-18 °С
Облачно
Все новости
Детская площадка
16 Декабря 2018, 18:39

Кравченко Евгения. Акварельно. Проза. 10 класс. Стерлитамак

Кравченко Евгения (10 класс, литературная студия «Глаголь»)
Г. Стерлитамак
Подборка «Акварельно»
Параллельные прямые не пересекаются
В некоторой плоскости существуют две прямые. Это я их начертила в школьной тетради в клетку. Аккуратно, по линейке, карандашом. Не сильно нажимала, чтобы не было слишком грязно. Тонкой линией. Они получились параллельными друг другу. В принципе, так и задумывалось.
Эти прямые состоят из множества точек,… как и мы с тобой, но только из атомов.
Мы существуем в нашей вселенной, как прямые на плоскости. Чисто теоретически, мы могли существовать и в альтернативных, но именно в этой мы начерчены аккуратно, по линейке, параллельно.
По определению, две прямые называются параллельными тогда, когда они не пересекаются друг с другом. Даже где-то там, далеко в бесконечности.
Смешно, правда?
У меня своя прямая жизни, у тебя своя. Они так похожи. Но так чертовски раздражает, что они…
Параллельные прямые не пересекаются. Я давно высекла это у себя в памяти, как ножом по дереву. Но почему же забываю это, глядя на тебя?
2Na + 2H2O → 2NaOH + H2↑
На город спускался сумрак.
Из-за туч не было видно полярной звезды. Хмурые краски заполонили небо. Серая дымка душила, не давала свободно дышать.
Словно яд по венам к разуму скользили воспоминания.
Сумасшествие. Бред. Натрий бродил по аллее в надежде на утешение, в надежде на то, что эти мысли уйдут, испаряться. В крайнем случае, уйдут в осадок.
Вся аллея пропахла сыростью. Элемент натянул рукава свитера на запястье, закрывая число «одиннадцать».
Холодало. Северный ветер обдувал со всех сторон. От этого становилось ещё невыносимее.
Хмурые краски, захватив небо, начали добираться до элемента.
Дымка все сильнее душила. Яд заполнил его полностью. Словно хождение по мукам. Мысли как стрелы пронзали насквозь. Хотелось выть от безвыходности.
Он сел у цветущей вишни на скамейку, что скрывалась под темной-темной тенью. Натрий схватил голову обеими пуками, как будто пытался вытащить эти ядовитые мысли.
На землю упала первая капля. Затем еще одна. Хмурое небо проливало слезы. А вишня закрывала его своими нежными пастельными цветами.
Прошло немного времени, и на улице уже стоял ливень. Небо рыдало навзрыд. Натрий следил за небесными потоками.
Неподалеку в ямке образовалась лужа. Углубление стремительно наполнялось. И, когда вода дошла до краев, из этой ямки поднялась полупрозрачная девушка лазурного оттенка. Она поправила платье и откинула водянистую прядь.
– Я видела тебя… – она босыми ногами подошла к Натрию. – Оттуда. – Вода указала пальцем в небо.
Натрий все мочал. Он был в неком недоумении.
– Я не хочу, чтобы ты грустил, – вода протянула ладонь.
Элемент положил свою руку на её. Вода обняла его так крепко, будто они были знакомы и не виделись сотни лет.
Хмурые краски внезапно исчезали. Мысли улетучились вместе с водородом. Дымка стала пушистым мягким пледом. Звезды рассыпались по небу...
Где-то во вселенной прямо сейчас стоит под цветущей вишней гидроксид натрия.
Акварельно
Словно акварелью нарисованы – тускло-голубое небо, пушистые облака, похожие на ванильную сахарную вату, и дома, прилегающие друг к другу практически вплотную.
На выдохе, когда горячий воздух изо рта смешивается с холодным, почти ледяным, уличным, у губ образовывается клубочек пара, который через мгновение пропадает из виду.
Словно акварелью нарисованы люди, идущие по своим делам, спешащие на встречи или тихонько прогуливающиеся со своими спутниками.
Сырой асфальт и пара луж, невысокие ёлочки у бордюра, что ограждают тропинку и несколько мыслей, которые спутались, завязались в узелки и не хотят распутываться. Что ж, придется разрезать их ножницами.
Акварелью нарисована картина, на которой изображено тускло-голубое небо, несколько облаков. Дома, которые практически вплотную прилегают друг к другу, люди и я, чей клубочек пара у губ ещё не пропал.
И, главное, – те мысли, что спутались, теперь держат эту картину, нарисованную акварелью, на тускло-голубой стене.
Земля висела над небом
Земля висела над небом, а девушка топтала солнечные лучи, пускала бумажные кораблики в небо. Они падали и пропадали из виду, некоторые застревали в облаках, цвета парного молока.
Стеклянное небо такого красивого нежно-василькового оттенка, будто это поле, усаженное вплотную этими небесными цветами.
Так хотелось собрать васильковое небо в букет и поставить в хрустальную вазу на обеденном столе, на кружевную салфетку, цвета облака.
А лучше – на карнизах окон высадить в землю в белых горшках, чтобы никогда не завяли.
Осенние листья улетают в небо.
Птицы летят вверх тормашками.
Ветер дует от земли и разносит мысли людей, а капли дождя из хмурых тучек у горизонта падают вверх, к солнцу, что скрылось и не хочет выходить из укрытия.
Зонт ярко-пламенного цвета. Он похож на тот костер, что развела группа молодых людей у берега, словно бесконечного, моря.
Костёр. Зачем он нужен?
Для тепла. Для уюта, который передаёт невидимыми волнами.
Ветер дует от земли и выхватывает зонт огненного уюта из рук.
Девушка встает на кончики пальцев, попрыгивает и…
Взлетает! Вниз. На небо.
Она плывет, как парусник по нежно-васильковому полю, кончиками пальцев касаясь ласковых бутонов.
Облако цвета парного молока. На этом месте лежит зонтик с волнами уюта. Несколько солнечных капель из лужи на земле собрались в фарфоровое блюдечко.
Набрав в граненый стакан немного облака, она сделала пару глотков.
Земля отсюда кажется смешной. Листья летят по стеклянному небу. Птицы тоже угощаются облаком, а ветер всё ещё разносит мысли.
Теперь на этом месте у неё своя земля. Земля цвета парного молока.
Бумажный кораблик, что застрял на облаке, теперь отправился за другими собирать нежно-васильковые цветы.