+10 °С
Облачно
Все новости
Краеведение
19 Января , 15:18

№1.2022. Роман Mарр. «Памятуйте о фамилии Базилевских!»

В ряду самых известных меценатов и благотворителей Российской империи имя выходца из Уфимской губернии Ивана Фёдоровича Базилевского (1791–1876) занимает особое, почётное место.

№1.2022. Роман Mарр. «Памятуйте о фамилии Базилевских!»
№1.2022. Роман Mарр. «Памятуйте о фамилии Базилевских!»

Роман Рауфович Марр – историк, краевед, полонист. Окончил исторический факультет Башкирского государственного университета.

«ПАМЯТУЙТЕ О ФАМИЛИИ БАЗИЛЕВСКИХ!»

В ряду самых известных меценатов и благотворителей Российской империи имя выходца из Уфимской губернии Ивана Фёдоровича Базилевского (1791–1876) занимает особое, почётное место. Вот как отзывается о нем в своей книге «Сборник материалов для истории уфимского дворянства» губернский предводитель уфимского дворянства Валентин Аполлонович Новиков: «Известный своей благотворительностью действительный статский советник Иван Федорович Базилевский принадлежал тоже к дворянам Уфимской губернии. В городе Уфе нет ни одного благотворительного учреждения, в котором бы г. Базилевский не принимал участия, содействуя своими щедрыми вкладами упрочению и увеличению средств заведения или благотворительных обществ».

Так кто же этот человек, сделавший так много щедрых пожертвований на благо развития города Уфы и нашего края в целом, без личного участия которого не обходилась ни одна благотворительная кампания в Уфе? Человек, построивший и подаривший первую настоящую обсерваторию городу Санкт-Петербургу, внесший неоценимый благотворительный вклад в дело пополнения книжных фондов главной библиотеки Российской империи, жертвовавший огромные деньги на содержание детских приютов и оказывавший меценатскую помощь молодым талантам в различных областях искусства? Имя которого громко звучало широко – от сибирских городов до европейских столиц. Чьим именем была названа улица в центре Уфы, знаменитый уфимский театр и кто был избран почетным гражданином нашего города. И чье имя сегодня мало знакомо как жителям республики, так и жителям Уфы.

Здесь необходимо сказать несколько слов о семье Базилевских и, в частности, о его отце. Федор Иванович Базилевский, дворянского рода, протоиерей при Богородицкой церкви г. Стерлитамака, благочинный Стерлитамакского уезда. Начинал свою службу Федор Иванович дьяконом, а с 1793 года стал служить священником при выстроенной в 1789 г. первой деревянной церкви в Стерлитамаке. В 1806 году, благодаря его настояниям, было разобрано старое здание церкви и построено новое, более просторное. Храм освятили в честь иконы Казанской Божьей матери. В 1824 году, когда император Александр I проездом из Оренбурга в Уфу посетил Стерлитамак, именно здесь, в Богородицкой церкви, был отслужен торжественный молебен в честь его приезда. При встрече императора делегацию горожан возглавляли городничий И. С. Заплатин и протоиерей Ф. И. Базилевский. В 1834 году церковь сгорела, и на ее месте было решено построить каменный собор. И уже вскоре, в 1837 году, после утверждения проекта постройки императором Николаем I, было начато строительство. Федор Иванович Базилевский принимал самое деятельное участие в закладке и начале строительства нового храма. Работы по сооружению этого величественного и красивого здания, к сожалению не сохранившегося, продолжались вплоть до 1864 года.

К сожалению, Федор Иванович не дожил до дня завершения строительства: во время эпидемии холеры в 1848 году, посещая больных и оказывая им духовную поддержку, он заболел и умер. Позже на средства его сына – Ивана Федоровича Базилевского, ставшего к тому времени известным на всю Россию золотопромышленником, Казанскому собору г. Стерлитамака был преподнесен в дар заказанный в Академии художеств Санкт-Петербурга иконостас и отлит 200-пудовый колокол с надписью «Жители города Стерлитамака! Памятуйте о фамилии Базилевских!»

27 января 1791 года в семье Базилевских праздновали рождение сына Ивана. Детство пролетело быстро, и Иван, следуя традициям семьи, поступил в Уфимскую духовную семинарию. Закончив затем Казанскую духовную академию и получив весьма достойное образование, молодой человек решил не продолжать церковную службу и подался на «вольные хлеба». Этот период жизни Базилевского хорошо описан в «Записках» отставного подпоручика Н. В. Веригина (1796–1872), родственника многих светских персонажей Уфы тех лет. Веригин возвращается в Уфу в 1840 году после многолетнего отсутствия, и на одном из светских раутов его представляют Базилевскому, с которым ранее он не был знаком лично. Данная Н. В. Веригиным в его «Записках» характеристика Базилевского представляет пересказ И. В. Жуковского: «Из числа новых аристократов был откупщик Иван Федорович Б-ский. Старый мой товарищ по воспитанию и совместной поездке моей со своими двумя братьями в 1815 году из Уфы в С.-Петербург Иван Васильевич Жуковский, которого я нашел в Уфе золотопромышленником, напомнил мне о аристократе-откупщике – кто он и чем он был в моих детских годах. Дядя мой, Иван Михайлович Аничков, зажиточный помещик, взял из семинарии священнического сына в учителя русской грамоте к 6-летнему сыну своему Николаю, платя этому учителю по 5 р. ассигнациями в месяц, и, кажется, к этому жалованью были прибавлены кафтан и сапоги. Когда двоюродный мой брат выучился у своего учителя кой-как читать и писать, то дядя поместил учителя в канцелярию губернатора Наврозова писцом. В одну из своих поездок по губернии Наврозову секретарь подал какую-то бумагу, довольно красиво и четко написанную. Губернатор, узнав, что бумага переписана писцом, взятым в свиту его для разных послуг, приказал секретарю представить писца ему, и это представление было началом счастия будущего уфимского, а впоследствии и столичного вельможи-откупщика. Наврозов приказал представленному ему писцу переписывать те бумаги, которые приходилось читать ему самому. Кажется, как мне говорили, через год или два секретарь помер, и своего писца губернатор назначил в свои секретари. Новый секретарь в течение 3-х или 4-х лет нажил обыкновенным ремеслом наших секретарей 15 т. р. ассигнациями. По каким-то делам губернатор своего секретаря отправил в Москву, где он выиграл 100 т. р. ассигнациями. Это был такой шулер, который в канцелярии, быв еще ничтожным между другими писцом, обыгрывал других мальчиков сначала в горку, а потом в банк, и этим мастерством еще в канцелярии до своего секретарства составил себе капитал в 100 р. ассигнациями. Возвратясь из Москвы со 100 т. р., смельчак, получавший у моего дяди по 5 р. ассигнациями в месяц, оставил при губернаторе службу и пустился в винный откуп. В уездном городе Оренбургской губернии снял на откуп кабаки и от переселенцев из других губерний приобрел в течение 4-х лет более 500 т. р. После такого приобретения приступил к откупу кабаков и от этого, а равно и золотых промыслов, нажил миллионы и вместе с ними чины, которые, т. е. миллионы, породнили его по бракам его дочерей с такими фамилиями, у которых он едва ли в первобытном своем положении мог быть даже и простым служителем».

Мнение о Базилевском, как видно, было неоднозначным. Однако, так или иначе, автор между строк невольно признает предпринимательские таланты Ивана Федоровича. Кстати, позже, разбогатев, именно Базилевский взял на себя заботы о бывшем Оренбургском гражданском губернаторе Наврозове, который к старости лет оказался не у дел. Далее в своих «Записках» Веригин пишет: «После узнал я о всех потерях и по службе, и по имению Наврозова, которого пригласил к себе на житье бывший его писец и назначил ему ежегодной пенсии в 2 т. р. ассигнациями». Оставив занимаемую должность губернского секретаря в 1820 году, Иван Федорович впоследствии дослужился до чина действительного статского советника, что соответствовало по табелю о рангах чину генерал-майора.

Что же такое винные откупа и какую роль они сыграли в становлении Базилевского как одного из крупнейших золотопромышленников и богатых людей России? В двадцатые годы ХIХ века в стране стали происходить значительные перемены в сфере экономики. Связано это было в первую очередь с именем Егора Франциевича Канкрина (1774–1845), сменившего в 1823 году графа Гурьева на посту министра финансов. Дмитрий Александрович Гурьев запомнился потомкам изобретением «гурьевской каши», но никак не грамотным управлением государственными финансами. Положение экономики государства на тот момент было плачевным. Падение промышленного производства, разорение крестьян, неразбериха с национальной валютой, значительное сокращение объемов внешней торговли – все это, помимо объективных причин, было следствием тринадцатилетнего нахождения на посту министра финансов графа Гурьева. Назначение Александром I в апреле 1823 года на должность министра финансов Е. Г. Канкрина было во благо стране. Канкрин, немец по происхождению, был человеком абсолютной честности и обладал незаурядным талантом финансиста наряду с огромной работоспособностью. Славился он и своими организаторскими способностями. В 1827 году, уже при правлении Николая I, по инициативе Е. Г. Канкрина государство вновь возвращается к системе винных откупов, отмененной в 1817 году. Проще говоря, право торговли вином отдавалось на откуп частным предпринимателям, т. е. продавалось за определенную сумму денег, поступавших в казну. Сделано это было для того, чтобы ликвидировать бесконтрольное винокурение, улучшить качество вина и, самое главное, пополнить казну за счет поступления откупных денег.

Для приобретения права винного откупа необходимо было принять участие в специальных торгах. Молодой успешный предприниматель И. Ф. Базилевский женится на богатой потомственной дворянке Варваре Петровне Ознобишиной. По всей видимости, удачно выбранная партия для женитьбы и определила дальнейшую жизнь Базилевского. Дело в том, что Варвара Петровна была дочерью отставного секунд-майора, директора Астраханского коммерческого банка Петра Никаноровича Ознобишина и Александры Ивановны Варваци – дочери героя греческого национально-освободительного движения против османского ига, известного в России и Греции миллионера, благотворителя и мецената Ивана Андреевича Варваци (Иоаннис Варварис). Этот человек имел связи на самом высоком государственном уровне и был вхож к особам императорского окружения.

Надо заметить, что у Ознобишиных было пять детей: Иван, Дмитрий, Александра, Елизавета и младшая, Варвара. К сожалению, к 1813 году дети остались полными сиротами, и заботы об их воспитании взял на себя родной дедушка, знаменитый И. А. Варваци. Впоследствии все пятеро оставили свой след в истории государства Российского, судьбы многих из них тесно переплелись с родом А. С. Пушкина. Наиболее известным стал Дмитрий Иванович Ознобишин (1804–1877) – известный русский поэт, писатель, переводчик и краевед.

Определенно, что именно то обстоятельство, что Варвара Петровна находилась под патронажем ее знаменитого дедушки и, вероятно, как младшая из детей, была его любимицей, сыграло далеко не последнюю роль в честолюбивых предпринимательских планах Базилевского, ведь для дальнейшего участия в торгах на право винного откупа и расширения дела требовались немалые деньги. И эти деньги нашлись. С этого момента начинается становление И. Ф. Базилевского не только как крупного предпринимателя-откупщика, но уже и золотопромышленника. Природная деловая смекалка вкупе с предпринимательским даром быстро принесли свои плоды. Уже через десять лет Иван Федорович держал винные откупа уже во многих губерниях государства Российского – от Ставрополя (прежнее название г. Тольятти) в Самарской губернии на западе до Томской и Тобольской губерний на востоке, и входил в число самых богатых и влиятельных предпринимателей России.

В. П. Зиновьев в своей работе «Традиции Сибирского винокурения в XVIII – XIX вв.» пишет: «Одной из особенностей сибирских откупов было то, что их содержали крупнейшие предприниматели России. Так, в течение 8 лет сибирские откупа держали трое предпринимателей: поручик Д. Е. Бернадаки, дворяне И. Ф. Базилевский и Н. Г. Рюмин». В 30–50-х годах XIX века в восточной части страны, в Сибири, разразилась настоящая золотая лихорадка. Еще в начале XIX столетия, чтобы поддержать слабую экономику страны и стабилизировать финансовую систему, государство отказывается от монополии на добычу драгоценных металлов. Золотодобыча на Урале находилась в упадке, и взоры предприимчивых людей обратились к необъятным просторам Сибири. В конце 20-х гг. XIX века выдаются первые разрешения на поиски золота в сибирских губерниях. В тайгу одна за другой отправляются поисковые партии. В течение нескольких лет, начиная с 1823 года, только крупные верхотурские купцы А. Я. Попов и его племянник Ф. И. Попов снарядили на поиски золота около 40 поисковых партий за свой счет, потратив на это 220 тыс. рублей. Вскоре начали приходить бодрые рапорты от руководителей экспедиций. В 1830-е годы золото находят на Алтае, в Енисейской и Томской губерниях, в Забайкалье. Немногим позже, в 40–50-х годах того же столетия, в бассейне реки Лены и на Амуре начинается разработка разведанных запасов.

Добыча золота стремительно растет. Если в 1831 г. было добыто 45 пудов драгоценного металла, то в 1850 г. уже 1296 пудов. Сибирь становится крупнейшим поставщиком золота, отсюда идёт 80 % общероссийской добычи золота или 39 % всей мировой золотодобычи. Значительные денежные средства в развитие сибирской золотодобывающей промышленности вкладывают известные откупщики – И. Ф. Базилевский, Д. Е. Бенардаки, братья Мясниковы и другие. Обладая на тот момент огромными капиталами, сколоченными на винных откупах, и имея возможность делать солидные инвестиции в золотодобычу, все они в скором времени становятся крупными золотопромышленниками. Так, на золотых приисках И. Ф. Базилевского и его младшего брата Виктора Федоровича, основного партнера и пайщика всех его компаний, в 50–60-х гг. XIX в. добывалось до 60 пудов золота в год.

По мере роста своего капитала И. Ф. Базилевский делал всё более щедрые пожертвования на благотворительные цели. Завоевал он всероссийскую известность и на поприще меценатства, оказывая широкую помощь в поддержании национального культурного достояния и духовного наследия. В конце 50-х гг. XIX века семья Базилевских переселяется в Санкт-Петербург, купив дом на берегу Большой Невки. Однако Иван Федорович не забывает родной край и часто наведывается сюда.

В Уфе у Базилевских также остаются во владении дома: сейчас они находятся по адресу: ул. Пушкина, 92 и 92/1, – здесь размещается Научно-исследовательский институт глазных болезней. Иван Федорович и его жена Варвара Петровна принимают самое деятельное участие практически во всех значимых социальных начинаниях в Уфе, жертвуя на благотворительные цели значительные суммы денег. В декабре 1860 года попечительный совет Уфимского женского училища 1 разряда отмечает его имя в ряду известных в городе благотворителей, пожертвовавших для устройства училища большую сумму – 15 000 рублей. В 1865 г. в рамках реорганизации средних общеобразовательных учебных заведений это училище было преобразовано в Мариинскую женскую гимназию – оно находилось в ведении Ведомства учреждений императрицы Марии. Еще в 1796 году, по указу Павла I, его супруга – императрица Мария Федоровна была поставлена во главе Воспитательного общества благородных девиц. В 1854 годе общество было переименовано в Ведомство учреждений императрицы Марии. К 1911 г. в России было 35 Мариинских женских гимназий, которые благополучно просуществовали до 1918 года. Одной из них и была Уфимская Мариинская женская гимназия, она помещалась в здании на углу Голубиной и Телеграфной улиц, пожертвованном учебному заведению Варварой Петровной Базилевской. Сейчас на этом месте, по адресу ул. Пушкина, 108, располагается хорошо известная многим уфимцам гимназия № 3 им. А. М. Горького.

Старое деревянное здание, подаренное супругой И. Ф. Базилевского, не сохранилось. Оно прослужило до 1960 года, на его месте был возведен корпус рядом с существующим и ныне кирпичным зданием гимназии 1897 года постройки. На постройку последнего было израсходовано 67 525 рублей, значительная часть средств была собрана в виде пожертвований от частных лиц. И вновь среди благотворителей фамилия Базилевских, на сей раз это Федор Иванович Базилевский (1834–1895), сын Ивана Федоровича.

2 сентября 1874 года в Уфе открылось Общество вспомоществования недостаточным воспитанникам Уфимской мужской гимназии при поступлении в университет. Отмечалось, что «общество получило свое начало, благодаря инициативе некоторых лиц из уфимского общества и особенному участию бывшего Уфимского губернатора И. Ф. Щербатского и д. с. с.[1] И. Ф. Базилевского». Цель общества заключалась в поддержке тех молодых людей, которые хотят продолжить свое образование в университетах, и оказании им материальной помощи в первый год обучения. Средства общества складывались из пожертвований и членских взносов, годовая сумма взноса составляла 3 рубля. Как и все благотворительные организации того времени, общество имело высокий социальный статус. Быть его членом было очень почетно. В обществе состояло 69 человек, практически большинство известных лиц города, а одним из четырех выборных членов непременно являлся директор Уфимской гимназии. Надо ли говорить, что вклад И. Ф. Базилевского был значительно больше суммы годового взноса. Не забывал Иван Федорович и о своем семинарском образовании. Им совместно с архимандритом Самуилом и священником Евфимием Виноградовым был учрежден ряд именных стипендий успевающим ученикам Уфимской духовной семинарии. Капитал фонда поощрения лучших учеников составлял 10 тысяч рублей. Стипендии по 500 и 100 рублей выдавались в виде премий из процентов этого капитала.

Помимо занятий винными откупами и золотодобычей Иван Федорович был крупным землевладельцем. Ему принадлежали обширные земельные угодья в Уфимской и Оренбургской губерниях. К примеру, часть территории нынешнего Благоварского района Башкортостана ранее именовалась Базилевской волостью. Названия некоторых поселений по фамилии владельца сохранились и в современной топонимике. И. Ф. Базилевский на принадлежащих ему землях содействует созданию целого ряда сельских школ и полностью содержит их за свой счет. Таким образом, как видим, сам И. Ф. Базилевский и члены его семьи принимали самое активное участие в поддержке развития системы образования нашего региона своими щедрыми пожертвованиями.

Являясь почетным членом Губернского статистического комитета, Иван Федорович внес свою лепту в благородное дело создания губернского краеведческого музея. Председателем Комитета был Николай Александрович Гурвич. Известная в Уфе личность, врач по профессии, он был незаурядным историком, этнографом, общественным деятелем, именно он 23 апреля 1864 года озвучил на общем собрании Уфимского статистического комитете инициативу ряда его членов о создании в Уфе краеведческого музея. В докладе Н. А. Гурвича говорилось, что музей «должен служить постоянной выставкой всех произведений природы, фабричной и промышленной деятельности, сельского хозяйства, современных и древних одежд, уборов и других подобных предметов из народного быта, характеризующих население губернии, так и саму местность, где минеролог, историк и т. п. находил бы себе в своих отделах предметы и средства для научных исследований».

Идея создания музея была поддержана уфимским губернатором Григорием Сергеевичем Аксаковым. Однако вновь созданный музей испытывал трудности с финансированием и был вынужден ютиться в предоставленном ему одном зале Уфимской мужской гимназии. Назрела необходимость в собственном помещении для демонстрации коллекционного материала музейного собрания, поэтому на заседании Уфимского статистического комитета 15 апреля 1865 г. было решено «прибегнуть к частным пожертвованиям со стороны лиц, сочувствующих этому делу и заинтересованных им». В 1867 году городскими властями по инициативе нового уфимского губернатора Сергея Петровича Ушакова музею было передано неиспользуемое здание бывшей гауптвахты. Для приведения его в надлежащий вид требовалась значительная сумма в 10 000 рублей. Практически вся она была собрана за счет меценатских взносов. Наиболее крупный денежный взнос – 1 800 рублей, практически пятая часть необходимых средств, был сделан И. Ф. Базилевским. К 1871 году в здании разместились выставочные залы музея, библиотека и бесплатный читальный зал.

Сегодня Национальный музей Республики Башкортостан, преемник первого губернского музея, располагается в здании бывшего Крестьянского поземельного банка (Уфа, ул. Советская, 14) и входит в число лучших краеведческих музеев страны. В музее четыре отдела: истории края, археологии, этнографии и естественной истории. Экспозиции музея расположены в 34 залах, а в фондах музея хранится около 190 000 экспонатов. Коллектив музея проводит большую работу по популяризации знаний о родном крае, устраивая крупные тематические выставки, в том числе выездные и обменные, организуя ежегодные археологические и этнографические экспедиции. Ежегодно пополняются фондовые коллекции музея.

Несомненна заслуга Ивана Федоровича и его сына Федора Ивановича, продолжателя дела отца не только в предпринимательстве, но и благотворительно-меценатской деятельности, в переиздании раритетного, даже на тот момент, труда известного российского географа и краеведа П. И. Рычкова (1712–1777) «Топография Оренбургская, то есть: обстоятельное описание Оренбургской губернии» (ч. 1–2. СПб, 1762) и работы геодезиста прапорщика И. Красильникова под названием «Ландкарты, или Чертежи географические…», где была представлена картография Оренбургской губернии и смежных с ней мест. Как известно, Уфимская губерния была создана по указу Императора Александра II от 5 мая 1865 года. Еще в 1796 году Уфимское наместничество, состоявшее из двух областей – Уфимской и Оренбургской, было переименовано в Оренбургскую губернию. Город Уфа оставался в составе Оренбургской губернии в статусе губернского города, который он получил 5 марта 1802 года указом императора Александра I. Таким образом, значительная часть современной Башкирии территориально до 1865 года была причислена к Оренбургской губернии.

Научные труды П. И. Рычкова представляют несомненную ценность для исследователей нашего края как имеющие непосредственное отношение к описанию быта и нравов народов населяющих его. Это прекрасно понимал и Руф Гаврилович Игнатьев – крупный специалист по истории Уфимской губернии, архивист, краевед. В связи с тем, что Оренбургский отдел Русского географического общества, пожелавший переиздать труды П. И. Рычкова и прапорщика И. Красильникова, не располагал для этого необходимыми средствами, Руф Гаврилович хлопочет перед И. Ф. Базилевским о помощи в переиздании раритетных книг и картографического атласа. Иван Федорович, будучи к тому времени Почетным членом Императорской публичной библиотеки (ныне Российская национальная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина), был широко известен своими щедрыми пожертвованиями на развитие книгоиздательского дела и пополнения библиотечного фонда Публичной библиотеки. Не отказал он и в этот раз, дав свое согласие на необходимое финансирование для переиздания книг и атласа. Издание ландкарт тиражом в 300 экземпляров было завершено Военно-топографическим отделом Главного штаба в 1878 году и обошлось И. Ф. Базилевскому в 1 110 рублей.

Ландкарты были изданы в Санкт-Петербурге и сброшюрованы в Оренбурге, «Топография Оренбургской губернии» П. И. Рычкова была издана позже, уже после смерти Ивана Федоровича, в 1887 году, в оренбургской типографии Б. Бреслина на средства Федора Ивановича Базилевского, члена Русского географического общества. Не потеряла актуальности эта научная работа и в наши дни. В ХХ веке полный текст труда Рычкова «Топография Оренбургской губернии» переиздавалась дважды: в 1983 году в ГДР и, что особенно отрадно, в 1999 году в Уфе, в издательстве «Китап».

Одна из самых ярких страниц меценатской деятельности И. Ф. Базилевского связана со строительством в Уфе здания театра. Краткая предыстория. Первое театральное здание появилось в Уфе в 1861 году, оно было построено в так называемом Театральном (Софьином) саду благодаря стараниям попечительницы женской гимназии Софьи Александровны Аксаковой, жены начальника Уфимской губернии Григория Сергеевича Аксакова, сына известного русского писателя Сергея Тимофеевича Аксакова. Находился Театральный (Софьин) сад в районе квартала улиц Большой Ильинской (З. Валиди), Телеграфной (Цюрупы), Фроловской (Тукаева) и Садовой (Матросова). Здание зимнего театра было построено достаточно быстро. Оно было деревянным, в три яруса, с партером, ложами, бельэтажем и галереей. Театр стал центром притяжения публики, на его сцене воспитанницами женской гимназии начали ставиться первые любительские платные спектакли. В 1868 году театральное помещение по недосмотру сгорело.

По традиции тех лет инициативу возведения нового театрального здания взяла на себя Екатерина Апполинариевна Щербатская, супруга нового Уфимского губернатора Ипполита Федоровича Щербатского, вступившего в должность в 1873 году. Строительство нового театра датируется 1875 годом, велось оно в основном на пожертвованные деньги. В весьма сжатые сроки (около восьми месяцев) основные строительные работы под руководством архитектора Р. Карвовского были практически закончены. И. Ф. Базилевский по просьбе губернатора первоначально пожертвовал на строительство нового театрального здания 6 000 рублей. Однако к концу 1875 года стало известно, что И. Ф. Щербатский переводится по новому месту службы, а Уфимским губернатором назначается Владимир Дмитриевич Левшин. Е. А. Щербатская, болея душой за судьбу театра, обращается с просьбой в Городскую думу принять в дар городу недостроенное здание с целью непременного завершения работ и обеспечения внутреннего убранства нового театра. Городские власти, откликнувшись на ее просьбу, понимали, что выделение необходимой суммы из городской казны затруднительно, и вновь обращаются за помощью к И. Ф. Базилевскому. Иван Фёдорович дополнительно выделил еще 6 000 рублей на завершение строительных работ и для приобретения необходимой мебели и декораций. Таким образом, из общей суммы в 24 000 рублей, потраченной на возведение нового уфимского театра, вклад И. Ф. Базилевского составил ровно половину.

Театр, по праву называвшийся «Базилевским», оставил заметный след в истории театральной жизни Уфы. Именно на его сцене в 1890 году в составе оперной труппы Семенова-Самарского выступал в качестве хориста 17-летний Федор Иванович Шаляпин. К сожалению, здание не сохранилось. Его постигла та же участь: зимний театр Базилевского был уничтожен пожаром 31 января 1891 года.

Широко известно имя Веры Викторовны Тимановой (1855–1942) – всемирно известной выдающейся пианистки, уроженки Уфы. У Веры Викторовны были замечательные преподаватели и наставники, которые передавали ей свои знания и пестовали ее талант. Еще в Уфе, будучи совсем ребенком, она начала брать уроки игры на пианино у сосланного в башкирский край по политическим мотивам польского музыканта и композитора Людвига Казимировича Новицкого. Талант девочки был настолько очевиден, что Людвиг Казимирович всячески способствовал сольным выступлениям своей ученицы. В январе 1865 года в Уфе с оглушительным успехом проходит первый концерт юной пианистки. Вере на тот момент было всего 10 лет. По рекомендации Новицкого в сентябре того же года, Вера Тиманова выступает в концертном зале Санкт-Петербургской консерватории. На виртуозную игру Тимановой обращает внимание основатель и директор консерватории Антон Григорьевич Рубинштейн.

Ребенок талантлив, но нужны деньги, немалые деньги на оплату труда педагогов и для дальнейшего развития и совершенствования музыкального дара. Неизвестно, как бы сложилась в дальнейшем судьба юного дарования, если бы не помощь Ивана Федоровича Базилевского. Позже В. В. Тиманова писала: «Если бы блестящая аттестация моих способностей, данная Рубинштейном не заинтересовала Базилевского, я, может быть, пропала для искусства». Благодаря рекомендациям А. Г. Рубинштейна и меценатской помощи И. Ф. Базилевского Тиманова получает возможность учиться в музыкальной школе выдающегося польского пианиста Карла Таузинга в Берлине. Много позже в своих письмах В. В. Тиманова вспоминает с благодарностью о И. Ф. Базилевском: «Еще пяти лет от роду я потеряла отца, вице-губернатора в Уфе. Мать осталась вдовой, имея на руках четырех малышей и почти без средств. Если бы не случайная поддержка богача Базилевского, я не видела бы ни консерватории, ни заграницы».

В 1884–1886 гг. Вера Тиманова продолжала совершенствовать свое мастерство игры на пианино в веймарской музыкальной школе Ференца Листа. Она часто гастролировала в России, во многих странах Европы, трижды в Северной Америке, и везде её концерты проходили с аншлагом. В 1886 году, готовясь к празднованию 300-летнего юбилея со времени основания Уфы, её имя, как и имя И. Ф. Базилевского, было включено городскими властями в список выдающихся уфимцев. Не стало Веры Викторовны Тимановой 22 февраля 1942 года. Она умерла в блокадном Ленинграде. Имя выдающейся пианистки, уроженки Уфы не забыто ее земляками. С 2005 года в Уфе ежегодно проводится Уфимский открытый региональный конкурс юных дарований имени Веры Тимановой.

Абсолютно прав был В. А. Новиков, указывая, что благотворительная деятельность И. Ф. Базилевского охватывала практически все стороны социально-общественной жизни Уфы того времени. Благодаря непосредственной заинтересованности и финансовой поддержке И. Ф. Базилевского 21 апреля 1849 года в Уфе открылся первый детский приют. Иван Федорович был избран Почетным членом Губернского попечительства о детских приютах. Вместе со своей женой Варварой Петровной Иван Федорович принимал самое деятельное участие в благотворительных пожертвованиях и попечительстве практически над всеми уфимскими приютами и лечебницами того времени. Это, в частности, Полежаевский приют «для гимназистов недостаточного состояния и пансион для стипендиатов и своекоштных гимназистов» (открыт в 1865 г.), лечебница для приходящих бедных больных (открыта в 1870 г.), приют для престарелых бедных женщин (открыт в 1873 г.), бесплатные квартиры (были открыты в 1874 году, в выделенных помещениях могли разместиться 64 человека).

По существу, уже не проживая в Уфе, И. Ф. Базилевский живо интересовался общественной жизнью города и оставался самым крупным уфимским меценатом и благотворителем, никогда не отказывая городским властям в благих начинаниях, направленных на улучшение социальной жизни и обустройства Уфы. По инициативе благодарных горожан одна из улиц в Уфе – от Ушаковского парка до Верхнеторговой площади была названа Базилевской, ныне это часть улицы Ленина от З. Валиди до Пушкина.

Базилевский чтил свой род и не забывал родной город. В Стерлитамаке над прахом отца Ивана Федоровича на пожертвования сына была возведена кладбищенская церковь Великомученика Федора Стратилата. Она строилась с 1854 по 1858 гг., находилась между улицами Дворянской (Мира) и Большой Заводской (К. Маркса). Значительную сумму выделил Базилевский и на постройку первой в Стерлитамаке прогимназии (1869 г.) в Соборном проулке. Сейчас это здание занимает Стерлитамакский физкультурный техникум на улице Садовой.

Ведя активную предпринимательскую деятельность в разных регионах Российской империи, Базилевский повсеместно занимался благотворительностью и меценатством. О нем помнят в Иркутске, где он сделал самый значительный вклад из частных пожертвований на учреждение Иркутской публичной библиотеки в 1860 году: двести пятьдесят рублей из шестисот собранных иркутянами! Ныне это Иркутская областная библиотека имени И. И. Молчанова-Сибирского. Наряду с почетным гражданином Иркутска С. К. Трапезниковым им была пожертвована большая часть суммы из собранных денег на открытие реальной прогимназии в Иркутске: С. К. Трапезников – 1810 рублей серебром, И. Ф. Базилевский – 709. Гимназия открылась в 1866 году, с 1921 года в этом здании – Иркутский практический политехнический институт, ныне это Иркутский государственный технический университет. Памятна фамилия Базилевского и жителям Омска. На пожертвования И. Ф. Базилевского и Н. Г. Рюмина в 1859–1860 гг. было построено и подарено городу великолепное здание в стиле классицизма для Благородного (Общественного) собрания. Именно в этом здании давались лучшие благотворительные балы тех лет, была собрана богатая библиотека и проходили встречи с именитыми гостями города. Особый упор члены Общественного собрания делали на благотворительности, предоставляя материальную помощь городскому Обществу попечения о начальном образовании, малоимущим ученикам, инвалидам, различным общественным организациям.

Как уже говорилось, с конца 50-х годов XIX века семья Базилевских большей частью проживала в Санкт-Петербурге. Иван Федорович, имя которого к тому времени было широко известно в России и за её пределами как одного из крупнейших российских откупщиков, золотопромышленников и благотворителей, делает щедрые пожертвования на благо развития столицы империи и улучшения повседневной жизни ее жителей. Одним из наиболее значимых поступков И. Ф. Базилевского на ниве благотворительности в Санкт-Петербурге стало попечительство над Александро-Мариинским детским приютом, созданным для детей бедных родителей, которые работали и не могли уделять им достаточного внимания. Приют был открыт 22 апреля 1841 года благодаря первоначальным пожертвованиям Императрицы Александры Федоровны и Цесаревича Александра Николаевича и получил своё наименование в честь Государя наследника цесаревича Александра Николаевича и его невесты Марии Александровны. Императрица Александра Федоровна пожертвовала на приют 2000 рублей ассигнациями, благотворительный вклад цесаревича Александра Николаевича составил 1400 рублей серебром. Находился приют в ведении Совета Санкт-Петербургских детских приютов. Дети приходили в приют утром и оставались в нем до вечера. С ними занимались, кормили обедом и полдником, а беднейшим ещё и выдавали одежду и обувь. До 1860 года приют содержался на средства Совета. В этом же году почетный член Совета И. Ф. Базилевский выразил желание стать попечителем приюта, выделяя на его содержание по 2300 рублей ежегодно. Помимо этого, с момента создания приюта и до 1860 года Иван Федорович пожертвовал в его пользу 86 800 рублей, составивших его неприкосновенный капитал (с которого приюту ежегодно шли средства по процентам). В 1873 году по «всемилостивейшему разрешению» приют стал именоваться «Александро-Мариинским Ивана Базилевского».

Став попечителем приюта, Базилевский решил построить для него новое каменное двухэтажное здание. В декабре 1876 года приют получил благоустроенное помещение с большими комнатами и паркетными полами. Особое внимание было уделено наглядным учебным пособиям, которые украшали стены нового приюта. Старое деревянное здание было снесено и на его месте разбили сад, который с трех сторон окружал новый корпус.

После смерти И. Ф. Базилевского в 1876 году все заботы по попечительству над приютом принял на себя его сын, действительный статский советник Федор Иванович Базилевский. Следуя примеру отца, он жертвовал по 2300 рублей на ежегодное содержание приюта, оплачивал жалование учителей и ежегодный ремонт. При попечительстве Федора Ивановича количество детей, находящихся на попечении, увеличилось почти вдвое – до 180 человек. Кроме занятий первоначальной грамотой, детей начали обучать переплетному ремеслу, появились классы шитья и пения. В наши дни здание бывшего приюта по адресу: Большой Сампсониевский проспект, 34, занимает Православная медицинская гимназия Санкт-Петербурга.

Особый приоритет И. Ф. Базилевский уделял оказанию помощи научному сообществу. В конце 60-х – начале 70-х годов XIX века в России назрела острая необходимость в организации химических и физических научных обществ с целью дальнейшего содействия развития этих областей естествознания и объединения многочисленных кружков естествоиспытателей. Первое заседание вновь организованного Русского физического общества при Императорском Санкт-Петербургском университете состоялось 15 мая 1872 года во многом именно благодаря финансовой помощи И. Ф. Базилевского, который 14 апреля 1873 г. был избран его первым почетным членом. Участие Ивана Федоровича в развитии российской науки было куда более весомым, нежели только финансовая помощь. Ярким подтверждением тому является организация им первой в России частной обсерватории. Первая государственная обсерватория появилась в России несколько позже. Император Александр II 24 июня 1880 года «Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить» решение Государственного Совета от 10 мая того же года «к допущению… постройки астрономической обсерватории для С.-Петербургского университета…» Основу же первой российской государственной обсерватории составили приборы (большой рефрактор, три хронометра и гелиостат), переданные в дар Российскому физическому обществу после смерти И. Ф. Базилевского его сыном Ф. И. Базилевским.

После ухода из жизни Ивана Федоровича в 1876 году его дети продолжили благотворительные традиции семьи, заложенные их отцом. Старший сын, Федор Иванович Базилевский, который был прямым продолжателем дела отца, всемерно поддерживал все его начинания на ниве благотворительности. Он являлся почетным членом попечительских советов практически всех известных благотворительных обществ Санкт-Петербурга и завещал значительную часть своего состояния и земельных угодий на благотворительные нужды города.

В среде театралов и творческой интеллигенции Санкт-Петербурга конца XIX – начала ХХ века был широко известен как меценат и покровитель искусств другой сын Ивана Федоровича – Виктор Иванович Базилевский (1840–1929). Он лично был знаком со многими выдающимися людьми искусства. Доверительно-дружеские отношения у Виктора Ивановича сложились с Ильей Ефимовичем Репиным. Последние три десятилетия своей жизни, вплоть до кончины в 1930 году, великий художник жил в своем имении «Пенаты» в местечке Куоккала (ныне Репино) и через В. И. Базилевского поддерживал связь со многими близкими ему людьми. В том числе со своей второй дочерью Татьяной Язевой, а также с К. И. Чуковским и историком искусства П. И. Нерадовским. Одна из дочерей И. Ф. Базилевского – Елизавета (род. в 1839 г.) в третьем браке вышла замуж за правнука генералиссимуса А. В. Суворова – светлейшего князя Аркадия Александровича Суворова-Рымникского. Она же помогала в воспитании внучки А. С. Пушкина – Анны, младшего ребенка от брака дочери А. С. Пушкина – Натальи и ее первого мужа – Михаила Леонтьевича Дубельта. Девочка воспитывалась в семье другой дочери И. Ф. Базилевского – Александры (род. в 1842 г.), которая по мужу также носила фамилию Дубельт.

Такую добрую память о себе в истории Уфимской губернии и государства Российского оставили о себе потомки дьякона из города Стерлитамака Федора Ивановича Базилевского. И хотя истоки первоначального приобретения капитала этой знаменитой семьи могут представляться весьма спорными, не будем слишком строги к историческим событиям почти двухвековой давности. Ведь никто не сделал так много для Уфы в плане благотворительности и меценатства, как семья Базилевских. А жителям нашей республики не надо забывать фразу, высеченную на колоколе, подаренном почетным гражданином г. Уфы Федором Ивановичем Базилевским Казанскому собору своего родного города Стерлитамака: «Памятуйте о фамилии Базилевских!».

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. «Сборник материалов для истории уфимского дворянства». Уфа, 1879.
  2. Журнал «Русская старина». СПб, 1893. Т. LXXIX, выпуски 7–9.
  3. Зиновьев В.П. «Традиции сибирского винокурения в ХVIII – XIX вв.». Вестник Томского гос. ун-та. Томск, 2008. № 1.

4 Старцев А.В., Гончаров Ю.М. «История предпринимательства в Сибири (XVII – начало ХХ вв.)». Барнаул. Изд-во Алтайского гос. ун-та, 1999.

  1. Хроленок С.Ф. «Развитие золотодобывающей промышленности Восточной Сибири в конце XIX – начале ХХ вв.». Очерки истории Сибири. Иркутск, 1970.
  2. «Справочная книжка Уфимской губернии». Уфа, 1883.
  3. Маркелова Л.А. «Обзор фонда Уфимской духовной семинарии». «Река времени». Сборник статей. Уфа, 2000.
  4. Горощенова О.А. «От навигацкой школы к техническому университету». Иркутск. Изд-во ИрГТУ. Ч. 1.
  5. Журнал «Гражданин». СПб, 1873. № 30.

 

[1] Действительного статского советника.

Автор:
Читайте нас в