+4 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
22 Мая 2019, 10:27

№5.2019. Виктор Лязин. Вдохновенье — карточка печали. Стихи

Виктор Викторович Лязин родился в 1947 году в г. Белорецке Башкирской АССР. Окончил исторический факультет БашГУ. Его стихи публиковались в «Литературной газете» (г. Москва); в журнале «Бельские просторы» и газете «Истоки» (Уфа). Заря поражает своей красотой Светает. По жилочкам кровь побежала. День боком пролез в амбразуру окна. Теням закоулков становится мало, И в комнате каждая мелочь видна. Умоешься, ближнее видится цепче. Сознанье проснулось и дали видней. Здороваясь, руки сцепляются крепче, Соседи ворчливые стали родней. Выходишь из дома, заря поражает, Что редко заметишь, своей красотой. Сосед до метро подвезти предлагает, Микроб настроенья заразен порой. Луч солнца с росой, заиграв перламутром, Рождают сойдясь эндорфины в крови. Как всем не хватает нам пасмурным утром Открытых улыбок, признаний в любви. Подчас мир становится одушевлённым, И хочется петь, несмотря на года. Так солнце садится порой утомлённым, Но утро взывает нас к жизни всегда.

Виктор Викторович Лязин родился в 1947 году в г. Белорецке Башкирской АССР. Окончил исторический факультет БашГУ. Его стихи публиковались в «Литературной газете» (г. Москва); в журнале «Бельские просторы» и газете «Истоки» (Уфа).
Виктор Лязин
Вдохновенье – карточка печали
Заря поражает своей красотой
Светает. По жилочкам кровь побежала.
День боком пролез в амбразуру окна.
Теням закоулков становится мало,
И в комнате каждая мелочь видна.
Умоешься, ближнее видится цепче.
Сознанье проснулось и дали видней.
Здороваясь, руки сцепляются крепче,
Соседи ворчливые стали родней.
Выходишь из дома, заря поражает,
Что редко заметишь, своей красотой.
Сосед до метро подвезти предлагает,
Микроб настроенья заразен порой.
Луч солнца с росой, заиграв перламутром,
Рождают сойдясь эндорфины в крови.
Как всем не хватает нам пасмурным утром
Открытых улыбок, признаний в любви.
Подчас мир становится одушевлённым,
И хочется петь, несмотря на года.
Так солнце садится порой утомлённым,
Но утро взывает нас к жизни всегда.
* * *
Птахи небесной усилья
Выльются в гордый полёт.
Ветер в упругие крылья
Встречный поток подаёт.
Плещутся в отблесках зримых
Ветры, что подняли нас:
Нежные руки любимых,
Отсветы маминых глаз.
Дымы
Кудрявится белёсый дым
Из труб лубочным атрибутом.
Встаёт видением живым
В оковы памяти обутым.
А над Отечеством моим,
Равно над малым и великим,
Плывёт смолистый горький дым,
Христовым представая ликом.
Писать историй не берусь,
Но, возлюбив народ всецело,
Он скрыл от бед дымами Русь,
Стеля дымы хитоном белым.
Сегодня подменяют их
Штандарты городских котелен.
Прогресса неудачный штрих.
Где навык пить туман потерян.
В музеях малых городов
Висят полотна, словно вздохи.
Напомнив азбукой дымов
Рельефные черты эпохи.
Слова на буквы распадутся
Что речь слепили из частей
Ещё из древних видел кто-то.
Написано «вулкан страстей»,
А вникнешь – тёмное болото.
Героям книг наперекор
Средь нас, до пятого колена,
Всем проповедникам в укор
Корысть вылазит да измена.
Едва ли вера позволяет
Кивать на крепость брачных уз.
От искушений охраняет
Быстрей монашеский союз.
Уже не вижу я опоры,
Дела одни – на суд другое.
Как в год недавний, приговоры
Вершат назначенные трое.
Устойчивые части речи
Ложатся домыслом на плечи.
А коль в слова вникать придётся,
Так всё на буквы распадётся.
Творчество
«Светить всегда, гореть до донца…»
со страстью призывал поэт.
Но, приглашая в гости солнце,
Умей потом держать ответ.
Творить и горько, брат, и сладко.
Жизнь пролетает мигом. Глядь…
Сначала хвалит, стелет гладко,
А, как увязнешь, – жёстко спать.
Уходят годы, в назиданье
Нам оставляя сердца боль.
Бесцветна, не познав страданья,
Душа, как однодневка моль.
В стихах жонглируем шаблоном,
Признав чужой авторитет.
Считай цитаты моветоном
И свой стремись оставить след.
Под горку, перейдя экватор,
Нацелится солёный путь.
Пиши. Признанья эскалатор
Пойдёт наверх когда-нибудь.
Прийти с годами к откровенью
Через гордыню нам дано.
Стих, победивший силу тленья,
В цепочке истины звено.
Писать стихи
Писать стихи как в дикой чаще
Искать к жилью короткий путь.
Внутри натянут нерв дрожащий,
Готовый чувства перемкнуть.
По коже дрожь пройдёт волною,
Когда желанный образ вдруг,
На миг возникнет предо мною,
Как притаившийся паук.
Лови короткие мгновенья,
Пока душа дрожит струной.
Капризный призрак вдохновенья
Уже почуял свет дневной.
Вот пульс к шестидести вернулся,
Ослаб струной в оркестре альт,
И стих как будто поскользнулся
И вышел вскоре на асфальт.
Прости
Снова пыльных дорог разбегаются тонкие нити.
Я ищу штрих-пунктир горизонта, которого нет.
Снова сердце моё, словно солнце, трепещет в зените,
Долгой песни моей, начиная последний куплет.
Задержись на пороге, послушай, меня провожая.
Извини наперёд и в тоске обвинить не спеши.
У теперешних встреч и недолгих разлук, дорогая,
Как у исповеди, есть окрас очищенья души.
Я дойду до угла, обернись, заходя за калитку.
Что-то стало глаза по-предательски часто щипать.
Часто стал без очков видеть прежде незримую нитку,
По которой спешу в нашу юность опять и опять.
Уходя – уходи. Да помогут не все силлогизмы
Разобраться в прошедшем, на тормоз дави не дави.
Жаль, что в школах потрачено столько на мёртвые «измы»,
А мы жаждали истин о вечно живущей любви.
Я в пути повторяю, как все, во спасенье молитву.
И твержу безысходно до ночи глубокой: «Прости».
А коль скоро к тебе обращусь пред решающей битвой,
То друзей попрошу на щите пред тобой пронести.
Не торопись
Не пора ль задуматься серьёзно,
Ночь-полночь, не спится мне опять,
Ведь у Бога не попросишь слёзно
Жизнь мою, как роль, переписать.
Детство зайцем солнечным промчалось.
Вспоминая, – этим и живу.
Дни мои с беспамятством венчались,
Мучась ощущеньем дежавю.
Слабости, невинные в начале,
Вырастали в демонов ночных.
Вдохновенье – карточка печали –
Помогало выжить среди них.
Между заповедей, вроде ясных, –
Не прелюбодействуй, не скупись –
Есть попавшие туда напрасно,
Ведь унынье – знак «Не торопись».
Меланхолики, в себе замкнувшись,
Лишь на первый взгляд, плодят врагов.
Меньше зла приносишь, оглянувшись,
Чем от необдуманных шагов.
Речь прямая, право, не дилемма,
Мысли всплеск захватывает дух:
Ты не торопись писать поэму,
Для признанья хватит строчек двух.