-18 °С
Облачно
Все новости
Культура
9 Ноября 2018, 13:53

№10.2018. Ясенев Михаил. Снова Яхья. Статья

Яхья. 1910 год Яхья. 2018 год Михаил Ясенев Цветными снимками Прокудина-Горского сегодня мало кого удивишь, хотя до сих пор встречаются люди, ничего о «царском фотографе» не слышавшие и снимков его не видевшие. Существуют десятки сайтов, на которых неугомонные исследователи пытаются установить точное место, на котором больше века назад стоял со своим аппаратом Прокудин-Горский. И в большинстве случаев им это удаётся. Вот только доехать до некоторых объектов, которые когда-то попали в объектив Сергея Михайловича, далеко не всем по силам… Эту деревню Салаватского района Башкирии (140 лет назад, в 1877 г., в ней жило без малого 400 жителей) в разное время называли по-разному: Яхия и Яхино, Яхья и Яхъя, даже Ах-ина. В дневниках Сергея Михайловича Прокудина-Горского 1910 г. деревня почему-то записана как Эхья. Под этим именем она и стала известна всему миру, после того как в 2001 году работники Библиотеки Конгресса США отсканировали хранящиеся у них цветоделённые негативы Прокудина-Горского (для знатоков Photoshop – это почти то же самое, что RGB, то есть красная, зелёная и синяя составляющие полноцветного изображения) и выложили их на всеобщее обозрение в Интернет. Именно благодаря этому сегодня мы имеем десятки цветных снимков с видами рек Сим, Юрюзань, Катава. А ещё – добрый десяток фотографий, сделанных в «башкирской деревне Эхья».

Михаил Ясенев
Снова Яхья
Цветными снимками Прокудина-Горского сегодня мало кого удивишь, хотя до сих пор встречаются люди, ничего о «царском фотографе» не слышавшие и снимков его не видевшие. Существуют десятки сайтов, на которых неугомонные исследователи пытаются установить точное место, на котором больше века назад стоял со своим аппаратом Прокудин-Горский. И в большинстве случаев им это удаётся. Вот только доехать до некоторых объектов, которые когда-то попали в объектив Сергея Михайловича, далеко не всем по силам…
Эту деревню Салаватского района Башкирии (140 лет назад, в 1877 г., в ней жило без малого 400 жителей) в разное время называли по-разному: Яхия и Яхино, Яхья и Яхъя, даже Ах-ина. В дневниках Сергея Михайловича Прокудина-Горского 1910 г. деревня почему-то записана как Эхья. Под этим именем она и стала известна всему миру, после того как в 2001 году работники Библиотеки Конгресса США отсканировали хранящиеся у них цветоделённые негативы Прокудина-Горского (для знатоков Photoshop – это почти то же самое, что RGB, то есть красная, зелёная и синяя составляющие полноцветного изображения) и выложили их на всеобщее обозрение в Интернет. Именно благодаря этому сегодня мы имеем десятки цветных снимков с видами рек Сим, Юрюзань, Катава. А ещё – добрый десяток фотографий, сделанных в «башкирской деревне Эхья».
18 июля 2018 г. Башкирское отделение Русского географического общества организовало в Яхью экспедицию с рабочим названием «По следам Прокудина-Горского». Мы постарались найти все точки, с которых делал снимки «царский фотограф», и, главное, установить наконец точное место, где 108 лет назад улыбался Сергею Михайловичу молодой парень – путевой обходчик (фотография «Башкир-стрелочник»). Десять лет назад жительница деревни Галима Аглиуллина (1928 года рождения) уверенно заявила, что находится оно совсем недалеко от Яхьи. Но то, что казалось близким железнодорожнику, оказалось для нас недоступным и ныне…
За десять лет в Яхье появилось новое здание мечети – кстати, минарет её повторяет тот облик, что сохранён для истории благодаря Прокудину-Горскому, а в перспективе главной улицы села – на склоне, который хорошо был виден на снимках Сергея Михайловича, вдруг выросли берёзки, несколько исказив неизменный за сто с лишним лет вид. И ушли, к сожалению, в мир иной главные информаторы-старожилы, так много рассказавшие в 2008-м.
В наших нынешних изысканиях нам помогала директор расположенного в Малоязе музея Салавата Юлаева Зиля Аминевна Садыкова. А места эти она знает отлично! Зиля Аминевна показала нам снимки Яхьи, сделанные в 1908 г. питерским этнографом и писателем Михаилом Антоновичем Круковским (в 1909-м Круковский выпустил книгу «Южный Урал. Путевые очерки», в которой опубликовал многие из этих снимков). Возможно, благодаря именно им Прокудин-Горский и заинтересовался деревней.
Она повела нас к рукотворному водопаду у самого полотна железной дороги. Когда-то речке Бердяш, мешавшей прокладке «железки», прокопали новое русло. Поэтому нарушилось естественное падение её уровня, и образовалось вполне экзотическое место, которое любят посещать жители Яхьи и её не такие уж частые гости. Выходим на холм, с которого когда-то была сфотографирована Яхья, минуем земляничные поля и выложенную в давние годы ограду из больших валунов, благодаря которым скот не мог уйти далеко от деревни. Подходим к крутому склону. На колёсах машин «приехал» сюда вездесущий борщевик, рядом с ним растут «аборигены» здешних мест – дикая лилия и попавшая в «Красную книгу Башкирии» чина Литвинова.
Шум падающей воды можно слушать долго, но Зиля Аминевна напоминает, что нас ждёт В.Г. Гирфанова, 1938 года рождения. В трёхлетнем возрасте Венера Гиндуллиновна лишилась родителей – отец погиб, а мать умерла с горя – и воспитывалась в детском доме в Уфе. Тем не менее, не прельстилась городским комфортом и вернулась на родину. Всю жизнь прожила она в этом чудесном месте – без газа, водопровода, центрального отопления и магазинных булочек (газ, кстати, в Яхью не подвели по сей день). Хлеб ещё недавно она пекла сама. Ныне печка используется лишь для отопления. Но заготовить дрова на зиму – задача не самая лёгкая.
Вот и за забором лихо машет топором сосед. Разговорились с его женой. Милая женщина, ответив на два-три наших вопроса, вдруг, словно вспомнив что-то, скрылась в доме, а вскоре вынесла нам трёхлитровую банку парного молока. Отказываться мы, разумеется, не стали. А потом хозяйка продемонстрировала нам, как она достаёт из печки пироги…
Но где ж всё-таки стоял наш улыбчивый (но только на одной из фотографий, на второй он вполне суров) путевой обходчик или стрелочник? Вспоминаем, что на снимке – два пути (дорога в те времена была однопутной), а значит, это – разъезд. Да и где иначе мог остановиться путевой вагон-лаборатория Прокудина-Горского?! Зиля Аминевна, хорошо знающая эти края, предложила попробовать дойти до места пешком. И мы пошли «по шпалам, опять по шпалам». Увидев много любопытного и местами даже натерпевшись страху (не очень уютно себя чувствуешь, когда идёшь по сделанной с помощью взрывов выемке в скале, где с двух сторон уходят в небо почти вертикальные склоны, и где спрятаться от вдруг появляющегося поезда крайне сложно), тем не менее, искомого так и не обнаружили.
Вспоминаем, что десять лет назад один из жителей Яхьи заявил, что дойти до разъезда, известного по фотографии всему миру, не так просто: военизированная охрана туда, где в 1910-м улыбался путевой обходчик, не пустит. И, стало быть, на пути должен быть мост… И если 1792-й километр (Яхья) не подходит, то следующие – 1795-й и 1799-й.
Впрочем, отпечатки доисторических моллюсков, то и дело попадавшиеся нам буквально под ногами на разбитых камнях, стали отличной заменой не слишком успешному поиску или даже несостоявшемуся открытию давней страницы… истории нашей страны.
На обратном пути встретили молодых ребят – железнодорожных рабочих, хорошо знающих трассу на протяжении нескольких десятков километров. Они-то и объяснили, что разыскиваемое нами место почти не изменилось. А вот где оно находится, вы сможете узнать, посетив выставку фотографий С.М. Прокудина-Горского, которую нынешней осенью планирует провести Башкирское отделение Русского географического общества.