+23 °С
Дождь
Все новости
Проза
20 Апреля , 15:46

№4.2021. Артур Ямалетдинов. Солнце, вот он я. Рассказы

Артур Ямалетдинов родился в 2000 году в Москве. С 2003 года живёт в Уфе. Студент колледжа при БГПУ им. М. Акмуллы (специальность «Гостиничный сервис»)

Артур Ямалетдинов родился в 2000 году в Москве. С 2003 года живёт в Уфе. Студент колледжа при БГПУ им. М. Акмуллы (специальность «Гостиничный сервис»).
Артур Ямалетдинов
Солнце, вот он я
Рассказы
Стики, розы, две пиццы
Прямо сейчас я жду, когда она проснется, чтоб предложить ей: «Сегодня планы накрылись. Хотел сходить в любимый бар поесть пиццы и выпить пива, или просто погулять, или купить пива и заказать пиццы. Неважно. Хочешь присоединиться? Хочу провести время с тобой». «Тем более у нас в последний раз в ноябре пересекаются выходные, мы не можем упустить эту возможность».
Любовь в воздухе, ноябрь – новый чертов февраль!
Она написала, что не сможет провести со мной время. Причём ответ был максимально негативный, понимаете, это когда дурак увидит: «У тебя есть шанс», в то время как матёрый мужик подумает: «Черт с ней, найду другую».
Я, как известно, дурак.
Пошёл в магазин, мило поболтал в пекарне, заказывая две пиццы. Пока заказ готовился, я нарулил напиток, шоколадку и ущербный пакетик с розочками. Не в маечке же нести, верно?
Зашёл в цветочный.
– Черт, я только зашёл, и уже чувствую как-то неуютно.
– Почему? – спросила продавщица, милая пышная девушка.
– Ну, знаете, цветы совсем другой мир, абсолютно в них не разбираюсь, сразу чувствую себя не в своей тарелке в цветочных.
– Что хотели бы взять?
– Я понятия не имею.
– А кому? Девушке, подруге?
– Было бы здорово, если б я знал, прошу прощения, я имею в виду, что все слишком сложно.
– Понимаю. – Мой ответ совсем не облегчил задачу.
Случился мой фирменный словесный понос, продавщицы и случайные люди, должно быть, вспоминают обо мне как о странном парне. Но в этом моя фишка. Хорошо иметь свои фишки. Была куплена белая роза.
– Говорят, цвет что-то значит, не разбираюсь вообще, – сказал я.
– Ну, знаете, смысл можно найти в чем угодно, даже если его нет.
– Мудрые слова, давайте возьмём белую.
– Означает чистоту и открытость.
– О да, то, что нужно, покажу, что сейчас я максимально чистый и открытый!
Расплачиваясь, я добавил:
– Помашу перед ней этой розой в знак своей капитуляции.
В руках у меня были две пиццы, ущербный пакет с цветочками, шоколадка в нем и игристое, а в другой – розочка и телефон, по которому я набирал ее номер, но она не отвечала.
И я сильно замёрз, черт, не ожидал, что на улице так холодно. Приложение показывало минус 15, но я не помнил, как ощущаются минус 15!
Вспомнил.
Подумал, что удачно сложится, если она выйдет. Куда-то или вроде того. Тогда хотя бы вариант, что она меня просто ранее отшила, просто отлетел бы сразу. Она вышла через пару минут.
Я не могу быть точно уверенным, но, полагаю, она удивилась. Я стоял дрожащий, и возле меня лежали пиццы и прочее дерьмо. И я курил, и тоже был удивлён.
И нет – она не ответила как в каком-нибудь дешевом фильме:
– Артур? Что ты здесь делаешь?
Потому что жизнь – это не сериал и не кино, ну и потому что я первее сказал:
– А вот и она.
А потом, конечно, сказал как в фильме.
– Я подумал, что ты устала, и решил тебя обрадовать, сюрприз, – сказал я. – Такая красотка, ты наверное куда-то собралась?
– Да, вот такси ждёт. Ты, наверное, замёрз?
– Совсем чуточку, – и показал жест «совсем чуточку», – как и эти ребята, – показал на пиццу и цветы.
– Возьми себе, я просто уезжаю, ну или я с собой возьму.
– О нет, женщина, это только для тебя!
– Ну, две пиццы – это слишком.
– Зато хватит на несколько дней.
Мы поднялись к ней, я немного отогрелся.
– Дурак, дурак, взял, обломал твои планы, спасибо, что согласилась внести коррективы, согласилась подняться, я ценю это дело. Знаешь, ты очень добра ко мне.
– А тебе идёт стрижка.
– Тебе твоя тоже, только ты не стриглась.
– Да, я просто уложила волосы под шарф.
– А если бы постриглась, я бы первый это заметил, потому что я очень внимательный молодой человек.
Она села в такси. И я вспомнил, что в кармане у меня стики от айкоса, специально запомнил, какие стики она курит. Типа забота, если ей лень выходить из дома. Остановил таксиста жестом, открыл ее дверь и сунул эту пачку со словами:
– Чуть не забыл, – повернулся к таксисту и добавил: – Не ставьте этой красивой даме меньше пяти звезд из-за меня!
Она уехала, а я закурил. Врубил «N.I.B.» – самую прослушиваемую мной песню группы «Black Sabbath».
Через пару часов я сидел в «Camorra Pizza», в любимом пабе, и смотрел на бармена Андрея. Он мило беседовал со своей девушкой. Любовь витала в воздухе, я был почти счастлив. Девушка Андрея смотрела на него влюбленно, должно быть, вполне неплохо ощущается.
Моя же «девушка» написала мне, чтоб я называл «красоткой» кого-нибудь ещё и чтоб больше не делал так, как сделал пару часов назад.
Ладно, подумал я, неважно, проигрываешь ты или выигрываешь. Главное то, как ты играешь!
Some people say my love cannot be true
Please believe me, my love, and I'll show you
I will give you those things you thought unreal
The sun, the moon, the stars all bear my seal.
Oh yeah!
Солнце, вот он я
Я стоял на привычной смене за привычной стойкой в привычном отеле, передо мной был защитный экран, на мне была маска и перчатки, а на улице и на ресепшен было +26. Жарко и дурно, и одиноко, в общем, обыкновенный солнечный день в аду.
Я только пришёл на смену и ничего не соображал, но гостям, в общем-то, было до фени:
– Добрый день, Артур, ресепшен, чем могу вам помочь?
– Вы знаете, мне жизненно необходима шапочка для душа, а ещё...
И в таком духе.
Ничего интересного, одна из сотен смен: звонок за звонком, заезд за заездом, «Добрый день, как добрались до нас?»
– У вас что-то истошно мяукает на паркинге! – вклинилась в заезд какая-то девушка.
– Буквально один момент, сейчас я заселяю гостя и перейду к вам, – отвлекся я и вернулся к рассказу о графике работы ресторана.
Потом, конечно, позвонил старшему смены охраны. Сообщить о чем-то мяукающем на паркинге. Но не дозвонился. Когда-нибудь в этом отеле научатся брать трубки. Пришлось спускаться самому – проверять, что же там такое случилось.
На парковке меня ждал Радмир, охранник, бывший полицейский. Вполне понятно, почему бывший: он был слишком приятен в общении и достаточно мягок при урегулировании конфликтов с гостями. И что-то действительно истошно мяукало. Конечно, в этот момент я вспомнил о том, что зачастую котята залезают в машины, под капот, откуда-то через днище авто. Не могу это дело описать лучше, я абсолютно не разбираюсь в машинах, как и в спорте, как и во всяких таких базовых интересах мужиков. Ладно. Котята заползают туда, потому что там тепло; залезают и не могут выползти. Почему? Не знаю. В общем, залезают они туда, мяукают, хрипнут, и это очень грустно.
Нам удалось совместными усилиями выяснить, чья это машина: для этого понадобилось отвлечь старшего смены охраны, он поднял документы по зарегистрированным автомобилям, выяснил, в чьей тачке застрял котенок.
– Добрый день! Это Артур, ресепшен, извините за беспокойство. В вашу машину, под капот, предположительно, залез котёнок. Я хочу его достать.
Гость быстро отреагировал на столь нестандартную просьбу. Через пять минут он быстро подошёл к авто, открыл капот и стоял ждал, как и Радмир, пока я достану что-то истошно мяукающее из-под капота.
Я залез туда примерно наполовину. И дело не только в том, что я сам по себе средних размеров, тут вопрос в другом: это был здоровый внедорожник (марку назвать не смогу – абсолютно не разбираюсь в авто. Ну вы помните, мн. ув. читатели). Примерно между какой-то штукой и какой-то другой штукой сидела маленькая кошечка, глазела на меня своими голубыми глазками и мяукала. Я протянул руку к ней, она меня поцарапала и забилась куда-то вглубь. К этому моменту я уже смирился с грязной формой и залез ещё глубже.
– Ну что, как там? – спросил Радмир. Должно быть, он, как и гость, просто наблюдал и ждал, когда это уже все закончится.
Я матерился и вытаскивал кошечку.
Вселенная наблюдала.
Я поднял кошечку над собой на манер обезьяны из «Короля Льва».
– Назову ее Солнышком, – держа в руках маленький миленький комочек, сказал я.
– К себе возьмёшь?
– Ну да.
Других вариантов я не видел, а ещё мне было очень одиноко после ухода девушки, к тому же я уже засматривался на других котят в различных приютах. Одиночество становилось невыносимым, и я не мог упустить шанс с этим что-то сделать.
– Ты теперь ее крестный папка! – говорил я Радмиру.
Оставалось отработать около пяти часов. С коллегами мы оборудовали в офисе ресепшен небольшую коробку, из ресторана я взял несколько кусочков красной рыбы, а ещё выпросил у бармена налить мне, то есть кошечке, немного молока.
Несмотря на все усилия предоставить максимальный комфорт, кошечка кричала ругалась, кусала коробку, кусала бумагу, перевернула весь офис и вообще вела себя возмутительно. Я заходил сканировать паспорта, а параллельно пытался вычислить по звукам ее местонахождение. Доделывал копии документов, брал ее на руки и аккуратненько приземлял в коробку. Коллеги-девушки умилялись. А Солнышко продолжала вести себя возмутительно.
Я нёс ее на руках, она пялилась на меня своими голубами глазками, мурчала и забавно двигала передними лапками. Когда мы проходили возле стаканчика полиции, мы уже почти дошли до моего подъезда, очень громко заиграл из какой-то машины реп-трек про новый «Кадиллак».
– Такое мы с тобой, Солнышко, слушать не будем.
Солнышко благодарно моргнула.
Дома мы всю ночь слушали The Doors, она ходила по мне, терлась о мои ноги, и одиночество отступило и закончилось. Её жизнь только началась, как и моя, и это вполне хорошая новость.