Все новости

Анатолий Чечуха. Сладкая сказка

«Красная шапочка», «Ласточка», «Пилот», «Мишка на севере», «Маска» и «Кара-Кум» – с раннего детства всем знакомы эти названия. Речь, конечно же, о конфетах. В одном из фильмов о старой жизни один герой спрашивает другого: «Конфетку хочешь?» И, получив утвердительный ответ, с улыбочкой охлаждает его пыл: «Нэ-ту».

Забавно, но конфет тогда действительно не было, ибо именовались они конфектами. Более того, сто лет назад очень часто под этим названием скрывался всего лишь «варёный сахар с плодами и разными приправами» (так расшифровывает слово «конфекта» словарь В. И. Даля). А от простых кусков рафинада порой его отличали разве что нарядные обёртки-этикетки.

В слове «конфета» слышится явное сходство с разноцветными карнавальными «конфетти». Перевод с латыни ничего не объясняет: confectio означает изготовление. На самом деле связь между конфетти и конфетами гораздо более существенная: и то и другое слово произошли от confectio – в Италии слово «конфетти» первоначально означало различные изделия из сахара. Мягкий итальянский язык «проглотил» резкий звук «к» в слове – стало confetto, а вот воспитанные на суровой латыни выпускники российских гимназий чуть ли не до 1930-х годов поддерживали традиции «мёртвого» языка, говоря конфекты.

Мало кто сможет подробно объяснить, как из плодов дерева какао получаются такие всем знакомые шоколадные конфеты. Ведь, словно оправдывая своё «производственное» название, конфеты получаются в результате ряда сложных технологических процессов: от ферментации на месте сбора плодов до размола, многократной перетирки (чем дольше и мельче – тем вкуснее шоколад) и получения шоколадной массы, которой и глазируют сложную начинку будущей конфеты.

Зато как делаются леденцы, знает, наверное, каждый. Но не все сейчас помнят, что совсем ещё недавно у монпансье было ещё одно название – ландрин – по названию фирмы, их выпускавшей. Как и сегодня, конфет дореволюционные магазины тоже предлагали немало, но украшением стола всегда оставались бонбоньерки (от французского bonbon – «конфета») из столицы – «Т-ва Эйнем», и «Т-ва А. И. Абрикосова сыновей в Москве». К коробкам прилагались особые щипцы, каждой конфекте предназначалось отдельное ложе из бумаги. С течением времени фабрики стали именоваться, соответственно, «Красный Октябрь» и имени Петра Акимовича Бабаева. Но долго ещё на всех этикетках после нового названия упоминалось и прежнее – бывш. Абрикосова, бывш. Эйнем, бывш. Сиу.

Уже в наше время в магазинах появились конфеты и шоколад с незнакомыми названиями. Да и упакованы они были в непривычном для нас западном стиле. Покупатели же продолжали искать шоколад «Алёнку» с хрустящей фольгой под этикеткой и «Мишку косолапого», ведь первые конфеты с репродукцией картины Шишкина «Утро в сосновом лесу» появились аж 85 лет тому назад (конфеты с таким названием выпускались и до революции), а с симпатичной девчушкой Алёнкой на шоколадной обёртке страна познакомилась в середине 1960-х. В 1966-м всех очаровало «Птичье молоко». Привычки покупателя – фактор очень серьёзный, неспроста того же «Мишку косолапого» сегодня выпускают в Израиле и США, а в Финляндии до сего времени запросто можно купить ириски с таким, казалось бы, советским названием «Кис-кис» (дело в том, что давным-давно эти конфеты впервые стала выпускать фабрика в тогда российском Гельсингфорсе, ныне Хельсинки).

Если маленькой революцией конфетного уровня в своё время стало появление парафинированной бумаги (её придумал в 1872 году вездесущий Томас Алва Эдисон), то уже в наше время фантики вновь принципиально изменились – стали синтетическими, но это мало кто заметил. И как хорошо, что, вспоминая детство, многие родители, бабушки и дедушки специально покупают конфеты – понемногу, но с разными обёртками, благо выбор нынче велик. И кто – дети или их родители – являются ксерофилистами, то есть коллекционерами конфетных фантиков, надо ещё крепко подумать.

Из архива: август 2012г.

Читайте нас в