Все новости
Синематограф
25 Января , 11:46

Игорь Фролов. Низший пилотаж

Все же молодцы рекламщики! Так бы пропустил очередной римейк «Экипажа» мимо глаз, но поднятый восторженный шум взял меня на понт: неужто и в самом деле? Хотя не жалею, что посмотрел. Еще раз убедился, что возврата к хорошему кино уже нет. Начиная со звука – грохот, от которого трясется пол, призванный заглушить хруст поп-корна, – с таким звуком ни один хороший фильм не представим. И кончая смертью русской советской актерской школы. Если раньше я смотрел на Машкова как на актера нового времени, уже не способного на психологичность, то в новом «Экипаже» мои глаза и уши отдыхали именно на Машкове, несмотря на ужасный текст роли – как и всех ролей. Ситуация как в «Легенде №17», где я смотрел на Меньшикова, который, несмотря на совершенно иной типаж, отлично сыграл Тарасова. Из остального актерского набора лучший – актер, сыгравший стюарда, влюбленного в стюардессу Шпицу. Остальные сделаны либо из дерева, либо из тряпок. Кукла женщины-пилота деревянная, кукла стажера – тряпичная. Козловский – вообще актер неудачливый: ему предлагают роли не его темперамента. Ему бы уснуть-отдохнуть, и вообще не вставать, а беднягу заставляют махать руками, изображая, что у него вместо рук – крылья. Его герой еще и туп по воле сценаристов – он такой правдолюб и лихач, что не понимает, почему на гражданских самолетах нельзя взлетать по-военному и пр.

Ну да бог с ними, актерами. Зато мы переплюнули пиндосское кино – у нас с транспортника на пассажирский переправляют пассажиров сотнями в кульках из такелажных сетей, и стюард ловит их и втаскивает на борт одной левой. И еще плюс: разучившись играть, писать сценарии и режиссировать, мы научились снимать приличные куски – из фильма можно настричь энное количество рекламных роликов «Летайте самолетами “Аэрофлотаˮ!» – недаром же все чудо-пилоты и бортпроводники и проводницы гуртом уходят в “Аэрофлотˮ. Единственное осталось непонятным: зачем было называть фильм «Экипаж», если к старому «Экипажу» этот никакого отношения не имеет – не римейк даже. Хотя… бывшая стюардесса Тамара – ныне Тамара Игоревна и большой авиаспециалист – участвует в выработке плана спасения попавших в беду самолетов и дает мудрый совет всем спецам, собравшимся у главы авиакомпании: мол, не мешайте ребятам, сами разберутся. И ребята разобрались...

А еще в картине был мальчик. Его мама погибла, но он до конца фильма спрашивал у всех: «Моя мама на другом самолете, да?». Чем и обеспечил слезы кинозрителей, несмотря на все их, кинозрителей, недоумение и смех в моменты самые напряженные (когда в такелажных сетях, да по воздуху, да в грозовом фронте на высоте в 3000 при скорости 350 км/ч…).

Короче, мне понравилось. И даже Козловский в крайнюю треть фильма почти проснулся – а попробуйте на одном двигателе, да забитом пеплом и прогоревшем насквозь – и тянуть!

Каков итог? А таков: на подобных фильмах отчетливо видна тенденция современной массовой культуры – в отличие от прежней, воспитывавшей массы, поднимавшей эти массы к уровню хотя бы среднекультурному, современность с упорством опускает народ все ниже – туда, где нет понятий о правде и правдоподобии, о законах искусства, об игре актеров, о режиссуре, о жизни вообще; где и литература и кино превращают в комиксы, а читателя и зрителя – в тупое жвачное, жующее пахнущий старыми носками пенопласт из больших ведер.

Я не боюсь писать так резко – и банально, как старый брюзга, – вряд ли те, о ком я пишу, читают литературно-публицистические журналы. Они уже и не подозревают об их существовании.

Из архива: сентябрь 2016г.

Читайте нас в