-15 °С
Снег
Все новости
Проза
20 Декабря 2019, 17:50

№12.2019. Литературный перекрёсток. Идаль Гуциев. Динозавр, кровь, человек. Рассказ

Идаль Илхамович Гуциев, 22 года, г. Уфа Динозавр, кровь, человек Рассказ Динозавр крепко спит. День или ночь, зима или лето, холод или тепло – ничто не способно его разбудить. Иные могут подумать, что он мёртв, что тело – безжизненно, и нет смысла колдовать над ним и уж тем более ждать, когда он вздохнёт и распугает своим величавым движением собравшихся у его ложа.

Идаль Илхамович Гуциев, 22 года, г. Уфа.
Динозавр, кровь, человек
Рассказ
Динозавр крепко спит. День или ночь, зима или лето, холод или тепло – ничто не способно его разбудить. Иные могут подумать, что он мёртв, что тело – безжизненно, и нет смысла колдовать над ним и уж тем более ждать, когда он вздохнёт и распугает своим величавым движением собравшихся у его ложа. Кто-то пришёл снять шляпу и воздать почести, кто-то – помолиться и извиниться, третьи до сих пор надеются на его пробуждение либо возрождение, последние лишь глумятся, но в глубине их души остаётся мистический страх: «А что если динозавр проснётся? Нет, не может быть…»
Динозавр спит десятки, сотни, тысячи лет! Его спина поросла травой и кустами, лапы окаменели, а хвост, протянувшийся на десятки километров, скатывается к самому озеру. У его передних лап пасутся лошади, в ручейках, истекающих от озера, купаются дети, а на самом верху, на хребте, построена вышка-нефтекачалка. Таких вышек много вокруг. Видимо, вся здешняя земля – тела погибших… нет, уснувших глубоким сном динозавров?
Нет, они не могли умереть просто так. На их теле растут трава и лес – значит, что-то питает их живительными веществами. Временами в недрах что-то гудит – значит, динозавры правда храпят или тяжким стоном придают себе силы, чтобы проснуться! А нефть? Нефть, качаемая этими людьми в касках, комбинезонах и сапогах – разве это не кровь динозавров? Кстати, нефти в этих краях находят всё больше... Не потому ли, что и крови меньше не становится!
Кромешную тьму в маленьком башкирском посёлке озаряет лишь полная луна. Фонари давно не зажигаются, в окнах не найти даже маленький огонёк, ярче любых лампочек показавшего бы, что здесь живёт человек. Тишину не нарушает даже лай собак, а сверчки делают её ещё более глубокой…
Но вот послышался шум колёс и моторов. Одинокую улицу со стороны горы озарил свет фонарей. По просёлочной дороге спустился автобус, медленно, стараясь не разбудить деревню, проехал по улице и скрылся за лесочком.
Вскоре он вернётся. В нём сидят точно такие же, совершенно одинаковые в своей сонливости, солидарные в тишине, равные в форме одежды работники, заступающие на ночную вахту. Автобус так же аккуратно проезжает по главной улице и, поднявшись по просёлочной дороге, останавливается у изголовья динозавра. Башкирский посёлок всё так же вслушивается в тишину, сам стараясь её не нарушать.
Но на горе закипает работа. У реки строится новая буровая. Медлить нельзя: кровь динозавра кормит посёлок, город, республику, страну. И ещё одна буровая позволит в очередной раз побить все мыслимые и немыслимые рекорды по добыче нефти, наконец-то разрешит построить памятник бурильщикам, стадион имени нефтяников, снова расскажет о великих деяниях тех, кто самим собой, своим потом и кровью питал эту землю, костьми укреплял почву, железной силой духа направлял реки в нужную сторону. И снова насытится гора, ещё пышнее и зеленее на ней возрастёт трава, бурной рекой потекут ручьи у подножия. А Луна, в изумлении, будет светить ярче, чем прожектора!
Но, кажется, этого никто никогда и не замечал, будто ничего не меняется. Сегодняшний день мало чем отличается от вчерашнего, вчерашняя смена – от позавчерашней. Те же люди, та же кирка, та же роба, то же сияние Луны. А иногда и тучи, дождь, снег, слякоть... Вот только поту и крови с каждым днём пролито всё больше.
Снова ночь. Снова автобус рассекает светом кромешную тьму. Снова одинаковые, равные и солидарные работники сонными глазами глядят в окно. Их ожидает точно такая же смена с точно такими же кирками, товарищами и грунтом…
Но ба! Гора – сдвинулась! На её уклоне громадная расщелина, из неё сочится поток крови! Страшные звуки – скрежет, визг, хруст, свист – издаёт гора, выпрямляя спину. Динозавр ожил!… Из автобуса, в который едва полезет тридцать взрослых человек, повылазили сотни, тысячи совершенно не похожих друг на друга работников. И каждый из них смотрел на динозавра, узнавая в нём себя, соседа, товарища и тех, кто своею жизнью заплатил за нефть, счастье, будущее.