-5 °С
Снег
Все новости
Поэзия
9 Января 2018, 19:17

№12.2017. Зорина Елена. Литературный перекресток. Детские страхи

Елена Зорина родилась в Стерлитамаке 29 октября 1999 года, живёт и учится в Уфе, на третьем курсе УТЭК. Участник объединения «Микропоэзия». когда я пропаду, ты не бей тревогу. приглядись-ка получше к прохожим. я через них постараюсь найти дорогу,я их глазами вопьюсь в твою кожу.

Елена Зорина родилась в Стерлитамаке 29 октября 1999 года, живёт и учится в Уфе, на третьем курсе УТЭК. Участник объединения «Микропоэзия».

* * *
когда я пропаду, ты не бей тревогу.
приглядись-ка получше к прохожим.
я через них постараюсь найти дорогу,
я их глазами вопьюсь в твою кожу.


если нет меня, то печаль отбрось,
я всегда буду здесь, хоть ты не увидишь.
я – это ветер, играющий шелком твоих волос,
я – это бусинки глаз игрушечной мыши.


осень закончится, лед обязательно станет слезами,
потечет моей грусти тихим ключом,
скажет все, что я не сказала.
станет новой историей ни о чем.


как уйти мне, отправиться в мир иной,
не насытившись светом твоих сонных глаз?
встреть меня снова в час колдовской.
дай увидеть тебя в самый последний раз.
* * *
вихрь эмоций взмывает к горлу,
стоп-слово давно уже не работает.
с языка рвется слово, за ним еще слово.
ярость уже не поддастся контролю.


я хочу в горло вцепиться ногтями,
так, чтобы кожа цвела гематомами,
так, чтобы раны покрылись цветами.
мне нужно больше скверны и крови.


мне нужно больше своих же криков,
так надоело молчать, когда больно.
пусть мое тело посадят на пики –
мертвым плевать на такие уколы.


сколько сгорает внутри нервных клеток
в каждом таком припадке агрессии?
на костре для меня полыхают ветки.
в последнем шприце ни грамма взвесей.


мне научиться бы жечь лишь словами,
мне не сгорать бы от них самому.
научи меня, доктор, не терять память
каждый раз, когда мне объявляют войну.


научи меня свет мой гасить раньше взрыва,
превращать его в светлых эмоций фонарь.
я прошу: научи, пока я не забыл,
что я здесь делаю. и кто это – я.
* * *
детские страхи мешали заснуть.
в подъезде гудел старый лифт,
пропасти край умолял шагнуть,
звал в вечный сон глубокий пролив.


мама сказала, мол, вырастешь и забудешь.
время идет, память бледнеет, как тусклая моль.
возраст не вылечил и не сделал лучше:
выросла я. страхи выросли вместе со мной.


лифты все так же гудят в своих шахтах,
под кроватью все так же скребутся когти,
только рядом нет больше мамы,
некому больше меня успокоить.


ночью не сплю, глаза зажимаю рукой
и жалобно кутаюсь в одеяло.
я ужаса шепот слышу глухой:
«мама – там, далеко.
мы – рядом».


* * *
меня не учили слагать стихи,
не учили стоять на своем до победной точки.
зато знаю свой долг за грехи
от начала и до самой последней строчки.


учитель нам не сказал, как принять
самого себя в раскрытые руки,
зато с первого дня научил замолкать
и сидеть на уроках без единого звука.


правило колледжа было простым,
как стержень от ручки с чернильной пастой:
в этих стенах отсутствуешь «ты»,
есть только зачетки в пятнистой массе.


школа жизни стирает «я»,
делает нас пугливыми, но ручными.
как же нам полюбить себя,
если этому нас никогда не учили?
* * *
город заснул, и замолкли все птицы,
шепчет о чем-то своем океан.
только Везувию снова не спится –
плачет от новых кошмаров вулкан.


давно все огни погасли на улице,
люди затихли в холодных спальнях –
в ведьминский час пламя пробудится,
и мегаполис историей станет.


скоро рассвет зардеет, как девица,
прольется на крыши огненной лавой,
а кому до сих пор в то не верится,
вечность лежать в катакомбах из спален.


буря пройдет, и устанет Везувий,
задремлет без снов на года и века.
будет легенда о пепельной буре
сказкою на ночь для старика.


* * *
говори со мной обо всем.
как цветы перестали расти на окне,
как удача вдруг повернулась лицом,
только не смей забывать обо мне.


говори о китах в глубине океана.
говори о вечности и как протянуть до «вчера».
говори и даже не прячь обмана,
я всегда найду, чем отвечать.


мне совсем немного осталось
слушать твой голос из пустоты.
кто-то, наверное, клянчил бы жалость.
я лишь сбегаю от тишины.


пусть диалог продлится лишь ночь,
это лучше, чем оказаться в компании стен.
ты говоришь, что не можешь помочь,
но не знаешь, что априори успел.