Все новости
Точка зрения
6 Февраля 2018, 16:09

№1.2018. Ахмадеев Алим. Между Сциллой и Харибдой

Алим АХМАДЕЕВ. МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ И ХАРИБДОЙ ИСЛАМИЗМ КАК ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ, И РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ: МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ ТЕРРОРИЗМА И ХАРИБДОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ

Алим АХМАДЕЕВ

Ахмадеев Алим Ахатович родился в 1952 году в с. Юмагузино Кугарчинского района РБ. Окончил истфак БГУ, аспирантуру и докторантуру МГУ. Доктор философских наук, профессор. Автор более 170 научных работ. Постоянный автор журнала «Бельские просторы».

ИСЛАМИЗМ КАК ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ, И РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ: МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ ТЕРРОРИЗМА И ХАРИБДОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ

Стала общим местом сентенция, что исламизм – идеология и практическая деятельность, ориентированные на создание условий, в которых социальные, экономические, этнические и иные проблемы и противоречия любого общества (государства), где наличествуют мусульмане, а также между государствами, будут решаться исключительно с использованием исламских норм, прописанных в шариате (системе нормативных положений, выведенных из Корана и Сунны). Иными словами, речь идет о реализации проекта по созданию политических условий для применения исламских (шариатских) норм во всех сферах человеческой жизнедеятельности. Именно поэтому исламизм именуется еще политическим исламом или политизированным исламом. Тем самым исламизм представляет собой одну из политических идеологий и в этом отношении функционально сравним с другими политико-идеологическими системами.

ПОЛИТИЗАЦИЯ ИСЛАМА

Сразу отметим, что политизация сегодня характерна для всех религий. В этом отношении политический ислам не одинок. Но сегодня именно он, на наш взгляд, берет верх. Отметим, что идеологическая пустота, возникшая после краха коммунизма, до сих пор царит, несмотря ни на что, в умах и взглядах россиян. Но природа не терпит пустоты, и всегда находятся силы, стремящиеся её восполнить
Совершенно очевидно, что среди причин и истоков проявлений религиозного экстремизма в нашей стране не последнее место занимает сегодняшний бесконтрольный, безрассудный рост религиозности населения. И как одно из его проявлений – рост числа фанатично верующих семей. Ведь именно в семье закладываются основы мировоззрения ребенка, которые во взрослой жизни превращаются в нравственные принципы, идеалы, ради которых человек готов отдать жизнь.
И потому-то, среди религиозных фанатиков-смертников так много выходцев из семей радикально религиозных, откуда и черпается зачастую терроризм.
Считается, среди прочих, что одна из причин исламского терроризма – это бедность, крайняя жизненная ситуация маргиналов. Однако реальность опровергает многие стереотипы: далеко не все террористы лишены будущего и влачат жалкое существование.
К сожалению, проблема исламского террора действительно «в голове», вернее, в тех ценностях, которые туда закладывает, в соответствии догматам веры. Раз она считает (или не противостоит этому) возможным жесткое, почти непримиримое противостояние с верующими других конфессий, то внутри учения всегда найдутся многие тысячи фанатиков, которые доведут этот постулат до религиозной войны. Вот почему важно понять простую истину: пока сами мусульмане не «перестроят» голову этим религиозным фанатикам, исламский терроризм будет становиться все более масштабным и кровавым. И никакие спецслужбы, спецназы и полицейские меры не помогут полностью искоренить эту «чуму ХХI века». Они лишь могут немного снизить риски.
Исламизм в настоящее время подпитывается также огромной рентой, которую мусульманские страны Ближнего Востока получают как нефтедоллары. Следовательно, террористические сообщества получают финансовые ресурсы для своей деятельности. Иначе говоря, они «попадают под обаяние арабских денег». Без решительной, быстрой перестройки (Реформации) основ самого ислама, превращенного сегодня в идейную платформу современного терроризма, человечество как цивилизация практически обречено на бесславный конец. Новые открытия и научный прогресс, боюсь, весьма скоро предоставят реальные возможности будущим «воинам Аллаха» уничтожить вместе с собой всех нас.
В этой связи возникает вопрос: почему с многочисленными актами терроризма и убийствами совершенно неповинных людей в России, Англии, Франции, Испании, США проблема терроризма для каких-то кругов стала актуально и даже модной.

СМЕРТЕН ЛИ ТЕРРОРИСТ?

А всё дело в том, что все борются со следствием, а не с причиной. Требуем смертной казни для них. Но разве террориста испугаешь смертью? Он же сам добровольно идет на смерть. Во имя Аллаха! За чистоту веры! И в глазах тысяч (может миллионов) верующих террористы – шахиды, герои, а не преступники. Ими восхищаются, ими гордятся, им подражают. Согласитесь, это мощнейший стимул воспроизводства религиозного экстремизма, если учесть высокий уровень религиозности наших граждан. А что они знают, эти ребята, об исламе? Ровным счетом ничего. Коран, шариат написаны на арабском, которого они не знают. Они верят на слово своим наставникам, которые в подавляющем своем большинстве тоже о Коране знают понаслышке. Вербовщики спекулируют на этом.
Хочу подчеркнуть, Коран – очень сложный исторический памятник. Не только потому, что изложен на арабском языке, которым владеют далеко не все служители культа. Ученые арабисты, исламоведы, религиоведы всех стран и народов в течение многих веков переводят, изучают Коран.
В Коране столько непонятных слов, противоречий, тумана, что ученые до сих пор не могут определить даже хронологию коранических текстов. А ведь это очень важно, когда, какое предписание было продиктовано архангелом Джабраилом Мухаммаду. В одном аяте предписано одно, а через десять страниц говорится иное. Как быть мусульманину, какому предписанию следовать?
С таким вопросом обращались еще при жизни к пророку Мухаммеду. И он объяснял, при каких конкретных обстоятельствах были написаны эти суры. И что первый из них отменен как устаревший. Поэтому нужно руководствоваться более современным. Но вербовщики эти детали не учитывают и цитируют своей пастве те суры, которые соответствуют их политическим и корыстным целям. Религиоведы равнодушно взирают, как калечат души нашей молодежи всякие проходимцы.
По мнению авторитетных экспертов, за последние годы мы наблюдаем изменение этнического состава исламских террористов в сторону мигрантов. Это результат абсолютно безответственной политики властей. Известный публицист Ю. Латынина, отмечает, что ислам, как и любая монотеистическая религия, его степень воинственности очень сильно зависит ещё и от концентрации. «Если у вас есть 2 % этнически и религиозно чуждого населения, вы можете их переварить. Если 10 % – это сложно. А если их 15 %, то они сами переварят, кого угодно».
У нас есть в России естественный ареал распространения этой мирной религии: Кавказ, Татария, Башкирия. Зачем тогда импортировать людей на положении рабов, которые, естественно, будут недовольны своей участью, из стран, где непонятно, что происходит? Плюс, есть такая ещё вещь, которая называется «молодёжный пузырь». Вот это давно хорошо замечено, есть страны, в которых очень молодое население (это касается и Палестины, это касается и Египта), и в них люди склонны к насилию. Молодые люди пытаются утвердиться в мире, они не знают, каким способом это сделать. Зададимся вопросом: по какой причине это происходит? По одной единственной: российским олигархам выгодно иметь рабов. Рабы дешевле, им допустимо платить немного, а разницу можно взять себе. Что рабы потом в любой стране создают проблему самой стране, если их много, это, вот, российский административный и не административный бизнес не касается.
Мы согласны также с мнением известного политика Г. Гудкова о том, что убийцы-террористы – верующие мусульмане и они убивают, чтобы победить «неверных», наказать их от имени «правильных» мусульман, от имени Аллаха, к которому они рассчитывают попасть в случае своей смерти в качестве награды за эти злодеяния. Полиция и спецслужбы «на ушах», врачи спасают жизни, весь мир взбудоражен, мировые лидеры осуждают. А духовные лидеры ислама где? Ведь когда где-нибудь в мире печатают безобидные картинки с Пророком или снимают о нем фильм – из каждого утюга мы слышим возмущенную реакцию исламских аятолл, муфтиев и прочих проповедников, а разъяренные толпы мусульман выходят на улицы, чтобы защитить свои якобы оскорбленные религиозные чувства.
Где были Талгат Таджуддин, Равиль Гайнуддин и Нурмухаммат – хазрат и прочие руководители мусульманской паствы, когда в августе нынешнего года в Барселоне произошел чудовищный акт с десятками жертв? Президент Путин посчитал своей обязанностью выразить соболезнование жертвам терактов, а исламские властители умов почему-то сделают вид, что это их не касается! Как это понимать?
Почему, когда за последний год с именем Аллаха и пророка Мухаммада совершены были десятки отвратительных массовых убийств, кто-нибудь слышал жесткую отповедь преступникам от имени ислама? Видели на улице тысячи мусульман, возмущенных тем, что террористы-негодяи порочат их веру? Кто-то из проповедников публично проклял убийц? Объяснил миллионам, нет, миллиардам жителей планеты, по какому праву террористы называют себя истинными мусульманами?! Кто-то из известных и признанных авторитетов ислама назвал негодяев вероотступниками, предателями ислама, людьми, порочащими его истинные ценности?! Может, мы просто не осведомлены об этой ожесточенной и открытой для всех титанической идейной борьбе, которую ислам ведет против террористов и убийц. Но, увы, об этом ничего не известно. Ничего подобного не слышали и не видели сотни моих знакомых и друзей, верующих и атеистов. Думается, уж если кто и повинен в исламофобии, так это в том числе сами мусульманские проповедники и духовные отцы, хранящие олимпийское спокойствие после каждого преступления против человечности, совершаемого их паствой с прославлением имени Аллаха между взрывами, автоматными очередями и стонами умирающих и покалеченных людей. Неужели совершаемые под знаменем ислама кровавые теракты оскорбляют религиозные чувства мусульман меньше, чем рисунки на бумаге?
И еще. Если кто думает, что идею, даже людоедскую и преступную, которая овладела сознанием человека, могут победить бравые парни из спецназа, очень сильно заблуждается: на место разоблаченных и обезвреженных приходят в еще большем количестве не попавшие в поле зрения спецслужб и готовые убивать, убивать и убивать. Как подтверждение этого, директор ФСБ России Александр Бортников заявил, что лидеры запрещенного в России Исламского государства и других террористических организаций планируют создать новую всемирную террористическую сеть.

МУСУЛЬМАНСКИЙ ПРОЛЕТАРИАТ И МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ

Еще одна громкая, но всячески прячущаяся проблема, которая имеет прямое отношение к исламскому радикализму, – проблема т. н. мусульманского пролетариата, которую никто из социологов так и до сих пор не исследовал. К примеру, в Москве сегодняшняя ситуация с мусульманским пролетариатом в столице близка к оптимальной… Прежде всего, его представители стремятся укорениться и дать детям возможность сделать карьеру через образование, а затем – через госслужбу или медицину, т.е. респектабельно.
В то же время перекрытие социальных лифтов создаст слой «неприкаянной молодой интеллигенции», именно которая и становится рекрутинговой базой для терроризма и иного настоящего экстремизма. Проблема в том, что коренные москвичи – условные славяне и условные православные категорически не хотят размножаться, их дети категорически не хотят выбирать участь пролетария. Поэтому «Нерезиновая Москва» – это будет город пользователей льготным проездом и льготной оплатой ЖКХ. Тащить это на себе столица могла, когда налоги платились по месту расположения головного офиса корпорации, а «московская недвижимость была всегда в цене».
Нынешние «настоящие москвичи» – это дети лимитчиков, строивших все эти обречённые ныне реновацией дома, а также стоявшие у конвейеров (четверть века назад столица была крупным промышленным центром). Но они пошли в средний класс. И выпихнул их в средний класс именно мусульманский пролетариат.
Подъём социального слоя происходит только и исключительно тогда, когда находятся претенденты занять ещё более низкую страту.
Москве очень повезло, что не произошла геттоизация, и хотя вокруг рынков жильё снимает именно мусульманский пролетариат, но всё-таки полного территориального размежевания ещё нет. Когда же произойдёт выкристаллизация именно мусульманских кварталов, то тут и окажется, что это будут государства в государстве.
Кстати, доведённая до логического предела реновация и завершит жёсткое разделение столицы на престижные районы и районы бедноты. А это – источник радикализма и экстремизма. С этим уже встретились многие европейские города.
Не хотелось бы сравнивать миротворческий потенциал ислама и православия, но отметим, по словам известного публициста А. Невзорова, что существует 30-40 % опрошенных граждан, убеждённых, что православие как идеология – это главное несчастье России, которое на 700 лет затормозило её развитие, а в 1917 году доказало свою полную неспособность служить как стержнем нации», так и неким «цементом», скрепляющим государственность и народ.
В глобальном, концептуальном плане мы солидаризуемся с точкой зрения академика РАН, директора Института философии РАН В. Смирнова об осмысливании межнациональных, межконфессиональных отношений в современной России. Есть термин «мультикультурализм», есть теория «мультикультурализма». Есть много теорий, которые являются его вариантам, приспособлением, развитием и т. д. Есть готовый язык, который продуман западными философами. Продуман, да! Он уже готов. И что делает большинство российских мыслителей? Они берут готовые схемы, готовый язык. Но ситуация-то в России абсолютно другая. На Западе это ситуация иммигрантов (инокультурных, инорелигиозных). А Россия? Это страна, где люди разных вероисповеданий жили все это время бок о бок, воевали, дружили, ссорились, ненавидели, любили. Но жили вместе. Это совершенно другая ситуация, нежели то, что описывается термином «мультикультурализм». Вот это и значит увидеть проблему по-своему, продумать ее контекстуально. Конечно, не на пустом месте, не изобретая велосипед, учитывая весь накопленный опыт, но продумать именно свою проблему. И там, где надо, создать свой язык и говорить на этом языке. Только тогда будет что-то действительно интересное для других.
Вот об этом надо говорить сегодня философам, религиоведам, всем, кто имеет отношение к духовно-религиозным отношениям.

СИБИРСКИЙ ИСЛАМ

Утверждение, что ислам – великая религия, стало уже банальностью, которую повторяют все. И не только адепты ислама. Но великая религия должна по определению быть гуманной. Это аксиома. Тогда почему только ислам даёт фанатиков-террористов (шахидов)? Действительно, католики, к примеру, не убивают православных за веру, иудеи – также не убийцы!
Вот вопрос вопросов!
А недавняя резня в Сургуте не была случайным эпизодом. По мнению экспертов, Сибирь стала ещё одним фронтом войны за молодых мусульман, которая идёт на Ближнем Востоке и на Кавказе.
Дело дошло до того, что в официальных СМИ, пусть осторожно, но начали говорить о сибирском исламе.
Так, согласно исследованию Карнеги-центра, с 1990-го по 2015-й в УрФО на 70 % возросло количество выходцев из Средней Азии, в 2,4 раза – с Северного Кавказа, в 2,1 раза увеличилось число азербайджанцев. В результате доля мусульманского населения округа выросла почти на 100 тыс. – с 1 073 267 до 1 133 770 человек. Прирост произошел главным образом за счет Тюменской области, ХМАО и ЯНАО. В Тюменской области доля мусульманского населения увеличилась за 21 год с 9,78 % до 10,46 %, в ХМАО – с 12,54 % до 15,92 %, в ЯНАО – с 9,28 % до 13,35 %.
Сургут – сложный многонациональный и многоконфессиональный город. Еще с 60-х годов прошлого века сюда на добывающие предприятия потянулись выходцы из кавказских республик; позже, уже в 90–2000-х, – мигранты из Средней Азии, всем им предстояло уживаться в исламском поле с большой татарской общиной, которая до развала Советского Союза преобладала в Сибири.
По разным оценкам, сейчас мусульманская община Сургута составляет около 10 % от численности населения, то есть около 45 тысяч человек.
История ислама на Урале и в Сибири отражает все этапы новейшей истории ислама на Кавказе. В 90-х годах и 2000-х вместе с кавказскими мигрантами сюда проникает новая «ближневосточная» исламская идеология, которая начинает теснить исконный суфийский ислам. Исламская умма начинает дробиться.
И дело дошло даже до того, что Доку Умаров, лидер Имарата Кавказ (организация, запрещённая в России), объявил Урал частью своего виртуального террористического государства – «вилайятом Идель-Урал». Сколько-нибудь заметной активности этого «вилайята» так и не было зафиксировано. Однако после разгрома банды Умарова на Кавказе основным проводником радикальной исламской идеи стало ИГ, действующее по всей России. И здесь Россия за Уралом заявила о себе громко.

ЗАЩИТИТЬ ИСТИННЫЙ ИСЛАМ

И потому одним из позитивных факторов купирования в России радикального исламизма является открытие Болгарской исламской академии. Это, без преувеличения, начало возрождения отечественной богословской мысли и создание целостной системы высшего исламского образования.
Дело в том, что кадровый голод и 70-летняя советизация мусульман вывели из мирового тренда российскую исламскую мысль. Что привело к распространению радикализма и терроризма в мусульманской среде и неспособности части имамов им противостоять.
И Болгарская исламская академия, без сомнения, станет интеллектуальной кровью, текущей по жилам мирового ислама. Без крайностей и радикализма! И она будет, по словам Президента Республики Татарстан Р. Минниханова, общероссийской мусульманской площадкой, которая даёт единую трактовку священных текстов, что позволит противостоять идеям радикализма.
Мы развенчали прежние идеалы, новых не создали. А когда наше растерянное общество обратило свои взгляды на религию, веру в Бога, что с нами произошло?
Великую державу – СССР, которую никто не мог победить, уничтожили без единого выстрела. Нельзя забывать эти уроки истории.
Мы не можем позволить нашим врагам взорвать нашу страну изнутри. А потому каждый из нас – ученые, деятели искусства, журналисты, религиоведы, педагоги, медики – должны поработать во имя Отечества.
Необходимо рассказывать, показывать телезрителям, читателям истинный ислам, раскрывать, разоблачать искаженные в чьих-то корыстных или политических целях догматы этой религии, разоблачать мошенников и рассказывать о действительно грандиозных успехах нашей медицины, о тех огромных средствах, выделенных государством на наше здоровье… Такую работу надо проводить системно, целенаправленно, постоянно. Ибо только силовыми методами с религиозным экстремизмом не справиться. Более того, ужесточение мер наказания без разъяснительной пропагандистской работы может вызвать даже противоположную реакцию. В глазах верующих возрастет ореол героизма, слава великомучеников за веру, за Аллаха. Ведь именно во имя этой призрачной идеи многие искалечили свои жизни.

ЧТО ВПЕРЕДИ У ИСЛАМИЗМА?

Подводя итоги нашего небольшого исследования феномена исламизма, пусть даже с жестким алармистским подходом, следует, наверное, признать: политический ислам как всемирная идея, объединяющая многие миллионы людей, практически сменяет идеи коммунизма. А суть его в том, что обещание справедливости и равенства, которые не смог обеспечить марксистско-ленинский социализм и коммунизм, можно только обрести через беспредельную жесткость и террор, уничтожая всех, кто этому мешает и сопротивляется.
Сегодня политический исламизм заполняет вакуум, образовавшийся после крушения политических идеологий, которые прежде так увлекали молодежь, – коммунизма и национализма. Из этих теорий ничего не вышло. Политики, которые брали власть под этими лозунгами, превратились в тиранов, щедро обогащающих свои семьи и своих слуг. Напротив, идеи исламистов находят отклик не только в арабских странах – они стали мощным орудием социального и политического протеста, в том числе и в России, в ее национальных регионах. И сегодня следует говорить не о радикализации ислама, а об исламизации радикального протеста, во всем мире.
И потому сейчас стоим перед вопросом: сумеем ли все мы в XXI веке пройти без потерь между двумя этими грозными скалами – Сциллой терроризма и Харибдой толерантности? Вот вопрос вопросов и тема номер один для всех – государственных органов, религиоведов, обществоведов, мусульманских проповедников всех уровней, руководителей духовных управлений мусульман России, словом тех, кто затрагивают актуальные вопросы современного ислама!
Читайте нас в