился, поэтому решили быть всегда вместе, не расставаться никогда. Прочитали никах в мечети, теперь вот свадьбу проводим для вас, наши дорогие, мы не курим, не пьём, оптимистично смотрим в будущее. Но меня удивляет, почему вы все думаете, что мы этой свадьбой покрываем грехи и у нас скоро будет ребёнок?! Будет, если Всевышний даст! А пока мы об этом и не думали, нам просто хорошо вместе, и мы хотим жить в законном браке. Да, мы любим друг друга! Давайте выпьем вот этого сладкого сока за нас, и без всякого «горько»!
При этих словах добрая половина гостей удивленно переглянулась.
Счастливый ленивец
Ну и нерадивый же этот Гильмитдин! «Я, – говорит, – самый умный, потому и на работу не выхожу. А мне это надо?»
Колхоз колхозом, как говорится, – но ведь и в доме ни один гвоздик не прибьет, к лопате не притронется... И все потому, что у него жена есть. А это в нынешнее время знаете как престижно! Но только в пользу Гильмитдина. Он, хоть и лентяй, но отлично понимает, что в деревне мужики нарасхват. Если Сания выгонит – тут же другая поманит. И не посмотрят ведь, что женат и даже лентяй…
Именно поэтому и терпит Сания Гильмитдина. Ни слова плохого не вымолвит и ни в чем не упрекнёт. Слава богу, сама все умеет делать и всё успевает. Вот сегодня, например, с утра замело. Столько снега, что двери чулана никак не откроешь без мужской, как говорится, силы. А Гильмитдин увидел это зрелище и лишь рукой махнул, мол, нечего делать, что ли. Снег и без того весной растает, а мои силы в другом месте пригодятся. Недолго думая, вынул из оконной рамы стекло, да и вылез из дома, чтобы сходить по своим делишкам… А Сания туда не пролезет. Во-первых – неприлично, во-вторых – не по её габаритам это окошко. Тем более что она в интересном положении. Да еще ведро в руках, надо корову подоить, да мало ли еще разных дел… Поэтому молча взяла лопату в руки да и очистила чулан от сугроба.
Корова в этом доме единственная, кто дает прибыль. Сания с её помощью и деньги зарабатывает на шмотки, и семью кормит. С первым автобусом едет в город на базар – продать молоко. На обратном пути заходит к фельдшеру, чтобы пройти очередное предродовое обследование.
– Вот-вот родишь уже. На всякий случай вызову скорую с района. Вдруг ночью начнётся… а тебе довериться некому, – говорит фельдшер, послушав животик.
– Не-е, еще рановато. По моим подсчетам, недельку можно спокойно походить, – уверенно ответила будущая мамаша и поспешила домой. Только перешагнула через порог, как живот прихватило, будто ножом пырнули, такая боль…
Громко застонав, из последних сил добралась до кровати. Муж же, чтобы не слышать её стоны, на полную громкость включил телевизор и лежал на своём прежнем излюбленном месте – на диване. Как раз в этот момент зашла мать, чтобы проведать дочь. Увидев такую картину, отправила зятя на улицу, чтобы тот срочно нашёл какой-нибудь транспорт. Ведь роженицу надо везти в районную больницу.
Вышел Гильмитдин во двор и не знает куда идти. А к кому пойдёшь-то? Да и гордость его не позволяет у кого-то что-то просить. «Вот раньше, – рассуждает он, – все дома рожали. И ничего. Все живы, да и здоровенькие какие! Обойдётся! Принцесса, что ли, какая?» В это время тёща крикнула в форточку, что ребёнок родился. Гильмитдин открыл окошко, через которое утром вылезал, засунул туда голову и спросил:
– Ребенок родился? Теперь машину уже не нужно искать? Жёнушка, взгляни-ка в телевизор, какой там счёт? Интересно, наши гол забили? Да чем вы там заняты?
– Лентяй ты, больше никто! На тебя надеяться – себя не уважать! С твоими «нет», у меня и ребенка-то не было…– спокойно ответила ему Сания.
Услышал он это или нет, но реакции никакой не последовало. В это время Гильмитдин пытался вызволить голову из окошка. Но и это у него не получалось.
Тем временем к дому подъехала машина скорой помощи. Вот врачи и помогли вытащить голову Гильмитдина из окошка. Посмотрели роженицу, новорожденного и сказали, что с ними всё в полном порядке, не обязательно в больницу ехать. А горе-мужа увезли.
– Во дворе не забудь снег почистить и стекло вставить в разбитую раму! – строго давал последние напутствия Гильмитдин…
В чужом глазу
Встретились две соседки. Да и как не встретиться, если каждый день сидят на скамейке и обсуждают последние сплетни.
– Привет, Муглифа
– Привет, привет, – ответила Маймуна.
– Что новенького?
– Да вот вчера к соседке Галие заглянула. И знаешь, как сын у нее женился, и сама изменилась до неузнаваемости. Где это видано так стелиться перед невесткой? А та и рада стараться. Захожу к ним, и что ты думаешь?! Невестка её перед телевизором в короткой юбочке сидит, мороженое облизывает. Нет, чтобы встать, поздороваться. А когда к ужину позвали, сразу побежала, сама-то не умеет готовить…
– Вот времена пошли! Раз не умеет, зачем замуж надо было выходить?
– Я бы на месте Галии пожёстче была. Помню, моя свекровь, царствие ей небесное, что ни приготовлю, все ей не нравилось. Моё – в помойку, а сама заново начинает стряпать…
А дом у нас был огромный! И я обязана была каждый день, а иногда и по два раза уборку там проводить. А свекровь берёт белую ткань и за мной вытирает. Попадётся пылинка – всей деревне прогорланит, какая я неряха. Если кто не поверит, ткань показывает.
– Думаешь, моя ангелом была? Присядет, бывало, у плиты, когда готовлю, и следит за каждым моим шагом. Если что не по ней, как говорил мой отец, от её ругани на заводе гула станков не было слышно.
– А моя-то что учудила? Когда мы решили пожениться, официальную проверку устроила: поехала в районную больницу, каким-то образом достала мою медицинскую карточку, узнала про мою операцию и решила, что я аборт делала, хотя всего-то аппендицит был... А ей-то что, раз операция, значит, аборт. Вся деревня на меня пальцем показывала. Чуть свадьбу не отменили.
– Да уж! А моя в день свадьбы нам с мужем отдельные кровати постелила. Якобы её драгоценный сынок привык один спать!
А вот сын Галии с этой вертихвосткой ещё до свадьбы жить начал...
– А толку-то?! Дитём ещё у них и не пахнет! Для себя живут.
– Ой, не говори! А Галия как изменилась, даже на лавочке с нами не посидит. Всё некогда ей!
В это время дверь подъезда распахнулась, и из него выпорхнули Галия с сыном и невесткой. Все, улыбнувшись, поздоровались.
– На концерт собрались в филармонию, – сообщила Галия. – Культпоход у нас сегодня.
Муглифа и Маймуна удивлённо посмотрели им вслед, а в это время послышался голос с балкона второго этажа:
– Эй, мамаши, хватит там лясы точить, пора детишек забирать из детского садика! Толкни соседку, её тоже невестка потеряла. Скажи, пусть домой идёт, кушать готовит, невестка есть хочет. И сама быстрее давай. Ужин-то не готов. Хочешь, чтоб сыночек опять скандал устроил?!
– Бегу, бегу, одна нога здесь, другая там! – И Муглифа поспешила в детсад. А Маймуна тем временем готовила ужин драгоценной невестке.