-3 °С
Облачно
Все новости
Краеведение
28 Июля , 11:41

№7.2021. Наиля Семичева. Как на этой на долинке. История фольклорного ансамбля «Молодушки» села Таптыково Уфимского района в воспоминаниях

Наиля Рафаиловна Семичева родилась в 1963 г. в Белорецке. Окончила Уфимский библиотечный техникум

№7.2021. Наиля Семичева. Как на этой на долинке. История фольклорного ансамбля «Молодушки» села Таптыково Уфимского района в воспоминаниях

Наиля Рафаиловна Семичева родилась в 1963 г. в Белорецке. Окончила Уфимский библиотечный техникум.

 

Наиля Семичева

 

Как на этой на долинке…

История фольклорного ансамбля «Молодушки» села Таптыково Уфимского района в воспоминаниях

 

К югу от Уфы, на правом бережку тихой задумчивой Дёмы, небольшого, но очень длинного и весьма полноводного притока красавицы Белой, раскинулась старинная деревня Таптыково. После возникновения в 1586 году «града Уфинского» быстро растущее население необходимо было кормить. На плодородных пойменных землях возникают первые поселения, землю давали служилым людям.

В начале XVIII столетия участок получает подполковник Нижегородского гарнизонного полка Захар Александрович Таптыков. На 1748 год здесь стояла небольшая барская усадьба, где проживал с семейством дворовый человек Иван Гаврилович Дежнев. А сама деревня подполковника З. А. Таптыкова именовалась Куликовка, видимо, много водилось тогда куличков в придёмской урёме. Но в последующие века за деревней закрепилось название Таптыково. Таптыковы – старинный род московских дворян, известных со времён Василия III. Вот и у подполковника Захара Александровича Таптыкова имелись крепостные крестьяне в Каширском уезде. Вероятно, из Подмосковья прибыли на берега Дёмы первые крестьяне-переселенцы.

Таптыково росло, в Уфе сельчане продавали разнообразную продукцию со своих полей и огородов, до города – несколько часов на лошади. Рядышком раскинулись дворянские усадьбы. В 1780-е годы Татьяна Селивёрстовна Таптыкова продает поместье судье Николаю Ивановичу Мурзаханову. Затем доходное имение перешло к Ребелинским, известным уфимским просветителям. В начале XIX века Таптыково насчитывало 62 двора, где проживало 388 душ. После 1861 года деревня даже стала столицей Таптыковской волости. Возле деревни раскинулись владения сразу пяти помещиков (Баженовых и других), среди которых выделялась большая усадьба губернского предводителя дворянства Виктора Яковлевича Стобеуса. Стобеус в 1849 году перевели в Таптыково крестьян из своего поместья в Бузулукском уезде (затем Самарской губернии, современная Оренбургская область). Внушительный дом Стобеусов до сих пор стоит в Таптыково. В конце XIX века в селе разводили породистых коней, на Дёме работала мукомольная мельница. В 1872 г. реклама извещала: «Уфимского уезда, в сельце Таптыкове, имении В. Я. Стобеус, распродаются из оранжереи, из грунта и в кадках деревья: персиковые разных сортов, абрикосовые, сливы французские, чернослив, груша, вишни шпанские, виноград, лимонные, бедрянка [айва], апельсинные, померанцевые [цитрусовые] разных сторон и тутовые деревья. А также разные цветочные растения – до 80 сортов».

В 1917 году в Таптыково стоял 91 дом, проживало 590 человек русских, да ещё две семьи беженцев-белорусов подселились. В 1920 году в Таптыково – 116 дворов и 736 душ. Деревня являлась важным поставщиком продовольствия для Уфы. Не пропало Таптыково в бурных событиях советской эпохи. И поныне уютное, зелёное, обустроенное Таптыково – украшение Южного Приуфимья. А древняя история деревни оставила свой след в самобытной народной культуре, в задушевной народной песне. Удивительную музыкальную историю Таптыково откроет читателю этот очерк.

Доктор исторических наук Михаил Роднов

 

ФОТО

Таптыковский сельсовет. 1990 г. Соломатин Евгений Васильевич – председатель сельсовета, Лихая Екатерина Леонидовна – заместитель, Вострикова Вера Самсоновна – управделами.

 

В 1985 г. в Таптыково был создан фольклорный ансамбль «Молодушки». Организатором его выступила Е. Л. Лихая, которая в разные годы работала главным зоотехником, учителем биологии, а в 1987–1991 гг. занимала должность председателя Таптыковского сельсовета. Екатерина Леонидовна вспоминает:

– В деревне все хорошо пели, для организации досуга населения я решила организовать ансамбль. Большую помощь мне оказала Вера Самсоновна Вострикова. Я ходила по домам и приглашала женщин пенсионного возраста принять участие в ансамбле. Везде встречали радостно, идею подхватили. Помню, что первая, к кому я пришла, была Анна Григорьева (Ухачиха), ей было за 70 лет.

В состав ансамбля вошли: Ключникова Мария Александровна, Мочалкина Анастасия Семеновна, Кобелева Екатерина Михайловна, Григорьева Нина Александровна, Лазарева Надежда Александровна, Петрова Пелагея Дмитриевна, Карпова Анастасия Константиновна, Антонова Анастасия Михайловна, Петрова Анастасия, Прохорова Нина Григорьевна, а также гармонист Евгений Варламов. Все дружно собрались в сельсовете – на втором этаже старой школы на посиделки, с собой принесли выпечку, конфеты, рукоделие, в основном вязание. После чаепития распелись, да так красиво, со своим звучанием, говором, именно таптыковским. Решились выступить в День села, а потом и на нашем любимом празднике – Масленице. Нарядились в шали. Долго потом ещё вспоминали этот праздник – самовар с бубликами, блинами и катанием на лошадях.

 

ФОТО.

Таптыково. В одном из кабинетов первого этажа школы 1901 года постройки располагался сельский клуб.

 

Рассказывает Мария Владимировна Шперлина, ветеран труда, старожил:

– Я хорошо помню, как в конце 80-х – начале 90-х годов моя 70-летняя мама Анастасия Семеновна Мочалкина с удовольствием ходила вечерами на репетиции два раза в неделю. Выезжали и с концертами. Все участницы были дружные, веселые, доброжелательные, хотя мы переживали такие тяжелые годы, пели без нот, без записей, такие они были заводные, живые, настоящие. Смотрю на фотографии участников и плачу, вспоминается детство. Жили бедно, но очень дружно, почитая старших. Помню всех: Петровых – Ольгу, Анастасию, Пелагею и Марию, Ключникову Марию, Семенову Марию, Григорьеву Анну, Григорьеву Нину, Кобелеву Екатерину, Семенову (Зоткину) Марию, Прохорову Нину, Карпову Анну, Прохорову Марию, Михайлову Пелагею. И, конечно же, маму. Год она участвовала в концертах, но тяжело ей стало подниматься по ступенькам на второй этаж, старенькая она была.

 

Ветеран педагогического труда, депутат райисполкома Вера Самсоновна Вострикова была ведущей на всех мероприятиях, организованных сельсоветом и клубом. Сейчас является секретарем совета ветеранов и членом краеведческого сообщества села Таптыково:

– Вечерами по деревне разливались мелодии задушевных старинных песен, сразу затихали все разговоры – жители прислушивались, откуда идут звуки. Это пели вдовушки района «Куба» (ныне улица 8 Марта). Одними своими голосами они умели это делать так, что возникало полное ощущение сопровождения музыкального инструмента. Им подпевали женщины в домах, во дворах. И когда работали, тоже пели. Молодые доярки, закончив работу и возвращаясь из летних лагерей домой, пели песни мам, бабушек.

Мамаша ли дочь бранила:

– Эх, о чём, дочка, да ты грустна?

– Сама я про это знаю,

Ох, в кого я влюблена.

Люблю я дружка милого,

Эх, люблю я всей его душой.

А ох, он-то, злой мучитель,

Смеется да надо мной.

Эх, не смейся ты, злой мучитель,

Не смейся да надо мной,

Эх, тебя-то Господь Бог накажет,

Эх, несчастною, ой, милой, судьбой.

Когда Екатерина Лихая предложила создать ансамбль, певуньи, собравшиеся на первую спевку, задумались над его названием. Кто-то предложил «Молодушки», кто-то возразил: Мы «Молодушки». Так в 1985 году всё и начиналось. С годами состав участников ансамбля менялся.

 

ФОТО. С песней и работа легче спорится!

1960 год. Колхозный сад и пчельник (ныне садовое товарищество «Зеленый мыс», бывший сад Виктора Яковлевича Стобеуса).

 

Гульфия Хадитовна Гайсина с 1991 по 2009 год работала директором Таптыковского сельского ДК и руководила всеми действующими в то время вокальными, танцевальными, театральными кружками:

– Прошло уж 15 лет, многое позабылось. Когда я пришла в клуб, коллектив уже сформировался. В то время бабушки пели большим коллективом на проводах зимы, на «эстафетах труда и культуры». Предпочтение отдавали, конечно же, фольклору. Глядя в озорные, светящиеся глаза, понимаешь, что название «Молодушки» в точности оправдывалось участниками. Несмотря на возраст (здесь были бабушки и за 90 лет), они горели желанием радовать зрителей. Позитивные, бодрые, неунывающие, безотказные. Куда бы ни приглашали, они откладывали все свои домашние дела и ехали по району. Если в самом начале выступали в черных юбках и белых кофточках, то со временем своими силами сшили летние сарафаны. Когда руководство района оценило их труд, они надели уже сценические сарафаны. Зрители принимали их с теплом и уважением, чтя не только возраст, но и старание и умение хранить кладезь народного творчества. Были участниками различных фестивалей, каждого мероприятия внутри хозяйства, районных сабантуев, республиканских Аксаковских праздников, мероприятий, проводимых в рамках музея имени Чапаева в Красном Яре.

Своеобразное пение «Молодушек» и их песни приезжали записывать любители фольклора, собирающие старинные песни из народа. Как-то в очередном репортаже по радио меня попросили представиться руководителем ансамбля. Тогда я сказала, что этот коллектив – самоуправляемый, у меня просто язык не поворачивался назваться его руководителем. Участницы его были независимы и самостоятельны. Только они знали свой репертуар, только они сами знали, кому каким голосом петь, и только они сами знали, как и когда пуститься в пляс. Вмешательство со стороны ими не принималось, хотя каждый раз на репетиции они просили послушать и оценить их.

«Молодушки» были очень дружные и активные. Часто собирались за чашкой чая скоротать вечера, а также на днях рождения и на праздниках. В то время таких, как сейчас, «навороченных» телефонов не было, чтобы можно было взять и с ходу кого-то записать или «сфоткать». Тогда у участниц ансамбля был какой-то страх, как бы не обошлись без них на каком-нибудь концерте. Я раз подошла к ним с предложением, давайте запишем песню и слова, но они все перевели в шутку: мол, пока живы, надо будет – придем и сами споем. Единственное, когда «молодушек» стало совсем мало, я у тети Пелагеи Петровой выпросила слова песни о вишне из их репертуара.

Под окном широким,

Под окном высоким

Вишня белоснежная цветет.

Мимо этой вишни,

Мимо этой хаты

Парень бравый в сотый раз идет.

Он в окно посмотрит,

Он окно заглянет –

Ничего за вишней не видать.

Отойдет в сторонку,

Спросит про девчонку,

К вишне возвращается опять.

Что это за вишня,

Что это за хата,

Что это за девка у окна?

Что это такое?

Сердцу нет покоя,

И лежит дороженька одна.

Я сорву ромашку,

Встану, погадаю:

«Ты скажи, ромашка, не тая.

Ты скажи, ромашка, –

Любит ли дивчина,

Любит ли хорошая моя?»

Под окном широким,

Под окном высоким,

Вишня белоснежная цветет.

Мимо этой вишни

Прямо в эту хату

Парень бравый свататься идет.

 

Как-то мы, участники ансамбля «Самоцветы», спели на день пожилых людей, поздравляя гостей, среди которых были и «Молодушки». У нас, конечно, далеко не так, как у них, получилось, но в глазах бабушек поймала искорку гордости за себя.

О каждой из них у меня только самые теплые воспоминания. Тетя Настя Петрова была очень тактичным, справедливым человеком. Она меня по-матерински поддерживала, подсказывала. Тетя Поля успокаивала, где надо, советовала не брать в голову... Тетя Надя Лазарева обращалась ко мне на «вы», что я очень ценила и в то же время чувствовала неловкость. Она и обнимет, и окликнет, бывало, если я случайно ее не замечу. Тетя Катя Кобелева была запевалой с тоненьким звонким голосом. Нину Александровну называли почему-то прокурором, наверное, потому, что была в курсе всех дел и событий. Она и на сцене всегда стояла так, что ее ни с кем нельзя было спутать: взгляд, осанка, движения – прямолинейна и решительна. Плясок, танцев у них не было. Просто, когда пели задорные песни, сами по себе отплясывали. Ну, заводилой была, конечно, Нина Александровна. Она не могла на месте устоять, один притоп или один прихлоп, но сделает. И еще отругает подружек, как школьниц: «Что стояли-то как прикопанные? Стоят, видите ли, важные». Нюра Григорьева (Ухачиха) при мне уже не пела. Но слыла очень голосистой певуньей Таптыково. Помню, бабушки ходили к ней на репетицию, чтобы она оценила, исправила. Искренне жаль, что эти строки не все из них увидят…

 

ФОТО. Анна Александровна Григорьева – победительница конкурса частушечниц с. Булгаково 1991–1992 годов. В конце конкурса, чтобы наверняка победить, Анна Александровна мгновенно на ходу сочинила частушку и пустилась в пляс. Так выплясывала, что зрителям тоже захотелось пойти в пляс с такой озорной, веселой и находчивой участницей конкурса. Анну Александровну подруги по-свойски с любовью звали Ухачиха. Это и прозвучало в частушке:

У-ха! У-ха! Ухачиха!

Веселая баба!

Юбка есть, кофта –  

Чего еще надо!

Сама пишу, сама пою, сама пляшу! Эх-ма!

Тогда домой в Таптыково Анна Александровна вернулась с ценным призом!

 

Вспоминает Дилара Ахнафовна Шарафуллина (работает фельдшером с 2004 года):

– Наш фольклорный коллектив «Молодушки» я помню еще многочисленным. На праздниках, сабантуях собирались зрители посмотреть и послушать их незабываемые выступления. Участницы ансамбля успевали и в колхозе потрудиться – на ферме доярками, телятницами, свинарками. А ведь их еще и дома ждали дела – семья, дети. Успевали все! Как выйдут на сцену: ни печалей, ни хлопот, ни болезней. На лице – улыбка, глаза блестят. Запомнился очень высокий голос Анны Григорьевой. Таких старинных песен, переданных еще их бабушками, я нигде не слышала. А как начинали в ходе песен выплясывать, зал утопал в аплодисментах, присоединялись и приплясывали вместе с артистами. Удивительно, что участникам коллектива было за 70–80 лет, а задор у них как у молодых! Сейчас в живых осталась лишь одна участница коллектива – Надежда Александровна Лазарева, 1938 года рождения.

 

Рассказывает Надежда Александровна Лазарева:

– В ансамбль я пришла в возрасте 45 лет, была младше остальных участниц нашего коллектива. На тот момент была уже вдовой, муж рано умер. Эти песни душевные слышала я от свекрови. Нас было в ансамбле шесть человек. Ездили с коллективом везде, работали, да и дома у каждого семьи – как только всё успевали? Выезжали с концертами в филармонию, ежегодно в Красный Яр, встречали приезжих в Зубово на Аксаковских праздниках румяными пирогами, пели гостям песни. В «Автомобилисте» заняли первое место, а туда ведь приезжали на конкурс со всех концов республики, в том числе и из Уфы. Пели советские и старинные песни: «Оренбургский пуховой платок», «Хасбулат», а нашу старинную песню «Заинька» подхватили остальные деревни. Гармониста не было, пели без музыкального сопровождения, от души… Раньше от сельсовета ездили, потом стали уже сами выезжать, в том числе и с передачей эстафеты... Помню, шли как-то мы в горку и пели, а незнакомые ребята шли за нами и записывали наше пение. Вскоре, очутившись в городе вместе с Кобелевой, мы вдруг услышали, что звучит наша песня. Было очень приятно…

 

Заинька

Где же ты, заинька, гуливал,

Где же ты, серенький, гуливал?

В огороде, барин мой,

В огороде, сударь мой.

В огороде, барин мой,

В огороде, сударь мой

Что ж ты, заинька, не спрятался,

Что ж ты, серенький, не спрятался?

Некуда, барин мой,

Некуда, сударь мой.

Ты бы, заинька, в деревню,

Ты бы, серенький, в деревню.

В деревне народ

Убьет у ворот.

Ты бы, заинька, под крут бережок,

Ты бы, серенький, под крут бережок.

Бережок крутоват,

А я заяц косоват.

 

Рассказывает директор Таптыковского сельского дома культуры Наталья Николаевна Антонова:

– Я была принята на работу в дом культуры заведующей в 1994 году. Весной 1995 года на мое приглашение откликнулись девять женщин: мы вспомнили старые песни и решили собираться с ними два раза в неделю. Никто в районе уже не знал этих песен. Анна Григорьева (Ухачиха) говорила, что все песни у нее в голове, с детства помнит их от бабушек. В 1995 году последовало приглашение в Красный Яр, председатель совхоза «Агидель» Смальченко А. В. выделил автобус для поездки. Вот так возобновилась деятельность фольклорного коллектива «Молодушки».

 

На ФОТО участники: Прохорова Н. Г., Карпова А. К., Кобелева Е. М., Григорьева Н. А., Лазарева Н. А., Ключникова М. А., Григорьева А. А., Михайлова, Петрова А.

1995 год. «Молодушки» приехали в село Красный Яр.

ФОТО. Вот она и вышла Григорьева Анна (Ухачиха).

1995 г. Красный Яр. День старинной русской песни.

 

Вспоминает Мария Павловна Ларионова:

– На фотографиях – участницы ансамбля «Молодушки»: милые, добрые лица, все знакомые и близкие с самого детства, сколько себя помню. Сердце щемит, слезы на глазах и чувство вины, что вовремя не подхватили, не поддержали, не уделили должного внимания. Все женщины с нелегкой судьбой, но общение друг с другом поддерживало их, а народная песня помогала в минуты радости и грусти. От всей души пели на радость себе и людям, хранили старинные традиции. Среди участниц – моя мама Пелагея Петрова, моя первая учительница Наталья Ивановна Савенко, певуньи с нашей улицы: затейница и неунывающая Анна Григорьева, Анна Карпова, Мария Ключникова. Вспоминаю, как дружно все жили на нашей улице. Праздники встречали вместе, в трудные минуты поддерживали друг друга. Часто вечерком после летнего трудового дня соберутся – усядутся, кто на лавочку, кто на какие-то бревна, поговорят, иной раз кто-то тихонько песенку запоет, другие подхватят. Так две-три песенки и споют – песня придавала им силы и бодрости во все времена.

Любили народные песни и в нашей семье. Не оставалась к ним равнодушной и я. Мы с мамой пели «На долинке», «На островах охотник», «Хасбулат удалой», «Во саду при долине» и другие красивые песни, почему-то в основном грустные. Были любимые песни и у отца: «Любо, братцы, любо», «Ревела буря…». Родители пели очень красиво песню «Лет 17 поневоле». К сожалению, слов не знаю, мотив помню. Спохватилась я поздно, мама уже не могла вспомнить текст. А песня-то какая, за душу берет! И все народные песни такие, потому и передаются из поколения в поколения. Очень жаль, что не нашлось среди жителей Таптыково преемников «Молодушек». Но, наверное, не все потеряно. Хочется верить, что песенные традиции возобновятся. Для себя я тоже сделала вывод – не оставаться в стороне, внести свою лепту.

На островах охотник целый день гуляет.

Ему нету счастья, сам себя ругает.

Как же мне быть, счастью мне служить-то, служить?

Нельзя быть-то веселому, что зверь не бежит.

Поехал охотник на теплые воды,

Где птицы гуляют при ясной погоде.

Там на стружке вздумал он-то вздохнуть-то уснуть.

С охоты сорвалыся, слышит гонча чуть.

Вот спасибо гончей, что на след напала,

Генералу красотку мигом отыскала.

Бросился в лес по лесной-то тропинке-тропе,

Где спала моя красавица на мягкой траве.

Груди ее белы укрыты цветами,

Щечки ее алы улиты слезами.

Он увидал, задрожал да с коня-то упал-то, упал.

Генерал-то красавице да тихонько сказал.

Красотка проснулась, охотничка видит.

 – Милый мой охотник, чем ты хошь обидеть?

   – Я Вас хотел застрелить-то, убить-то, убить

Не ружьем-то, не саблею, любовью своей.

 

Эту песню любила сестра моего отца Анна Дмитриевна, очень любила петь и знала много песен.

 

«Как на этой на долинке» пели красиво моя мама и сестра моей бабушки Евдокия Владимировна Григорьева (в девичестве Аникина):

 

Как на этой на долинке, на широкой луговинке,

На мягкой траве, на лазоревой.

Там девушки гуляли, со травы цветочки они рвали,

Веночки плели из разных цветов.

На венках девки гадали, венки в воду они побросали.

Чей венок плывет, ох, милый отдохнет.

Одна девка не смолчала, громким голосом она кричала:

  – А мой спотонул, ох, милый обманул.

К ней подружки собирались, уговаривать ее старались.

Не плачь, глупая, неразумная.

Твой венок в волнах ныряет, милый клятву себе выверяет,

Хочет верным быть, одною любить.

  – Уж вы милые мои подружки, не унять вам мои горьки слезы.

Венок спотонул, ох, милый обманул.

 

Во саду при долине громко пел соловей,

А я мальчик на чужбине спозабыл всех друзей.

Спозабыл, спозабросил, с молодых ранних лет

Я остался сиротою,счастья-доли мне нет.

Как спомру я, спомру, похоронят меня,

И родные не узнают, где могилка моя.

На мою-то могилку уж никто не придет,

Только раннею весною соловей пропоет.

Пропоет и просвищет, и опять улетит,

А моя-то все могилка одиноко стоит. Уж верба, ты верба, кучерявая,

Уж когда ты взошла, когда выросла?

Уж когда ты взошла, когда выросла,

На сухой бережок воду вынесла?

На сухой бережок да на желтый песок.

Там стояла млада с поздна вечера одна.

Там стояла млада с поздна вечера одна,

Поджидала дружка разудалого.

Поджидала дружка разудалого.

Ой, шумит, ой, гудит, по дорожке бежит.

Ой, шумит, ой, гудит, по дорожке бежит

Уж чей вор, чей злодей, чей разбойничек.

Уж чей вор, чей злодей, чей разбойничек,

Я не вор, не злодей, не разбойничек.

Я не вор, не злодей, не разбойничек,

Я до тебя пришел полюбовничек.

 

И ещё одну песню любили в нашей семье:

 

Невинная жертва

Невинная жертва так дорога мне,

За счастье, за мир пострадала.

За то, что не знала его, подлеца,

И так горячо полюбила.

Но время прошло, и погасла любовь.

Девчонка ему надоела.

Он бросил, как тряпку, ненужную вещь,

На улицу выбросил смело.

Ходила девчонка повсюду кругом,

Все черной работы искала.

Но всюду был слышен один лишь ответ:

«Тебя нам с малюткой не надо».

Ходила девчонка в родительский дом,

К отцу подошла с покаяньем.

Отец ее проклял, и мать прокляла,

Осталась девчонка в страданьях.

Я видел виденье в ту ночь на мосту.

Шла дева на вид молодая.

В глазах ее слезы, малютка в руках,

И шла, озираясь пугливо.

Дошла до средины большого моста.

Бушует волна роковая.

 «Прости меня, Боже», – сказала она

И скрылась в волнах, утопая.

 

И почти о том же:

 

Любила меня мать, уважала,

Любила меня мать, уважала,

Что я ненаглядная дочь.

Ох, а дочь-то, я с милым убежала

В осеннюю темную ночь.

В осеннюю темную ночь,

Ох, бежала я лесом дремучим,

Хотела беглянкою стать.

Хотела беглянкою стать.

Ох, беглянки жизнь мне надоела,

Я вспомнила родную мать.

Я вспомнила родную мать.

Ох, я вспомнила милые глазки.

Зальюся я горькой слезой.

Зальюся я горькой слезой.

Ох, я долго томиться не стану,

Зайду я во спаленку одна.

Зайду я во спаленку одна,

Размешаю в стакане я отраву

И выпью отраву всю до дна.

И выпью отраву всю до дна.

Ох, отрава моя недорогая,

Всего она стоила пятак.

Всего она стоила пятак.

Ох, а жизнь-то моя ведь молодая

Погибнет навек, навсегда.

 

Эти две песни, конечно, не для сцены, но в свое время их пели.

 

Александра Евгеньевна Павлова, старший вожатый, учитель филиала Нижегородской средней школы в Таптыково:

– Ансамбль «Молодушки» запомнился мне своими старинными песнями, не знакомыми, но возвращающими нас к своим корням. Слушая, как поют эти простые деревенские женщины, проработавшие в колхозе всю свою жизнь, невольно вспоминаешь истории, рассказанные когда-то мне моими бабушками и сохранившиеся навсегда в моей памяти. И понимаешь, как нелегко им было по жизни, но невероятный оптимизм, внутренняя сила, вера в лучшее, поднимали их на работу и в тяжелое военное время, и после войны, когда на их плечах находилось все хозяйство. Во время выступления «Молодушек» на различных сельских праздниках я наблюдала, с каким невероятным уважением, трепетом, чувством гордости слушали их местные жители. Ведь их песни – наша жизнь, наша история, наша память... Нет уже сейчас этого ансамбля, но когда я смотрю на наши просторы, поля, луга, то вспоминаю свое детство, а в голове вновь звучат его давние песни. И перед глазами возникают добрые, мудрые и очень родные лица…

 

Вспоминает Виктор Васильевич Фомин, председатель Таптыковского совета ветеранов, депутат Уфимского муниципального района:

– В 60-е годы мы любили гулять по улице с гармонью и петь песни, ходили к Дёме, сидели там до утра. Фонарей не было, но темнота нас не пугала. В старом клубе (сейчас этого здания уже нет, завклубом был Владимир Петров) – танцы до утра под мою гармонь, а утром расходились и шли на работу. В 1970-е годы я переехал в Уфу, но часто приезжал к родителям и всегда играл на гармони на Масленицу. До «Молодушек» существовал и другой ансамбль, но названия, к сожалению, уже не помню. В этом ансамбле пела моя сестра Филиппова (Фомина) Полина Васильевна, она работала библиотекарем. Я хорошо помню участников ансамбля «Молодушки». Пели очень красиво, с незабываемым задором! Это были самые яркие моменты истории села!

 

Глава Таптыковского сельсовета Р. Ф. Самигуллин:

Работа над очерком «Как на этой на долинке» – это шаги, ведущие к себе или, точнее, в себя, попытка нравственного сдвига в нашем сознании при огромном желании сохранить традиции и культуру народа. История коллектива «Молодушки» началась в 1985 г. и длилась до 2010 года. Членами коллектива стали жительницы Таптыково, на чьи хрупкие плечи легли и тяготы войны, и трудности восстановления разрушенного хозяйства. Мы и сегодня восхищаемся силой духа участниц коллектива «Молодушки», которые задорным пением вдохновляли на любовь и популяризацию народной культуры.

Автор:Анатолий Чечуха