-18 °С
Облачно
Все новости
Детская площадка
16 Декабря 2018, 17:03

Забирова Диана. Герои Сталинградской битвы. Публицистика. 9 класс. Давлеканово

Забирова Диана, 15 лет,
обучающаяся 9 В класса
МОБУ гимназия № 5
г. Давлеканово,
муниципального района
Давлекановский район РБ
Руководитель
Скрипченко Вера Владимировна,
учитель русского языка и литературы
Герои Сталинградской битвы
В этом году исполняется 75 лет со дня Сталинградской битвы - знаменательного события Великой Отечественной войны. И я хочу познакомить своих современников с таким публицистом, как Юрий Куберский. Случайно я познакомилась с его мемуарами «Люди и войны», где без прикрас рассказано о подготовке к Сталинградской битве. Наше поколение мало интересуется историческими фактами. Но когда в руки попадают такие воспоминания, хочется говорить об этом.
О Юрие Куберском многие люди вообще не знают, хотя он прошёл войну, участвовал в сражениях с фашистами. При этом он был талантливым инженером, который сыграл большую роль в изобретении всем известной миномётной установки «Катюши» и мин нового образца. Именно данные изобретения помогли воинам в Сталинградской битве. И мало кто из моих друзей сейчас знает, что Сталинградская битва - одна из крупнейших в истории по размаху, напряженности и последствиям. Она стала поворотным, решающим событием. После победы в этой битве наши войска перестали отступать, пошли в наступление, освобождая оккупированные фашистами отечественные земли. В результате 200 дней тяжелейших боев нацистской Германии был нанесен колоссальный военный, политический, экономический и морально-психологический ущерб.
Победа в Сталинградской битве подарила русским солдатам надежду и веру в победу в Великой Отечественной войне. В самом городе не осталось ни одного несожжённого и неразрушенного здания.
Как говорят учебники истории, за время Сталинградской битвы Вермахт потерял четверть своих сил, сосредоточенных на Восточном фронте. Его потери убитыми, пропавшими без вести и ранеными – составили около полутора миллионов солдат и офицеров.
Меня поразили стойкость и мужество обычных, как и мы, в мирное время людей. И я решила проанализировать, как меняется человек в период тяжёлого военного времени.
По моему мнению, человек внутренне остаётся таким же, каким был до войны. Но в экстремальных ситуациях он раскрывает свои лучшие или худшие черты характера, о которых, может быть, и сам не подозревал.
Для Юрия Куберского Сталинградская битва была частью его жизни. Он был непосредственным участником боевых событий. За документальную прозу взялся в 1970 году. Он надеялся, что, может, хотя бы внуки прочтут его записи. Тогда у него была только полугодовалая внучка. Сильно сокращённая версия мемуаров Юрия Куберского под названием «Люди и войны» была опубликована Санкт-Петербургским журналом «Звезда» в 2011 году, в №№ 10-12. А в 2012 году они вышли отдельной книгой.
Юрий Куберский пишет о себе, о том, что до войны закончил Политехнический институт в г. Киеве. Служил в понтонном батальоне Киева, 1932-1937гг военнослужащий-адъюнкт научно-исследовательской группе при энергетическом факультете военной электротехнической академии им. Буденного. В 1940 году в звании военного инженера 3-го ранга он занимал должность старшего преподавателя электротехники военного училища связи в г. Ульяновске. Работал с большим желанием, не жалея себя. Вопреки здравому смыслу, Юрий влюбился в девушку моложе себя на 18 лет по имени Нина. Она стала его женой, и у них 12 мая 1942 г. родился желанный и любимый сын, без которого не было смысла в дальнейшей жизни.
С самого начала войны Ю. Куберский хотел попасть на фронт, однако, его не пускали. Как преподаватель, он представлял собой большую ценность. Когда ребенку было 2 месяца, Юрий выпросил командировку в Москву, для того чтоб оттуда уже уехать на фронт. Жену и сына отправил к её сестре в г. Куйбышев (ныне г. Самара). От мысли о семье на фронте у него наступал покой на сердце, появлялась вера в счастливое будущее, проходила усталость и росла ненависть к врагам. Порой сердце сжималось от дикой боли, вызванной разлукой с самыми дорогими для него людьми.
Ю. Куберский говорит об этом периоде так: «Я рвался на фронт и потому, что не мог представить себе как я буду смотреть в глаза моему сыну, моей жене и, наконец, вообще людям после войны, если не буду лично и активно участвовать в ней. Я писал о своей уверенности в победе моей страны над немецкими фашистами. Это были не пустые слова. Действительно, с самого начала войны у меня ни разу не возникало мысли, что мы можем потерпеть поражение. Сталина я не любил, но слова «наше дело правое – мы победим», были и моими словами, сказанными раньше него. Впрочем, я допускал, что нам придётся отступать даже дальше, чем мы действительно отступили, может быть, до Урала, но я никогда не верил в победу врага. Уверенность в том, что мы разобьём немецкий фашизм наголову, непоколебимо жила во мне с первого дня войны.
И когда я читаю об обстоятельствах, обусловивших нашу победу, я всегда мысленно говорю себе: «Мы не могли не победить. Если уж я, много напутавший в жизни, совершивший много ошибочных поступков, вёл себя должным образом, то как же самоотверженно и праведно вели себя люди более достойные, чем я».
Именно в битве под Сталинградом Юрий Куберский полностью осознал, что война –это самое страшное, что может быть на Земле. Она отнимает у людей самое ценное: жизнь, здоровье, родной дом. Война разлучила семьи, отняла близких людей, заставила мирных жителей встать на защиту родины и убивать врагов. Люди пережили голод, холод, насилие. Несмотря на все мучения и лишения, люди верили в победу, и каждый советский человек внес свой вклад в победу.
В тылу мирное население делали все для бесперебойного обеспечения действующей армии всем необходимым: кадрами, боеприпасами, техникой, питанием. При этом жизнь продолжалась: люди учились, работали, влюблялись, женились, рождались дети.
Воспоминания о доме, семье давали силы в бою, питали бойцов надеждами на будущую спокойную и счастливую жизнь. Юрий Куберский писал: «Жену и сына я часто вспоминал на фронте, и от этого воспоминания наступал покой на душе и на сердце, проходила усталость и росла ненависть к врагу»; «Сердце сжималось от дикой боли, вызванной разлукой с самыми дорогими для меня людьми… и ни разу не пожалел о том, что отправился на фронт». И действительно, война расставляет всех людей по тем местам, какие они заслуживают.
На войне все смешалось: и жизнь, и смерть. Читая документальные записи, я как будто наяву вижу «истерзанные трупы людей, плывущие по Волге…- результат бомбежки парохода везшего наших раненых с фронта в тыл». Это ужасает. А ещё ужаснее было читать о том, что когда затихали бомбежки и артобстрелы, люди находили радость жизни: «концерт ансамбля бригады, выступающие в большом сарае села», «С ледяной горы катались наши детишки-как и положено, с криками и смехом. Катались они на довольно необычных ледянках. Это были трупы немцев, облитые, чтобы хорошо скользить, ледяной водой».
Далее я узнала, что инженерные войска сыграли большую роль в подготовке к Сталинградской битве. Юрий Куберский рассказал, что в апреле 1942 были сформированы бригады специального назначения, состоявшие из управления, 5-7 батальонов инженерных заграждений, 1-2 электротехнических батальонов, батальона специального минирования, отряда электрификации и механизации работ и роты управления. Эти инженерные соединения предназначались для минирования и разминирования местности и отдельных объектов, установки минных полей, устройства электризуемых и других видов заграждений. Юрий Куберский был назначен начальником отдела электризованных препятствий в бригаду М.Ф. Иоффе - командующего 16-й отдельной инженерной бригады специального назначения юго-западного фронта. Затем его назначили начальником отделения минирования.
Именно здесь была изобретена новая мина, которая использовалась перед началом Сталинградской битвы. «По инициативе командования бригады я вместе с Бузгалиным занялся вопросом создания мины, в какой-то мере заменяющей прыгающую немецкую мину. Конечно, речь шла о мине, которую мы могли сами придумать и изготовить из имеющихся в бригаде средств. И мы такую мину создали. Делалась она так: в земле вырывалась цилиндрическая яма, на дно ямы клалась толовая шашка, в нее вставлялся электродетонатор мгновенного действия, две проволоки которого выводились на поверхность земли. На толовую шашку клалась доска по диаметру ямы, на доску ставился артиллерийский снаряд того или иного калибра, в него вставлялся электродетонатор замедленного действия, две проволоки которого тоже выводилось на поверхность земли. Всё это сооружение плотно утрамбовывалось, проволочки же электродетонаторов соединялись параллельно, и к ним подводилось два провода, по которым мог подаваться ток от сухих элементов, аккумулятора или подрывной машинки.
Созданную нами мину, несравнимо более мощного поражающего действия, чем немецкая, и не только выпрыгивающую из землю, но и управляемую, так как её можно было взрывать по желанию со значительного расстояния, мы решили испытать на практике. Вместе с несколькими минёрами и с соответствующим оборудованием я и Бузгалин пошли в степь, подальше от прибрежного леса, где, кроме, нас стояла какая-то авиационная часть. В степи мы быстро собрали нашу мину и привели в действие. Эффект был потрясающий. Снаряд взорвался на высоте, примерно, двух метров. Мы оба видели, как он выскочил из земли, но к мгновению взрыва уже лежали, прижавшись к земле, и таким образом остались невредимы. Возвращались мы с чувством удовлетворения от своих достижений, однако хорошее настроение было испорчено жестоким зрелищем, свидетелями которого мы оказались. Два немецких мессершмидта, преследуя наш истребитель, расстреляли его и подожгли, а когда из горящего самолёта выпрыгнул на парашюте лётчик, они хищнически расстреливали его до тех пор, пока он, уже бездыханный, не достиг земли. Я видел такое впервые, и картина гибели нашего летчика долго терзала меня».
Юрий Куберский описывал изобретение миномета М-30 (БМ-13), любовно называемого «Катюша». По его словам, этим начал заниматься Иван Исидорович Гвай (инженер-конструктор). В 1933-37 гг. в научно-исследовательской группе при энергетическом факультете военной электротехнической академии им. Буденко в Ленинграде они работали вместе. И. И. Гвай занимался механизацией установки малозаметных препятствий. Куберский добился у начальства командировки для него для изучения выбрасывающихся тросов с гарпунами при охоте на китов. Потом подсказал запускать ракеты вместо тросов. Гвай настолько увлекся ракетами, что уволился из армии, уехал в Москву и поступил в ракетный институт. Позже к нему присоединился А.Г. Костиков (главный инженер научно-исследовательского института) и В.В. Аборенков. Костиков убедил Гвая включить его и еще одного снабженца в качестве соавторов конструкторских идей. Таким образом, Гвай из автора превратился в соавтора. После появления соавторов дело с реализацией изобретения «катюши» быстро двинулось и М-30 были изготовлены и опробованы до войны. Когда на фронтах Великой Отечественной войны изобретения И. И. Гвая показали себя как мощное оружие в борьбе с немцами, Сталин приказал познакомить его с самими изобретателями. Тогда ему представили Костикова. На вопрос Сталина «Кто автор?» Костиков ответил, что авторов трое: кроме него - Гвай и еще один товарищ. А на вопрос «Кто главный?» Костиков ответил, что он. В заключении приема Сталин сказал Костикову: «Вы получите Золотую звезду Героя Социалистического труда, Гвай - орден Ленина, а третий товарищ- орден Отечественной войны 1 степени». По словам сына Юрия Куберского- Игоря Куберского И. И. Гваю вместе с рядом разработчиков ракетных снарядов для «катюши» посмертно было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Юрий Куберский, будучи в штабе Сталинградского фронта, укрывался в землянках и почти в каждой наталкивался на молодых женщин, что-то пишущих или печатающих на машинках: «Вид этих женщин, особенно в те минуты, производил неизгладимое впечатление - все они были миловидны, с прической и умелой косметикой, в нарядных платьях и элегантной обуви, и казалось, явились на любовное свидание».
Женщины воевали на войне наряду с мужчинами: «зенитная батарея с молодыми артиллеристками», медицинскими работниками и т.д.
Автор стал свидетелем самоубийства сбитой немецкой лётчицы-женщины, которая была ранена и не захотела попасть в плен к русским: «это была крупная высокая блондинка с большими кистями рук, явно неаристократического вида». У меня сразу возник вопрос, способна ли я на такие поступки. И несмотря на то, что я читала о лётчице-враге, у меня всё равно было чувство жалости к человеку, вынужденному убивать себя в угоду фашизму.
Сбитая немецкими зенитчиками, наша лётчица спрыгнула на парашюте. «Несмотря на то, что только чудом осталась живой и невредимой, наша лётчица выглядела спокойно», рослая и крепкая, одетая в черный комбинезон, она бы могла бы постоять за себя.В январе донельзя измученная немцами женщина, нашла в себе силы попросить военных помочь похоронить её мужа, умершего от холода и голода, которого она спрятала в развалинах дома.
Таким образом, патриотизм многих людей давал уверенность в победе над врагом.
Но в трудный период подготовки к Сталинградской битве были и предатели Родины. Юрий Куберский показал классическое олицетворение предателя и труса. Однажды, уполномоченный особого отдела батальона Ванякина задержал человека. Задержанный по виду рабочий, собрал кипу немецких листовок, для того чтобы объяснить немцам причину своего перехода к ним, так как, по словам уполномоченного, был схвачен на нейтральной зоне, когда он пробирался в сторону немцев. «Я не испытал ни тени жалости, когда уполномоченный прикончил его в кустах выстрелом из пистолета», - писал Ю. Куберский.
Были и те, которые маскировались под раненых на войне: «Станции и полустанки были переполнены просящими милостыню ранеными жуткого вида…Скорее всего, это были просто калеки и нищие, маскирующиеся под раненых на фронте». Нашлись и такие люди, которые не желали победы наших войск: «Донские казаки относились к приходу советских войск радушно. Лишь одна молодая казачка сказала: «Зачем вы вернулись. У немцев могла быть такая счастливая судьба, а теперь всё рухнуло.»
По словам Юрия Куберского, любовь на фронте не была исключением и редким явлением. Ярким примером является пламенная любовь уполномоченного батальона Ванякина к сталинградке. Любовь, возникшая в самое неподходящее время к самой обычной молодой женщине, оказалась не мимолетной. Однако, в период боев на Курской дуге уполномоченный в порыве беспричинной ревности застрелил свою любимую из пистолета, а затем, не отходя от её тела, застрелился сам.
В то же время начался роман у Ванякина с батальонным врачом Анной Тимофеевной. Их любовь оказалась счастливой. Анна Тимофеевна стала женой Ванякина, родила двоих сыновей и после войны счастливо жила с мужем и сыновьями в Москве.
Костя Ассонов жил с медсестрой дорожного пункта Таточкой - «в будущем Татьяной Тимофеевной, верной и любящей женой Ассонова».
Исходя из этих примеров, можно сказать, что ничто человеческое не было чуждо даже во время войны.
«Возле одного из населенных пунктов увидел немецкое военное кладбище. Строгое, внушаемое, оно произвело сильное впечатление не только количеством. Но и оформлением. Большой крест над могилой генерала, симметрично расположены меньшего размера кресты над могилами офицеров. Далее стройные ряды крестов над солдатскими могилами. Чуть ли не в километре от кладбища машины спокойно проезжали по мёртвым телам советских танкистов. Немцы, обречённые на гибель в окруженном Сталинграде, всё же продолжали хоронить своих убитых».
Познакомившись с мемуарами Юрия Куберского, я сделала выводы, что
герои войны были обычными людьми в мирное время: учились, влюблялись, вели исследовательскую работу. А в военное время они могли пожертвовать своими интересами ради спасения Родины, все силы отдавали ради Победы. На войне жизнь шла своим чередом. Также люди радовались солнцу в период затишья между боями, влюблялись, мечтали о мирном будущем, боялись умереть, хоронили друзей. Ужасы войны не сломили людей. Патриотизм давал силы в тяжёлых и страшных ситуациях.
Женщины на войне находились в равных условиях с мужчинами. При этом находили в себе силы поддерживать и вдохновлять на подвиги и научные открытия мужчин. А также хрупкие женщины во время боя на себе вытаскивали с поля боя раненых бойцов.
О героях Сталинградской битвы можно и нужно говорить много. Ведь главным в войне были всё-таки люди. И результат всех их поступков, сказанных слов и сделанных дел целиком и полностью зависел от убеждений каждого человека, его развития и нравственных ценностей. А задача молодого поколения – хранить память о подвигах своих предков, изучать историю прошлого, чтобы не повторять его ошибок. Именно герои Великой Отечественной войны показали нам, что значат честь, достоинство, патриотизм.