-17 °С
Облачно
Все новости
Проза
23 Декабря 2019, 15:27

№12.2019. Литературный перекрёсток. Сергей Круль. Притча о слепом юноше

Сергей Леонидович Круль родился в 1953 году в Уфе. Окончил УГАТУ в 1975 году. Писатель, музыкант, композитор и бард. Лауреат первой республиканской премии «Струны души» (2016), автор виниловой долгоиграющей грампластинки «Всё невольно в памяти очнется...» (1991). В 2018 году был удостоен диплома и медали имени Н. Рубцова на литературно-музыкальном фестивале «Рубцовская осень». Автор более 150 песен и романсов на стихи русских поэтов и на свои собственные. Автор нескольких книг, публиковался в московских литературных журналах «Лёд и пламень», «Муза», в журнале «Бельские просторы», в республиканских газетах. Включен в состав авторов хрестоматии «Современная уфимская художественная проза 1992–2012» (Уфа, 2013). Член Союза российских писателей с 2011 годаПритча о слепом юношеВ одном далёком селе, между гор, жил слепой юноша, с детских лет не видевший белого света. Пока живы были родители, юноша ни в чём не нуждался, мать и отец кормили его, одевали и содержали жилище в чистоте и уюте. Когда же родители упокоились, а это рано или поздно случается со всеми, юноша в полной мере познал тяготы и лишения.

Сергей Леонидович Круль родился в 1953 году в Уфе. Окончил УГАТУ в 1975 году. Писатель, музыкант, композитор и бард. Лауреат первой республиканской премии «Струны души» (2016), автор виниловой долгоиграющей грампластинки «Всё невольно в памяти очнется...» (1991). В 2018 году был удостоен диплома и медали имени Н. Рубцова на литературно-музыкальном фестивале «Рубцовская осень». Автор более 150 песен и романсов на стихи русских поэтов и на свои собственные. Автор нескольких книг, публиковался в московских литературных журналах «Лёд и пламень», «Муза», в журнале «Бельские просторы», в республиканских газетах. Включен в состав авторов хрестоматии «Современная уфимская художественная проза 1992–2012» (Уфа, 2013). Член Союза российских писателей с 2011 года.
Притча о слепом юноше
В одном далёком селе, между гор, жил слепой юноша, с детских лет не видевший белого света. Пока живы были родители, юноша ни в чём не нуждался, мать и отец кормили его, одевали и содержали жилище в чистоте и уюте. Когда же родители упокоились, а это рано или поздно случается со всеми, юноша в полной мере познал тяготы и лишения. С утра до вечера он сидел неподвижно на циновке и плакал от бессилия. Трудно жить одному, ещё труднее жить незрячему. Понемногу все пришло в запустение: сад зарос сорняком, глинобитная постройка покрылась трещинами, и вдобавок ко всему стала протекать черепичная крыша. Добрые люди, увидев горе юноши, пришли на помощь. Одни вскопали сад и очистили его от сорняков, другие починили крышу, третьи стали замазывать трещины. И каждый день приносили еду – две-три рисовых лепёшки и кувшин козьего молока. И жизнь юноши наладилась. Фарах, так звали юношу, стал выходить из дома и подолгу сидел на крыльце, глядя на небо. Он не знал, что такое небо и как оно выглядит, но отец говорил ему, что небо находится вверху и, чтобы его увидеть, нужно задрать голову. Фарах задирал голову, но ничего, кроме пустоты, перед собой не видел. Еще отец говорил, что на небе живет солнце и что всё живое поклоняется ему, ибо солнце – это свет, тепло и радость всего сущего. И снова Фарах задирал голову, но ничего так и не видел. От невозможности увидеть солнце юноша безутешно плакал. И добрые люди, чтобы скрасить одиночество слепого юноши, стали нахваливать его красоту.
– Ах как красив наш Фарах, – говорили одни.
– Посмотрите, он затмевает солнце, – вторили другие.
Кто первым сравнил красоту юноши с солнцем, сейчас и не вспомнить, но только напрасно он так сказал. И юноша возгордился собой, гордыня поселилась в его сердце. Теперь он, Фарах, солнце, он освещает путь заблудшим и помогает нуждающимся. Люди, поклоняйтесь Фараху!
И люди поняли, что совершили ошибку. По-прежнему они помогали Фараху, но делали это не по любви, а из необходимости. Не бросать же слепого на произвол судьбы.
И так случилось, что через село в это время проходил караван, в котором ехал целитель, способный творить чудеса. И зашел целитель в дом, где жил Фарах, и, увидев слепого юношу, спросил его.
– Как ты себя чувствуешь?
– Плохо, – опустил голову юноша. – Я слепой, и оттого все мои беды.
– Хочешь, я излечу тебя?
– Хочу, – заплакал Фарах. – Очень прошу, великий Саид, верни мне зрение. Я хочу видеть мир.
– Увидеть мир и себя в нем – непростое испытание. Готов ли ты выдержать его? – спросил целитель.
– Готов, – ответил Фарах. – Ибо худшей доли, чем моя, я не пожелаю никому.
– Закрой глаза и не открывай их, пока я не скажу, – сказал целитель и взмахнул палочкой.
Долго текло время, дольше самой жизни, и вот наконец откуда-то сверху прозвучали слова – открой глаза, Фарах! Мир перед тобой, он ждет тебя.
Фарах задрожал и закрыл глаза рукой. Он боялся, что открыв глаза, он по-прежнему увидит пустоту, ту, что сопровождала его с детства. И это пугало его. Но, помня данное целителю обещание, Фарах вышел из дома и только тогда открыл глаза. То, что он увидел, не подлежало описанию. Цвели сады, полные благоухания, розы всех цветов и оттенков покачивались на тонких стеблях, пели птицы, всякие на свой лад, а вверху, на краешке неба, покоилось огромное солнце – свет, тепло и радость всего сущего. Так говорил отец. Неужели и моя красота, подумал Фарах, так же велика и прекрасна, как это солнце?
Фарах был беден, и в его доме не было зеркала. И он пошёл к реке, чтобы убедиться, так ли он красив, как говорят люди. Подойдя к реке, Фарах заглянул в воду и увидел в ней своё отражение. Разочарование и досада постигли юношу. Фарах увидел лицо человека скорее некрасивого, чем красавца, лицо чужого ему человека.
Юноша в плаче бросился на траву. Люди обманули его! Лучше было бы ему остаться незрячим и жить в мире иллюзий, чем видеть мир таким, каким он есть на самом деле. Увидеть мир и себя в нем – непростое испытание, вспомнил он слова целителя. Фарах встал и подошёл к краю обрыва, готовясь покончить счёты с жизнью.
– Что ты собрался делать, прекрасный юноша! – прозвенел девичий голос.
– Кто здесь? – обернулся Фарах и увидел девушку. – Что ты здесь делаешь?
– Я заблудилась, – ответила девушка. – Вот уже неделя, как я ищу свой дом и не могу найти. Помоги мне найти мой дом!
– Откуда мне знать, где твой дом, – ответил Фарах. – Я ведь никогда его не видел.
И тут он увидел, что девушка слепа, так же слепа, как и он был совсем недавно. И размягчилось сердце Фараха.
– Ну так как? – спросила девушка. – Ты проводишь меня?
– Пойдем, – согласился Фарах, взял девушку за руку, и они пошли в село. Перед ними расстилалась высохшая степь, пели цикады, а в небе одиноко парил коршун.
– Как твое имя? – спросил Фарах.
– Лейсан, – ответила девушка. – А твое?
– Родители назвали меня Фарахом, – ответил юноша.
– Фарах, – мечтательно повторила Лейсан. – Удивительно! Никогда не встречала такого красивого имени. Видимо, ты счастливый человек, раз Господь и родители наградили тебя таким именем.
– Ничего особенного в моем имени нет, – ответил Фарах. – Скажи, Лейсан, как ты находишь дорогу? Ты же слепая, ничего не видишь.
– Ты ошибаешься, Фарах, – сказала Лейсан. – Глаза видят только то, что снаружи, а душа проникает повсюду. Я вижу душой. И я не бедная, беда не пристает ко мне, а богатая, ибо в моем сердце живет Бог.
Чудеса, подумал Фарах, и сердце его оттаяло окончательно.
– Ну вот мы и пришли, – сказал Фарах и провёл девушку в дом. – Сейчас я буду тебя кормить. Скажи, ты голодна?
– Нисколечки. Мне бы поспать, – попросила Лейсан.
– Я постелю тебе на топчане, – сказал Фарах. – А пока я буду готовить постель, съешь рисовую лепёшку и выпей стакан козьего молока.
– Зачем? Не надо, – пробовала отказаться Лейсан. Но, видимо, была так голодна, что не удержалась, отломила кусочек лепёшки и немного отпила молока из стакана.
Фарах и оглянуться не успел, как девушка забралась на топчан, свернулась клубком и вскоре заснула. Юноша укрыл девушку покрывалом и вышел на крыльцо.
Перед Фарахом открылось необъятное небо, усыпанное звёздами, и луна, покачиваясь, освещала землю золотисто-желтым светом. И снова заплакал Фарах, только теперь слезы его были счастливыми. Юноша почувствовал жжение в груди, первый признак зарождающейся любви.
И увидели люди, что к Фараху вернулась доброта, что стал он таким, каким был прежде. И пришли на двор расспросить, в чем причина чудесного излечения. Долго отпирался Фарах, не желая говорить правду и боясь навредить девушке, и все же не устоял, рассказал все, как было. Люди, довольные, разошлись по домам и стали собирать подарки, готовясь к скорой свадьбе. А как же иначе? Раз парень привел в дом девушку, свадьбы не избежать.
Прошла ночь, и наступило утро. Лейсан проснулась и позвала Фараха.
– Фарах, где ты?
– Я здесь, моя Лейсан, – Фарах подошел к топчану и склонился над девушкой. – Ты проснулась?
– Как ты сказал? Моя Лейсан? – спросила девушка. – Это правда, ты полюбил меня?
– С первой минуты, как увидел тебя, – признался Фарах. – И хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
– Я не ровня тебе, – опечалилась Лейсан. – Слепая девушка не может доставить счастья здоровому юноше.
– Неправда! – вскричал Фарах. – Всю жизнь я прожил слепым и был таким же, как ты, только случайная встреча помогла мне исцелиться и прозреть, прозреть телесно. А с тобой я прозрел духовно. Ты вернула меня к жизни, и я буду вечно благодарить Бога за это! Но если ты откажешься стать моей женой, я стану самым несчастным человеком на земле!
И Фарах зарыдал, уронив голову на колени Лейсан.
– Не плачь, Фарах, я стану твоей женой, – сказала Лейсан. – И как ты мог в этом усомниться? Покажи мне твое село. Вставай, пойдем.
На ту минуту возвращался из дальней дороги караван, и целитель, увидав Фараха, спросил его.
– Как твои дела, юноша? Вижу, ты справился с испытанием.
– Спасибо, великий Саид, – поклонился целителю Фарах. – Теперь я понимаю, что жизнь дана человеку на счастье, только счастье это надо суметь разглядеть.
– Мудрые слова говоришь, юноша, – сказал целитель. – А кто это рядом с тобой?
– Лейсан, моя невеста, – ответил Фарах.
Внимательно посмотрел целитель на девушку и понял, что та слепа. Пришла пора и ей помочь, подумал целитель. Нельзя останавливаться на половине пути.
– Отвернись, юноша, и не поворачивайся, пока я не скажу, – сказал целитель. – Подойди ко мне, девушка.
Лейсан подошла к целителю.
– Закрой глаза, – сказал целитель и взмахнул палочкой.
Лейсан подождала немного и открыла глаза. И увидела просторный двор, сад в цветах, глинобитную постройку и шумную улицу, по которой шли люди, – всё, что было перед её глазами. Какой-то юноша стоял к ней спиной. Лейсан поняла, что это Фарах.
– Фарах, – тихонько позвала девушка.
Фарах обернулся.
– Ты видишь меня? – спросила девушка.
– Вижу, – прошептал Фарах.
– Теперь и я тебя вижу, – так же шепотом ответила Лейсан.
– Целитель вернул тебе зрение! О, счастье, – воскликнул Фарах. – Но где он? Лейсан, ты не видела целителя?
– Он ушел, – ответила Лейсан. – Он сделал свое дело. И теперь нам продолжать его.
И Фарах, улыбнувшись, сказал.
– Тогда побежали, – и, взявшись за руки, Лейсан и Фарах побежали навстречу солнцу, поднимающемуся из-за гор.