-18 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
20 Марта 2018, 18:34

№2.2018. Свириденко Андрей. "Ищу уходящие сны..." Стихи

Андрей Арьевич Свириденко родился в Севастополе, в прошлом офицер МВД СССР. В настоящее время живёт в г. Кумертау. Доктор философских наук, профессор, член-корреспондент РАЕ, заслуженный деятель образования и науки. Автор девяти поэтических сборников, член Союза писателей России. Вся наша жизнь – зачет по сопромату

Андрей Арьевич Свириденко родился в Севастополе, в прошлом офицер МВД СССР. В настоящее время живёт в г. Кумертау. Доктор философских наук, профессор, член-корреспондент РАЕ, заслуженный деятель образования и науки. Автор девяти поэтических сборников, член Союза писателей России.
Андрей Свириденко
«Ищу уходящие сны…»
Сказочный январь
Снежинки как судьбы летящими звёздами падают,
Четвёртая фаза продрогшей до блеска луны.
Тропинкой хрустящей гуляю по зимнему саду я,
И между деревьев ищу уходящие сны.
Морозная ночка мерцает загадочно блестками,
Что будет, что сбудется в этом грядущем году?
Сквозь сад этот белый в пространство уйду Гумилевское,
Туда, где тебя я опять непременно найду.
Что сущему веку до сказок и тайн мироздания,
Какой равнодушною вечностью веет от звездных высот.
Но, времени в пику, спешу я к тебе на свидание
В какой-то неведомый с чем-то двухтысячный год.
Где солнце все так же упрямо встает и садится,
Где снежные яблони вечно в пушистом цвету.
Займу у Есенина лоскут небесного ситца,
Неся на ладонях к губам твоим чудо-мечту.
В стране Гумилева жирафа найду африканского,
Листком календарным открою я дверь января.
Ты молча пригубишь бокал золотого шампанского,
Движеньем ресниц мне о чем-то большом говоря…
Я вдруг понимаю средь белого царства январского, –
Что жизнь нам дарована свыше, пожалуй, не зря…
Последняя неделя февраля
Ложится время строчками в тетрадь,
Все чаще начинаю вспоминать.
Соскучилась по солнышку земля –
Последняя неделя февраля.
Рыхлеет снег, глубокие следы,
Испить мне талой хочется воды.
И снятся мне вишневые сады,
Судьбы моей созревшие плоды.
Вдруг в облаках косматых неба синь,
Ах, Бог ты мой! Как быстро вырос сын.
И тут, пожалуй, некому помочь,
Уж мамой стала младшенькая дочь,
Пойду бродить в февральские поля,
По палубе земного корабля,
Где чью-то песню слышно издаля.
Последняя неделя февраля…
* * *
Блестело солнце за окном,
Искрились дали.
Как будто мысли о былом,
Снега лежали.
За отуманенным стеклом
Мир искажался.
Он с чьим-то замыслом тайком
Соприкасался.
Звучала музыка вдали
Весьма печально.
Куда-то облака несли
Смысл изначальный.
Все думалось мне об ином
Соизмерении.
В котором мы с тобой вдвоем,
И прочь сомненья.
Краснело небо от любви
И от заката.
Вот я дыханье затаил,
Как в час расплаты.
Твой взгляд мне более сказал
Всех откровений.
Я поднимаю свой бокал
За те мгновенья.
Метель-кружевница
Метель-баловница, метель-кружевница,
Должно быть, устала ты ночью беситься,
А мне почему-то ночами не спится.
Весь мир, захлебнувшийся в непостоянстве,
Снежинки, застывшие в черном пространстве.
Среди круговерти пурги оголтелой
Мелькнул силуэт, словно женщина в белом.
Как будто зовёт нас она за собою,
Ее называют Фортуной, судьбою.
И белые ветви, взметнувшие руки,
Дороги, метели, улыбки, разлуки…
Вся наша жизнь – зачет по сопромату

Не с линейкой логарифмической,

С автоматом через плечо.

Я учил сопромат стоически

И учу его крепче еще.

А. Афанасьев

Своей судьбы и родины солдаты,
Прошли немало весей и дорог.
Вся наша жизнь – зачет по сопромату
И по уставам воинским урок.
Совсем не ради мимолетной славы
Мы стали в строй, да и на том стоим.
Храня покой и честь своей державы,
Свой опыт сыновьям передадим.
Мы дружбе и присяге знаем цену,
В сердцах любовь и верность мы несем.
Пришедшим лейтенантам нам на смену
Мы рассказали «как и что почем».
Пусть были строги наши командиры,
Готовя нас в житейский дальний путь.
Они учили видеть ориентиры,
Распознавать, в чем жизни соль и суть.
Пришла пора, мы отслужили сроки,
Все так же в небе вертится земля.
Мы благодарны жизни за уроки,
За праздник двадцать третье февраля.
Ночной город
Отражаются в небе огни городов,
И все явственней сполохи дальних костров.
Скрип шагов в одночасье,
Белый след на снегу,
Я за призрачным счастьем
Вновь куда-то бегу.
Все длиннее состав из прожитых годов,
Стынут улицы сонные от ночных холодов.
Желтый отблеск фонарный,
Лунный блик на стене.
То ли сон это странный,
То ли жизнь как во сне
Виден профиль знакомый сквозь толщу веков,
Есть по чаше со злом и добром у весов.
В этом мире так сложно
Верный путь обрести.
Ты прости меня, Боже!
Дай мне душу спасти.
Лишь музыка тихо звучала
А музыка тихо звучала,
Лилась из приемника соком прохладным,
Мне вспоминалось нынче «Средь шумного бала»,
Случайные встречи и речи нескладные.
Давно ль это было, недавно?
Как в песне, что в фильме давнишнем звучала.
Про юность, которой уже нет и подавно,
И с каждым рассветом все словно сначала.
Знакомые лица, опавшие листья
И длинные, длинные ночи морозные.
Все чаще и явственней прошлое снится,
И вроде все то же – дожди, расставания,
Дороги, ведущие сквозь расстояния…
Как будто мы стали немного моложе,
С волнением шепчем кому-то признание.
Лишь музыка тихо звучала,
Куда-то спешили года и метели.
И время кружилось как в вальсе старинном,
Еще мы не все свои песни пропели,
И тихо стучится в окно ветвь рябины.