-18 °С
Облачно
Все новости
Поэзия
12 Мая 2019, 23:29

Титаренко Анастасия Владимировна УГНТУ, 5 курс. Совещание студенческих литобъединений

Титаренко Анастасия Владимировна УГНТУ, 5 курс, семинар «Поэзия на русском языке» 29.08.18 Белый мел. Этим мелом черта на паркете. Передел. И свобода есть послевкусие смерти.

Титаренко Анастасия Владимировна
УГНТУ, 5 курс, семинар «Поэзия на русском языке»
29.08.18
Белый мел.
Этим мелом черта на паркете.
Передел.
И свобода есть послевкусие смерти.
Тишина
В тонких нитях осенней тревоги.
Пелена,
И оплывшие вскормлены боги.
Здесь рука
Тяжела и тепла, водит пальцем по мелу.
Два рывка
Обращают ландшафт в побледневшую стену.
И портрет
Загибает в крюки заржавелые гвозди.
Света нет,
Только чай и брусничные грозди.
18.07.18
Когда-нибудь, сидя на чьей-то кухне,
Может быть, в два, может быть, в три часа
Ты шептать будешь пьяно и сухо
Про родные пустые глаза.
24.10.18
На лекции, в автобусе, во время обеда - часто думаю о молчании.
О том, что эта роскошь совсем неподвластная, неприступная и неподкупная.
Отчасти недостижимость ежесекундно погружает в агонию или отчаянье,
Ныряю все глубже и вспоминаю детали смутно.
Каждый взгляд или шорох, зеркало, камера, человек -
Наблюдатель, раздражитель, собеседник, привратник смятения.
Отсекаю очередную черту, ускоряю центростремительно бег,
Стараясь не бить в набат и не желать прощения.
Но перед кем-то и не единожды входить нагой в талую воду
Стало странной, в холодную воду, нездешней традицией.
Можно даже колотить в барабан, приносить жертвы во славу ясной погоды,
И не слыть грешником, не иметь клейма само- или убийцы.
Что вы смотрите? Удивительно мудрыми и сладко горюющими глазами...
Что вам ещё сегодня так страстно мерещится и желается?
Взгляните под ноги. Возьмите камень. И бросьте камень.
Подойдите ближе, если сразу не получается.
Вот я плачу. Вот я смеюсь. Вот говорю с вами, не пряча красок.
Расстояние - вытянутая рука, вытянутая с усилием и поднятая намеренно.
Вы даже не целитесь, и не скрываете карнавальных масок,
Отчетливо вижу гипс и трещины матового акрила, нанесённого наскоро, но уверенно.
Тишины не достичь, не принять равновесия.
Непокой красит глазные яблоки иногда в серый, но чаще в розовый.
Языки обвиваясь вокруг своей оси, обрастают кожурой и плесенью,
Но ко всему привыкаешь, и позже столпотворение теряет значение одиозное.
7.11.18
Ищи тепла у каждой, что улыбнётся,
В пустых парадных в отсутствии батарей.
Разверни у себя же под рёбрами солнце
И кожу не хмурь меж усталых бровей.
Одиночество пляшет всегда по-новому,
Кто-то ищет в других - себя,
Кто-то рад осеннему холоду,
Кто-то белеет в компании «я».
Глотни высоты, отделённый перилами,
Закрой глаза, насладись молчанием,
Целься реже откровенности вилами
В тех, с кем, возможно, столкнулся нечаянно.
4.04.19
Город фломастером нарисован на коже
И растекается пятнами по спине и затылку,
Кто-то верно думал про камни и розжиг,
Натирая тебя внутри и снаружи спиртом.
Пятки шуршат и стираются о потолок,
Это так страхи? Это они с тобой сделали?
Из человека без якоря и оков -
В существо, висящее лбом над стрелами.
Это они стальными канатами
По плечам, сквозь живот, за колени -
По бетону, грязи и гравию
До нутра и приступа откровений,
Вверх тормашками, вверх по лестнице,
Очень жутко лететь как маятник,
Мерно бить по тем, кому ещё весело,
Кто ещё пытается быть, как правило.
И скрипеть, и нудеть иногда, мол, все уже ржавое,
И любить этот славный истошный ритм.
Отчуждённым быть так забавно,
Что безумство здесь быть живым.
9.04.19
Молчание затянет на горле петлю.
Да, я слабенькая, может быть, хиловата,
По утрам жутко сонная, кофе еле варю.
В голове вместе мыслей умных - сплошная вата.
Смейся! На жердочке тонкой долго не петь,
Не родиться заново, не клевать зерно,
Хочешь птицей остаться? Изволь тогда долететь
Хотя бы до форточки, если страшно в окно.
Если мир сжался лишь до старой квартиры,
За которую кстати давно никто не платил,
И в руках вместо масла стиральное мыло,
А нутро стало кладбищем грязных бахил,
Зализывай раны, как загнанный зверь,
Вой в тишине, в однушке, в глухой панельке.
У соседа в восемь утра - обязательно дрель.
У второго - шесть дочек ногами по стенке.
-
Залечь на дно. Притвориться камнем.
Кто баюльные песни поёт камням?
Кто их колет и собирает в храмы?
Кто их пьяных из баров да по домам.
Колупай, разбирай, изучай останки.
Хочешь - в море бросай, если любишь жрать соль.
Если надо, кромсай и крои изнанку,
Только. Руки. Держи. Над. Головой.
5.08.18
Надо было писать на девять минут раньше,
Не запрокидывать головы.
Надо было быть женщиной и без фальши -
Любить срезанные цветы.
23.03.19
Руки мои перевязаны.
Кажется, я предала человека.
Кажется, я продала человека.
И этим ему обязана.
Так много здесь слов и людей,
И все свято клянутся верить,
И желают отчаянно вверить
Себя кому-нибудь, кто посильней,
Кто пострашней, поумней,
У кого помощнее зубы и ножики,
Кто может ими, не дрогнув, под кожу и
Тем, кто может ещё больнее,
Чем сами они, сокрушать,
Сокрушаться и маяться этим,
Они же наивные, они же - как дети!
Готовые все прощать.
А после: такие же верные, нервные,
Только жестокие, одинокие, глупые
Собираются мелкими группами,
Жалятся, впиваясь в бетон коленями.
Да, я могу быть ревнивой четвёртой женой,
Ты кому-то неверным любимым мужем,
Ты ей, может быть, искренне даже нужен,
Только продан и предан ты все же мной.
5.04.19
Меня, пожалуй, здесь слишком много,
В слепой полоске пустых домов,
Могу стоять у каждого из порогов
И пачкать обувью пыль ковров.
Здесь, может, годами играет в прятки
Ребёнок, что не был никем рождён,
И ветер, у которого все и всегда в порядке,
Одиноко брюзжит, как старый аккордеон.
Да. Я лгу себе каждый назойливый вечер,
Да. Я тот человек, который ничем не стал.
Да. Обнимаю твои усталые бледные плечи
И возвожу на отсутствующий пьедестал.
Нет, это не блажь и не место казни,
Нет, не держат ни совесть, ни кандалы.
Нет, ты не обезьян в скрипящие наглые пасти
Разбазаривать то, что так долго хранил внутри.
Ты сначала был слишком молод,
А потом будешь крайне стар.
Закуси, опрокинутый деревом, провод
И без страха шагай с моста.
Как-то тихо вокруг. И птицы
Бродят омутом по земле.
Как там волны? Острой ли спицей
Водят призраки по спине?
Берег, уткнувшись затылком в небо,
Машет изредка камышом:
«Милый, милая, ты здесь не был,
Поднимайся и будь огнём.
Выжигай любимым сердца и лица,
Полыхай, если скучно просто гореть.
Если хочешь, можешь ещё раз родиться
Или черным углём в их глазницах тлеть”.
12.04.19
Не человек, а калька. Где Твои чувства, милый?
Как раздражает этот истошный звон.
Ты можешь разбить колени/ даже быть очень счастливым,-
Только это - пустое. Чертов хамелеон.
Ты хоть сам понимаешь, чего действительно хочешь?
Сложно однако молчать, когда рот небрежно зашит
Тупой раскалённой иголкой? Что ты там вечно бормочешь?
Каждый второй понимает, каждый первый-гневит.
Уродливость - это тоже искусство. Честно?
Постоянно выплясывать на стекле
Ожиданий, сомнений, и крайняя нежность
Жаждет распятья на секционном столе.
Что же ты пьёшь да каешься, милый,
Какой в этом, собственно, толк?
Давно пригляделся к чужим могилам.
И из своей - сделал ларёк.
19.12.18
Стреляй, мой милый, стреляй в упор,
Нет, я уже не чувствую, не желаю боли.
В тишине мне слышен церковный хор -
Это ты поешь, это ты топишь чаек в море.
Мне приснилось, как ты собирал цветы
И как плёл венки из мокрых еловых веток,
Как синицы гибли, касаясь твоей руки,
Как замирали, плавясь от яркого света.
Дай же мне 220 - я честно умею летать.
Я стану плечу твоему верным послушным вороном.
Знай, что с рук твоих я не буду брать
Ни нежности, ни любви, ни корма.
Мне приснилось, как ты собирал цветы
И как плёл венки из мокрых еловых веток,
Как синицы гибли, касаясь твоей руки,
Как синицы гибли, им всегда не хватало света.
13.02.19
Все случилось отчаянно. В пятницу
Мы как-то выросли, и теперь
Нам все откровенно не нравится,
Мы так часто не любим людей.
Это случилось снова. Вторник
Есть такой же обычный день,
Ты садишься на ледяной подоконник
И все также не любишь стеклянных людей.
Это случается снова и снова. В среду
Ты, почему-то, звонишь домой,
Ты, почему-то, не рад обеду
И в пустой квартире словно чужой.
Все повторяется вновь. Суббота,
С антресоли - банку, на носочках - стопы.
Работа, работа, учеба, работа,
Каждое утро - мы не готовы.
Каждое утро - совсем понедельник,
Город стал неприлично сер.
Мальчик мой, а ты точно бездельник?
Мальчик мой, как ты? Ты уже повзрослел?