-16 °С
Облачно
Все новости
Проза
9 Января 2018, 20:44

№12.2017. Кильдияров Жават. Литературный перекресток. Друзья

Жават Ахметшеевич Кильдияров родился 20 февраля 1964 года в д. Ильчигулово Учалинского района Башкирии. Окончил биофак БашГУ. Я проснулся, поглядел на часы: 14:30. Голова? О, да, да! А ведь утром она раскалывалась так, что ничего не надо было. Только дикое желание залезть в неё и вытащить непрошено поселившуюся туда «заразу»… Однако две таблетки анальгина плюс здоровый сон сделали свое дело. Боль ушла.

Жават Ахметшеевич Кильдияров родился 20 февраля 1964 года в д. Ильчигулово Учалинского района Башкирии. Окончил биофак БашГУ.
Жават Кильдияров
Друзья
Я проснулся, поглядел на часы: 14:30. Голова? О, да, да! А ведь утром она раскалывалась так, что ничего не надо было. Только дикое желание залезть в неё и вытащить непрошено поселившуюся туда «заразу»… Однако две таблетки анальгина плюс здоровый сон сделали свое дело. Боль ушла.
Как хорошо… Как хорошо, когда ты здоров и ничего у тебя не болит! «Нет! Все! Больше в бане так париться не буду!» – подумал я и усмехнулся своим наивным мыслям. Как же, как же! «Плохое быстро забывается», – говаривал отец. Вот и я всякий раз в погоне за жарком быстро забываю о своих постбанных страданиях. И как же было вчера не попариться? Весь день во дворе сносил старые постройки, грязь, пыль столбом. Наводил, так сказать, порядок в своей новой старой «Вселенной». А после работы, конечно, затопил баньку. В итоге перегрелся или угорел, сам не пойму. Ясно одно – как всегда не рассчитал меру. А меру нужно знать во всем и всегда! Ведь знаю, две слабости у меня: баня и головная боль. И очень сложно, понимаете ли, удержать между ними равновесие… Нет, все-таки хорошо, когда ты здоров!
Так, раздумывая о себе, любимом, я вышел во двор. Надо же! И погода изменилась. Утром было облачно, дождь моросил, слякоть. А теперь – солнышко сияет, ветерок играет. Словом, бабье лето, осень, мое любимое время года. Тепло, мух, комаров нет. Овощей, фруктов, арбузов – завались! В саду невиданная красота: цветут астры, гладиолусы, а розы просто обезумели, даже летом так не цвели. А в лесу что творится? Грибов!.. Ими хоть пруд пруди, даже не знаешь куда наступить. А деревья! Осень напоследок устраивает бал и одевает их в разноцветные платья. Ярко-красные клены, золотые березы. Хорошо в это время оказаться в лесу! Медленно кружась, падают разноцветные листья, под ногами шуршит мягкий ковер. Прозрачные, почти хрустальные звуки разносятся далеко по лесу, эхом отражаются от стволов деревьев и уносятся в бездонную синь неба, подчеркивая тишину вокруг, некую опустошенность… Нарядные красавицы замерли в безмолвной стати в ожидании чего-то светлого, неповторимого. Чего?.. Становится невыносимо грустно от мысли, что все это скоро уйдет, испарится, исчезнет. И наступят холода…
Мне в деревне жить хорошо. Радует ощущение, что время здесь почти останавливается. Нет бешеного городского ритма, нет соблазнов, и деньги расходуются как то экономнее. А они, залетные, мне сейчас ой как нужны.
Так уж получилось – я уехал из города домой, в деревню. Купил домик-развалюшку, но с усадьбой, и начал благоустраиваться. На сегодня единственной достопримечательностью моего «поместья» является баня, довольно таки свежая, но, как в прошлом веке, с каменной печью. Ох уж эта печка! Аппетит у нее завидный, ибо «жрет» она только дрова и только возами. И то бы не беда. Увы, как прогорят дрова, надо еще часа два ждать, чтобы угарный газ ушел. А если он останется, адская головная боль на следующий день и на последующие обеспечена. Хм…
Вспомнил отца – большой любитель был попариться. Ему хоть гарь, хоть не гарь, лишь бы горячее пар. Как сейчас помню…
Вот баня истоплена, мать вымыла полы, закрыла вьюшку и дверь. Еще не время! Только часа через два можно будет открыть баню, поддать парку, чтобы улетучился остаток угара, и мойся себе на здоровье!
Но эти два часа для отца, человека нетерпеливого, жившего под девизом: «Если есть, то немедленно, нет – так и вовсе не надо», были целой вечностью. Не пройдет и часу, а отец уже лыжи навострил: только мать за порог, глядь – отец уже в бане. А потом она бежит к соседям, и мужики полуживого отца вытаскивают из бани и несут домой.
Потому мать зимой баню не топила. Так уж ее достало полуживого мужа из бани всякий раз тащить. Только летом, когда мы – дети – приезжали домой. Бедный отец! Он ведь не виноват, что был любителем попариться. Пусть всё повторялось раз от раза, но и ему, как любому человеку, было свойственно забывать плохое. «Копия отец!» – подумал я о себе и рассмеялся…
Зазвонил сотовый. Да, у меня в глуши работает сотовый, есть интернет. Цивилизация, понимаете ли! А звонит Серега, мой друг.
– Привет бездельник, когда в город приедешь? – он как всегда язвил.
– А, брат, с севера приехал? Акклиматизацию прошел? – я тоже лыком не шит, за словом в карман не полезу.
– Да, два дня назад, надоело спать. Так, когда будешь? К Ильдару бы съездили.
Съездить к Ильдару означало попариться в бане, пообщаться за кружкой пивка. Заманчиво! А почему бы и нет? Увидеться с друзьями, да и отдохнуть всегда приятно. Все, еду!
– Давай завтра, как раз суббота. Ты звонил ему? Так! В прошлый раз мы брали мою машину…
– А сейчас есть одно но. Пиво и прочее отменяется. Я теперь не употребляю, а Ильдар в мечеть начал ходить…
– Ух, ты! – вырвалось у меня.
Мы друзья еще со студенческой поры, вместе жили в общежитии, вместе проходили практику, делили, можно сказать, хлеб и воду пополам. После окончания вуза только Ильдар пошел работать по специальности – лесничим при лесхозе. Сергей устроился на вахты, а я поменял кучу профессий, нигде долго не задерживался, все искал чего-то, но до сих пор так и не нашел. В настоящее время безработный, свободный, понимаете ли, человек.
После учебы мы общались все эти годы, помогали друг другу по хозяйству, и особенно любили встречаться у Ильдара в деревне. Со временем это стало нашей доброй традицией.
Ездили к нему на моем авто или на иномарке Сергея. Как и положено, машина загружалась напитками, продуктами. Сидеть за рулем означало быть «сухим», в то время как пассажир наслаждался видами природы и философствовал с правом быть «под шафе».
Последняя новость удивила меня, но не разочаровала. Что ж, молодцы ребята. Да и мне, пожалуй, пора начинать думать о вечном.
Так. Решено. Надо убрать орудия труда с участка – там гвозди, здесь молоток, уровень, рулетка… Обычно, когда я работаю, разбрасываю инструменты, так мне кажется удобней. И, конечно, точно помню и вижу, где что лежит, так сказать моя рабочая обстановка. И если внести порядок в этот кавардак, то все! Начинаешь искать то одно, то другое, и, в конце концов, все возвращается на круги своя.
После уборки, когда все было уложено в чулане в одну кучу, я подошел к «Ваське». «Васька» – это моя «девятка» цвета василек. Конечно, ее можно было назвать и «Василек», но «Васька» звучит как-то по-мужски.
Говорят, машина – это просто железка, бездушная, так сказать, вещь. Но позвольте не согласиться. Для меня машина – живое существо, а шофер – «прокладка» между рулем и сиденьем, выражаясь водительским языком. Порой, прыгая на ухабах, приходится просить у нее прощения: «Ой, Васька, извини. Ой, Васька, прости, не заметил». Думаю, со мной многие водители согласятся. Ведь, что скрывать, «железный конь» в наш век делает нас мобильными, независимыми. Как сейчас: сел за руль – и к друзьям! О-хо! Свобода….
Соседи предупреждены, свет выключен, дверь заперта, можно ехать. Выезжая утром, к обеду буду в городе. Машину оставлю у многоэтажки, где живет сестра.
Еду и думаю: вот и лето прошло, скоро зима. Быстро оно пролетело, как и лето моей жизни. Все думал: люблю, это мой мир, моя «Вселенная». Но моя галактика не сошлась с её галактикой. Так и крутились мы каждый на своей орбите, неслись в пространстве и времени, и всё не туда… Только после теплого лета хороший урожай порадует, а у меня? Старался быть добытчиком, не пил, не курил, не гулял, работал. А все у разбитого корыта остался… Что ждет меня впереди? Найду ли свое счастье? Встречу ли ту, которую смогу назвать единственной, которая меня назовет единственным? Это в мои-то годы? А надо ли?... Пусто в груди до сих пор… В зеркале заднего вида боковым зрением заметил свою горькую ухмылку. Эй, старик, чего приуныл?! Грустные мысли прочь! Главное есть крыша над головой – свой – мой – угол! Правда, пришлось отказаться от сруба или шлакоблоков. Ну, ничего – остановился на каркасном проекте дома: дешево и сердито. Дом получился что твоя игрушка! Дай Бог пережить в нем счастливые дни. Кто знает, может, взорвется пустота в моей груди и родится новая звезда, новая моя Вселенная…
Вот и город. За думами о прошлом и будущем четыре часа пути пролетели незаметно. Сестра на работе, машина припаркована. Можно позвонить Сергею. А-а-а! Вот же он, легок на помине! Пропускаю подробности встречи двух друзей, добавлю только, что вскоре машина остановилась у магазина. Вместо пива – сок, конфеты, фрукты…
За разговорами о том, о сём мы добрались до деревни нашего друга. А вот и его дом. Ильдар встречает нас и указывает, куда ставить машину. Следом вышла его жена – наша Таша, так мы ее с Сергеем зовем.
…Говорят, мужчина интуитивно выбирает в жены женщину, похожую на его мать. Оттого муж и жена – «две половинки одного целого». Думается, это выражение специально было придумано для Ильдара и Тани!..
Бабушка в детстве рассказывала: на небесах есть канцелярия Любви, и сидит там в отделе встреч старый ангел. Давно ему на пенсию пора, да все никак… Вот он сидит и нити судеб людских соединяет. Соединяет и приговаривает: «хороший – хорошая, хороший – хорошая…» И получается, что встречаются на земле две половинки и живут долго и счастливо. Хотя, конечно, не всегда так бывает. Порой ангел задремлет и не то начинает говорить: «хороший – плохая, плохой – хорошая»… Но в данном случае ангел не ошибся – правильно соединил судьбу моего друга и Татьяны.
Не прошло и пяти минут, как вся троица сидела за столом и дружно поедала знаменитый Танин борщ. Борщ Он был заправлен сметаной, ну, и, как водится у друзей, «заправлен» анекдотами и воспоминаниями студенческих лет.
– Идите вы в баню, расселись тут, – ворковала Таня, заходя в дом со двора, – давно уже баня готова.
Мне подумалось: «Смешно, наверное, за нами со стороны наблюдать: маленькая Таня командует, а мы, три здоровых мужика, разнокалиберные, ха, как Трус, Балбес и Бывалый, послушные такие! Смешно!» Мы встали из-за стола, разделись до пояса, накинули на плечи полотенца и пошли во двор. Звезды, луна – хорошо! Во всем мире воцарилось какое-то невероятное, волшебное спокойствие. Оно изливалось от небесного светила на землю и обволакивало предметы, людей, как рентгеновские лучи, просвечивая все вокруг. На секунду мне показалось: я в детстве, в родном дворе, и мать провожает меня с отцом в баню. Но в следующее мгновение вспомнилось, что отца с матерью уже нет, и живу в деревне один. Еще один миг и я понял, почему мне так хорошо у Ильдара и Тани. Они любят друг друга! Свет их любви, как этот лунный свет, освещает и освящает всё, что есть на Земле и во всей Вселенной. Как у моих родителей! Душа наполнилась спокойной уверенностью. Я снова почувствовал себя сильным. Ушла тоска из моей жизни, как угарный газ из моей злосчастной бани… Защипало в носу, навернулись слезы, захотелось сказать: «Спасибо вам, Ильдар, Таня. Мне уютно рядом с вами, всегда уютно и хорошо». Но я побоялся, что расплачусь, и промолчал. А я её тоже встречу – мою Любовь!..
Баня у Ильдара сосновая, печь железная, топится из предбанника. Прекрасно! Можно топить и мыться одновременно, и, ура, не угореть. Вот такую бы печь и в мою баню… После первого пара вспотевшие, разомлевшие друзья расселись в предбаннике.
– Я гараж покупал… – начал Сергей без вступления. Так уж у нас принято – говорим, о чем хотим, советуемся. А можно вообще весь вечер промолчать, ни слова не сказать, и никто тебе в душу не полезет. Оттого мне с друзьями хорошо… – Этажом ниже в нашем доме живет дядя Андрей, с внучкой. Ветеран, коммунист, очень интересный человек… Я свой гараж сыну отдал, а моя «коняшка» под окном ночует. Ну, понятно, непорядок это. А у соседа пустой гараж был, машину-то он давно продал. Встретил я его как-то во дворе, ну и разговорились. Я ему: «Дядь Андрей, продай гараж». «Покупай», – говорит. Взял я ключи от машины, поехали смотреть. Гараж хороший – кирпич, крыша бетонная, погреб, смотровая яма – все как надо. Едем обратно, ну, думаю, куй железо пока горячо. «Покупаю, твой гараж, дядя Андрей, сколько просишь?» «Сколько предложишь?» – говорит. Гаражи в этом районе, стоят порядка тридцати тысяч, ну не враг же я себе, думаю, предложу двадцать пять. Мужики, что я услышал, это нечто… «Двадцать пять! Не продам. Много!» У меня челюсть отвисла. Я был ошарашен, в наше время, вполне нормальный такой дед… «Ну, за двадцать продай», – я краснею, обливаюсь потом. Представляете мое положение? «Много! Не продам за двадцать». Я в полном замешательстве: «Дядь Андрей, я не знаю, сами говорите цену». Пауза: «За пятнадцать продам. Купишь за пятнадцать?» И я купил гараж за полцены. Такой вот советский дед у нас живет. Сейчас народ не такой, другой розлив пошел.
– Да, еще остались люди. А чего далеко ходить? Вот, перед тобой сидит советский человек. Расскажи, дружок, как к невесте ездил, – сказал и повернулся в мою сторону Ильдар.
– Что, какая невеста, я что-то упустил? – глаза Сергея заблестели, рот растянулся в улыбке, – тоже мне, друг называется. – А ну, колись!
Я понял – не отвертеться, придется рассказывать…
– В Интернете, в «Знакомствах», выставил я свою анкету, стал переписываться с одной женщиной. Суть да дело, пригласила она меня в гости.
– О-ля-ля! – Сергей как всегда ехидничал.
– Погостил у нее… Коттедж, машина, бизнес свой. Мужик ее, царство ему небесное, в аварию попал. Сын большой уже, отдельно живет. Вот… Ночевал у нее три дня… Мужики, понимаете, нет той искры в груди. Нет огня. Нет любви. Не могу я так. Зачем обманывать себя и человека. Собрался уезжать. «Поеду, – говорю ей, – не получится у нас ничего. Останемся друзьями. Прости…» – и уехал домой. Вот и все.
– Останемся друзьями! Обычно девушки, женщины так говорят. А она что?
– Она в шоке. Все мужики из кожи вон лезут, в любви признаются, ты один, говорит, – неправильный такой. До сих пор звонит…
– А я думаю, правильно ты поступил, по-мужски. Не надо никого обманывать. И, прежде всего, самого себя. Все будет хорошо. А что в прошлом было то прошло, – сказал Ильдар.
– Годы идут. Сколько еще нам осталось, – неожиданно изрек наш балагур Серега.
– Это что за дела! Мы еще совсем пацаны! У нас еще все впереди! Особенно у меня. Пошли, попаримся, что ли?
Потные, красные снова вышли в предбанник, и я поднял бокал с соком:
– У меня есть тост, за нас, мои друзья! Я хочу, чтобы у наших детей, у моего сына тоже были такие друзья, как вы. Мне с вами хорошо… Клянусь, увы, соком!
…Раздался хохот, друзья стали потешаться друг над другом, обмениваться дружескими тычками, в конце концов один поскользнулся и упал, за ним повалились другие…
В окно предбанника заглянула луна. Она будто улыбалась, наблюдая, как эти трое, голые, в войлочных шапках, весело хохоча, шлепали друг друга по спинам, баловались. Казалось, это не мужья и не отцы, не солидные, состоявшиеся мужи, а студенты, молодые, полные надежд ребята. И не было для них тех долгих лет жизни, что пролетели так быстро, не было перестройки, не было кризисов один за другим, не было разочарований и разводов. Эх, мало ли, что написано на роду у каждого мужчины…Что ждет их впереди?.. Неважно. Какими секретами они будут делиться друг с другом в следующую встречу?.. Неважно. Важно, что они есть друг у друга. И что бы в их жизни ни случилось, они всегда будут вместе…
Друзья встали, чокнулись, выпили соку, и пошли в баню…