-17 °С
Облачно
Все новости
Проза
31 Июля 2019, 14:46

№7.2019. «КОРИФЕИ»: СТУДЛИТО. Артур Ямалетдинов. Производственный рассказ

Артур Ямалетдинов колледж при БГПУ, «Гостиничный сервис», 1-й курс Следующая сцена: я сижу и жду звонка телефона от менеджера по управлению доходами. Наш разговор будет записываться. После – проверяться, насколько хорошо я оформляю бронирования по телефону. Насколько я соответствую стандартам бронирования. Раздается звонок, нужно выждать два сигнала. Первый, второй. – Добрый день, меня зовут Артур, чем я могу вам помочь? Я не чувствовал себя последние полгода. Должно было что-то измениться. Я думал о тестовом звонке только наполовину. Добрая половина головы, как и обычно, была занята тупыми воспоминаниями. – Добрый день, я бы хотела забронировать номер с седьмого по восьмое мая.

Артур Ямалетдинов
колледж при БГПУ, «Гостиничный сервис», 1-й курс
Производственный рассказ
Следующая сцена: я сижу и жду звонка телефона от менеджера по управлению доходами. Наш разговор будет записываться. После – проверяться, насколько хорошо я оформляю бронирования по телефону. Насколько я соответствую стандартам бронирования. Раздается звонок, нужно выждать два сигнала. Первый, второй.
– Добрый день, меня зовут Артур, чем я могу вам помочь?
Я не чувствовал себя последние полгода. Должно было что-то измениться. Я думал о тестовом звонке только наполовину. Добрая половина головы, как и обычно, была занята тупыми воспоминаниями.
– Добрый день, я бы хотела забронировать номер с седьмого по восьмое мая.
Тридцатого апреля был мой выходной, поэтому я решил сбежать в провинциальный городок к бабе из тиндера. Это было мое второе успешное взаимодействие с этой платформой для знакомств. Если, конечно, можно назвать успешным взаимодействием встречу. С небольшим продолжением. (Вот я и сломал четвертую стену, дорогой читатель, мне все известно наперед, потому что я это прожил.)
На маршрутке ехал и не понимал, зачем это делаю. Проносились машины, люди, закусочные и придорожные гостиницы, а Нэнси Синатра кричала из наушников, ее голос вливался в мои уши: «Ююююююю онлиииии лииив тваааайс».
Рядом со мной сидел крупный парнишка. Полдороги он спал и мешал мне, сам о том не подозревая. Я уклонялся от его громадных коленей, которые все норовили добраться до меня. Я не шучу, он был действительно под два метра ростом, громадный. Я не сдавался и ловко уворачивался, параллельно смотрел в окно, вытирал потеющие руки и наводил порядок в голове, собирая навязчивые мысли в мусорный мешочек. Такой вот многозадачный. Через некоторое время я оказался в провинциальном городке, со всех сторон окруженном горами, которые как надзиратели контролируют и содержат этот городок, людей, живущих в нем, и каждый думает об этих горах как о спасении, а на деле эти горы – надзиратели, они крепко держат за глотки местных жителей.
Короче, вышел я из маршрутки, а мне улыбалась девушка из тиндера. Она обняла меня, я смутился. Потому что всегда смущаюсь, когда меня кто-то обнимает. Или притрагивается ко мне. Забыл, как реагировать на подобное.
– Да, конечно, как я могу к вам обращаться?
– Меня зовут Анастасия.
– Очень приятно, меня зовут Артур! Анастасия, а не подскажете, номер бронируете для себя или для кого-то?
– Для себя.
– Сколько человек будет проживать в номере?
– Я и трое детей.
Я изо всех сил пытаюсь вспомнить что-то, о чем бы я мог рассказать, но понимаю, что ничего меня не зацепило. А зачем рассказывать о том, что тебя самого не интересует? Ну гуляли мы по этому маленькому городу. Баба из тиндера много говорила, я же хотел скорее прилечь поспать, очутиться в космосе, дома, в подушке, в старом советском матрасе, на скамейке, покурить. Закуривал, и хотелось параллельно закурить еще. Такое состояние. А баба из тиндера все продолжала говорить и говорить.
Странное дело – маленькие провинциальные города. Что там делают молодые люди, возраст которых около двадцати, как проводят свободное время? Исходя из историй бабы из тиндера, я могу накинуть несколько вариантов. Экспромтом, не задумываясь особо, как и всегда:
- выходить замуж/жениться,
- заводить детей, ипотеки, кредиты,
- пить,
- работать на плохих работах, разводиться, и дальше по кругу.
Короче, как и везде, только интенсивность и частота вышеизложенного алгоритма выше в маленьких городах. Любовь – лучшее лекарство от скуки, но приходится платить высокую цену. Например, лет двадцать пять оплачивать ипотеку. В городах побольше, в общем-то, у людей несколько иное сознание. Можно, например, сходить на арт-выставку, сделать пару фотографий и закинуть в инстаграм. А потом сходить в бар, познакомиться с девушкой, жениться, завести детей, ипотеку и кредиты. А потом опять сходить в бар.
Меня не очень устраивают такие перспективы, поэтому я старался держать дистанцию с бабой из тиндера, пока мы гуляли по провинциальному городку, а рядом с нами гуляли дети с собственными детьми. Закат накрывал одеялом уставших людей, уставших работников металлургического завода, благодаря которому в этом городе строились новые дома, ставились памятники, украшались скверы, по которым могли гулять дети со своими детьми и я с бабой из тиндера.
Сейчас играет «Фу файтерс», отвлекаюсь на клип к песне «Мой герой». Сюжет такой: камера следует за бегущим парнем. Непонятно, куда он бежит, до момента, когда показывают горящий дом. Из дома выбегает девушка в слезах, валит дым, а парень забегает прямо в горящий дом. Внутри комнаты играют солисты группы «Фу файтерс» и что-то поют, а герой как ни в чем не бывало забегает в комнату, вытаскивает из люльки малыша. На этом моменте я уже растроган, я уже готов пустить слезу. Но клип не кончается, парень вытаскивает из люльки пацана, выбегает из горящего дома и передает парнишку, я имею основание полагать, маме этого парнишки. Потом ему говорят, судя по всему, так и так, что-то еще. Мы, то есть я, зритель, еще не понимаем, кого или что еще нужно вытащить. Он, в смысле главный герой клипа, бежит на второй этаж горящего дома. Забегает в ванную комнату и вытаскивает из ванной песика. Потом приносит песика хозяйке, толпа ликует. Но это не все! Нужно спасти кого-то или что-то еще. Парень уже порядком запыхался, но вбегает обратно в дом, берет фотографию в рамке, с рамкой выбегает из дома. Уже запыхался, едва идет, кашляет, а толпа идет к нему навстречу и поглощает его в объятиях. Я растрогался. И пока писал рассказ, решил сделать небольшую вставку, чтоб поделиться с вами своими впечатлениями. Могу себе позволить. Идем дальше.
Заказали еды на вынос в местном семейном ресторане. Ресторане – по провинциальным меркам. Официанты носились в запаре, поэтому я старался особо их не грузить. Нам сказали, что заказ придется ждать около часа. Мы согласились и пошли гулять дальше. Пока мы гуляли, баба из тиндера то и делала, что здоровалась с разными людьми, и разные люди то и делали, что здоровались с ней. Вечер поглощал этот город, становилось все холоднее, и мне было холодно смотреть на джинсы с дырками на бабе из тиндера. Я курил и курил, девушка говорила и говорила, я поддакивал. Мне тяжело последнее время поддерживать разговор, все сложнее отвечать, все сложнее что-то рассказывать самому. Я не чувствовал ничего. Через час мы вернулись в ресторан, забрали еду, и меня ждало еще одно открытие: в этом городке не работает яндекс-такси. Я не совсем понимал, как можно заказать такси иным образом. Ловить попутку, голосуя у дороги? На деле все оказалось менее старомодным, чем я представлял, так сказать, менее радикально, на дворе все-таки были нулевые. Так я подумал, когда баба из тиндера сказала, что нужно позвонить по номеру, и все.
Мы подъехали к двухэтажному бараку. В нем – квартира девушки из тиндера.
– Я до сих пор не понимаю принцип расчета стоимости поездок на такси таким образом, – сказал я, когда мы расплатились с водителем.
– Все просто: по городу – 110 рублей.
– Фиксированно?
– Ну да.
Еще одна загадка была решена.
В квартире я чувствовал себя вполне уютно. Девушки умеют устраивать быт. Я позавидовал ее умениям, поскольку, где бы ни жил я и живу, у меня внутри нет и не было ощущения уюта. Она разложила столик, мы поели. Я до сих пор не понял, как отношусь к роллам. Для меня еда в принципе утратила свой вкус. Я просто ем, чтоб не испытывать голод. Потом легли, она попросила меня почитать свои рассказы. Я прочел рассказ о смерти своей одноклассницы. Когда читать закончил, обнаружил, что она плачет. Я ненавижу этот рассказ и когда плачут девушки, потому что не знаю, как себя вести. А потом я предложил посмотреть фильм «Полночь в Париже». Хороший фильм, теплый, уютный. Смотреть его было тепло и уютно, лежали мы тоже тепло и уютно в теплой и уютной квартирке в маленьком и тоже вполне уютном городе. Все хорошо, все в порядке. На некоторое время одиночество отступило, но не уходило полностью, лежало под диваном из Икеи, прямо подо мной, чтоб в нужный момент взять меня за руку, провести пальчиком по раскрытой ладони, поцеловать в лоб, а потом залезть обратно в меня, когда я покину эту девушку, эту квартиру, этот город. Меня унесет обратно в работу, в быт, и я все так же не буду знать, что мне делать, для чего жить. А пока – мы лежим с девушкой из тиндера, ее рука переплетается с моей, другая моя рука держит телефон, смотрим на нем «Полночь в Париже». Я смеюсь над Хемингуэем, девушка спрашивает:
– А это кто?
– Хемингуэй, – и продолжаю смеяться над репликами экранного Эрни.
– Анастасия, как я понимаю, вы собираетесь в наш город отдохнуть с детьми, верно?
– Да, все так.
– В таком случае вы делаете правильный выбор, поскольку наш отель расположен в самом живописном месте города, возле этнопарка «Ватан», конгресс-холла, окна из номеров выходят на памятник Салавату Юлаеву и реку Белая. Для детей до двенадцати лет проживание бесплатно, а возле отеля имеется детская площадка. Также в нашем ресторане есть специальное меню для наших маленьких гостей. В случае чего на минус первом этаже нашего отеля вы сможете воспользоваться прачечной самообслуживания. Входит в стоимость проживания. А возле стойки ресепшена – минимаркет, в котором можно купить сладости для детей, снэки и напитки.
– Здорово, а какие номера вы можете предложить?
– Я могу предложить вам, Анастасия, номера категории полулюкс. Двухкомнатные номера: просторная гостиная с раскладывающимся диваном и спальная комната с кроватью размера кинг-сайз
Еще несколько минут фильма, и мы будем лежать под одеялом без одежды, я буду хаотично целовать девушку, радоваться как ребенок, потому что позволю себе не контролировать себя, она будет смеяться и тоже радоваться как ребенок. Я буду вспоминать этот момент, вспоминать всех девушек, с которыми я также позволял себе отказаться от самоконтроля, а девушка из тиндера – едва слышно посапывать. А еще через некоторое время прихватит живот, и еще раз пожалею о том, что я человек. А еще позднее – вздохну, посмотрю с горечью на девушку из тиндера, уже мысленно прощаясь с ней и с этой ночью, которая больше никогда не наступит, и нырну под одеяло. Положу руку на нее, прижмусь к ней, закрою глаза и продолжу мечтать о жизни, которая никогда не наступит.
А пока – мы продолжаем смотреть фильм, который закончится хорошо.
– Спасибо большое за выбор нашего отеля, Анастасия, мы ждем вас, всего доброго!
Я положил трубку и уставился в пол