-5 °С
Снег
Все новости
Краеведение
23 Марта 2020, 14:52

№3.2020. Анастасия Бойкова. Судьбы загадочные тропы. К 100-летию со дня расстрела А. В. Колчака

Анастасия Ивановна Бойкова родилась в 1991 г. в п. Иглино. В 2014 г. окончила Институт права Башкирского государственного университета, работает помощником нотариуса города Уфы. Увлекается историей России. Судьбы загадочные тропы К 100-летию со дня расстрела А.В. Колчака Моя прабабушка Елена, по семейному преданию, танцевала на балу с самим Александром Васильевичем Колчаком. К сожалению, расспросить ее об этом я не успела. Был ли тот бал? Была ли на нем моя прабабушка? И закружил ли ее, юную и прекрасную, в вальсе Александр Васильевич? Мне об этом остается только догадываться. Но одно бесспорно. Елена Ивановна, дочь священника, в последующем репрессированного, действительно родилась и жила в Омске, столице Белой России, резиденции Верховного правителя – адмирала А.В. Колчака…

Анастасия Ивановна Бойкова родилась в 1991 г. в п. Иглино. В 2014 г. окончила Институт права Башкирского государственного университета, работает помощником нотариуса города Уфы. Увлекается историей России.
Судьбы загадочные тропы
К 100-летию со дня расстрела А.В. Колчака
Моя прабабушка Елена, по семейному преданию, танцевала на балу с самим Александром Васильевичем Колчаком. К сожалению, расспросить ее об этом я не успела. Был ли тот бал? Была ли на нем моя прабабушка? И закружил ли ее, юную и прекрасную, в вальсе Александр Васильевич? Мне об этом остается только догадываться. Но одно бесспорно. Елена Ивановна, дочь священника, в последующем репрессированного, действительно родилась и жила в Омске, столице Белой России, резиденции Верховного правителя – адмирала А.В. Колчака…
Человеком очень интересным и, пожалуй, самым загадочным из моих предков был и прадед, Бойков Иван Артемьевич. Родился и жил в Уфе, хотя его семья была приписана к Иглинской волости Уфимского уезда. Участник Первой мировой войны, имевший боевые заслуги и ранения. В 30-е годы – сотрудник уфимского уголовного розыска, заядлый охотник, до пенсии трудился главным бухгалтером Республиканского общества охотников и рыболовов. Рассказывать о себе не любил. Оно и понятно – опасно было делиться некоторыми фактами своей биографии. Например, как весной 1919 года во время всеобщей мобилизации Иван Артемьевич оказался в составе белой гвардии.
Брожение в России началось еще до революции, в Первую мировую. А после семнадцатого в водовороте наслаивавшихся, сталкивающихся друг с другом событий людей крутило, как щепки. И никто не знал, окажется ли эта щепка на дне, выбросит ли ее на какой-то берег, или подхватит течение и унесет в неизвестные дали.
С армией Колчака прадед дошел до Омска, где впоследствии и встретил свою будущую супругу Елену Ивановну. В середине 20-х годов из Омска молодые супруги переехали жить в Уфу. Не очутись мой прадед во времена Гражданской войны в Омске, не встретил бы никогда мою прабабушку, и не появились бы на свет их потомки. В их числе и я. Вот таким судьбоносным для Ивана Артемьевича стало прибытие весной 1919 года в Уфу Верховного правителя России адмирала Колчака и последовавшая вслед за этим мобилизация.
Но не только мой прадед, но и сам Александр Васильевич Колчак оказался в том водовороте, определившем его судьбу…
Колчак военный
7 февраля 2020 года исполнилось 100 лет со дня трагической гибели легендарного адмирала. Ко дню памяти этого выдающегося человека мне хочется рассказать не только о последних событиях жизни Александра Васильевича – ведь историю Гражданской войны, как и главных действующих её лиц, знают многие, хотя жаркие споры разгораются и по сей день. Кем он был? Верховным правителем или злейшим врагом революции?
Многие его ждали как избавителя от царившего на нашей Родине в те страшные и смутные времена зла. Он – символ целой эпохи в истории русской революции и Гражданской войны – был совсем не таким, каким его изображали много десятилетий в прошлом веке. На его имени были воздвигнуты целые горы лжи.
Вспомним о том Колчаке, которого так мало знают, – отважном флотоводце, полярном исследователе, ученом. Можно уверенно заявить, что Колчак был неординарным и талантливым человеком. По известным причинам в советских учебниках о его заслугах писать было не принято. А ведь в его жизни всегда находилось место подвигу – биография Александра Васильевича была насыщена таким количеством событий, что, кажется, и нескольких жизней не хватило бы, чтобы сделать столько, сколько успел он за свои 45 лет.
Родился Александр Колчак в 1874 году близ Санкт-Петербурга. Самой большой любовью и страстью его было море, а потому неудивительно, что учился Александр Васильевич в Морском училище. Был кадетом, позже его произвели в гардемарины. Современники вспоминали, что к учебе он относился ответственно, ведь обучался любимому делу. Человеком был скромным и строгим к себе, но при этом искренним и отзывчивым.
В марте 1904 года – шла Русско-японская война – Колчак прибыл в Порт-Артур, в распоряжение адмирала Степана Осиповича Макарова. Александр Васильевич рвался в бой, он не хотел отсиживаться в тылу и заниматься административной работой – лейтенант сразу просится на миноносец. Всего через месяц он уже снискал доверие высшего морского начальства и был назначен исполняющим должность старшего офицера на минный транспорт. О Колчаке времен Русско-японской войны слагали легенды. Однажды за ночь, по воспоминаниям очевидцев, бесшумно и без помех Александр Васильевич, командовавший миноносцем «Сердитый», расставил сразу 16 мин под носом противника.
Ему всегда хотелось быть в гуще событий, приносить победу не только в море, но и на сухопутных позициях, куда он и был назначен по собственному рапорту. В тот же год Колчак попал в японский плен, откуда в скором времени благополучно вернулся.
Лишь по возвращении в родной Петербург в 1905 году он узнал, что за храбрость и проявленную отвагу, был удостоен боевых наград.
Далее Колчака ждала служба в Балтийском флоте, в период которой он был произведен в капитаны 1-го ранга.
С началом Первой мировой войны, в 1914 году, стремительно росли боевые подвиги, награды и звания Александра Васильевича. Вот уже в 1915 г. он командует Минной дивизией Балтийского флота, ведь в расстановке минных банок ему мало равных. Весной 1916 года произведен в контр-адмиралы, а летом того же года молодой, всего лишь 42-летний Колчак уже вице-адмирал и командующий Черноморским флотом. В Ставке Главнокомандующего сложилось мнение, что именно он способен на успешное выполнение стратегических задач флота Черного моря. Император Николай II по достоинству оценил способности и человеческие качества Александра Васильевича. Как показала в дальнейшем история, чтобы оправдать высокое доверие государя, Колчак положил все силы, в конце концов даже жизнь…
Наступили страшные и кровавые дни революции. Солдаты и матросы выбивались из повиновения. «Война еще не кончена! – призывал к порядку взбунтовавшихся матросов Колчак. – Мы должны сохранить боевую способность… Нам нужно довести войну до победного конца».
Авторитет Колчака среди матросов был непререкаем, его заслуженно уважали, и, несмотря на высокое звание, командующий флотом никогда не ходил в окружении охраны. Но дисциплина продолжала падать, да и не могло все удержаться лишь на личном авторитете адмирала. Матросы и солдаты уже не отдавали честь офицерам, а некоторые, особенно дерзкие, и вовсе срывали с офицеров погоны…
Свою разрушительную «разъяснительную» работу на Черноморском флоте вели большевики. Фигура адмирала была стратегической, а потому ЦК большевиков даже принял решение о направлении В.И. Ленина в Севастополь, где было чуть спокойнее, а в планы большевиков совсем не входило подчинение матросов командующему составу и восстановление дисциплины. На очередном митинге ораторы стали настаивать на аресте Колчака и сдаче оружия офицерами. Силы становились неравными. Чтобы избежать жертв, адмирал призвал офицеров сдать оружие без кровопролития. И лишь ему они подчинились.
Однако, будучи человеком чести, Александр Васильевич, рискуя жизнью, собственное оружие сдавать не собирался – для него это было слишком тяжким оскорблением. В вышедшей в 2008 году в прокат кинокартине «Адмиралъ» имеется сильная сцена, где в ответ на требование матросов Командующий флотом бросает за борт наградное оружие. Эпизод этот не является художественным вымыслом и действительно соответствует реальным событиям. Схватив золотую саблю, пожалованную ему за события в Порт-Артуре времен Русско-японской войны, со словами: «Японцы, наши враги, – и те оставили мне оружие. Не достанется оно и вам!» – швырнул ее в море… После этого поступка из авторитетной личности Колчак превращается в культовую.
В ноябре 1918 года в Омске происходит государственный переворот и отстранение от власти Директории. Совет министров избирает Александра Васильевича Колчака Верховным правителем.
Николая II к этому моменту уже нет в живых, недолго останется прожить и Колчаку…
Колчак полярный
Судьба сыграла с Александром Васильевичем злую шутку. Ведь совсем не о такой жизни он мечтал. Пусть она была яркой и запоминающейся, полной подвигов и признания, а все же по праву самым счастливым временем для него были годы, проведенные в полярных экспедициях. Вот где было его сердце.
С 1900 по 1902 год Колчак под предводительством барона Эдуарда Васильевича Толля участвовал в Русской полярной экспедиции. «Если вы раз побываете в полярных странах, заинтересуетесь ими, вас всегда будет туда тянуть», – говорил Толль. Экспедиция вышла на поиски Земли Санникова. Колчак в этой экспедиции взял на себя часть научного труда, в частности занимался гидрологией, астрономией, изучал подводные течения.
Экспедиция оказалась очень сложной и совсем неудачной. Шхуна «Заря» не была ледоколом. Команда оказалась среди льдов, оторванной от цивилизации. Загадочную Землю Санникова отыскать не удалось, барона Толля, который с этим не мог смириться, призрачная земля и погубила. А с ним сгинула во льдах Восточно-Сибирского моря, на острове Беннетта и часть экспедиции…
В 1903–1904 годах Колчак возглавил поисково-спасательную экспедицию, необходимо было разыскать Толля и других членов команды. Тогда Александр Васильевич был неутомим и полон жизни, словно отважный герой приключенческих романов, отправившийся на поиски верных товарищей. На острове Беннетта Колчак нашел лишь оставленную Толлем записку с отчетом о произведенной на острове работе и сообщением, что все здоровы и отправляются на юг... Несколько дней Колчак и члены его команды искали следы партии Толля, но загадка их исчезновения так и не была разгадана… Барону и его спутникам помочь было нельзя – было ясно, в живых их уже нет. Колчаку же удалось благополучно вернуть из экспедиции свою спасательную команду, не потеряв ни одной жизни. Современники оценили его экспедицию как важный географический подвиг, а сам он был удостоен высокой награды – Константиновской медали.
После Русско-японской войны Александр Васильевич предпримет еще одну экспедицию, в Арктику, а также увидят свет его большие и значимые научные труды и отчеты об экспедициях. Далеко, в водах Карского моря, останется память о Колчаке – остров, названный некогда в его честь бароном Толлем. Сам Колчак увековечил и память о своей супруге Софье: мыс Софии существует под первоначальным названием и по сей день.
Павел Зырянов в труде, посвященном биографии Колчака, очень точно охарактеризовал тот период его жизни: «Полярный Колчак, веселый, бородатый, отважный, стремительный, – это словно герой из Джека Лондона. Полная уверенность в себе, своем деле, в своих товарищах. Ни тени разъедающего сомнения в своей звезде и своей судьбе. Такого Колчака больше не было».
Без суда
Его не стало ровно 100 лет назад.
Предательски выданный иркутскому политцентру мнимыми союзниками, Колчак был расстрелян в ночь на 7 февраля 1920 года без суда и до окончания следствия, которое производила над ним Чрезвычайная следственная комиссия.
Под Иркутском раздавалась канонада. К городу стягивались каппелевцы, вышедшие из Великого Сибирского ледяного похода – замерзшие, голодные, умирающие. Белогвардейцы в ультимативной форме требовали немедленно освободить и выдать им Адмирала. Ревком спешил, боясь штурма: силы красногвардейцев тоже были на исходе.
В нарушение Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 17 января 1920 г. «Об отмене применения высшей меры наказания (расстрела)», Иркутский ревком постановил Колчака расстрелять. То была не казнь, а убийство.
Штурм Иркутска стал ненужным. Белые отступали.
Свое последнее пристанище Адмирал, с пулями в груди, нашел в такой родной ему стихии – ласковых к нему водах ледяных сибирских рек… И как знать, может быть, они, убаюкивая, принесли его туда, к загадочной Земле Санникова, где истерзанная душа его обрела наконец покой.
ФОТО
  1. Участники экспедиции Толля на борту шхуны «Заря». В верхнем ряду, третий слева над Толлем – А.В. Колчак.
  2. Последнее фото А.В. Колчака